1. Потерянное одиночество - Страница 2

Серия Divinitas

Индекс материала
1. Потерянное одиночество
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5
Страница 6
Страница 7
Страница 8
Страница 9
Страница 10
Страница 11
Страница 12
Страница 13
Страница 14
Страница 15
Страница 16
Страница 17
Страница 18
Все страницы


- Будешь отвечать на мои вопросы. - Произнесла я, глядя на опытную, та испугано кивнула.
- Кому вы должны были передать флерса?
- Вампу Грэгори.
- Сколько лет? Где живет?
- Лет? За сотню. Живет в Куинсе, Бар 'Басгитарист'.
- Куда должны были отвезти флерса?
- Туда же.
Треннь! Мерзкий звук, ненавижу.
- Не ври мне!
Сука съежилась, закрыв лицо руками.
- Ночной клуб 'Бэггер' .
Я из названия заподозрила неладное.
- Это, часом, не пидорский бардак?
Опытная закивала.
- Как вамп Грэгори связан с 'Бэггер'?
- Он его владелец, 'Басгитарист' для отвода глаз, он там даже не каждый день отлеживается.
- Кто еще из вампов в этом всем крутится?
- Двоих знаю, шушера, молодняк, Инферно - девка совсем зеленая, и Луис - оба латиносы.
- И последнее, - мой голос обрел многозначительную ласковость, - вы действовали от себя или от стаи?
Опытная в панике забегала глазами, но врать не стала.
- От себя. Мы и раньше... по мелочи... для Грэгори... Но такое вот первый раз. Нам ведь тоже деньги нужны...
- Кто в стае знает о приработках?
- Свои только. Старшие не знают.
- Забирай эту дурную суку и вали.
Опытная не заставила себя упрашивать, когда она взвалила обморочную товарку себе на плечи, я вспомнила...
- Имя! Твое и ее!
- Верити Райс и Тринкси, фамилии не знаю, кличка 'Рвач'.
- Иди.
Свалила. Я еще не успела собраться с мыслями, когда в дверь постучали - Родж.
- Да! - недружелюбно гаркнула я.
Родж показался в приоткрытой двери.
- Мэм?
- Все в порядке, скажешь уборщице, чтоб почистила ковер.
Эта сука успела залить кровью мой бежевый ворсистый ковер, тварь.
- Да, мэм.
Дверь закрылась, хорошо иметь дело с дисциплинированным персоналом. Я в легкой прострации отправилась в уборную промыть кнут, мысли разбежались, сердце колотилось, норовя выпрыгнуть из груди. Люди зовут это стрессом, но я не человек, я - 'filius numinis' и просто нахлебалась от волчиц чуждой силы, вот мое тело ее сейчас усиленно и переваривает. Кнут окрасил воду в розовое, я спустила ее и опять набрала раковину. Мое оружие, мое любимое и выстраданное оружие. Почему выстраданное? Да потому что у меня не хватило ума добавить металлические вставки после того как научусь с ним обращаться, ладно бы только серебро, оно нам не опасно, но любые повреждения от железа плохо заживают и оставляют уродливые шрамы. Но нет тени без света - во-первых, теперь я точно знаю, как именно реагирую на ранения железом, во-вторых, я обзавелась золотым скальпелем для избавления от шрамов, в-третьих, пытаясь заглушить боль случайно сгенерировала вход в боевой транс, что мне кстати сегодня отчасти пригодилось. А любимое - потому что железками махать мне не с руки, а пистолет применять, так хлопот с людьми и их полицией не оберешься, хотя он лежит у меня в столе, рядышком с кнутом. Высушив кнут полотенцем, я пока оставила его в уборной на досушку.
Флерс так и стоял в углу, ему было совсем худо, он жутко испугался, а страх для них все равно что кровопотеря для человека.
- Лилия, - мягко позвала я, он вздрогнул. Свет и Тень дайте мне терпения.
- Лилия, я не обижаю слабых и не опасных. Ты понял? - он кивнул.
- Сними эту тряпку и подойди, - молча выполнил, не поднимая глаз.
Тааак. А вот это мне уже совсем не нравится. Грязно белые крылья флерса были изорваны в клочья - это еще пол беды, но на левом была повреждена главная vis-вена. И именно эта рана привела его в столь ужасное состояние, ведь крылья флерсов их главная энергосистема, сравнимая с легкими человека. Бесполезно вливать в него силу - пока не закрыта вена, он не сможет ею воспользоваться. А вот чтоб вылечить такую рану нужно иметь запас силы и навыки филигранной работы с ней.
- Простите, госпожа , - прошептал Лилия.
- За что ты извиняешься? - ледяным тоном поинтересовалась я.
- За то, что не сообщил о ране до того, как вы меня взяли, - еле слышно прошептал он.
- Ладно, первый и последний раз прощаю за утайку важной информации, - ну не наказывать же его, полудохлого, за эту подставу, хотя и очень хочется.
Что можно сделать с этой веной? Я опять скользнула в отрешенное состояние и усилила vis-зрение. Да, дела совсем плохи, не просто разрыв, а выдран кусок. Может попытаться опять пойти по человеческому пути?
Я вспомнила о летнем дне, о запахе луговых трав, о том, как хорошо лежать на душистой траве и смотреть на белые пушистые облачка... и выпустила тонкую нить светло-зеленого цвета. Намотала пару колечек на торчащий кончик вены, подождала, когда колечки соединятся в одно широкое и добавила третье уже на весу, оно присоединилось к первым двум, пошло четвертое... Самым сложным было не забывать о луге, травах, облаках, быть в приятной расслабленности и при этом точно накладывать одно крошечное колечко за другим. Времени не существовало, тонкая нить моей силы сплеталась в колечки, а те соединялись в подобие трубки. И вот последнее кольцо легло на артерию уже с другого конца разрыва и слилось с остальными, на месте раны появилась трубочка из чистой силы, теперь самый ответственный момент - преобразование энергии в материю. Всмотревшись в неповрежденную правую вену, я совершенно четко представила левую такой же.
С некоторым опасением всмотрелась в результат своих трудов, смотрелось как-то хлипко, но вроде бы получилось.
Я осторожно влила во флерса светло-зеленую порцию, она растворилась в опустошенных центрах, не дойдя до крыльев, влила следующую, отбрасывая мысль, что зеленой энергии может не хватить. Моими основными силами были белая, то есть созидание и жизнь, и красная - человеческие эмоции, страсти. Зеленая же - сила природы и изменения живой материи, в Нью-Йорке вообще дефицит, а черная - антагонист белой, нельзя накапливать и ту и другую, правда, из любого правила есть исключения, но я, увы, в их число не вхожу. Я скармливала флерсу свои запасы и где-то после четвертой порции энергия дошла до крыльев, они враз побелели, добавила еще чуть силы и они запульсировали. Попробуем изменить состав кормежки - дать белую... Крылья вздрогнули и в тело флерса полилась светло-зеленая сила. Я в опасении присмотрелась к шине, нет, не течет. Рискнула и щедро отвесила белой силы - висевшие крылья раскрылись, восстанавливаясь на глазах, походили туда-сюда, как у бабочки, и принялись мерно перерабатывать полученное. Я, обессиленная, но очень довольная собой, любовалась этим зрелищем, в крылья вливались белые струйки, растекаясь брызгами, те чуть гасли и вспыхивали уже светло-зелеными, собираясь опять в ручейки. У меня начали слипаться глаза, уж слишком много я отдала, брызги завораживали и манили в сон...
- Госпожа, - в руку влилось бело-зеленое тепло. Как хорошо..., хочу еще... Мое желание исполнилось.
- Госпожа, - мягкий упрашивающий голос и еще порция бело-зеленого, я посреди утреннего луга, стало легко и бодро, я открыла глаза.
Ой! Два огромных сверкающих брильянта на белом фарфоре, а в средине них горит мягкий и ровный свет - это глаза Лилии, они никогда не сверкали так раньше. Белоснежные волосы слегка вьются, а за спиной мерцающие белые с нежным оттенком салатового по краям, крылья, сам чистенький и благоухающий утренней свежестью. Сколько же я в него вбухала!? Хотя результат того стоил. Меня переполняла радость и гордость за себя, я росту, я уже многое могу, я молодец. Лилия опять влил в меня силу и чуть потускнел, я вернула ее обратно.
- Мне хватит. Я долго спала? - озабочено спросила я.
- Остался час до полуночи - ответил флерс, какой-же он хорошенький...
Так, спокойно, взять себя в руки, что за странные мысли и пускание слюней от умиления. Меня ждет Вик, сегодня его ночь, и будет он уже с минуты на минуту. Ох уже эти чуждые энергии, пока не переваришь их - так дурак дураком. Это если не брать в расчет, что я родилась с очень маленьким и слабым рацио-центром, а значит гигантом мысли мне никогда не быть. Я забегала по кабинету, кнут в стол, грязную тряпку - в мусорку. Хорошо, что не забрала домой легкий плащ, отдала его флерсу, вроде бы все. Гадкое пятно на ковре!
- Притушись и пошли.
Лилия накинул гламор и стал похож на чересчур красивого мальчика-подростка с очень светлыми волосами, крылья, сложившиеся как два веера, под плащом были практически не заметны. Я взяла его за руку и потащила к запасному выходу, живу я в соседнем доме, и переход от одного здания к другому лежит через запертый переулок. Я в свое время очень постаралась, чтобы этот переулок был безопасным, и чтоб в нем мне не встретились ни люди, ни не-люди. Мы поднялись по пожарной лестнице, широкой и удобной, мимо окон моих соседей на последний, четвертый этаж. Весь этаж и крыша дома - мои, из окон квартиры виден Сентрал Парк, но Сентрал Парк Уэст как магическая стена отделяет чадом и шумом мой дом от парка. У пожарной лестницы у меня вместо окна стоит полноценная дверь с замком, правда маленькая, отперев ее, я завела флерса и вихрем пролетела по своей огромной квартире.
- Это кухня, это гостиная, это комната отдыха, теперь она твоя, это вход в мои личные покои - без зова не входить, это библиотека, это кладовка. В кухне, кажется, был мед и джем - бери. Я буду утром. К внешним дверям даже не подходить.
- Да, госпожа.
И я тем же путем через окно-дверь понеслась обратно, я уже чувствовала, что Вик пришел и в нетерпении ждет меня.
Своих мужчин я принимала в апартаментах над рестораном рядом с моим кабинетом, я вообще на протяжении пары десятилетий никого не приводила к себе домой, до сегодняшнего дня.

Вик, моя последняя находка, он такой милый и необычный, очень сильный и физически и духом, и при этом в нем нет ни капли агрессии или ненависти к кому-либо. Это тем более странно, что после того как его подростком сбила машина, и не просто сбила, а обезумевший водитель сдал назад и переехал его еще раз, его собирали буквально по частям, и прошло два года, прежде чем он смог ходить. Внешне он был некрасив - и лицом, и изувеченным телом, но внутренне он светился, как ласковое утреннее солнышко.
Уже год мы видимся почти каждую неделю, и он до сих пор не может поверить своему счастью, что такая красивая и шикарная женщина обратила на него внимание. А я красива. Я всегда красива, но когда пятнадцать лет назад пришла пора в очередной раз изменяться - мне уже жутко надоело быть блондинкой, и тут мне попался на глаза постер европейской актрисы Моники Белуччи. Я была приятно поражена - наконец-то пример настоящей женщины, а не худосочно-силиконовой куклы, я пересмотрела все ее фильмы, и взяла ее за образец, только овал лица сделала чуть более вытянутым, чем у нее, и глаза оставила темно-зелеными, чтоб папарацци за мной не бегали.
Мы закрывались в одиннадцать, и Вик сидел в пустом зале, в руках у него была какая-то коробочка. Он всегда приходил с каким-нибудь подарком - или цветы, или пирожное, или милая безделушка. Современные мужчины так не внимательны, но я умею находить уникумов.
- My sun shine, - от этого приветствия он всегда вспыхивал теплым светом, так что и у меня на лице появлялась счастливая улыбка.
- Пати' - он крепко обнял меня, проверяя не являюсь ли я плодом его воображения, вдохнул мой запах.
- Ты сменила духи...
Упс. Общение с флерсом не прошло даром.
- Нравится?
- Еще не знаю, ты с ними другая какая-то...
- А что ты мне принес? - я всегда интересовалась его подарками, он подал мне коробочку. Тирамису.
- Ой, как хорошо, я как раз его хотела! - благодарно целую его, Вик светится белым-белым.
Как хозяйка ресторана, я могу есть тирамису на завтрак, обед и ужин, да я вообще могу есть все, что только захочу - повара приготовят, но ведь это не повод портить настроение дорогому человеку, тем более что пирожное действительно очень кстати, я проголодалась от всех этих событий.
Мы с Виком, сплетясь и прижавшись друг к другу, поднимаемся наверх в апартаменты. Это комната без окон, в ней огромная кровать под настоящим балдахином, бар с богатым выбором вин и коньяков, кофе-машина, маленький столик и кресло, неприметная дверь ведет в ванную с большой угловой ванной-джакузи. На входе в это гнездышко любви стоит сложный цифровой замок, сочетающий ввод пароля и опознание моего отпечатка, такая излишняя предосторожность нужна, чтобы обезопасить моего мужчину, утром я убегу, а он будет спать еще полдня слабый, как ребенок.
Мы входим, Вик уже не чисто белый, красный огонек разгорелся в нем, пока мы поднимались, и будет набирать силу с каждой минутой. У людей красный цвет - это плотское или, как сейчас говорят, сексуальное желание. Вик идет к кофе-машине и делает кофе по-американски, это уже традиция, если он дарит пирожное, то я съедаю его в апартаментах, запивая кофе. Чашка кофе передо мной, пирожное в руках, а Вик сидит на полу и с восторгом смотрит. Он так часто дарит пирожные, потому что обожает смотреть, как я их ем - с аппетитом, получая удовольствие и обещающе поглядывая на него. Когда последний кусок отправлен в рот, Вик уже пылает красным, и я чувствую его желание как жар, он ловит мою руку, слизывает крем с пальцев, легко подымается, подхватывает меня, и мы оказываемся в постели. Он такой сильный и такой нежный...
Утром тело звенит как натянутая струна, сила ищет выход - ее слишком много, я всматриваюсь в Вика, не взяла ли я лишнего, нет, отоспится, поест, и через день будет как новенький. Раньше после таких 'щедрых' ночей я сбрасывала лишнее в амулеты-накопители, но теперь стараюсь управляться с излишком, надо же расширять свои vis-артерии и резервуары, нельзя не прогрессировать, если ты не идешь вперед, то скатываешься назад, такова жизнь.
В таком состоянии хорошо думается, голова ясная и чистая.
Руфус, никчемная тварь, питающаяся страхом и болью, как я радостью и желанием, настолько потерял всякий ум, что нарушил Конвенцию. Ладно бы он просто 'отключил' флерса и никто об этом не знал, но он собрался его отдать вампам, а это верная смерть для цветочника, причем мучительная. С каждым десятилетием богам и их детям все труднее в этом мире, да и 'сотворенным' несладко, Единый Враг или Узурпатор, как зовут его боги, отобрал у нас людей, ему они молятся, о нем думают, ему посылают свои страхи, надежды, благодарности и проклятия, Единый воистину универсален - берет все. Интересно, существует ли он на самом деле, или люди просто отвернулись от нас?

 

 



Создание сайта Aviva

Связь с администратором