1. Потерянное одиночество - Страница 11

Серия Divinitas

Индекс материала
1. Потерянное одиночество
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5
Страница 6
Страница 7
Страница 8
Страница 9
Страница 10
Страница 11
Страница 12
Страница 13
Страница 14
Страница 15
Страница 16
Страница 17
Страница 18
Все страницы


Без четверти десять он зашел в зал, лет пять назад он сменил внешность и сейчас был даже слишком ярким - высоким, широкоплечим, но не грузным брюнетом с точеным лицом, лет тридцати. Женщины млели и норовили упасть в объятия от любви с первого взгляда, но после второго многим становилось ясно, что лучше поискать кого-то не столь жесткого, если не сказать жестокого. Красивый хищник даже не пытался скрыть свою натуру, наоборот выставляя ее напоказ.
- Пати...,- он склонился, целуя мне руку.
- Никак не привыкну к твоей вызывающей красоте, - проронила я.
- А знаешь, такая внешность по-своему помогает, все ждут какого-то подвоха и не осмеливаются перечить. Ни в чем.
- Так что ж так раздраконило мою розочку, - перешел он к делу, взяв шутливо-галантный тон.
- Твоя дура-секретарша, мне пришлось бежать из дома в офис, чтоб набрать тебя на прямой...
- Она уже не работает.
Я приподняла бровь
- Лихо...
Он лишь досадливо отмахнулся, мол, такой пустяк не тема для разговора.
- Ты голоден?
- Нет, только что с ужина.
- Тогда пойдем ко мне...
- С удовольствием...моя розочка.
- Не зли меня, волк. И ни на что не надейся, ты переполнен и так.
- Пати, ты хамка.
- Ты тоже, мой дорогой, - ответила я с улыбкой.
Зайдя в кабинет, Седрик привычно устроился в кресле.
- Ну... Пати... Я тебя слушаю.
- Как у нас обстоят дела с Конвенцией о защите генерирующих сотворенных?
Он безмолвно поднял брови, как бы говоря 'Вот оно как'.
- Хочешь прижать тетку с кузеном? Запросто.
- Нет, все не так просто. Они действительно не соблюдали Конвенцию, чуть не угробив пару, но... Но Руфус снял с мальчика печать и это позволило ему удрать и прийти ко мне. Я не смогла его вышвырнуть и 'взяла', а тетушка подарила мне девочку, узнав что та беременна.
- Ух ты. А по порядку? На тебе теперь беременная флерса...
- Да вот это и есть по порядку, - поморщилась я. - Мальчик оказался из старых и далеко не слабак. Флерса... я их чуть откормила и теперь... в общем с беременностью и прочим у меня проблем нет.
- Пати... Пати-и, - лукаво улыбаясь произнес он, - не увиливай от матерого полуволка. Ты сейчас не розовая, ты салатовая, значит этот флерс с тобой, что же тогда с флерсой, а?
- Родила и воспитывает ребенка за городом на цветочной ферме.
Седрик затаился.
- И как давно ты стала владелицей флерсов?
- Две с половиной луны назад.
Он присвистнул.
- Да... Пати...
- А теперь, когда ты удовлетворил свое любопытство, мой дорогой, давай вернемся к делу, - я злилась из-за того, что ему теперь известно насколько я стала сильна.
- Ну давай, моя розочка, я тебя все так же слушаю.
Я собралась с мыслями.
- Руфус чтоб... помучить флерса рассказал ему о четырех его собратьях, которые находятся в... плену у вампов, в одном из ихних бардаков.
- Пати... Это нонсенс. - рассудительно произнес Седрик, - Зачем вампам флерсы, они ничего не могут с них взять.
- Да. Не могут. А зачем словесно издеваться, бить и... мучить флерса отключая его vis-функцию, а?
- Руфус просто недоделанный уе...к.
- Да. Точно. А еще, он почти вамп, не боящийся света.
Седрик задумался.
- Даже если так, даже если это правда, что дальше-то?
- Дальше? - невесело переспросила я. - Это вопрос внутреннего равновесия для меня.
Седрик удивленно поднял бровь.
- Чему ты удивляешься? Я ведь белая, для меня все эти вещи не пустой звук.
- Ну для меня, знаешь ли, тоже. Клятва убить Руфуса жжет меня до сих пор.
Мы помолчали, обдумывая, продолжение разговора.
- Ты сама понимаешь, что прижать какого-то середнячка на Совете, призвать его к ответу - это одно. А вампы... это совсем другое.
- Понимаю. Но, Седрик, вампы - сотворенные, они должны нам подчиняться. Они должны знать, кто хозяин положения.
- Пати, я не смогу открыто, в лоб выступить против них.
- Оп-па приехали. Почему?
- Да, потому, Пати, потому! Если они скажут, соврут 'Нет у нас никаких флерсов', что делать дальше? Ничего! Только плевок ложью в лицо, от которого придется молча утереться. Перемирие до сих пор не нарушено, и это устраивает всех. А если не волков, то кого я смогу повести против вампов? Людей? Да людей смогу, но лишь в крайнем случае, чтоб уничтожить лежки, потому что сама понимаешь, потом придется или перебить эту команду или возиться стирая память. И то и другое хлопотно, знаешь ли, и без крайней необходимости людей никто никогда не подключает.
- Седрик, ну подскажи, что делать, - жалобно попросила я.
Он с удивлением посмотрел мне в лицо.
- Пати, у меня на чужую слабость инстинкт хищника просыпается...
- Да? Извини, слишком много с людьми общаюсь, с ними бы сработало. Итак, Руфус сняв печать с флерса, хотел отдать его вампам. Забрать должны были две волчицы, - я напрягла память, - Верити Райс и Тринкси Рвач. Забрать и доставить вампу Грегори, он хозяин 'Басгитариста' и 'Бэггера'. Доставить должны были в 'Бэггер'...да, точно в 'Бэггер'.
И я выжидательно уставилась на Седрика.
- Ведь можешь думать, когда хочешь, - ухмыльнулся он, - Эти две волчицы не мои, даже имен не слышал. Значит, тебе придется договариваться с вожаком, он вменяем и неглуп, договоришься, если совсем не напортачишь.
Я открыла было рот
- А ты не мог бы...
- Что? Пати! Мы с ним на ножах, у меня своя стая! Ты ведь знаешь это!
- Забыла, - промямлила я.
В ответ - раздраженное фырканье.
- В общем, договоришься допросить этих сук. Свари эликсир правды, если умеешь. Умеешь?
- Нет.
- Плохо. Будь готова вытягивать с них информацию.
- Да запросто, - ляпнула я.
Седрик смерил меня взглядом.
- Сомневаюсь. Ну да ладно. Я со своей стороны попробую прижать одну 'грязнулю' может она знает что-то, а не знает, так поузнает, поразнюхивает.
'Грязнулями' называли слабых черно-красных, за мутный, как бы грязный цвет силы. Слабые же черно-зеленые удостоились прозвища 'болотные' - с таким запахом их силу воспринимали сотворенные. Хоть я почти не ощущаю силу на запах, но тетушка Агата в моем восприятии будто использовала духи с запахом болотной гнили, а Руфус же просто вонял трупом, как и все вампы.
- Седрик, как мне разговаривать с вожаком?
- Не так как со мной.
- Ну ясно...
- Нет, Пати, тебе не ясно. Он должен увидеть умную, сильную, властную, filius numinis. Я знаю, что ты такая, потому что долго общаюсь с тобой. Но ты все время прикидываешься... розовой идиоткой, причем, весьма успешно.
- Я поняла тебя. Merci за комплименты. Я смогу у него попросить волков для сопровождения? Рано или поздно мы узнаем, где они, если они не в 'Бэггер', то я что-нибудь придумаю и допрошу Руфуса непосредственно, ну или твоя 'грязнуля' узнает. Короче, я ж не сунусь в их лежку сама даже в полдень, там же могут быть 'фуа-гра'...
- Кто? - Седрик аж вперед подался.
- Ну я так называю тех уе...ков, от которых вампы жрут постоянно-периодически, кого не убивают сразу.
- Ренфилды, Пати, их сейчас называют - ренфилды. Но почему 'фуа-гра'?
- Ну потому что вампы ценят их как гусей, из которых можно неоднократно получать деликатес 'фуа-гра'.
Седрик несколько секунд осмысливал услышанное, а потом расхохотался.
- Ты молодец, очень точное сравнение.
- Так вот, я могу попросить у вожака трех-четырех волков для охраны? Вампы будут спать, и перемирия они никак не нарушат.
- В принципе можешь. Если произведешь благоприятное впечатление и сможешь что-то предложить взамен.
- Деньги? Больше нечего.
- Ну да... Да, тебе больше нечего предложить, хотя, готов поспорить - вожак, если ты хоть чуть дашь слабину, будет требовать секса.
Я опешила.
- Почему? Зачем?
Седрик вздохнул.
- Наш деловой разговор все время делает какие-то странные кульбиты, ты не находишь?
- Расскажи мне. Ты ж никуда не спешишь?
- Ну ладно, ты не сплетница, а кто хотел и так разнюхал... Все знают, что мой отец волк-оборотень, и я недомолвками даю понять, что мол мамаша моя была шибко горячая да гулящая. На самом деле родители лишились земель, на которых они себе чудесно жили. Отец, приемный, бело-зеленый, мать черно-зеленая - красота. Их дети: сын - осенний и дочка - весенняя . В общем, полная гармония. Ну все закончилось как у всех - люди, Единый... Они перебрались со своих земель на север, а... мы жили в Гренландии, так вот... а на севере они начали чахнуть настолько, что даже стали стареть. Неизвестно чем бы все кончилось, но пришлая стая оборотней поселилась на наших новых землях, и мать попросила у них помощи. Они не отказались, ведь с женщинами у них было туго, времена уже были такие, что уже не часто-то и украдешь не только девицу, а и просто бабу. Цивилизация... наступала. Мать и сестра стали платой за жизни брата и отца. Сестра долго не выдержала, весенняя - белая, то ли утопилась, то ли истаяла. А мать родила меня, первого и самого сильного, не волка, а divinitas, а потом еще не знаю скольких, пятерых или больше, сильных оборотней. Меня она отдала отцу и брату, чтоб заботились и приводили в полный разум, а сама осталась с волками, рожая им вожаков. Она не жалела о своем выборе, ей в стае жилось неплохо. Отец сильно горевал по своей белой дочери, и как только передал мне все, что знал, истаял. Брат возился со мной еще пару десятилетий, а потом мы оба покинули Гренландию, только он подался в Канаду, в глушь, а я сюда...
- Удивительно, как ты смог приехав из глуши так сразу завоевать авторитет...
- Ну вовсе не так сразу, я оглядывался тут почти десять лет, особо не высовываясь... Да и там на родине, последние годы мне приходилось вести денежные дела стаи, так что опыт какой-никакой был. Ну и, Пати, ты прекрасно понимаешь, тогда в Нью-Йорке все были как сонные мухи в щелях, никто не шевелился. Вот Саббиа с Отамнелом и позволили занять мне место главы, понимая, что в случае чего, запросто выбьют из кресла.
- Так ты хочешь сказать, что и здесь, сейчас волки стремятся трахнуть divinitas, чтоб иметь сильное потомство?
- Ты знаешь, как я расплачиваюсь со своими?
- Ну деньги, лечение, инициация, помогаешь сохранять разум в полнолуние...
- Да, конечно, а еще я третий в постели, когда они зачинают своих щенят. У меня сейчас самые сильные и уравновешенные волки, потому что я помогал им с самого зачатия стать такими. Я вырастил себе войско, которое одним своим присутствием отбивает охоту выдергивать меня из кресла главы. Потому что знают, я могу не быть главой Совета, но останусь вожаком по-настоящему сильной стаи и одним из самых богатых divinitas. И уж лучше мне быть связанным какими-то обязательствами, будучи главой, чем быть хозяином самому себе.
- Говорят, твои волки чернее...
- Ну да...Зачатые в насилии... конечно чернее.
- Как думаешь, если я выставлю красную силу основной, это спровоцирует вожака.
- Не думаю, что имеет значение цвет силы, тебе надо звенеть, звенеть так чтобы они уши прижимали.
- Фрешит вроде бы собирает вокруг себя оборотней-инородцев... - вдруг вспомнила я.
- Да шушера они все... Фрешит брезгует делиться с ними силой.
Тут до меня кое-что дошло и я поспешила прикрыться щитами.
- Ой-ой-ой, у нас тут кто-то сильно стеснительный? - ядовито поинтересовался Седрик.
Ненавижу общаться с ним, когда он полон силы, ни одного угла не сгладит, все обострит донельзя.
- Да, Пати! Да, я кормлю и лечу своих волков, а волчица у меня сейчас одна, не так целомудренно, как мы с тобой... в час по чайной ложке.
- Седрик, избавь меня от откровений. Мне этого совсем не надо знать.
- Зря я пришел к тебе полным... Надо было хоть в накопители сбросить.
'Да уж надо было' - подумала я, но промолчала.
- Может, ты пришлешь мне какого-нибудь волка для консультации, для репетиции. Спокойного... какого-нибудь...
- Пришлю. Ты говорят, книги любишь читать, хочешь почитать Волчью Летопись?
- Хочу.
- А что мне за это будет? - он оставил серьезный тон и флиртовал.
- Сто поцелуев в щеку...
- Нижнюю?
- Фу..., - я постаралась выразить все свое презрение к такой похабности.
- Лучше один в губы.
- Седрик, ты слишком силен для...
- Пати! - он ударил ладонью по столу. Я вздрогнула. Да что с ним сегодня такое. - Пати, я поклялся не делать тебе зла, ты видишь браслеты, ты видишь обруч? Что я могу тебе сделать в поцелуе? Скажи!
Я посмотрела в его красивое хищное лицо, зверь в нем подступил слишком близко.
- Ты, перед тем как пришел ко мне, кормил волков?
Он зажмурился, обуздывая себя, беря под контроль бурлящую силу.
- Ранили тяжело в перестрелке одного. Пришлось его раскачать и перекинуть. Извини, Пати, извини. Я привык расслабляться рядом с тобой, сейчас это сыграло дурную шутку...
- Я не понимаю тебя, - горько произнес он.
- То есть?
- Даже Форесталь связался с 'болотным' мальчишкой...
- Как? Он же любитель женского тела...
- Ну значит переступил через предпочтения.
- Не мог. Мы, белые, не можем через такое переступать, ты ж понимаешь...
- Значит отцовские какие-то чувства, Тень его знает.... Ауэ давно б спуталась с кем-то, да боится Саббиа, после того как тот сделал рабом ее последнего любовника четверть века назад. Пати, светлые и темные притягиваются, они нужны друг другу. Не может что-то вечно цвести или вечно вянуть, нужна цикличность. Так и в силе...
- Ты чувствуешь оживление силы после нашего обмена?
- Да! Ты тоже?
Я покачала головой.
- Я не отслеживала. Но во-первых, то что ты говоришь, подходит для зеленых. Я не слышала хотя бы об одной красной паре с разными основами. А ты?
Он промолчал.
- Во-вторых, полярная сила как яд, в маленьких дозах она бодрит, в больших разрушает. Да, я знаю, что мы обмениваемся почти одинаковой красной, почти. В-третьих, я просто чувствую, что нам нельзя раскрываться. Ничего хорошего из этого не выйдет ни для тебя, ни для меня.
- Ладно, Пати, как скажешь, силовать тебя я не могу. Итак, подведем итоги нашего сумбурного разговора. С меня: прислать к тебе спокойного волка, для репетиции, - тут он нехорошо улыбнулся, - озадачить свою 'грязнулю' и дать почитать 'Волчью летопись'.
Я согласно угукнула.
- С тебя кормежки, две, и не здесь, а там... в апартаментах. Да не закипай ты, - поспешил сказать он, видя что я готова взорваться, - Раз уж я не могу делать что хочу, то хочу чтоб ты меня обездвижила, - интимность его голоса на меня почти не подействовала.
- Я подумаю...
- Ты согласна на мои условия? Да или нет?
- Седрик, никогда, никогда больше не приезжай ко мне, нахлебавшись от волков!
- Да или нет?
- Да! Да, я тебя раздену и обездвижу!
- О... Это прозвучало как угроза...
- Так и есть, Седрик Мэдоу!
- Созвонимся, - и он потянулся чмокнуть на прощание, я отшатнулась, и он воспринял это с довольной улыбкой.
- Созвонимся, - буркнула я на прощание.
Да, похоже, этот раунд я проиграла, будет впредь мне наука: не выдергивать его на встречу без подготовки.
Но может так и лучше, я увидела его истинное лицо, лицо полуволка. Он заигрался со своей звериной половиной, очень долго он отвергал ее, а теперь она берет вверх. Даже если считать что со мной он себя совсем не контролировал, все равно сила руководит им, а не он силой. И, похоже, он этого не понимает. Плохо...

После разговора с Седриком я недолго пребывала в мрачных раздумьях, Берту удалось поднять мне настроение. Утром, как всегда обеспечив его едой, я убежала домой, к Лиану.
Хм... Я что, уже успела отождествить понятие дома с Лианом? Похоже да... Мда... Не зря я не хотела заводить флерсов, ох не зря... От этой мысли меня будто ударило что-то, я чуть не слетела с пожарной лестницы, и не помня себя присела на ступеньки.
Папа-флерс... Беременная мама, не родившийся братик... Откуда я знаю что он не родился? Мое безотчетное, бешеное неприятие секса с не-людьми, неприятие простейших прикосновений, малейшего обмена силой...
Все выстроилось в стройную прямую линию. Мама полюбила флерса, полюбила так, что зачала ребенка, я уверена, без всякого эликсира. Мой отец, лорд Винье, счел себя смертельно оскорбленным и убил обоих, верней троих. А я, бывшая тогда еще не в полном разуме, впитала это все, выразив в нелюбви к флерсам и в боязни связей с не-людьми, в боязни завести семью и детей.
А ведь вчера утром объема силы, колебавшейся между мной и Лианном, было вполне достаточно, чтоб зачать, и это при том что секса как такового не было. Мы перекатывали силу через рацио и сердечный, а если бы подключили либидо?
Я сидела на лестнице, не в силах справиться с собой. Во что я вляпалась? Страшно хотелось все вернуть обратно, как было. Спокойная размеренная жизнь, поиск и забота об источниках, постепенное наращивание силы. И никаких флерсов! Никаких семейных меток! Никаких детей! Ни приемных, ни настоящих!
Я расплакалась навзрыд. Я не хочу, не хочу всего этого... Не хочу этой боли. Я знаю, отчего-то я знаю, что такое потерять любимого. Лучше никогда никого не любить. Пережить потерю невозможно. Невозможно...
Я выплакала всю свою силу... Выплакала, отрицая то, что не могу не принять.
Я не могу бросить Лиана, Фиалочку и Незабудку.
Я не могу не помочь пленным флерсам.
Я не могу этого не сделать, потому что тогда каждое утро будет вместо светлой радости приносить напоминание о том, что я предала себя, предала свою силу и свое предназначение.
Я всегда помогала своим источникам, и не потому, что проблемы в их жизни уменьшали количество силы, отдаваемой мне, а потому что считала обязанной себя помогать и хоть как-то возвращать долг благодарности. Я б могла не заводить связи на долгие годы и жить так, как жила в Париже, как живут другие розовые Нью-Йорка - в фейерверке веселья и шуточных страстей, в брызгах шампанского и круговерти лиц.
Нет. Давно, очень давно, не осознавая этого, я стала окружать себя семьей из людей и нести ответственность за них. Сама того не понимая, я старалась брать от источников не просто сексуальное желание, а любовь, настоящую белую любовь, и всегда благодарила за нее, как могла. Даже если благодарность выражалась в принесении смерти, как с Гербом.
Поздно плакать, поздно кричать 'не хочу', моя сила подчинила меня, и убьет, если я предам ее.
Мне остается лишь не поддаться ей полностью, не пойти по пути Светлых Сестер, ставших слишком светлыми, настолько, что не смогли убить тех, кто убивал их. Нет. Я буду бороться. За себя. И за своих.
Пошатываясь я встала, вцепившись в поручень и побрела вверх, два пролета и я дома.
Еле справившись с замком я зашла и осела у двери.
- 'Лиан' - мысленно позвала я, сил напрягать голос не было.
Он прибежал, увидев меня перепугался и расстроился, но тут же взял себя в руки, поднял и взвалил на себя. Какое-то время я просто висела на нем, впитывая его силу, закрывшись от его испуганных вопросов.
- 'На тебя напали? Ты дралась?' - все же докричался он.
- 'Нет, я...' - и я передала ему картинку, себя сидящей на лестнице, - 'Я... сама...так глупо...Прости...'
Я всерьез попросила прощения у флерса... Ниже падать некуда... Я усмехнулась и потрепала его белоснежные волосы.
- 'Я люблю тебя...' - оказывается можно шептать и мысленно.
- 'И я тебя, Лиан, и я тебя люблю... только не хочу повторить судьбу твоих Матерей, поэтому... не размягчай меня слишком. Мне надо оставаться суровой...'
- 'Я понимаю. Я постараюсь не забывать об этом.'
Мы дошли до моей спальни и упали на кровать, Лиан попытался раскачать меня, влив большой глоток силы, но я не удержала его и сила бесцельно рассеялась.
- 'Отдохни, поспи... ты слишком сильно навредила себе. Ты пыталась отказаться от себя, это всегда калечит...'
- 'Ты пытался сделать то же самое? Отказаться от себя?'
- 'Да. Убедить себя, что ты мне не нужна, что я смогу жить дальше, как жил до тебя. Отдохни, вспомни что-нибудь приятное.'
Я послушалась его совета и погрузилась в полудрему.



Создание сайта Aviva

Связь с администратором