1. Потерянное одиночество - Страница 9

Серия Divinitas

Индекс материала
1. Потерянное одиночество
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5
Страница 6
Страница 7
Страница 8
Страница 9
Страница 10
Страница 11
Страница 12
Страница 13
Страница 14
Страница 15
Страница 16
Страница 17
Страница 18
Все страницы


Луна пролетела незаметно, я в середине каждой недели выбиралась к своим 'деткам', старалась подкормить их, хотя находясь в своей маленькой форме, они почти не нуждались в подпитке. Малыш быстро вырос за пол-луны став таким же как мама и папа, но очевидно оставался совсем несмышленым. Лилия все время был с ним рядом, они летали взявшись за руки. Мне показалось, что Фиалочка резко повзрослела умом, она оставалась все такой же радостно-смешливой, но стала намного рассудительнее, с ней уже можно было общаться напрямую, а не только через Лилию. Такие странные и быстрые перемены, я не знала что и думать, понимая что опять оказалась в ситуации, когда моих знаний недостаточно, чтобы понять что происходит.
В мой пятый приезд-посещение Лилия попросился вернуться со мной. Я с ним строго поговорила, негодуя, что он собрался бросить жену с ребенком, флерс молчал, но выражал решимость. Тут подлетела Фиалочка неразлучная с Незабудкой и попросила:
- Заберите его, госпожа, я справлюсь, а ему надо.
- Да что ж ему надо? - не выдержала я, но флерсы молчали, навевая смутные ассоциации с военнопленными на допросе.
- Ну и что, ты таким маленьким поедешь или как? - брюзжащее поинтересовалась я.
- Я перекинусь.
- Да? А как? - съехидничала я.
Движения его крыльев стали какими-то виноватыми,
- Ну... вы поможете мне раскачаться... - промямлил он.
- А если не помогу?
- Значит поеду маленьким, но в городе, без земли и воздуха, я быстро ослабею...
- Шантажист. Так и оставайся здесь!
- Госпожа, мне надо с вами в город, - вкрадчиво повторил он.
Я собрала всю волю в кулак чтобы отогнать злость и раздражение.
- Пошли...- сказала я и вышла из оранжереи. Фиалочка с Незабудкой увязались за нами.
Я боялась, что мне будет тяжело вливать силу в столь маленькое существо, но Лилия ощущался как шарик силы, и хоть это было странно и непривычно, мы смогли повторить процедуру раскачки. И вновь он отдавал мне больше чем получал, под конец, вобрав в себя огромный поток все так же отлетел и вспыхнул сферой, которая потом уменьшилась до его обычного тела. Он был наг, и я постеснялась пялиться на него, однако с удивлением успела отметить рельефные мышцы и крепкие плечи, которых раньше не было. Он уже не выглядел как подросток, а скорее как мужчина маленького роста, но на редкость пропорциональный.
- Ну и где твоя одежда? - недовольно поинтересовалась я.
- Сейчас..., я сейчас, - и он убежал куда-то за оранжерею. Фиалочка и Незабудка умчались за ним.
Оставшись одна я созналась себе, что рада возвращению Лилии, но все равно очень волнуюсь за Фиалочку, оставшуюся без опеки, и несмышленого Незабудку. Через несколько минут они вернулись, Лилия был в пыльных брюках и своей изрядно испачканной куртке, видно одежда висела все эти недели где-то на улице.
Я оставила Фиалочке немного 'белой' воды на всякий случай, и тепло попрощалась с ней и молчаливым Незабудкой. Я привыкла думать о ребенке 'он', хоть оснований для этого не было, Незабудка, наверное, будет все же 'она', хотя... кто знает?
Митх удивился, увидев пыльного Лилию, но ничего не сказал, мой новый водитель нравился мне все больше и больше. Флерс устроился, положив голову мне на колени. Я давно заметила, что Лилии и Фиалочке очень важно прикасаться ко мне, что им это нравится и доставляет радость, одно время меня это напрягало, но потом я привыкла и стала воспринимать их прикосновения и объятия как само собой разумеющееся. Вот и сейчас я легко перебирала белоснежные волосы флерса, и он разве что не урчал от удовольствия. Присмотревшись, я заметила шевеление крыльев под курткой, он продуцировал силу. Странно, ведь касаясь его, я не вливала, с чего же он тогда...
- Ты генерируешь? - тихо спросила я.
- Угум...
- Но ведь я ничего не давала...
- Мне просто очень хорошо рядом с вами...- и он потянулся к моей руке, чтоб поделиться в поцелуе.
А я опять не знала куда деться, борясь со страхом и нежностью. Ну как, спрашивается, как можно быть такими... добрыми и беззащитными?

***
Домой мы добрались поздно вечером, и меня уже ждал мой источник - Берт, внук Герба, все же нашел меня и согласился на мои условия, хоть, как и все поначалу, хотел большего, чем встречи раз в неделю. Заведя Лилию в квартиру, я умчалась на свидание. Вернулась я на следующий день уже под вечер, несмотря на юный возраст, Берт был умным и приятным собеседником, и с ним не хотелось расставаться.
Лилия встретил меня какой-то напряженный.
- Ну что еще? - спросила я, зная что флерс опять выдаст что-то безрадостное.
- Я б хотел поговорить с вами. Вы спешите?
- Нет. Сегодняшняя ночь у меня свободна. - Мои мужчины недолго выдерживали график: раз в неделю - они влюблялись в других, даже женились, но... никто не мог до конца отказаться от наших ночей, просто они становились реже.
Я прошла в гостиную и устроилась в кресле, давая понять, что слушаю. Лилия еще немного помялся и наконец заговорил.
- Это по поводу волков и вампов... Я узнал совершенно точно, что они держат минимум двух флерсов, а может быть и четырех, - и он замолчал глядя в пол.
Мда... Я благополучно изгнала из головы эпизод с волчицами, дабы не усложнять себе жизнь, а вот... игнорировать то, что рассказал Лилия, я не смогу. Закрыть глаза на намеки - это да, но не на такое вот заявление.
- Откуда ты узнал и как давно знаешь об этом? - почти на автомате спросила я.
Флерс замялся с ответом, но я не обратила на это внимание, ответить ему все равно пришлось, метка есть метка.
- Я почуял своих брата и сестру... А от сэра Руфуса слышал еще о двоих. И знаю об этом год... - еле слышно ответил он.
- Год? - я не понимала, - А почему ты раньше об этом никому ничего не сказал? Ты ж знаешь о Конвенции.
- Некому было.
Трень!
- Лилия!!! Не ври мне!
- Никто б не стал связываться с вампами из-за двух-трех испорченных флерсов, - горько сказал он. - Только вы б смогли...
- Почему ж ты сразу не рассказал мне об этом? - я все еще ничего не понимала.
- Потому что вы нас не любите..., не любили. Потому что вы были чуть слабее, чем сейчас, в вас было меньше белизны и больше красного.
Меня как ударило что-то, флерсы не называют цвета, говоря о силе, они ее чуют как запах.
- Ты видишь силу? - чужим голосом спросила я.
Паника явственно отразилась на его лице, но метка принуждала его ответить.
- Да.
Я молча схватилась за голову - флерс видящий силу, обладающий vis-зрением. Нонсенс...
- Сколько тебе лет?
Опять он борется с меткой, но проигрывает.
- Почти шестьсот.
- Шестьсот? - я не верила своим ушам. Мне меньше двухсот.
- Да, я из перворожденных Белыми Матерями, нас было всего двенадцать. Все остальные - наши дети.
Во мне нарастал гнев, нет, ярость.
- Сними щиты!!! Сними щиты, гаденыш!!!
Я обострила vis-зрение. Так и есть... Мастерски затененные центры и артерии были чуть ли не вполовину больше, чем казались, а рацио-центр, кажущийся маленьким, если смотреть прямо в лицо, был весьма велик и тоже искусно маскировался.
Меня использовали. С самого начала. Меня использовал флерс. Старый, умный флерс.
Ярость, душившая меня, искала выход, и я выплеснула ее в ударе. Но даже в таком состоянии я не направила этот убийственный удар чернотой в флерса, он попал в стену, обои на которой тут же потускнели, будто выгорели.
- Беременность Фиалочки! Отказ кормить хозяев, да? Руфус снимает метку, и ты убегаешь, находишь меня! Втираешься в доверие! Я забираю Фиалочку и помогаю ей родить! Это лишь начало плана! Теперь я должна спасти твоих родственников! Знаешь что? Если б ты все выложил с самого начала, я бы помогла тебе, несмотря на то, что не люблю флерсов, но теперь...
- Госпожа! - полный отчаяния крик.
- Я тебе не госпожа! - в бешенстве прокричала я и каким-то чудом одной мыслью выдернула шнур метки принадлежности.
- Нет... - флерс упал на колени, - нет...
- Предатель! Хитрожопый гаденыш! Видеть тебя не желаю. Никогда! Завтра на рассвете Митх отвезет тебя к Фиалочке, если у тебя есть хоть капля чести, ты вернешься к ней. А теперь сгинь с глаз моих долой!!!
Флерс пытался что-то сказать, но я схватила его и волоком оттащила в комнату, захлопнув дверь.
Ненавижу!!! Ненавижу, когда мной манипулируют. Да это и мало кому удавалось. А тут флерс. Флерс!!! Я саданула кулаком по стене, не почувствовав боли.
Все! Все с самого начала было ложью. Тот, у кого есть vis-зрение легко управляет силой, потому что действует не вслепую, и может видеть результат. Даже помощь флерсов с vis-центрами - все было рассчитано. Играл меня как пешку, выводя в королевы. Ненавижу!
Я выскочила из дома и побежала в парк, вечер только начался, и там было полно народу, меня это бесило, и я постаралась забиться на самые дальние аллейки. Побегав и посидев в относительной тишине, я все же смогла кое как успокоиться и поздравила себя с тем, что сдержалась и не причинила мелкому засранцу серьезного вреда. Если б я его покалечила, это был бы грех, потому что хоть и с корыстной целью, но Лилия помог мне и, по сути, зла не причинил. Уедет завтра пораньше с глаз долой, гаденыш, а я, успокоившись, подумаю, что смогу сделать для тех несчастных флерсов.
Обуздав свой гнев и раздражение, опустошенная от столь негативных эмоций, я вернулась домой и завалилась спать. Прошло полночи, когда у меня начался зуд в указательном пальце на котором была метка, ведущая к Фиалочке. Я как могла игнорировала это, но когда зуд превратился в ноющую боль, то проснулась окончательно. Потянулась к ней по нашей связи с четким желанием устроить ей взбучку.
- Лилия умирает! Ему очень плохо! - в отчаянии прокричала она, как только почувствовала что я на связи.
Я сдержала ругательство, не стоит поминать Тьму среди ночи, разорвала связь и отправилась в комнату флерса с намерением устроить взбучку уже ему, чтоб не пугал подружку.
Открыв дверь, я замерла на пороге, в ужасе осматривая комнату. Флерс лежал на боку, крылья его были тусклы и прозрачны, самое страшное было то, что все цветы в комнате погибли. Он тянул из них силу, флерс никогда не убьет растение, если не пытается спасти свою жизнь. Я непонятно отчего подкралась на цыпочках, всматриваясь в него vis-зрением. Черная дыра как от смертельного проклятия зияла на сердце, сердечный центр, основной у флерсов, был уничтожен. Я в ужасе поискала нити связывающие дыру и меня, думая что вдруг все же незаметно для себя прокляла его, но нет, дыра вообще не имела связей.
- Лилия, что с тобой? - тихо спросила я, - Что происходит?
Он открыл тусклые глаза, полные боли.
- Я не могу...
- Что ты не можешь?
- Не могу жить...
- Лилия, не дури, есть Фиалочка, есть Незабудка - ты нужен им. Кто их научит всему, если не ты?
- Я многое успел передать Фиалочке, да и вы их не бросите, не оставите в беде, я знаю.
- Лилия! - я не находила слов. Что значит не могу жить?
- Лилия, почему вдруг? Ты сам это сделал? - я несмело указала на дыру.
- Да, оно само... Я пытался спастись... Цветы убил... Зря...
Тут до меня окончательно дошло, что еще несколько минут и он умрет. Истает или превратится в землю. Меня накрыло волной ужаса.
- Не смей умирать! Слышишь, не смей! - истерично крикнула я, захлебываясь слезами, и встряхнула его.
Он лишь виновато улыбнулся.
- Почему? Почему? - я уже рыдала в голос.
- Я столько столетий, после смерти Матерей не встречал никого хоть чуть похожего на них, а тут вы... Вы правы, я виноват, я обманывал вас, использовал... Не верил. А надо было довериться. Вы б помогли... - последнее он прошептал еле слышно.
Я понимала, что пуста до донышка, сначала вспышка ярости выела почти все, а теперь и остаток уничтожен горем и страхом.
- Лилия живи! Живи, я все прощаю, - шептала я прижимая его к себе, стараясь выдавить из себя хоть каплю белого и зеленого. Ничего не выходило.
- Пожалуйста, умоляю, живи! - слезно упрашивала я.
Он напрягся, из последних сил пытаясь как-то затянуть дыру, на доли мгновения появилась надежда, но нет.... Глаза его закрылись, и я в ужасе и какой-то смутной, безотчетной надежде крикнула
- Па-па!!! - а мысленно вышло - 'Календула'

'- Вам надо уходить, я задержу его. Надежды, что он пощадит нас - нет. Ты помнишь место?
Мама кивает, я у нее на руках.
Папа, флерс Календула, берет меня к себе на руки.
- Малышка, Пати, я не родной отец тебе, ты помнишь. Твой отец скачет сюда, он убьет меня и маму, если она не убежит. Я останусь. Я очень люблю тебя и хочу сделать тебе подарок, ты примешь его?
Я киваю, мне хочется плакать, потому что понимаю, что грядет что-то ужасное.
- Не плачь малышка, ты выживешь, что бы ни случилось, ты дочь Винье, и он не причинит тебе зла.
Он одной рукой держит меня, другой гладит по лицу, и я успокаиваюсь от этих прикосновений. Папа-флерс целует меня в лоб, вливая силу, много силы, очень много. А потом так же целует там, где сердце и отдает еще больше, я вдруг начинаю видеть светло зеленый поток, идущий от него ко мне, вижу как папа тускнеет, а я сама начинаю сиять. Он влил все, что у него было, а потом сосредоточился, и сила, бурлившая во мне, собралась в два цветка календулы - один в голове, другой в сердце.
- Ну вот, малышка, тот, что в голове, поможет тебе слышать нас и близких по крови и силе. А тот, что в сердце, просто резерв на крайний случай...'

Видение казалось долгим, но длилось лишь пару ударов сердца, я чувствовала, что Лилия еще жив. Резерв... Странно, никогда раньше не видела в себе цветка, я мысленно потянулась к нему и просто попросила раскрытья. Он послушался. Я взорвалась бело-зеленой силой, и она выхлестнулась из меня, окутав нас с Лилией.
Я направила силу в него, пытаясь представить его vis-центр таким, каким видела несколько часов назад. Лилия открыл глаза.
- Помогай, - шепнула я.
Я потеряла счет времени, помогая латать дыру и направляя силу к флерсу. Получилось! Лилия начал обретать плоть и вес, и я только сейчас поняла, насколько он был невесомым, как призрак. Сила не унималась, радостно носясь вокруг нас и через нас. Поняв, что все страшное позади, я облегченно рассмеялась, правда немного истерично, крепко прижимая к себе Лилию почти придушив его. 'Гаденыш, любимый гаденыш' - билось в голове - 'Жив!!!'
Сила наконец чуть остепенилась и оплела нас двоих коконом, а я ослабила свои объятия и заглянула флерсу в лицо. Вина и надежда... Я немного грустно погладила его по щеке
- 'Прощаю. Все прощаю за то, что выжил', - слова между нами были не нужны, мы отчетливо слышали мысли друг друга.
В ответ - теплая радость и обещание быть хорошим сыном и никогда меня не расстраивать.
Мы оба были истощены донельзя, я посмотрела на наш общий кокон, примеряясь как лучше его подчинить и поделить, ища, за что можно было бы ухватиться. Лилия, как и я, ласково потянулся к силе, и она как послушный зверек прильнув к нам, разделилась ровно поровну и легко вошла в центры, заструилась по артериям. Я почувствовала себя ожившей, но все равно очень слабой.
- Пошли спать...
Последнее что я успела до того как провалилась в сон, это послать успокаивающую весточку Фиалочке.

Когда я утром лежала на боку проснувшись, но не открыв глаз, то никак не могла понять почему я оказалась на лесной поляне. А потом все вспомнила. Лилия сполз вниз, зарывшись лицом мне в живот и обнимая за ноги. Я терпеть не могла, когда ко мне кто-то прижимался во сне, поэтому у меня всегда были огромные кровати, чтоб было место отползти, отделиться, но объятия Лилии были приятными и естественными.
Флерсы очень изменили меня.
Лилия в полусне потерся носом о живот, я хихикнула от щекотки, но не отстранилась, его крылья слегка заходили продуцируя силу и он уже проснувшись принялся целовать меня вокруг пупка вливая силу. Это было очень приятно - свежесть, бодрость... Но слишком близко к либидо-центру - сила ринулась туда и со сладкой судорогой бело-зеленая превратилась в бело-красную. К моему величайшему удивлению Лилия чуть зачерпнул этой розовой силы и продолжил поцелуи-подарки.
- 'А... Откуда'? - мысленно спросила я, ошарашено глядя на него vis-зрением и видя махонькую долю красной силы, которой в принципе не могло быть в бело-зеленом флерсе.
- 'Так вчера ж...' - так же мысленно ответил он, - ты отдавала все что было, а поскольку мы фактически создавали меня заново, вот оно и приросло... Я уже не совсем флерс... Мне нужно новое имя.
Ну да, уже не флерс, а divinitas.
- Дай мне имя, - попросил он вслух, глядя мне в лицо снизу вверх.
Он лежал тесно прижавшись ко мне оплетая руками и ногами, будто стараясь слиться. Лиана...
- Лиан...- я оборвала, не произнеся последнюю гласную, осознав, что нельзя давать ТАКОГО имени.
- Ли'-ан, - повторила я, и имя зазвенело в воздухе. Оно вышло звонким и белым. 'Ли' - от лилии, 'ан' - для радостной звонкости.
- Ли'ан, - повторил он пробуя имя на вкус и улыбнулся, - Лиан! Хорошее имя для... divinitas.
- Да.... Divinitas... но думаю афишировать твои изменения не стоит...
- Конечно - и мысленно добавил 'матушка'.
Я вздрогнула, пытаясь смириться, а вернее усмирить кричащий страх. Матушка, ну да, после того как простила все, и все отдала, чтобы выжил, иначе меня никак не назвать. Ну не сестра же, потому что сильнее намного и не госпожа, какая уж из меня госпожа ... Матушка и есть... Только страшно, очень страшно когда вот так называют.
- 'Буду называть как скажешь, - мысленно обратился Лиан, - только не расстраивайся', - упрашивал он.
- Леди... - с сомнением предложила я.
В ответ смущение и смех 'моя леди'... Моя леди - обращение к жене в нашей среде.
- Паршивец...- я тоже смеялась и ругалась не всерьез.
- Да, леди, - и он подтянулся к моему лицу, вливая в поцелуе щедрый дар, я легко откликнулась, умножая силу и мы принялись раскачивать ее, как тогда, перед рождением Незабудки. Только это уже не было так целомудренно, как раньше - красная озорная ленточка вплеталась в поток, заставляя Лиана или меня вспыхивать красным от прикосновений.
Процесс свободного обмена силой, когда полностью открыт и не опасаешься, что тебе навредят, сам по себе очень приятен, а когда еще получаешь и генерируешь сам.... Ничто не сравнится с этим удовольствием.
Я очнулась, когда объем превысил тот, что был нужен Лиану для перекидывания, и чуть запаниковала...
- 'Чшш, все хорошо...' - безмолвно успокоили меня. И Лиан мастерски разделив поток, подхватил свою половину, а вторую направил мне. Тут я уже не сплоховала и запросто управилась с ней.
Через пару минут, когда сила улеглась и звенящая радость поутихла, я глянула на Лиана, он со счастливой, отстраненной улыбкой гладил мои бедра и живот. Если раньше его прикосновения были несмелыми и целомудренными, то теперь в них сквозило собственничество любовника. Я задумалась, а нравится ли мне это, не слишком ли много он себе позволяет.
Он уловил мои мысли по нашей связи и остановился.
- 'Прости. Забылся'. - опять же без слов, и он поцеловал мне запястье привычно вливая каплю силы.
- А ты отлично управляешься с большими объемами, - похвалила я чтоб сменить тему.
- Да... В свое время я много детей и зачал и родил, и своим детям помогал...
- Подожди... Ты родил?
Он пожал плечами.
- Ты ж видела... Мы не люди и не оборотни...
- А как же тогда разделение на... мальчиков и девочек?
- Кто сильнее духом и может отвечать за других, тот и мальчик, - с улыбкой ответил он, - а кто послабее, в ком нет самостоятельности, тот девочка. Поэтому-то последние лет сто так много девочек получается, - помрачнев закончил он.
- Почему 'поэтому'? - не унималась я.
- Ну... Вот у леди Ауэ, Крокус и Донник, девочки, - уточнил он, - инициировали ребенка, растила Крокус. Растила почти год...
- Год? Фиалочка же за луну-полторы?...
- Ну да. Даже меньше, потому что у Серизе, ребенок почти не рос. Ты же нас кормила так, как мы и мечтать то не могли. Только и успевали перерабатывать да в ребенка вливать. Я, кстати, редко встречал, чтоб так быстро могли конвертировать и зеленую и красную в белую, а чтоб сразу генерировать, так вообще никто кроме Матерей не мог.
'Да? Ладно, вернемся к этому позже'
- Так вот пришла пора ребенку отделяться, а у леди Ауэ как раз какие-то проблемы были, в общем, она самоустранилась, дав девочкам разрешение делать что угодно, но поместье не покидать. А там хоть и клумба большая и оранжерея, но силы в земле нет, плюс осень начиналась. Девочки, их хотя и шестеро было, не смогли раскачать Крокус, чтоб та перекинулась. Двое совсем малышки-глупышки типа Фиалочки - с них проку никакого, а четверо старались, но не смогли. Пришлось вытягивать ребенка.
- Как вытягивать?
- Ну вот примерно как метки принадлежности вытягивают...
- 'Ой' - я вспомнила мучения Седрика и свои.
- 'Угу, не настолько плохо, но...'
- Вот, и когда ребенка вытягивают, связи рвутся, их надо заново создавать, а это долго и кропотливо. Плюс ребенок не может нормально расти в большой форме, но девчонки смогли его перекинуть, - тут Лиан притушился и сокрушенно покачал головой, - Были случаи, когда не могли даже новорожденного перекинуть, вырастало что-то... но что... не флерс уж точно...
Я погладила его, вливая силу, отгоняя плохие воспоминания. Он пришел в себя и продолжил.
- Так вот, связи рвутся и восстанавливать их тяжело. В любом случае нужен постоянный контакт с ребенком, нужно работать с ним. А 'вытянутого' нельзя оставлять ни на минуту, он требует внимания и силы во много раз больше чем нормально рожденный, он изначально слаб и ему никогда не стать сильным и самостоятельным.
- 'Самостоятельный флерс - странно звучит'
- 'Да. Увы. Но так было не всегда, раньше мы могли сами о себе заботиться'.
- А еще Крокус надо было восстанавливаться, центры были повреждены пусть и не смертельно, но все же была нужна сила, постоянно, без перебоев. Леди Ауэ вошла в положение и почти год с девчонок ничего не брала, но и давала крайне мало, хотя может было бы лучше, чтобы сила не застаивалась, чтоб она брала и отдавала...
- Если б леди Ауэ целенаправленно кормила их, то все скорее бы кончилось?
- Ну да, по крайней мере Крокус скорее бы пришла в себя это уж точно. Вот поэтому, многие divinitas, когда их флерс беременеет, стараются избавиться от пары.
- То есть?
- В начале лета вывезти в 'место силы' и оставить. На сильной земле и чистом воздухе почти всегда пара может раскачать друг друга чтоб перекинуться и растить ребенка уже будучи маленькими.
- А как же рожает, когда уже маленькая.
- А маленьким легко, тела как такового то и нет - одна сила в форме. Поэтому, когда приходит время, то все происходит почти само собой. Вот растить в себе ребенка тяжело, будучи маленьким. Тяжело ему передавать знания. Фиалочка так родилась, такие дети очень медленно взрослеют.
- А сколько ей.
Лиан пожал плечами.
- Да полвека точно, а может быть и больше...
- И что это много? Divinitas до полувека вообще...
- Ну не все divinitas. Чем сильнее родители, тем быстрее они подтягивают ребенка до взрослого ума. А Фиалочка вообще ничего не умела, пока мы не встретились, да и потом учить ее было очень тяжело... особенно в таких условиях.
- Как же ты решился на ребенка?
Лиан потупился.
- Фиалочка очень меня любила, я был для нее всем.
- 'А сейчас что, уже не любит?'
- 'Сейчас все - Незабудка'
- Она генерировала силу только со мной, только когда мы были наедине. Мне приходилось ее собирать и отдавать леди Агате и... сэру Руфусу 'Тварь'. Хоть леди Агата все прекрасно понимала и старалась ограничить его контакты с нами, но она тоже не подарок - не злая и не добрая... Фиалочка, к счастью, жила обособленно - к ней Руфуса не подпускали вообще. Она стала потихоньку раскрываться и начинала генерировать все больше и больше - видела, что я прикрываю ее, и старалась отблагодарить, компенсировать. При этом она все время стремилась инициировать ребенка не ведая, что творит, объяснения же не доходили. Я справлялся с этой проблемой, но однажды просто не совладал с силой. 'Я был тогда издерган. Но мне все равно стыдно'. Фиалочка не понимала, во что мы вляпались с такими хозяевами. Теперь она уже была неспособна умножать и отдавать - все шло ребенку. Я с седмицу продержался, беря от нее минимум и умножая, чтоб хоть что-то отдать, но потом... Я боялся, что Руфус плюнет на Конвенцию и замучает ее до смерти, ему бы не пришлось долго стараться для этого. Поэтому всю ту луну, что мы не кормили хозяев, я всячески отвлекал его от Фиалочки. Леди Агата обозлилась на нас, и просто перестала препятствовать сыну издеваться надо мной... над нами. Пока все ограничивалось словами и угрозами, я лишь подыгрывал, имитируя крайний страх, но потом...
Лиан совсем потух... Я принялась покрывать поцелуями его лицо, успокаивая, делясь силой. Мне не нужно было рассказывать, что было дальше, я ясно видела картины из его прошлого. Руфусу лучше не встречаться со мной вообще. Не сдержусь. Лиан прильнул ко мне успокаиваясь, и я ясно почувствовала его счастье - счастье, что у него есть я, что я с ним. До меня понемногу стало доходить, почему он вчера чуть не умер, после того как я от него отказалась.
- Как ты попал к ним? И как давно? - я не могла вспомнить, когда же тетушка завела флерсов.
- После той длинной страшной войны мир стал стремительно меняться, многие divinitas потеряли свои земли и перебрались за океан ну и, конечно же, флерсов с собой вывезли. Тогда я и выехал с семьей Фресно. Нас, флерсов, у них было много и нам жилось неплохо на их землях, но во время путешествия и после приезда все ослабли, и хозяева и мы. Мы перестали обеспечивать себя и кормить хозяев, уже им приходилось кормить нас. Короче, они были вынуждены нас раздать. Я сам попросился остаться здесь, слишком много слабых и молодых флерсов было в Нью-Йорке, и хоть хозяева не хотели со мной расставаться, но все же отпустили. У Форесталя флерсов тогда было двенадцать или четырнадцать, он принимал всех - чем больше, тем лучше. В принципе это правильно, чем нас больше, тем нам легче обеспечивать себя, только если не наступает какой-нибудь кризис.
'Я поняла, о чем ты.'
- Вот у Форесталя я и встретил Фиалочку, она была самой молоденькой и слабенькой. А тут как раз леди Агата обратилась с просьбой о покупке пары и Форесталь не долго думая, отдал самую слабенькую и середнячка, меня. Пару лет мы жили вполне сносно, но леди Агата, став servus Саббиа, очень быстро перестала быть даже номинально белой, хоть до последнего не хотела признавать этого.
- Когда ты сказал, что попросился остаться из-за того что здесь много слабеньких флерсов, что ты имел ввиду?
- Ну я из перворожденных, нас осталось девятеро, это если все же считать Ландышей, если без них то вообще семь. Мы, старшие, как можем и чем можем помогаем своим детям. В Новый Свет кроме меня приехали Клевер и Медуница. Медуница на западном побережье, а Клевер на юге.
- 'С ума сойти...'
- 'Почему?'
- А как же ты им помогаешь?
- Да все больше советом... Хотел бы чем-то большим, но складывалось все так...
Меня осенило
- Подожди, ты со всеми флерсами можешь так же запросто общаться как со мной и Фиалочкой?
- Так запросто не со всеми, а только с теми, с кем виделся лично и смог 'присоединиться'. Да и с Фиалочкой нормальную связь я смог установить только в момент ее перекидывания, до этого она была как... как в бочке - ничего не видела, не слышала и не понимала. Но всех кто постарше и посильнее я ясно слышу и могу с ними обмениваться, есть еще двое слабеньких моей ветви, до них я тоже смог докричаться после того как попал к тебе. Да... теперь все общины флерсов со мной на связи.
- 'С ума сойти...'
- 'Да почему же?'
- Да потому что вас считают не умнее кошек! А вы... общины, связь, старшие..., информационная поддержка, - вдруг всплыла где-то услышанная фраза.
- 'Информационная поддержка? Точное выражение' Не умнее кошек? Может и не умнее... В половине случаев уж точно.
Я задумалась об услышанном. Уловив какие-то отголоски мыслей Лиан принялся рассказывать.
- Я почуял вас в один из ваших редких визитов 'как спящий цветок чует лучи еще холодного мартовского солнца' - вслух он продолжал говорить 'вы', хоть мысленно перешел на 'ты', - и подкрался, чтобы посмотреть. Увидел щиты - слишком мощные и плотные. Я понимал, что вы белая хоть и... не такая как Матери, холодная белая. Мы так же ощущаем леди Ауэ и Форесталя - холодные белые, 'холодные, скудные солнца'. Мощные щиты говорили о вашей силе, слабому divinitas таких не поставить. И когда Фиалочка инициировала ребенка, я всю луну надеялся, что родственники обратятся к вам за помощью, чтоб вы посмотрели на нас, может быть подкормили. Но потом до меня дошло, что я зря рассчитывал на это, что леди Агата ни за что не одолжится у вас. Тогда я начал провоцировать Руфуса на снятие метки, она ведь позволяет хозяину чувствовать раба, я смог настроить ее так, что Руфус ощущал пусть и не все, но хоть отголоски того, что он делал со мной. За пару дней он догадался в чем дело, попытался закрыться и сильно избил, уж не знаю как мне хватило сил 'и мужества', но я пробил его защиту и завязался на него, он чувствовал почти тоже что и я. В ярости он вырывал метку по частям 'это было ужасно'. После того как метку вырвали я ненадолго лишился чувств и пришел в себя как раз вовремя, Руфус говорил по телефону с волками, - тут Лиан замолчал и принялся рассказывать уже мысленно.
- 'Я на четвереньках дополз до двери, и когда оказался на улице, в первое мгновение мне стало получше, но потом от смрада машин стало еще хуже. Я, как предчувствовал, и на всякий случай передал Гортензии и Цикломене все, что знаю о тебе и направление от дома Серизе к твоему. Это меня спасло, девочки вели меня... Стыдно... По дороге я грабил все цветы которые мне попадались, кажется, некоторые я даже убил... Стыдно и больно... Хорошо что в самом начале пути мне попалась та одежда и я прикрыл крылья...'
Я чуть отгородилась от нашей связи, воспоминания Лиана о том побеге были нестерпимы - ужас, отчаяние, боль и удушающее бессилие, которое он превозмогал, бредя по направлению заданному девчонками. Он чуть не сломался, увидев волчиц в конце своего пути в нескольких метрах от спасения.
- 'Прости. Я не должен был вываливать все это на тебя. Не расстраивайся, не надо, пожалуйста. Не расстраивайся.'
Я взяла себя в руки, и приласкала его делясь силой, в ответ получила вдвое больше. Лиан все же хотел договорить, высказаться.
- 'Пойми, ты была холодным солнцем, и хоть иногда ты теплела, я боялся поверить в это. Ты была к нам очень добра, но внешне оставалась суровой, и я не мог понять, насколько глубока эта суровость. Я слишком поздно понял, что ты не такая как другие, слишком многого я не рассказал к тому времени. Тогда когда мы немного помогли тебе, ты стала такой как Матери. Это было так хорошо, так... восхитительно. Я не думал, что после их смерти мне вновь может быть так хорошо.
- Вы не немного помогли мне, вы сделали для меня очень много. 'Я думала, ты сделал это с расчетом'.
- 'Я видел как ты мучаешься, и знал как помочь. Неужели это расчет?'
Я вздохнула
- 'Ладно. Забудь'
- 'Я понял о чем ты. Да, я виноват...'
- 'Все. Перестань, пожалуйста. Не будем об этом вспоминать и все.'
- 'Как скажешь.'
- Давай встанем, поедим, а потом вернемся к тому, с чего начался вчерашний разговор.
- Да, леди.
Лиан первым выбрался с постели, и я невольно засмотрелась на его ладную плечистую фигурку, он польщено улыбнулся. Эх, надо учиться закрываться, не дело так транслировать свои мысли и чувства.
- 'Я закроюсь' - было мне ответом и почти сразу я почувствовала некое отсоединение. Это было так странно, я не ощущала его присутствия, но когда он закрылся, ушел, я ощутила пустоту.
- Приготовь мне что-нибудь, - произнесла я вслух.
- Оладьи с джемом?
- Отлично.
Лиан отправился в кухню, а я в ванную, предвкушая душ, но как только открыла воду, то вспомнила о погибших цветах и о том, как глубоко Лиан переживал об этом. С сожалением закрыв воду, я быстренько побежала в его комнату, схватила пару горшков и такой же рысью отправилась к входной двери, выставив горшки на лестничную площадку. Пришлось сделать несколько таких ходок.
Я сама себе поражалась - бегаю в неглиже как... не знаю кто, чтобы не расстроить своего... Ой! А принадлежность-то надо будет восстановить, иначе Лиан будет считаться бесхозным, и любой, кто сможет поставить метку, станет его хозяином. Выставив последний засохший цветок, я из кабинета позвонила Митху и попросила забрать горшки и купить новых цветов, таких же. После всего этого я, наконец, на пару минут заскочила под воду.
Оладьи пахли замечательно, впервые за несколько десятилетий на моей кухне готовилась еда, а не создавался очередной амулет или эликсир.
- Мука старовата... - озабоченно сообщил Лиан.
- Пахнет вкусно, - успокоила я его.
- Мы конечно не домовые, но тоже кое-что можем, - довольно ответил флерс. Ну не могу пока думать о нем как о divinitas.
- Лиан... А как быть с меткой принадлежности...?
- Как? - он растеряно и непонимающе посмотрел на меня, и 'открылся' восстановив нашу мысленную связь.
- 'Я думал ты поставишь на меня семейную метку как на Фиалочку.... Ты все же хочешь рабскую? Или другую? Какую?' - свалился на меня град взволнованных вопросов.
- Подожди, подожди... Что значит семейную, как на Фиалочку?
- Ну у Фиалочки же метка принадлежности к семье, а не рабская, - ответил он в голос.
Я обхватила голову руками и тупо уставилась перед собой. Почти бессознательно захлопнув-закрыв нашу связь.
- Леди... Леди...Что с вами? - Лиану очень хотелось дотронуться до меня что поделиться и успокоить, но он не рисковал. Видя что со мной творится - я мягко говоря была в смятении и злилась.
- Чем отличается рабская метка от семейной? - нейтральным голосом спросила я.
- Рабская протыкает насквозь центры, а семейная крепится к поверхности, врастая, - тут же ответил он.
Ну да, у Фиалочки шнур именно прикрепился к поверхности, прочно так, напоминая собой vis-вену. А у Лиана четко шел сквозь середины vis-центров.
Какой стыд - не знать самого простого... Издержки сиротства.
Я немного успокоилась и Лиан все же коснулся меня, вливая капельку бодрости и веры в себя.
- Что случилось? - шепотом спросил он. Не может мысленно фамильярничать, так фамильярничает шепотом. Флерс...
- Я не знаю различий между метками, - призналась я, - знаю только формулу подчинения при нанесении рабской и как, в общем, это делается.
- Я расскажу, - так же шепотом предложил он.
- Оладьи горят...
И Лиан тут же метнулся к сковородке.
- А что ты еще знаешь? - спросила я у его спины.
Пожал плечами, не оборачиваясь.
- Много разного знаю... Вы спрашивайте...
А потом вдруг бросил все и опустился передо мной на колени, взяв за руку.
- Вам не нужно меня стесняться. Я ж ваш... И все мое - ваше...- зашептал он.
Я открыла нашу связь.
- 'Я ж люблю тебя, матушка, и все для тебя сделаю'
В панике я опять 'захлопнулась'.
- Хорошо, я не буду стесняться спрашивать тебя о том, чего не знаю, - произнесла я, - А ты в свою очередь, если видишь, что я чего-то не знаю или что-то делаю не так - не молчи. - Подумав, я добавила, - Хотя, конечно, выбирай момент чтоб не попасть под горячую руку...
- Хорошо. Я все понял. Вы позавтракаете и я расскажу вам о метках.
Я согласно кивнула.
Меня, одну из сильнейших в Нью-Йорке filius numinis будет учить флерс. Это даже не смешно.
Лиан крутился по кухне, выставляя передо мной посуду и приборы, наливая чай и накладывая джем... Хозяин... Только маленького роста, на дюйм выше моего плеча... Хорошо, что он такой маленький, это не дает мне воспринимать его как мужчину, верней, как мужа. Не хватало еще влюбиться в флерса...
От его хлопот я окончательно успокоилась и с аппетитом поела. Лиан тоже позавтракал, водой и медом - неспешно лакая мед из неглубокого блюдца держа его в руках. Странное это зрелище, увидев такое, тяжело поверить, что флерс умнее кошки.
После трапезы мы расположились в гостиной, я 'раскрылась' восстановив связь и Лиан с потрясшей меня методичностью поведал все, что он знает о метках. Это было похоже на научно-популярный фильм - рассказы плюс картинки. С появлением жидкокристаллических мониторов я обрела возможность 'почти смотреть' телевизор. Лучевые трубки выжигали глаза, какие б экраны на них ни ставили, ЖК тоже жгут, но на порядок меньше. Можно посмотреть минуту-две самые интересные моменты или запоминая актеров, а потом дальше слушать. Так вот, по логике и методичности изложения Лиан напоминал какого-нибудь профессора. Уловив эти мысли, он чуть растерялся
- 'Что-то не так? Я просто привык так 'передавать'...'
- 'Передавать? То есть ты сейчас передаешь?'
- 'Ну да...'
- 'Нет, все хорошо. Все нормально' - поспешила я успокоить его.
Я была в легкой прострации из-за количества полученных знаний, и скорости их получения - 'смотреть фильм' задавая вопросы и получая ответы, это совсем иначе, чем читать книгу и размышлять над ней. Я поняла, почему поставила на Фиалочку семейную метку - эмоциональная составляющая была не та, не было подавления, а была жалость и нежность. В качестве экзамена по усвоению урока я поставила метку на Лиана - принадлежность к семье слабого, опекаемого члена, племянника, например. Либидо-центр оставили без контроля, чтоб не давать повода думать, что мы любовники.
Пролетело полдня, солнце миновало зенит и мы опять отправились на кухню. Я уже сама нарезала в салат все, что нашла в холодильнике, а там у меня всегда лежат овощи и фрукты, и заправила маслом. Лиан же опять лакал мед, но не отказался от половины персика и груши. Только я поела, как в дверь позвонили - Митх доставил цветы. Оставив Лиана в кухне, я руководила заносом и расстановкой горшков, вроде бы вышло даже лучше чем было.
После еды я предложила продолжить разговор и направилась в комнату Лиана, но тот встал в нескольких шагах от двери и скукожился.
- Не бойся... Ну... Там уже все хорошо, - уговаривала я его, подталкивая, чтобы он вошел. Но он молча сопротивлялся, в нем нарастала паника.
У меня лопнуло терпение
- Лиан! Ну хоть чуть доверяй мне и мои словам, - обиженно высказала я.
Он тут же раскаялся и прильнул в безмолвном извинении и, наконец, несмело заглянул в дверь комнаты...
- А? Другие... Новые.... - тут же позабыв обо мне, он принялся обходить цветы, тихо разговаривая с ними.
Нет, все же чтобы общаться с флерсами, надо иметь железное терпение. Я уселась в кресло, дожидаясь, когда он вспомнит о моем присутствии.
Не прошло и четверти часа, как знакомство со всеми цветами было завершено.
- Спасибо! Спасибо, спасибо, спасибо... - на меня обрушился дождь поцелуев несущих теплую, нежную силу.
- Ну хватит... хватит... закормишь...- мне было неловко, не так уж много я и сделала. Я опять раскрылась для связи
- 'Что мне сделать? Как отблагодарить?'
- 'Лиан, надо вернуться к серьезному разговору. О твоих родственниках.'
Он тут же стал серьезен.
- Расскажи еще раз все, что знаешь, как узнал и от кого.
Лиан собрался и принялся рассказывать. Дело обстояло так - Руфус тесно общался с волками и вампами последние несколько лет. Я смутно припомнила, что власть у вампов опять сменилась незадолго до тех кошмарных разрушений, погрузивших мегаполис в липкий страх и горе на долгие месяцы. Вот с новым князем вампов Руфус и спелся, став этаким консильери при нем. И, конечно же, пасся там же где и вампы, в их барах и подпольных борделях. Больше года назад, чтоб помучить Лиана, он рассказал о странной паре смуглых беловолосых двойняшек, что мол они очень похожи на флерсов, но крыльев у них нет. Лиан сразу вспомнил о Ландышах, когда он уезжал за океан, они оставались в Европе, но мало ли что могло случиться. Он пытался нащупать их, но не смог даже почувствовать их присутствия и уже было решил что Руфус специально исказил факты чтоб его помучить, как тот поведал еще об одной паре - мальчике и девочке, флерсах с крыльями, и что эти флерсы опекают тех бескрылых. Лиан опять возобновил попытки нащупать их и все же смог выйти на девочку своей ветви. Нормально пообщаться с ней не вышло, связь была односторонней, похожей на подслушивание, и он смог лишь уловить, что она здесь, в мегаполисе, что ей очень плохо, но кому-то рядом еще хуже. Все. Потом его собственное положение резко ухудшилось и ему уже стало не до наладки связи.
Попав ко мне и 'откормившись' он возобновил поиски и опять восстановил связь-подслушивание. Это позволило узнать, что девочка и еще трое флерсов находятся под землей, и их крайне редко выпускают на солнечный свет. Так длится долго, слишком долго, все четверо живы лишь потому, что их держат вместе, взаимная привязанность и любовь позволяет им хоть изредка генерировать какие-то крохи и обмениваться ими.
- Они в ужасном состоянии, - вдруг произнес Лиан вслух.
Я понимала о чем он, без силы мы все деградируем, рацио-центр усыхает, как и остальные, и мы начинаем жить какими-то простейшими инстинктами и побуждениями, теряя способность мыслить логически, что-то рассчитывать и анализировать.
- В каком они районе? Хоть какие-то зацепки о месте, где их держат, есть?
- Нет. Только 'сыро, холодно, запах плесени, запах страха и страданий, небо между стен'
- Да. Не густо... Я не понимаю, зачем вампам флерсы? Что они могут с них взять?
Лиан тяжело вздохнул.
- Я думаю, просто так... развлечение в чистом виде. Искусство ради искусства.
Я погладила его, вливая силу, успокаивая и вселяя надежду.
- Что-нибудь придумаем. Обязательно.
Ну что ж, раз свалилась в горшок со сметаной, пообещав помощь, надо шевелить лапками, авось собью масло и выберусь.



Создание сайта Aviva

Связь с администратором