1. Потерянное одиночество - Страница 10

Серия Divinitas

Индекс материала
1. Потерянное одиночество
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5
Страница 6
Страница 7
Страница 8
Страница 9
Страница 10
Страница 11
Страница 12
Страница 13
Страница 14
Страница 15
Страница 16
Страница 17
Страница 18
Все страницы


***
Было шесть вечера, еще не поздно, и я набрала по телефону Седрика, трубку взяла секретарь. Она отказалась с ним соединять, сославшись на то, что он просил не беспокоить, и мое имя никакого впечатления на нее не произвело. Закипая, я помчалась к себе в офис, там в блокноте был записан его прямой мобильный. Набрала...
- Слушаю, - недовольно-вальяжно.
- Седрик Мэдоу, будьте так добры, когда освободитесь, перезвоните в офис Пати Дженьювин! - зло проорала я.
- Пати...?
Я швырнула трубку. Скотина зажравшаяся, ведь можно своим шлюхам объяснить, что есть три, от силы пять персон, с которыми надо соединять всегда.
Перезвонили почти сразу же.
- Пати, розочка моя, что тебя так разозлило? Тебе ж нельзя нервничать... - он включил весь свой шарм.
- Ответь Седрик, ты нанял тупую шлюху, не исполняющую твоих распоряжений или я не вхожу в число тех, кто может поговорить с тобой в любой момент?
- Пати, ради тебя я прервал деловые переговоры.
- Как мило, - я постаралась успокоиться, - Сможешь заехать ко мне сегодня?
- Э.... Только часам к десяти...
- Отлично. Жду.
- До встречи.
Я довольно хихикнула, от былого раздражения не осталось и следа. Седрик до десяти вечера просто изведется от любопытства. Мы давно не виделись, и я не припомню случая, когда б я вот так приглашала его, обычно он напрашивался.

После того как я сняла рабскую метку, а Седрик поклялся не вредить мне, мы сделали вид, что абсолютно чужие друг другу и между нами ничего не было. Я изредка ходила на собрания Совета, и в первый раз на нас с любопытством поглядывали, видя, что связи между нами уже нет, но с расспросами не лезли - не принято. Как-то с нескромным предложением подкатил Форесталь, ему видите ли надоели худенькие флерсы и хочется 'чтоб было за что подержаться'. Я прямым текстом ответила ему, что не вступаю ни в какие связи с divinitas, и что если он будет настаивать, то это выльется в конфликт между нами, а точнее в бой. Форесталь настаивать не стал, а за мной закрепилась слава странной чудачки - я, похоже, была единственной, кто избегал отношений с не-людьми.
Однако Седрик никак не хотел успокоиться и угомониться, выждав несколько лет, он по любому поводу стремился встретиться со мной наедине, то есть без внимательных глаз других filii numinis. Во время встреч он был мил и не наглел, но я не расслаблялась и встречи эти не поощряла. Черный есть черный, каким бы милым он не был на поверхности, как ни крути, но он не способен на радостное и беспроблемное существование. Собственно, эта черта и объясняет, почему черные занимают ключевые посты в нашем обществе, им жизненно необходимо к чему-то стремиться, как говорят люди 'заморачиваться' тем или иным способом. 'Белым' же претят любые проблемы, и в этом наша слабость, мы не способны на бой, войну, отстаивание интересов, разве что прижать нас к стенке и поставить на край гибели.
Мягкая, кропотливая осада Седрика длилась пару десятилетий, однако я оставалась все так же холодна и отстранена, не разрешая лишний раз дотронуться до себя. Но все же один инцидент заставил потеплеть наши отношения.
Это было тогда, когда женщины начали размалевываться как клоуны и превращать волосы в паклю, еще и фигуры делали треугольными, с огромными плечами. Совет собрался чтоб выслушать делегацию из Азии, кажется, из Китая. Явились почти все, и сильные и слабые, всем было интересно посмотреть на чужаков, ну и я пришла из любопытства. Однако была разочарована - старшим был сухонький старичок, какой-то мутный и блеклый в плане силы, а его три спутника-охранника были оборотнями: лисица, кот и что-то морское непонятное. Оборотни своей необычностью приковали к себе внимание, а на старичка присутствующие поглядывали чуть ли не с брезгливостью - у нас самих таких слабаков больше половины.
Люди ухитрились украсть у азиатских divinitas какой-то ценный артефакт и вывезли в Америку, азиаты чуяли, что артефакт здесь, в Нью-Йорке, но вот у кого и где определить не могли и просили помощи у нас. Седрик выслушал просителей и дежурно заверил, что, мол, мы окажем посильную помощь и что, конечно же, если кто-то узнает о местонахождении интересующей гостей вещи, то им тут же сообщат. В общем всем, и гостям в том числе, было ясно, что никто особо не пошевелится и поиски не развернет, азиаты вежливо раскланялись в пояс и вышли из зала. Совет быстро разобрался с еще каким-то маловажным делом, и мы начали расходиться. В холле меня перехватил один из оборотней-чужестранцев и все время кланяясь попросил пройти с ним, перемолвиться парой слов с их старшим. Поскольку это было здание Седрика и кругом были наши охранники-волки, я согласилась.
Гости расположились в небольшой комнатке, приемной какого-то мелкого начальника и только когда за мной закрылась дверь, я поняла что сделала страшную глупость. Воздух звенел от силы этих четырех. Я привычно сомкнула щиты, заталкивая свой страх внутрь, поглубже. Старичок встал и поклонился, он был все таким же мутным, но я уже не обманывалась и постаралась вежливо вернуть поклон.
- Белая хозяйка - мудрая женщина, она живет спокойно за спиной своего вассала, - произнес старичок. Его голос, как и прежде, был тих и вкрадчив, но мне он напомнил шелест камней, которые станут смертоносной лавиной. Мелькнула паническая мысль 'Вассал? Седрик мне не вассал...'
- Однако вассал не столь умен, - продолжил старик, - молодой наместник фактически отказал нам в помощи. Это не хорошо.
Я с трудом подавила согласный кивок, думая как же мне выкрутиться. Седрик чхать хотел на мое мнение, если он не почувствовал силы чужаков, то мои рассказы его не убедят.
- Уважаемый, молодой глава... слишком молод, - с улыбкой произнесла я, - дайте ему второй шанс. Я приведу его, а вы еще раз объясните ему, здесь приватно, что вы хотите.
Старик улыбнулся в узкие усы и согласно кивнул. И тут 'кот' видно чтоб пресечь любые мои сомнения, частично перекинулся в песочно-пятнистую тварь, ноги и торс остались человеческими, а выше шли широкие лапы с изогнутыми когтями и кошачья морда с большим некрасивым розовым носом и огромными клыками.
Я оказалась в коридоре и опрометью бросилась к кабинету Седрика в надежде, что тот еще не ушел. Не ушел, о чем-то беседовал с Саббиа, я заскочила, что называется с разбегу, и пожалела об этом, мужчины в недоумении уставились на меня.
- Пати? - Седрик сама саркастичная снисходительность. 'Да я сейчас собью с тебя весь твой пустой апломб, сосунок недоделанный' - подумалось мне.
Я нервно улыбнулась
- Лорд Саббиа, прошу прощения, но мне очень нужно переговорить с Седриком, с лордом Мэдоу, наедине... - произнесла я, стараясь дышать помедленнее. Мужчины переглянулись с похабными ухмылками. Придурки!
- Ну, леди Росео, раз вы просите, я не смею вам отказать.
Я поскорее отодвинулась от двери и вообще подальше от Саббиа, чтобы избежать куртуазного поцелуя в руку или иного прикосновения божка.
Когда за ним закрылась дверь, я с размаху влепила пощечину Седрику, тот опешил на мгновение, но тут же вскипел.
- Слушай! - заткнула я так и не излившийся поток возмущений.
Учитывая, что я никогда себе подобного не позволяла, Седрик сдержался и действительно приготовился слушать.
- Ты впустил в наш город этих... чудовищ! Мало того, ты не разглядел, кто они!
- Ты дура! Тебе показали иллюзию, а ты в штаны наложила! Идиотка!
- Иллюзию? Пошли! Пошли со мной, придурок недоделанный!
- Я не собираюсь идти куда-то по приказу перепуганной розовой идиотки!
- Отлично! Подыхай сам и утяни во Тьму всех этих ничтожеств!
'Заехать домой сгрести амулеты и заготовки и куда-нибудь подальше, залечь в темном углу пока эта четверка будет разносить Нью-Йорк по камню'
Я уже взялась за ручку двери, когда Седрик нажал какую-то кнопку и они заперлись.
- Пати...
- Что? - я не оборачивалась, усмиряя бешенство, не хватало еще ввязаться в драку и исчерпать свой резерв.
Седрик молчал.
- Ты принимал их один или со свитой? - так же не оборачиваясь спросила я.
Опять молчание. Я жду. Я просто жду чтоб дверь открылась и я смогла уйти от сюда, сбежать из города.
- Ладно, пошли... - и он открыл дверь, - Пошли, и я покажу тебе, глупенькая, что все твои страхи чепуха, - он опять вошел в роль моего ухажера. Я даже не обратила внимание на то, что он обнял меня за талию и мы, обнявшись, прошли мимо еще не разошедшихся divinitas.
С каким-то мрачным удовольствием я смаковала мысль, что веду Седрика в западню - получи, придурок, по заслугам.
Чужак-оборотень с приклеенной улыбкой не дал мне сбежать, загородив собой путь отступления, и мне пришлось зайти вслед за Седриком. Отчаяние предало мне сил и наглости, зайдя в комнатку, я заговорила первой.
- Мое почтение, уважаемый, пожалуйста, убедите нашего главу в серьезности вашей проблемы.
В ответ на эти слова Седрик взглядом пообещал мне взбучку за такое хамство, а старик лукаво улыбнулся.
Секунду или чуть более ничего не происходило, а потом, повинуясь еле заметному знаку старика, оборотни стали перекидываться. Лис оказался огненным, но кот просто огромным котом. 'Виверровый' некстати вспомнилась статья о тварях с таким носом и лапами. Перекинувшись, оборотни остались стоять на задних лапах и их поведение оставалось вполне разумным, не звериным. Морской оборотень оказался синей змеей с желтыми короткими лапками, таких в природе точно нет. Змея вертикально не удержалась и заструилась по полу, а потом и по стене.
Я распрощалась с жизнью. Абсолютно чуждые, неизвестные силы подчинялись неведомым законам, пугая одним фактом своего существования. Поведение оборотней внешне не несло угрозы, но их сила напоминала рычащих собак, ждущих команды наброситься.
Ничего страшнее в своей жизни я не видела и не ощущала.
Защиты от чужаков не было.
Седрик повел себя как-то странно. Он или не видел или не чуял... или не хотел верить очевидному...К моему удивлению и ужасу, он сделал пару шагов вперед и пощупал лапу кота. В то же мгновение, тот произвел захват, заломив его руки и прикусив шею, выжидательно глядя на старика.
- Не стоит, - услышала я собственный спокойный голос, - его смерть помешает организации поисков, - это говорю я? Какой я молодец...
Старик чуть повел бровью и кот выпустил Седрика, тот не удержавшись, упал на колени.
Старик посмотрел на меня потом на Седрика
- Вы оба еще очень молоды и глупы, но те кто старше еще глупее...
И тут старик начал сбрасывать маскировку, она опадала как куски брони, он оказался нестерпимо ярким - все цвета радуги бурлили в нем, причем черная и белая силы не мешали друг другу вплетаясь в общий круговорот. От этой ужасающей, сводящей с ума яркости, я переключилась с vis-зрения на обычное - и не сдержала крика. В комнате, грозя пробить потолок головой, стоял желто-красный восточный дракон - змея с лапами. Оборотень - синий дракон рядом с ним казался даже не детенышем, а комнатной собачкой. С негромким треском сломался стол - красному было мало места. Мы все, включая лиса и кота, жались к стенам, и только синий дракон-змея радостно скользил вокруг старшего. Дышать было невозможно - то жар, то холод, то смрад вулкана, то аромат цветов, все сменялось с головокружительной быстрой.
Дракон приблизил ко мне свою усатую голову, и посмотрел в упор, изучая как букашку, а потом так же уставился на Седрика.
- Я убедил вас помочь нам? - пророкотал он не открывая рта.
- Да, - выдавил Седрик.
Задумчиво покачавшись дракон вдруг стал уменьшаться закручиваясь в кольца, потом пошла рябь и мы вновь увидели старика. И только раздавленный стол был свидетельством, что здесь только что не было свободного места.
- Я оставлю Уна, чтоб он помогал вам. До завтра, - и старик вышел из комнаты. Оборотни, неизвестно когда успевшие принять людское обличье, последовали за ним. Кот, похоже тот самый Ун, поклонился и выжидательно глянул на нас.
- Подождите, пожалуйста за дверью, - нашлась я. Тот молча послушался.
- Ну что? - спросила я.
- Мне жаль, я был не прав, - тихо ответил Седрик. Нужны мне его извинения как рыбе зонтик.
- Ты можешь им помочь? Или они просят невозможного?
- Да, могу...
- Ну так отлепляйся от стены и вперед.
- Пати... Я пуст... Пуст до самого дна...
Я сама была пуста, такой страх даром не проходит.
- Седрик, я не буду сейчас тебя кормить. Мне почти нечем.
- Я понимаю. У меня в кабинете накопители - пеммикан и отвар в глиняной кружке.
- Хорошо. Принесу.
Кот у двери терпеливо ждал, и когда я вернулась с мясом и кружкой, он стоял все в той же позе.
После трапезы, обретя силы, Седрик принялся за дело, а я уехала домой. Если бы Седрик не мог помочь нашим гостям, я б уехала из города, а так я надеялась, что он найдет этот неладный артефакт, и они спокойно уберутся к себе на родину.

Прошли томительные сутки ожидания, и вечером следующего дня Седрик заехал ко мне в ресторан. Лис-оборотень следовал за ним по пятам, а в шаге позади набычившись шла постоянная охрана из двух волков.
Я закрыла дверь в свой кабинет перед носом у мохнатых. Они не стали ломиться, хоть пожелай Лис зайти, воспрепятствовать я б ему не смогла.
- Фух, наконец-то, - Седрик закрыв глаза, студнем растекся по креслу. Я с удивлением смотрела на него, вечно собранный и энергичный, он сейчас не был похож сам на себя.
- Что случилось? - спросила я, хоть прекрасно понимала что с ним. Все время быть рядом с тем, кто может одним движением убить тебя или подчинить - испытание не из легких.
- Пати, я не могу... не могу больше терпеть их рядом с собой, - словно сам себе произнес он.
Эта тихая жалоба растопила мое сердце, я села к нему на колени и приобняв, стала целовать лоб, виски, щеки, по капле вливая силу. Какое-то время он не шевелился, принимая подарки, но потом начал по чуть-чуть отвечать, поглаживая мое бедро и так же мимолетно целуя в ответ. Он принялся искать мои губы, в таком поцелуе мы б могли обменяться не каплями, а потоком силы, но я не хотела рисковать, и глядя ему в глаза отрицательно покачала головой. Седрик с сожалением подчинился, только поцелуи превратились в нежные покусывания одними губами. В этих ласках мы не только обменивались силой, но и генерировали красную, почти одинакового оттенка, моя была лишь ненамного светлее. Так пролетели полчаса, мы оба наполнились, и я мягко отстранившись, встала с его колен. Седрик успел поймать мою руку и поцеловал, вливая силу - безмолвная благодарность.
- Пати, можно я и завтра приду? Мне... будет легче пережить этот день зная, что... - он не договорил, но и так ясно - зная что вечером мы накормим друг друга.
Отказать я не могла.
- Хорошо. Только веди себя прилично. Как сегодня...
Он улыбнулся непривычно мягкой улыбкой.
- Хорошо.
И вместо прощания чмокнул в щеку, как в те дни перед боем с Абшойлихом.
Девять вечеров я закрывала дверь перед невозмутимым лицом очередного оборотня-чужака, девять вечеров мы с Седриком медленно и осторожно раскачивали друг друга, наполняясь и обмениваясь.
- Розочка, сладкая, пушистая розочка, - забывшись иногда шептал он, - с дли-инными шипами, коготками...Чтоб никто не достал, не понюхал, не коснулся...Моя розочка... - последнее он всегда произносил еле слышно, потому что знал - это 'моя' может меня взбесить.
А на десятый день он пришел бодрый и без чужака - артефакт нашли, и монстры спокойно убрались восвояси.
- Пати, сегодня опять Совет, я слишком многих прижал к ногтю, потребовав помощи в поисках, и Фрешит опять мутит воду
Я улыбнулась каламбуру - Фрешит-Паводок.
- Говорит, что я заставил многих потратиться неизвестно ради чего. Скотина пришлая.
Фрешит перебрался в Нью-Йорк из Детройта, после того как вампы захватили там власть и несмотря на то что это было десятилетия назад, все еще считался пришлым.
- Скажи, а кто тебе рассказывает обо всем? Откуда ты знаешь, что он говорит? - задумалась я.
- Саббиа рассказывает, он жуткий сплетник и знает все обо всех.
- Саббиа...Седрик, ты доверяешь Саббиа?
- Я никому не доверяю, Пати, даже тебе.
- Не играй словами. Ты принимаешь на веру слова Саббиа, когда нужно принять какое-то решение?
Тут до Седрика начало потихоньку доходить что я имею в виду, сомнение и растерянность явственно проступили на его лице.
- Но зачем ему?
- Бог зыбучих песков, Седрик, будет сеять нестабильность и раздор не потому, что у него какие-то далеко идущие планы, а потому что это его природа, он не может иначе. Ему надо видеть и чувствовать борьбу за жизнь, и если раньше он наблюдал за зверушками в своих ловушках, то теперь вместо них мы, divinitas.
- Не преувеличивай.
- Готова поспорить на поцелуй, что именно он убедил тебя, что только полные ничтожества могли позволить людям что-то украсть у себя.
Я попала в точку. Седрик сел и закрылся, обдумывая мои слова. Я не мешала ему, вернувшись к прерванным делам. Через четверть часа, если не более, он произнес
- Ты опять права, Пати.
- Угу, я счастлива, - саркастично ответила я.
- Я слишком много не знаю и не вижу...полуволк... - сам себе сказал он.
- Мы, Седрик, МЫ слишком много не знаем и не видим, - Седрик никак не мог смириться со своим происхождением, его мать была divinitas, а отец оборотнем и такая наследственность здорово осложняла ему жизнь.
- То есть? Ты и я?
- И ты, и я и другие divinitas. Не надо делать из этого проблему и посыпать голову пеплом. Ты уже полвека глава города, ты прирожденный руководитель, в меру властный и осторожный.
- Ух ты, сколько комплиментов...
- Поговори с Фрешитом перед Советом, может, вы сможете найти общий язык, - буркнула я и сделала вид, что углубилась в бумаги.
- Пати, ты нужна мне на этом Совете. Только мы с тобой и мои волки разобрали, насколько опасны были азиаты.
- Ты думаешь, россказни розовой идиотки будут иметь хоть какой-то вес?
Седрик в досаде стукнул себя по колену, но я 'провернула нож в ране'.
- Или ты забыл, с каким сарказмом и снисходительностью разговаривал со мной десять дней назад?
- Пати... Сама виновата!
- Не спорю. Я поеду на Совет, Седрик, но лишь для того чтобы полюбоваться твоим триумфом или же присмотреться к новому главе. Dixi .
Почти с минуту Седрик стоял молча, закрывшись, но все равно было видно, что он бурлит, раздираемый противоречивыми чувствами. Потом его лицо вдруг осветила озорная улыбка
- Бросаешь на глубину?
Я улыбнулась в ответ.
- Тебе давно пора было оставить всяческие бревна и плыть самому.
- Я тебе покажу, МОЯ розочка, как я умею плавать, - и он стремительно обняв, чмокнул меня в щеку. - До встречи на Совете.
Седрик меня не разочаровал, он был в ударе парируя все обвинения Фрешита, но Саббиа нанес удар исподтишка, осудив сам факт помощи иноземцам, напомнив что мы ничего за эту помощь не получили. После этого словесные нападки посыпались с новой силой, но Седрик спокойно выслушивал и молчал.
- А теперь скажите мне, уважаемые filii numinis, что, только я смог разглядеть за мутными щитами силу старика? Только я заметил, что лис-оборотень еще и властелин огня? Что кот перекидывается наполовину, а морская тварь - властелин воды? Только я? - он обвел взглядом молчащее собрание, -Значит место главы мое, по праву сильного!
- Это все были иллюзии, - прозвучал в тишине голос Саббиа, - Их обокрали ЛЮДИ!
- А кто нас всех выгнал со Старого Света? Кто убил наших родителей, братьев и сестер? Кто, лорд Саббиа? Боги?
Опять повисла тишина.
- Кхм... если позволите, - прозвучал несмелый тихий голос, - Я тоже видел что Лис властелин огня, он поджег одежду на человеке, когда тот не захотел... рассказывать... что знал... - последние слова говорящий еле выдавил из себя под тяжелым взглядом Саббиа.
- А мне Кот когтями угрожал... они у него как ножи... - раздался жалобный голос откуда-то из дальнего угла.
Присутствующие тихо загомонили и тут Седрик подойдя к Саббиа громко спросил
- Лорд, вы почувствовали силу иноземцев?
Тот вскинул бровь, мол что за наглость задавать такие вопросы.
- Ответьте да или нет. Вы поняли, что они сильнее, чем хотят казаться?
Все divinitas уставились на Саббиа, но тот молчал. Седрик с минуту сверлил его взглядом, а потом резко развернулся к Фрешиту.
- Лорд Фрешит, я уважаю вас как сильного и мудрого filius numinis, но вы слишком доверились словам властелина ЗЫБУЧЕГО песка, - с достоинством произнес он.
Фрешит склонил голову, признавая его правоту.
Это был триумф.
Молодой полуволк сорвал поводок и доказал, что он уже заматерел.
Я изобразила аплодисменты, и Седрик в ответ еле заметно кивнул, многие заметили это и сделали свои выводы.
С тех самых пор мы встречаемся три-четыре раза в год у меня в ресторане, разделяем трапезу, болтаем, делясь сплетнями. И если Седрик специально опустошается перед встречей, то я забираюсь к нему на коленки, и мы неспешно и аккуратно наполняем друг друга. Для него это сладкая пытка, он хочет большего, хочет всего и сразу, но понимает что проявив грубость, лишится и этого. Для меня же это своего рода тренировка умения делиться и генерировать, не открываясь.
- Ты похожа на колючий куст, - говаривал Седрик в сытом благодушии, - колючки скрывают сладкий цветок и так хочется вдохнуть его аромат полностью, но нельзя, шипы не дают...Чем нежнее обращаешься с шипами, тем сильнее аромат... сладкий, пьянящий, розовый, летний, солнечный.
Я смеялась в ответ.
- Ты ж волк, что тебе аромат розы?
- Я ведь не волком к тебе прихожу, а почти человеком...
Седрик все же понял, что когда он полон сил, мы не можем нормально общаться - наши начала конкурируют и враждуют. А поняв это, к моей радости, перестал звать меня в жены, удовлетворившись нашими редкими встречами и подобием дружбы. А может и не подобием.... Не было возможности проверить.
И вот сегодня мне потребовалась услуга.



Создание сайта Aviva

Связь с администратором