3. Родное небо

Серия Синто

Угроза отодвинута, другие семьи восстанавливают крепости и оберегают Синто от внешних угроз. Молодое поколение семьи Викен осталось не у дел? Конечно же, нет.


Глава 1. Тропик.
Ара-Лин.

Мы бились над очередным пакетом задач. Криста и Аррен потихоньку претворяли свою идею в жизнь, готовя из меня и Даниэля главу рода и его консорта. Я смотрела ролик с плоским изображением пытаясь понять, врет человек или волнуется, от правдивости его слов зависело слишком многое, увы, однозначно определить не получалось. Зашла с другого бока, пересмотрела еще раз информационную справку. Нет, похоже, что эта задача очередная ловушка, принять решение исходя из этих данных невозможно, нужны уточнения.
- Даниэль, а что ты думаешь? - спросила я.
- Думаю, это ловушка, нужен минимум допрос под 'веритас'.
- У него идиосинкразия на 'веритас', - я досадливо ткнула пальцем в строчку из справки. - И прекращай забегать вперед, мы должны работать вместе, а ты работаешь лишь с тем, что тебе нравится.
- Если бы я не работал с тем, что мне нравится, ты бы потонула в ворохе информации, я же провожу первичное структурирование, - принялся защищаться братец, - и я не могу работать вхолостую, я перебрал все варианты, и решения не нашел, его нет, что еще можно сделать?
Мы устали, потому и цапались.
- Ты прекрасно знаешь, что можно сделать - дать запрос на уточнение. Грамотный запрос.
Братец обреченно вздохнул и сохранил свою выжимку по следующей задаче. Придвинувшись ко мне, он еще раз вчитался в исходники.
- Да что с ним можно сделать? Он свой и высококлассный... Если он как следует поработал над собой, ни перекрестные допросы, ни приборы не помогут, -выдал Даниэль то, что и так ясно.
- О! Лишение сна, как ослабляющий волю фактор, а потом гипно-допрос профессионалом, - предложил он. Я и сама об этом думала, но ...
- Лишение сна - это пытка, Шур нас уже смешивала с биоудобрением по этому поводу. Гипно-допрос... сложное и неоднозначное дело, одно слово не так, и это уже не допрос, а внушение.
- Ара-Лин... - мой сводный братец, моя вторая половинка очень меня любит, но иногда все же хочет придушить, - что ты можешь предложить?
Я вздохнула, ничего другого при всем желании тут не придумаешь.
- Лишение сна, и четко прописать текст допрашивающего.
- Сама сделаешь?
- Угу.
- Хвала Судьбе, - он откатился и вновь уткнулся в выжимку по следующей задаче.
Ах так!
Гифти, уже взрослый каракал, мирно дремала и никого не трогала, я оторвала от стола ее нелегкую тушку и сделав шаг, отправила ее в короткий полет. Приземлившись на колени Даниэлю, каракал спрыгнула на пол и возмущенно уставилась на меня, братец возмутился вслух:
- Дите малое! Ара-Лин, ну что ты творишь? Если устала, иди займись чем-то другим, меня-то зачем дергать?
Я молча вышла из кабинета, ну не могу же я взять и сказать 'Знаешь Даниэль, мне хочется нежности и тепла, я привыкла их получать от тебя, а последние два дня ты весь в работе, и я для тебя только фон'. Пойду на кухню, приготовлю чего-нибудь, меня это всегда успокаивает. По дому я уже передвигалась без шеста, лишь изредка заваливаясь и держась за стены.
Я нарезала овощи для рыбы, когда показалась кошка, она села и с видом экзаменатора принялась наблюдать за моими действиями. Хорошо что Гифти полностью домашняя: не знаю, как отреагировал бы нормальный каракал на мое хамство, может, укусил выпрыгнув из-за угла? Хотя Гифти и так иногда от нечего делать, выпрыгивает из укрытия, бьет лапой и убегает, дескать, ловите меня теперь.
Рыба была уже в печке, когда зашел братец и сел за стол, кошка тут же запрыгнула к нему на колени, демонстрируя, кто ее лучший друг, а кто так себе.
- Что случилось? - спросил он, гладя Гифти.
Придется объясниться.
- У нас сейчас много работы, но это не повод быть черствыми друг с другом, - спокойно сказала я.
Он удивленно посмотрел на меня.
- Черствыми? Друг с другом?
- Да, ты все время мыслями в задачах, даже ложась спать, ты думаешь о них. И сейчас ты первый раз за два дня думаешь не о политике, экономике и балансе сил.
Даниэль задумался.
- Но ведь у нас всего пять дней, и из десяти задач решено только шесть, а вдруг оставшиеся будут намного сложнее, и мы будем с ними долго возиться?
Я улыбнулась, иногда мы читаем мысли друг друга, а иногда как будто говорим на разных языках.
- При любой занятости можно найти минутку друг для друга, если захотеть. Минутку, больше и не надо.
Он опять задумался, потом ссадил Гифти, подошел и обнял
- Кажется, до меня дошло. Ты сердишься?
- Если бы я сердилась, то била грушу, - ответила я с улыбкой.
- Хочешь, чтоб мы сделали перерыв и куда-нибудь выбрались?
- Нет, ты прав, надо поскорее развязаться с заданием и тогда спокойно отдыхать.
Печка возвестила о готовности, мы накрыли на стол и довольные жизнью и друг другом, принялись ужинать. После ужина мы, как обычно, сидели в обнимку на террасе, я невольно задумалась, как именно должны звучать вопросы следователя при гипно-допросе. Из этих размышлений меня выдернул смех Даниэля
- А сама? Куда мыслями от меня убежала? Ты просто собственница, желающая чтоб тебя обожали круглые сутки, пять дней в пятидневку.
Я шутя стукнула его.
- Ты сам меня такой сделал, - нашлась я.
- К вам гость, некст Грюндер, - донесся голос Эзры из наших браслетов, мы досадливо переглянулись: не вовремя.
Через минуту показался Грюнд, но не смешливо расслабленный, каким мы привыкли его видеть, а собранный и слегка обеспокоенный.
- Привет, котики, все обнимаетесь и бездельничаете?
Ответить, что у нас вообще-то мозги от работы кипят, мы не могли - наше обучение держалось в строжайшем секрете, как и планы Шур и Синоби в отношении нас. Мы лишь смущенно пожали плечами.
- Есть дело. Я хочу заключить с вами персональный закрытый контракт. Вы нужны в качестве консультантов.
- Консультантов по каким вопросам? - повела я разговор.
Грюнд на секунду задумался.
- В округе Тропик четыре месяца назад пропало два человека, женщина и мужчина с интервалом в два дня. Искали. Не нашли. Шерифы дали заключение, что эти двое утонули в океане, но местные следователи-прокуроры настаивали на дальнейшем расследовании и обратились к нам. Грюндеры же поддержали шерифов, и по истечении трех месяцев, пропавших признали умершими от несчастного случая.
Но сегодня обнаружили тело женщины, оно мумифицировалось и четко видно, что были нанесены удары, скорей всего коскатой, в колено сзади, в локтевой сустав, и смертельный удар - в основание черепа. Местные тут же заподозрили некоего Мышкина-Ферроу, шестидесяти трех лет.
- А Мышкин-Ферроу, небось, ни с кем дружбы не водил, всех гонял от своего дома, и, конечно же, мастер-коскатник, - скривившись уточнила я.
- Совершенно верно. Так что сами понимаете, следствие будет вестись под моим контролем, и, конечно же, по всем направлениям, но Мышкина-Ферроу мы обязаны допросить и получить четкую уверенность, что он не имеет к смертям никакого отношения, или же не получить. Тут уж как выйдет.
М-да, Грюндер есть Грюндер, мы как-то подзабыли, что этот вечно дурачащийся страшилка-альбинос фактический глава следователей-прокуроров. Обратившись именно к нам, он на одну наживку поймал трех рыб. Во-первых, мы будем защищать Мышкина-Ферроу, вассала Шур, но без излишнего фанатизма, который был бы, если бы Грюнд обратился к Шурам или Синоби напрямую. Во-вторых, мы с Мышкиным вроде как схожи, воспитание-то одинаковое, значит, нам будет легче понять друг друга. Ну, это так, теоретически. Ну и в третьих - мы официально работали в свободном графике и наша командировка не вызовет повышенного внимания к этому делу, а внимание нежелательно ни Грюндерам ни Мышкиным и Шурам. Оставалось только надеяться, что в Посольском Центре не начнутся эксцессы, как только я вылечу в Тропик, а Тоцци не потребуются суперсрочно справки по Деправити. Кстати об эксцессах, в последний раз моей работой было извиниться за то, что сервал Крутецкого принял за игрушку и ненароком убил собачку Тропезского посла. Хорошо, что кот не попытался ее съесть, и посол мог торжественно кремировать своего любимца. Крутецкий же наотрез отказался одомашнивать сервала заявив, что тупое животное, не имеющее охотничьих инстинктов ему не нужно, и что он категорически не согласен с тем, что сервал опасен, и нечего собакам быть как крысам. В общем, у меня на работе все очень серьезно и глобально.
- Как сформулируем контракт? - спросила я Грюнда.
- Я думаю, консультационные услуги без уточнения.
- Хорошо.
Через полчаса мы уже летели в Тропик, и прибыли как раз к заходу солнца. Нас встретили два шерифа и два следователя, опередивших нас на пару часов. Шерифы оба были в годах, лет под пятьдесят, они знали, что их могут обвинить в халатности и были готовы защищаться, лучше бы они были готовы помочь вести следствие. С моложавым следователем лет тридцати мы были знакомы, а второго я видела впервые, это был мощный медведеподобный дядька лет сорока.
- Приветствую, а вы какими судьбами? - не слишком радостно поинтересовался знакомец. Дядька тем временем сверлил взглядом Даниэля.
- Приветствую - выдал дядька басом.
- Приветствую Грюндер-Минас - ответил ему Даниэль - и вас, Грюндер-Брайт - обратился он к нашему общему знакомому.
Я молча раскланялась.
- Господа Викены здесь по моему приглашению, - вмешался Грюнд - будут консультировать вас, если потребуется.
Следователи скептично хмыкнули, но промолчали. Грюнд отвел их в сторону, а мы с Даниэлем остались разглядывать шерифов. Одеты они были в просторные рубахи и штаны из легкой ткани, и сверху набросили теплые пончо, а на ногах -открытые сандалии. Я представилась сама и представила брата, шерифы представились в ответ, шериф Елкин - худой и невысокий, шериф Грас плотный и чуть повыше Елкина. Меня разбирала досада на то, что я не подумала о жарком климате Тропика, и что завтра мы с Даниэлем будем просто спекаться в своих штанах из м-замши и сапогах, я уже собралась с духом поинтересоваться, где мы можем купить обновки, но тут к нам вернулся Грюнд.
- Господа, вы вшестером - одна команда, либо утопитесь все, либо выплывете, так что работайте, сами понимаете, дружно. И не смотрите, что консультанты молоды, они вам пригодятся.
Этот спич возымел разное воздействие, шерифы ожили, поняв, что пока их обвинять не будут, следователи заинтересовались мной и Даниэлем, а мы с братцем приуныли, ибо не имели особой уверенности в том, что пригодимся.
Сочтя свою миссию на данном этапе выполненной, Грюнд отбыл, а мы отправились в участок. Я успела шепотом поинтересоваться у брата
- Откуда знаешь? - и глазами указала на медведеподобного.
- Санацию проводил - процедил брат.
Мышкин-Ферроу уже сидел в участке и наотрез отказывался общаться с шерифами. Оба следователя, успевшие изучить факты отправились к нему, а мы с братом засели в креслах, набираться информации о жертвах.
Итак, первой пропала женщина, Чатхи-Джилкинс фермер-арендатор сорока двух лет, сингл. Сингл? Женщина? Нет, всякое конечно бывает, даже одинокие женщины, но я тут же стала рыться в ее файле, не хотелось оставлять не разъясненным столь странное обстоятельство. Ага, имелся муж и рожденные дети - два сына. В тридцать семь она ушла из семьи к другому, муж отказался делить ее с кем-то еще и она воспользовалась правом на развод. Занятно. А ушла она, вот ведь совпадение, ко второму пропавшему - Кейко-Бронксу, на момент исчезновения ему было тридцать два. Десять лет разницы, интересно. Чатхи и Кейко полтора года прожили вместе, а потом Кейко-Бронкс, заключив персональный контракт, перебрался в округ Веге, а Чатхи обрела статус сингла. Полгода назад Кейко вернулся в Тропик и стал женихом дочки крупнейшего фермера-собственника.
На этом факты кончились, пошли непроверенные данные, а попросту слухи. Чатхи без ума влюбилась в Кейко, который был к ней почти равнодушен, и полтора года она все же смогла удерживать его при себе. Но потом он отправился на поиски чего-то или кого-то лучшего. В Веге он смог неплохо заработать и в Тропик вернулся уже вполне завидным женихом, а учитывая то, что внешностью его предки не обделили, то становится понятным почему единственная дочка местного 'уважаемого' заинтересовалась им.
Чатхи оставшись одна погоревала, но возвращаться в семью не стала, а может быть ее не пустили обратно. Но с год назад соседи, пролетая мимо по своим делам, стали замечать ее старенький флаер припаркованный на участке Мышкина-Ферроу. Два нелюдимых сингла, не пользующиеся популярностью в местном обществе, нашли друг друга, что вполне логично. Только вот, когда Чатхи в промтоварной лавке узнала о готовящейся свадьбе Кейко, говорят, была сама не своя, не могла поверить услышанному, а Мышкин-Ферроу присутствовавший при разговоре 'смотрел на нее злым, ледяным взглядом, будто убить хотел'. М-да..., провинция есть провинция.
Через два дня после разговора в лавке, Чатхи пропала, а еще через два дня пропал и Кейко. Я еще раз глянула на стерео-фото пропавших, у Чатхи было волевое лицо с тяжелой челюстью, но его делали мягче большие глаза и высокие брови, она была далеко не красавица, но некий шарм в ней все же был, возможно из-за коротко стриженых волос, эта стрижка делала ее какой-то беззащитной. Кейко-Бронкс - прекрасное сильное тело, открытое лицо и лучезарная улыбка, он вызывал у меня глухую неприязнь. Я видела столь светлые улыбки у моих красавцев братьев считанные разы, а Кейко-Бронкс так улыбался на фото для эгофайла - не люблю поддельной искренности и открытости.
За рабочую версию было принято то, что Мышкин-Ферроу убил Чатхи и Кейко из ревности. Ну что ж, версия конечно же дурацкая, но с чего-то же надо начинать. Мы с Даниэлем отдельно друг от друга набросали план следственных действий и список инфо-запросов, мы привыкли так действовать, решая задачи, потом сравнивали, в чем разошлись и почему, в этот раз совпало практически все. Когда мы обсуждали, как подступиться к невесте Кейко, чутье и тренированный слух подсказали, что кто-то стоит под дверью, открыв, я увидела злого Грюндер-Минаса.
- Проходите, - пригласила я.
- Я вижу, господа консультанты, уже подготовили нам свод заданий и расписали план следствия, - с издевкой пробасил он.
- Нет, господа консультанты тренируются, - все так же спокойно ответила я, - и если у вас как-нибудь найдется свободная минутка, было б интересно узнать ваше мнение.
- Вы консультанты, а не я, - буркнул он, чуть успокоившись.
- Господин Грюндер-Минас, о ходе следствия вы будете информировать нас в полном объеме? - в лоб спросила я. Если нам не будут давать полной картины происходящего, то зачем мы вообще тут нужны.
- Да, таков приказ лорда некст Грюндера. Но вы ВАШИ консультации будете давать лишь по НАШЕМУ требованию.
- Мы будем давать консультации тогда, когда нам будет что сказать, господин Грюндер-Минас, а уж потом ваше дело прислушиваться к ним или нет, - отрезала я.
Тут зашел Грюндер-Брайт с подносом
- Ой, вы что тут ругаетесь? ГрюМи, ты обижаешь господ Викенов? Не обижайтесь на него, он всегда злой, - выдал он с порога.
Мда, что хуже - прямая агрессия или завуалированное пренебрежение? Брайт раздал всем по чашке чая и по бутерброду.
- Господа Викены накатали план следственных действий, - сообщил Минас.
- А вы узнали об этом подслушивая под дверью, - с ледяной издевкой парировал Даниэль.
- Да? Можно глянуть? - оживился Брайт, Даниэль подал ему мой планшет. Брайт принялся изучать, а мы жевать бутерброды.
- К первому мужу мы сходим завтра, коскатой он не владеет, не обучался, по крайней мере, - начал отвечать по пунктам Брайт, - Запрос в Веге послали, правда, по поводу уроков фехтования не интересовались, спросим. Сбор информации по Кейко-Бронксу и его отношений с женщинами... что ж, может быть... попозже. Информация о господине Франце и его дочери собирается, их тоже посетим на днях. Ну, не плохо, в общем. А почему нет ни единого слова о Мышкине-Ферроу?
- А что о нем говорить? - ответила я. - Алиби у него нет, а что он за человек станет ясно из личного общения, и то, может быть. И я хочу заметить, по поводу владения коскатой, это не обязательно должны быть уроки, вполне может быть виртуальная обучалка, ведь убить безоружную, не умеющую драться женщину очень легко.
Минас и Брайт переглянулись.
- Мы и без вас это понимаем, - пробасил медведеподобный.
Ну все. Достали. Не хотите по-хорошему, будет по-плохому.
- А если понимаете, так выполните приказ вашего лорда и сообщите, что успели выяснить, - ледяным тоном приказала я.
- Вы нам приказываете? - сделал стойку Брайт.
- Нет, что вы, это прерогатива вашего лорда, - парировала я.
Повисло молчание.
- Мышкин-Ферроу сообщил, что никого не убивал и в дни исчезновений был дома, на своем участке, ни с кем не виделся и не общался, ни по визору, ни по браслету. На 'веритас' у него идиосинкразия, возможен анафилактический шок.
- Это все, что он рассказал в течении двух часов?
Брайт поиграл желваками
- Да.
Следователи в глубокой... яме, ведь презумпции невиновности никто не отменял. Был бы кто другой на месте Мышкина, вкололи бы 'веритас', провели допрос и знали бы, что делать дальше. А тут.... Если бы они не начали выпендриваться с самого начала, я бы предложила помощь, как и собиралась, теперь же пусть просят, умники. Я собрала наши с Даниэлем планшеты.
- Шерифы уже разошлись? - поинтересовалась я.
- Нет, здесь еще, - ответил Брайт.
- Ну что ж, мы пошли определяться с жильем, - сказала я вместо прощания и отправилась к двери, Даниэль молчаливой тенью следовал за мной. Нас не остановили, ну и ладно.
Шериф Елкин, выйдя на крыльцо, показал нам гостиницу и лавочку, где мы сможем купить себе подходящую одежду, Индиго Найт умилительно компактный городок.
В гостинице мы долго звонили во входную дверь, но когда нам все же открыли, то приняли вполне радушно. Хозяин, он же администратор и портье, долго извинялся за то, что все одноместные номера, количеством две штуки заняты, остался только один двухместный и люкс для новобрачных. Мы с Даниэлем переглянулись и заказали люкс, чем весьма порадовали хозяина.
Когда мы вошли в миленько-сусальный номер новобрачных, меня настиг звонок Грюнда.
- ВикСин, я думал, ты поняла зачем вас позвали, - раздраженно произнес Грюнд. Ага, следователи пошли другим путем - подключили своего лорда.
- Я поняла Грюнд, только не ожидала, что твои следователи будут себя вести как чернобраслетные истерички.
Пауза.
- Объяснись.
- Мы просмотрели инфу и набросали примерный план следствия, для себя, для самопроверки, и обсуждали некоторые детали, Минос подслушал под дверью, и принялся брызгать слюной. Брайт же, проявляя излишнюю снисходительность, сам вызвался посмотреть наши выкладки. Просмотрел, а после нам было заявлено что, цитирую 'Мы и без вас это понимаем'. Ни я, ни Даниэль не лезли к ним со своими мыслями, не пытались им на что-то указывать, но из нас сделали клинер у порога и грушу для битья. Извини, Грюнд, но после такого отношения лезть с предложением помощи я как-то не стала.
- Хорошо, ты не стала. Что ты теперь будешь делать? Сидеть в отеле и консультировать, когда тебе будет что сказать? - желчно спросил он.
Я сделала над собой усилие и сказала совсем не то, что вертелось на языке.
- Знаешь что Грюнд, выспись, а уж потом, на свежую голову, разругивайся со мной. Конечно хорошо, что ты веришь своим людям на все сто и защищаешь их, но тем не менее...
- Ладно, ВикСин, прости, - Грюнд взял себя в руки, - Утром поговорим?
- Да.
Все, в душ и спать.
Я еще нежилась в постели, когда опять позвонил Грюнд, его тон был уже на порядок приветливее.
- И все же, что ты думаешь делать?
- Отправлю Даниэля с твоими умниками, а сама попробую напроситься к Мышкину в гости, частным так сказать порядком.
- Напрашивайтесь вдвоем, он должен страховать тебя. Ведь рассматривается версия о том, что Мышкин псих, и неизвестно что может спустить курок.
- Ну да, только версия о психопатичности объясняет тот факт, что тело не было выброшено в океан, а оставлено на суше, где быстро превратилось в подобие тарани, - скептически отозвалась я, - Грюнд, ты сам знаешь: то, что его подставили - куда более вероятно.
- ВикСин, нет нужды Даниэлю таскаться за следователями. ГрюМи и ГБрайт профессионалы, то что они вчера несколько сорвались, этого не отменяет. Они будут искать внимательно и по всем направлениям.
- Хорошо, я согласна с тобой.
- Ну вот и чудно. Ты моя гюрза-кошечка, - Грюнд не заметил двусмысленности моего согласия, и 'растаял'.
После моего подарка, портрета, где Грюнд из улыбчивого превращается в грозного и страшного, он подарил на мой двадцать второй день рождения метаморф-статуэтку. Это была девушка весьма похожая на меня, и если ее погладить, она превращалась в мурлычущую кошку, если слегка стукнуть, то обращалась змеей перед нападением. И теперь 'гюрза-кошечка' в мой адрес звучало гораздо чаще, чем 'генератор проблем'.
Даниэль выйдя из душа, слышал конец разговора.
- Помирились?
- Да мы с Грюндом и не ссорились... Кстати, Брайт вчера прикинулся что не заметил пункта о встрече с местными прокурорами, думаешь нам помешают?
- Нет, не думаю.
- Тогда предлагаю так, Мышкина выпустят после полудня и я, пока что, займусь им сама, а ты найдешь этого местного прокурора и поговоришь.
- Сам? - не любит братец с людьми общаться, ему это до сих пор тяжело.
- Почему нет?
- Ну хорошо.
В крохотной лавочке мы обзавелись легкими штанами, сандалиями, а также плетеными шляпами, и разошлись. Даниэлю предстоял визит в резиденцию семьи Гата, и встреча с их некстом, а я отправилась побродить по городку, присмотреться.
Индиго Найт был крохотным и умиротворенным городком, одноэтажные дома-гасиенды утопали в зелени кустов, скрывающих окна и заменяющих заборы. Не всегда даже было ясно жилой это дом или может быть контора или пекарня, ведь местным вывески были не нужны. Прогуливаясь, я наткнулась на больницу, вернее мини-больницу, у этого здания единственного, как и положено, был большой щит-вывеска. Вспомнив, что Даниэлю надо все же доизбавляться от некоторых шрамов, я зашла за пластырем.
Меня встретила молоденькая девушка, миленькая, рыженькая и говорливая. Я порадовалась тому, что припрятала свою 'душу' и не смутила медсестричку своим первым рангом. Началось все с погоды, с того, что жара все держится, хоть вроде бы и осень, я похвалила городок за умиротворенность и спокойствие, сказала, что наверное, в таком чудном месте просто не может произойти ничего плохого или просто экстраординарного. Девушка секунду поколебалась между репутацией городка и желанием пообщаться, второе победило.
- Вообще то да, у нас тут сонное царство, только вот несколько месяцев назад пропала фермерша сингл, а потом и ее парень, который с ней прожил год, но ушел, и вот - вчера нашли ее труп.
- Фермерша-сингл? - неподдельно изумилась я.
- Да, знаете, самостоятельная особа... была. Такая знаете ли... как-то агроробота чинила и что-то сделала не так, в общем, ей руку проткнуло, как ножом какой-то деталью, насквозь, но кость не задело, так она жгут наложила и сама к нам прилетела. Рана пусть и не серьезная была, ее даже в регенератор не положили, 'банкой' все обошлось, но сам факт.
- Да вы что, сама флаер вела? И что, никого не было, чтоб ей помочь тогда?
- Да... Хоть Кейко-Бронкс еще и жил, вроде с ней, но прилетела она сама.
- А труп нашли.... Неужто, марипозы?
Медсестричка всплеснула руками
- Какие марипозы, что вы? В нашей жаре они не живут, - и понизила голос, - убили ее. Говорят, коскатой раскромсали.
- Не может быть, какой ужас. И кто же сделал это?
- Да неизвестно, - с сожалением ответила девушка. - Но вы не подумайте, у нас такие ужасы впервые за всю мою жизнь.
- А этот молодой человек, Кейко-Бронкс? Его тоже убили?
- Неизвестно. Тело сейчас опять ищут, но видно ничего не нашли пока.
- Я представляю как горюют семьи, одно дело думать что близкий человек погиб от несчастного случая, а совсем другое знать что его убили и убийца ходит где-то рядом.
- Да о фермерше, конечно, ее первый муж и сыновья горюют, но КейБро, он был такой милый, такой веселый, он многим девушкам нравился. И когда эта фермерша затащила его к себе, его даже жалели немножко.
- Да ладно, неужто мало парней милых и веселых?
- Вот красивых, милых и веселых - мало. Все бирюки какие-то, только посмотришь в их сторону, так все! Норовят быстренько статус мужа обрести, причем старшего. Им плевать, что у девушки профессия и любимое дело, подавай им сразу ребеночка естественнорожденного. А я сама пришла к доктору Вендесу в ученики, и может, все же в университет поступлю.
- Да, мужчины относятся к нам потребительски. А этот Кейко, значит, был не такой?
- Ну, он конечно тоже был не идеален - сегодня с одной, завтра с другой. Но с ним было легко и весело.
- А откуда ж у него были средства ухаживать то за одной, то за другой, он был из обеспеченной семьи?
Медсестричка чуть смутилась.
- Нет, у его родителей ферма где-то на границе округа, и обеспеченным он не был. Хотя, его не было два года и вернулся он с деньгами. Правда тут же пристал к дочке Франца, они тут и таксо станцию держат и земли у них доходные.
- Да жалко парня.
Девушка вздохнула.
- Ага.
- Убили коскатой..., надо же. Как странно. Неужели никого не подозревают?
- Да подозревают тут дядечку одного, он безопасник бывший. Только зря, я людей чую, он несчастный, но добрый. Не стал бы он эту фермершу убивать.
- А чего его подозревают, мало что ли людей умеют драться, а мотив то у него был, хоть какой-то?
- Да фермерша с ним спуталась, после того как КейБро от нее сбежал. Говорят что он приревновал ее к КейБро, мол она очень бурно восприняла весть о том что тот вернулся и женится на Франц-Иши. Только я видела, как он ее успокаивал, они как раз из лавки вышли, не было там ревности и злости. Я еще подумала, страшная уродина, а мужика на помощь раскрутила, он ей что-то обещал. Потом я зашла в лавку, а Иши-Мун давай рассказывать, что Мышкин-Ферроу тут чуть Чатхи-Джилкинс не прибил. Я не стала с ней спорить, но подумала, чего только люди не наврут от безделья.
Тут медсестричка осознала, что последняя фраза применима и к ней, но я не зевала.
- А я видела двух аристократов со странными 'душами', теперь я понимаю, это наверняка следователи из центра. Они быстро найдут убийцу.
- Да? Отчего вы так уверены?
- Так центральные же сами себе дают санкцию на применение препарата вот этого...- я прищурилась, прося о помощи
- А... Да. 'Веритас', - гордая собой, что вспомнила, подсказала девушка.
- Да, 'веритас', так что допросят с этим препаратом всех кого заподозрят, и найдут.
- Хорошо бы, а то как-то неуютно, все же. Ой, вы ж, наверное, по делу пришли, а я вас заболтала...
- Нет, что вы, мне уже так надоел этот вынужденный отдых, и это я вас заговорила. Я хотела пластырь регенерационный, третий.
- Третий делается под заказ.
- Да? - я закатала рукав и посмотрела на след от ожога, медсестричка наклонилась и тоже посмотрела.
- Мой вам совет, не тратьте деньги, его и так почти не видно, - сказала она.
- Думаете, пора остановиться?
- Думаю, да.
- Ну и хорошо, последую вашему совету, - ответила я с улыбкой.
Тут очень вовремя зашел старичок и мы с медсестричкой, мило улыбнувшись друг другу, расстались.
Да, насчет пластыря меня, конечно, перемкнуло, это ж надо было забыть, что их готовят под человека, но зато поболтала с пользой. Набрала по браслету шерифа Елкина, я ему нравилась, но границ он не переступал и открыто этого не демонстрировал, как раз то, что нужно для совместной работы.
- Доброе утро, шериф, вы наверняка уже весь в работе, - начала я улыбаясь и чуть кокетничая.
- Да, леди некст Викен, скучать не приходится, - приветливо ответили мне.
- У меня к вам будет просьба, зайти к доктору Вендесу и получить у него информацию по поводу травмы Чатхи-Джилкинс около двух лет назад, и о других травмах, если они были. Но если вы очень заняты, может, вы поговорите с доктором, а зайдет к нему мой брат.
Елкин подумал и решил, что не стоит отдавать инициативу в чужие руки.
- Я конечно же выполню вашу просьбу и информация у меня будет к вечеру, часам к семи.
- Спасибо большое.
- Ну что вы, это моя работа.
- А скажите, Мышкин еще в участке?
- Да, оформляем освобождение, так что минут через пятнадцать он уже уйдет.
- В участок он прилетел на своем флаере?
- Да, его флаер сейчас на стоянке.
- Спасибо.
- Да не за что.
Стоянка флаеров в городке одна и я как раз успею дойти до нее минут за десять. Единственно, что меня не радовало, это то, что я уж очень привлекала к себе внимание своей шатающейся походкой, меня нет-нет да заносило, и редкие прохожие оглядывались мне вслед.
Подкараулила я Мышкина у входа на стоянку, он стремительно прошел мимо меня и направился к неновому, но в отличном состоянии, грузовому флаеру. Мышкин вызывал у меня стойкую ассоциацию с Синоби-Чехом: те же усы, только пшеничные, а не седые как у доктора, правда, волосы на голове он еще не растерял, хоть и стригся очень коротко, такую стрижку зовут римской.
Я поспешила за ним, и когда он резко остановился и развернулся, чуть не налетела на него.
- Чего надо? - зло поинтересовался он.
- Шоколада, - выпалила я. Да, неофициальное начало разговора удалось.
Старик, посверлил меня взглядом и ответил
- Кондитерская через два квартала, налево.
- А я хочу шоколада у вас дома, сидя на веранде и вдыхая бриз с океана.
Злость у него сменилась озабоченностью, ну да, я б и сама на его месте озаботилась от такого.
- Ты вообще кто?
- Некст Викен-Синоби, - услышав 'Синоби', для него все стало на свои места.
- В качестве кого здесь?
- Официального статуса нет, отдыхаю.
Он развернулся и пошел к флаеру, я за ним, молча залезла в кабину, он не препятствовал. Когда взлетели, спросил
- Не боишься?
- Летать? Не боюсь.
- Хватит дурочку строить.
- А вы перестаньте изображать мизантропа-психопата.
- Я и есть мизантроп, - пробурчал он себе под нос, - И не люблю худосочных и наглых девиц, - это уже было сказано громко.
- Вот и чудненько, в постель значит тащить не будете?
- А что надо?
- Не надо.
- Кто послал? Чего хотели? - ну наконец то деловой разговор.
- Кто послал не важно. А хотели - разобраться во всем. Если над вами будет висеть обвинение, пусть и не доказанное, престижа семьи и госслужащих это не подымет.
- А если доказанное?
- Доказанное? Какое именно обвинение может быть доказано?
- Хм, - он невесело улыбнулся в усы.
Когда прилетели к нему домой он жестом указал на веранду и я послушно туда отправилась. Мышкин поставил передо мной чашку с чаем и блюдце с текучим шоколадом.
- Желание женщины - закон. На здоровье, - и пошел в дом, гад.
Я поаплодировала его удаляющейся спине, но он не обернулся. Да, поймал он меня за язык, хотела шоколада получи и убирайся. В дом не пригласили, разговаривать не хотят. Я устроилась поудобнее, мне на этой веранде еще долго сидеть, и принялась обдумывать факты.
Молчание Мышкина с шерифами и Грюндерами вполне понятно и объяснимо. Его попытались сделать крайним, он не дался, прикрывшись презумпцией невиновности. Но вот почему он не хочет разговаривать со мной, неофициальным лицом, да еще и 'своей' к тому же - неясно. Вернее, это наводит на вполне очевидные мысли - ему есть, что скрывать даже от своих, значит виновен, только вот в чем? Воздух становился все жарче, то что я сидела в тени уже не спасало, я постучала в запертую дверь дома, потом принялась колотить в нее ногой, став спиной к двери. Примерно через минуту я чуть не упала назад, развернувшись увидела Мышкина, совершенно бешенного. Враз припомнились слова Грюнда о психопате и спускании курка.
- Мне жарко, - сказала я первое, что пришло в голову.
- Я удивляюсь, некст Викен, как будучи такой дурой, вы еще до сих пор живы, - прокричал он, но отстранился пропуская меня в дом. Хвала Судьбе - он вменяем. Надо ли понимать его слова, как то, что он уже посмотрел мой эгофайл? И вообще, я припомню ему это оскорбление.
- Дуракам везет, так русы говорят, - заметила я. - Скажите, то что вы не боитесь, что вас снова подставят, означает, что вас подставлять больше некому? - невинно поинтересовалась я.
Мышкин уже перекипел и лишь досадливо скривился.
- Неужели не ясно? Я не хочу ничего говорить и ничего обсуждать. Если вы хотите, то сами до всего докопаетесь. Надо только посмотреть на все, не с целью найти козла отпущения, а стараясь понять, что же было и как. Понять должны сами, чтоб потом не начали гадать, а не сфабриковал ли нам всемогущий бывший безопасник все эти факты и выводы.
Ну что ж, это многое объясняет.
- Давайте так, мы будем рыть три дня, если ничего не нароем к этому сроку, я приду за подсказкой.
- Если вы ничего не нароете за три дня - то грош вам всем цена.
Я вздохнула.
- Один маленький и простой вопрос: Вы выполнили обещание, данное Чатхи-Джилкинс в день когда она узнала о свадьбе?
Он очень внимательно посмотрел на меня.
- Началась сиеста, я иду спать, вы можете устроиться здесь на диване, а после дождя - вызовете себе таксо, - и Мышкин вышел из гостиной плотно закрыв за собой дверь.
Игнорирование вопроса - тоже ответ.
Я устроилась на диванчике и вызвонила Даниэля, он сбросил вызов прислав лишь войс-сообщение 'Чатхи пришла в приемную Гата, хотела пообщаться лично с господином Гата или некстом, их не было. Записывать свое заявление она отказалась, сказав, что придет позже, и не пришла. Тему заявления не назвала. Взволнована была умеренно. Если ничего срочного нет, я хотел бы пока остаться здесь'. Негусто. Сбросив братцу ответ 'Срочного нет', я призадумалась и перебрав все имеющиеся факты, пришла к выводу, что их абсолютно недостаточно чтобы делать хоть какие-то выводы. В результате, выбросив все из головы, я задремала. Проснулась я от грохота дождя, он лил сплошной стеной, в нашей полосе такого не бывает. Стало очень любопытно, а каково это, стоять под таким ливнем, решив, что в конце концов я ничего не теряю, выскочила на улицу. Да... описать такое трудно, казалось, я не могу дышать, нет воздуха - одна вода. Заскочив под навес веранды, я столкнулась с Мышкиным, смотревшим на меня с жалостью, как на отбракованную.
- Я вызвал таксо, будет через двадцать минут. Ванная вон там.
Я пошла в указанном направлении, оставляя за собой маленькие лужицы.
На подлете к Индиго Найт пришел вызов от Елкина.
- Да шериф...
- Теперь у меня к вам будет просьба, леди некст Викен.
- Слушаю.
- Я не хотел бы в официальном отчете указывать, что связался с доктором Вендесом по вашей просьбе.
Оппа, значит, что-то интересное узнал, раз хочет приписать эту заслугу себе.
- Да пожалуйста, я не против.
- Что ж, спасибо. Я сейчас в участке...
- Хорошо я скоро буду.
Когда я заходила в участок, показались и Грюндеры, мы раскланялись, как ни в чем не бывало. Собравшись впятером, мы принялись по очереди выкладывать кто, что узнал. Первой выбрали меня, я поставила запись с 'души', картинки не было, поскольку 'душа' лежала в кармане, но наши разговоры записались отлично.
- Что ж... ясности не особо прибавило, но хоть что-то, - сказал ГБрайт, - Некст Викен, вы согласны с тем, что мы не можем снять подозрений с Мышкина-Ферроу?
- Согласна. А вы согласны в первую очередь максимально разработать все версии не связанные с Мышкиным-Ферроу?
Грюндеры переглянулись и кивнули
- Мы поговорили с Джилкинсом и его сыновьями. Они втроем обеспечивают алиби друг друга на оба дня. Плюс мы не нашли ни малейшего мотива для убийства Ча-Джи. Подробности давать или вы доверяете нашему суждению.
- Доверяем, - буркнули шерифы.
- А я хочу подробностей, хоть вкратце.
Вместо Грюндеров заговорил шериф Грас.
- Чатхи и Джилкинс поженились с холодным сердцем, по расчету, они уважали друг друга, но всегда 'были на расстоянии'. Уж не знаю, по каким причинам, но Джил не удовлетворял Ча-Джи, она его просто не хотела, и поэтому не протестовала против его 'отлучек'. Джил 'отлучался' не часто, они оба очень любили своих детей, а те хотели видеть папу и маму вместе, вот из-за детей они и жили, не слишком счастливо, но и не плохо. Когда Ча-Джи заговорила о младшем муже, Джил сначала рассердился, ведь себе то он отказывал в официальной связи еще с кем-то. Но потом до него дошло, что это прекрасная возможность разорвать отношения, которые уже давно не были нужны ни ему, ни ей, а дети к тому моменту были уже достаточно взрослыми, чтобы нормально все воспринять. Он отдал ей все что положено, помог построить дом, а сам стал другом семьи. Моей семьи.
Ну что ж, это многое объясняет, я кивком поблагодарила за разъяснения.
- Еще мы успели встретиться с семьей Франц. Франц-Иши произвела впечатление поверхностной и избалованной особы, не способной на убийство и вообще не способной на что-то большее, нежели скандал с разбитой посудой. - продолжил ГБрайт.
- А это не маска? - вырвалось у меня.
Теперь подключился Елкин.
- Нет, леди некст Викен. Франц-Иши удивительно красивая и удивительно пустая девочка, идеальная младшая жена преуспевающему коммерсанту.
ГБрайт кивнул соглашаясь, и продолжил.
- Господин Франц не был рад предстоящей свадьбе, но не настолько, чтобы кого-то убивать. Он просто высказал свое недовольство дочери, та заявила, что любит Кейко-Бронкса и он станет ее мужем или мужа у нее не будет вообще. Отец скривился, но согласился на брак, прописав в брачном контракте очень ограниченные права мужа при разводе. Это устроило всех. На данный момент, к Франц-Иши сватается весьма состоятельный коммерсант из Эстивазефи, и о Кейко-Бронксе уже все успели позабыть, включая и саму Франц-Иши. Так что и здесь все пусто, - резюмировал ГБрайт.
Шериф Грас, заведующий поиском тела Кейко-Бронксе доложил, что киберпоисковики обследовали три квадрата из девяти, но ничего не нашли, поиски продолжаются.
Елкин докладывал последним.
- Я тут вспомнил кое о чем, Ча-Джи как-то прилетела в больницу с серьезным ранением, пилотировала сама, врача на дом не вызвала. Вроде бы это было еще когда Кейко-Бронкс жил с ней. В общем я встретился с доктором Вендесом, и вот что узнал. У нее было сквозное ранение в правую руку, ниже локтя, ее проткнуло нечто очень плоское, острое, шириной до трех сантиметров. Она сказала что поранилась при починке агробота, но это ложь - нет в наших агроботах ничего, способного нанести такую рану.
- По описанию раны - похоже на коскату, - заметил ГрюМи.
Елкин кивнул и продолжил
- Ранение произошло или сразу после отбытия Кейко-Бронкса в Веге или непосредственно перед ним - это раз. А еще Три-Кри медсестричка вспомнила, что Ча-Джи как ушла от мужа, часто брала регенерационный пластырь первый и второй. Три-Кри думала что это для Кейко-Бронкса, мол Ча-Джи ему регулярно спину располосовывает, но... сами понимаете.
- Полосовать могли и ее, - задумчиво пробасил ГрюМи.
- Вот-вот.
- Ну что ж, это зацепка, особенно если вспомнить слова Мышкина - резюмировал ГБрайт, - Мы отправимся в Веге, вы, Елкин, узнайте точную дату отъезда Кейко-Бронкса и поднимите информацию о его связях с девицами до Ча-Джи, если кого-то определите, пусть некст Викен с ней поговорит. Вы не против? - обратился он ко мне.
- Нет. Я поговорю.
- Грас, на вас по-прежнему поиски тела. Сегодня вечером поступят еще пять поисковиков, справитесь с настройкой сами или вызвать помощь?
- Справлюсь.
- Я бы хотела добавить, - вмешалась я видя, что разговор завершается. - Надо уточнить, прекратила ли Ча-Джи покупать пластыри после отъезда Кейко-Бронкса. И второе, надо поднять все тесты Кейко-Бронкса и получить по ним консультацию у профессионала.
ГБрайт ответил.
- Согласен. Елкин?
Тот согласно кивнул. ГБрайт продолжил
- Профессионала-психолога обеспечим мы. Ну что ж господа, расходимся работать.
И мужчины разошлись, оставив меня в участке. Никакой работы пока не было, и от нечего делать я зашла в инфосеть поинтересоваться семьей Гата, ведь все-таки Даниэль там с ними почему-то остался.
Господин Гата - умное волевое лицо, хоть в фильме снимай в роли самого себя, до того он типично выглядел, интересно а некст Гата...Мне как будто дали под дых... Со стереофото эгофайла на меня смотрела очень красивая, сильная и умная женщина. Молодая - двадцать четыре года. Симвотип 'боец'. Мои руки дрожали и плохо слушались, когда я поворачивала фото. Белые волосы, загоревшее лицо, голубые глаза, серьезные и строгие, само лицо не миловидное, а именно красивое и породистое. Я постаралась успокоиться и проанализировать, что же со мной творится. Я испугалась, что Даниэль ею увлекся.
Да он даже не поинтересовался как у меня дела! А если б Мышкин-Ферроу оказался психом!? Нет! Ну уже вечер! Можно же хоть войс-сообщение прислать, спросить, как я?! Так, спокойно. Ты сама его отпустила, и если бы с Мышкиным-Ферроу что-то пошло не так, сделала бы экстренный вызов. Вот ведь странно, я ж не ревновала Даниэля до сегодняшнего дня, ни к Дзинь, я даже гордилась тем, что он приручил эту бешенную Шур, ни к девчонкам из Дома Красоты, но это и так понятно. Так почему сейчас? Так вдруг и так сильно. Да потому что эта некст Гата лучше! Лучше меня. Красивее, умнее, логик наверное, как и Даниэль, а не интуитивист, как я, еще и 'боец' к тому же. Я застонала вслух, благо посторонних ушей не было. Как же больно-то. Может, и ему было так же больно от моих встреч с Синоби и Вольфом? Да ничего подобного! Он и Синоби поделили меня раньше, чем я определилась со своими чувствами к лорду. Вольф же немного напряг Даниэля, но поняв, что между нами все в прошлом, он успокоился.
Сердце колотилось где-то в горле, грудь сдавливал обруч. Стыдно! Стыдно некст Викен-Синоби впадать в такой стресс по поводу того, что заклятая половинка посмел увлечься кем-то лучше тебя настолько, что даже не поговорил за весь день, уточнение: за пол дня. Стыдно то стыдно, но проблема есть и ее надо решать. Отгораживаться с помощью того же 'зеркала' не стоит, после его снятия нахлынет все вновь, значит будем катарсить, благо обстоятельства позволяют. Созвонившись с Елкиным, договорилась, что информацию по бывшим пассиям Кейко-Бронкса он мне предоставит к завтрашнему утру, и получила полностью свободный вечер.
Отправившись за город к океану, я брела вдоль берега, уходя подальше от цивилизованного пляжа, мне было нужно уединение. Нашла я его, наткнувшись на крохотную мелкую бухточку с деревянным пирсом. Замечательное место, перед глазами гладкая прозрачная вода, а за спиной шелестела пальмовая плантация. Устроившись поудобнее на пирсе я принялась упиваться жалостью к себе, страдать, вспоминая обо всех своих обидах, обо всех несправедливостях и неблагодарности в отношении себя. Шли часы, солнце окрасив все в феерические, нереальные цвета быстро закатилось в океан. По десятому разу вспомнив о размолвке с Вольфом, когда я выпихивала его лечиться, спасая ему жизнь, об Аррене - ну просто скотина (перечисление его прегрешений заняло не меньше часа), о том, что мне постоянно приходится доказывать, что я чего-то стою, что все мои заслуги забываются мгновенно, а недочеты раздуваются, о том, что Ронан почти не общается со мной, погрузившись в семейную жизнь... По десятому разу вспомнив обо всем этом, я поняла, что уже сыта по горло. Как сидела, так и спрыгнула в воду, она оказалась необычайно теплой, глубина была чуть больше моего роста, я расслаблено спустилась на дно. Темно, чуть-чуть света над поверхностью, вода немного давила на грудь, пузыри воздуха весело убегали наверх... Стоит ли жить дальше?
Стоит. Я рванула вверх к воздуху, к звездам и ветру. Вдох и вместе с воздухом в меня влилась беспричинная радость, жить хорошо, жизнь прекрасна.
Сняв и забросив сандалии на пирс я поплавала в теплой воде, не хотелось выходить на берег, ночь вступила в свои права и холодало с каждой минутой. В конце концов я выскочила и устроила стайерский забег до гостиницы. Хозяин, увидев меня мокрой с сандалиями в руках, предложил вызвать врачей и шерифов. Я весело отказалась, заверив, что у меня все хорошо. Горячий душ и спать. Даниэль на ночевку не приехал лишь сбросил два сообщения 'Как дела?' и 'У тебя все хорошо?'. Да просто замечательно, а вот тебе братец расслабляться не стоит - отомщу страшно, с улыбкой подумала я засыпая.
Проснулась я от звонка Даниэля.
- Ара-Лин, ты вчера не ответила на вызовы...
- Да, я отключала сигнал в браслете.
- У тебя все нормально?
- Да, а у тебя?
Секундная заминка...
- Да, у меня тоже все хорошо. Извини, что я так самоустранился, я нужен?
- Нет. Мы вполне справляемся без тебя. А что случилось? Чего ты там застрял?
Двухсекундная пауза.
- Я принял приглашение некст Гата погостить немножко.
Я почти физически чувствовала его напряжение, он понимал, что некст Гата это не гейша и что я буду ревновать.
- Хорошо, гости, пока тебе рады или пока ты нам не понадобишься, - совершенно легко отозвалась я.
- Спасибо, - в голосе радость и облегчение.
Ох, Даниэль, половинка моя, рано радуешься, я уже вычислила, кто тебя заденет так же, как меня некст Гата. Готовься.
Елкин смог вызнать только двух девушек, встречавшихся с Кейко-Бронксом, и то в отношении одной не было четкой уверенности. Я забрала у хозяина гостиницы свою выстиранную и высушенную одежду, подивившись, как он один со всем управляется, и отправилась на встречу к первой подтвержденной пассии Кейко-Бронкса. Рита Луиджи-Вонг вышла замуж и жила на ферме, вдали от океана и Индиго Найт, через сорок минут полета, флаер доложил, что мы уже летим над землями семьи Луиджи. Домик фермеров оказался старым, добротным и большим, я приземлилась на стоянке рядом с грузовым флаером, и облаянная крупным псом, направилась к заднему входу в дом. В дверях показалась молодая женщина на позднем сроке беременности, присмотревшись, я опознала в ней Риту.
- Здравствуйте, вы Рита Луиджи-Вонг? - начала я.
- Здравствуйте, да, это я. Что вы хотели?
- Уделите мне несколько минут, я хотела поговорить с вами о Кейко-Бронксе.
Женщина удивилась, но пригласила в дом, в гостиную. Поставив передо мной положенный гостю чай и 'к чаю', Рита села и дала понять, что готова меня выслушать прежде чем что-то сказать самой. Я достала из кармашка свою душу и показала ей, она впечатлилась, не часто перворанговые нексты забредают в гости к фермерам.
- Я здесь абсолютно неофициально, - сказала я, так и не представившись, не нужно, чтоб она смотрела мой эгофайл, - консультирую следователей, ведущих дело об убийстве Чатхи-Джилкинс и исчезновении Кейко-Бронкса. Информация, которую вы мне сообщите, будет анонимна и ни при каких обстоятельствах не будет широко разглашена.
Женщина кивнула не вполне понимая о чем я.
- Кейко-Бронкс был вашим любовником?
- Да.
- А что он был за человек? Можно ли о нем сказать, что он был амбициозен, расчетлив или наоборот жил сегодняшним днем.
Рита задумалась.
- Первое впечатление, которое он производил - это то, что он живет только сегодняшним днем, он был очень мил в общении, легко сходился и легко расставался, не стремился 'окольцевать'... Но у меня сложилось впечатление, что он ищет кого-то или что-то. Похоже, он нашел, посватавшись к Франц-Иши.
- Думаете, он хотел выгодно жениться?
- Думаю, да. Землю он не любил, с техникой и агроботами у него тоже не складывалось, хотя это странно, ведь мы все в них разбираемся с детства. А получить профессию и перейти в другую семью он не захотел. Так что... ему бы донжаном быть, вот там он был бы на своем месте...
- Как долго вы встречались?
- Да не так уж и долго, месяца три.
- А расстались вы как?
- Я встретила Пьера, - женщина счастливо улыбнулась, - мы при посадке поцарапали друг другу флаеры и страшно поругались, я была неправа, но не хотела этого признавать... А потом вот как-то... - и она с улыбкой развела руками, показывая, во что это все вылилось. Я с пониманием улыбнулась в ответ, поздравляя с тем, что она нашла свое счастье.
- У меня к вам еще один, щекотливый вопрос, каким Кейко-Бронкс был любовником? Не было ли чего-то странного?
Рита пожала плечами, задумавшись.
- Да нет, ничего странного. Только знаете, - она понизила голос, - любовником он был не ахти каким, знаете...не горел. У меня даже иногда мелькали мысли, что ему нравятся не девушки, но он не хочет нарушать приличия. Но раз он прожил полтора года с Чатхи-Джилкинс, которая была от него без ума, значит я наверное зря на него грешила.
- То есть грубым он не был?
- Да, грубым он точно не был.
- Но секс его не слишком интересовал?
- Да. Именно, не слишком интересовал.
Тут донесся плач младенца, Рита встрепенулась, чтобы бежать на зов, но приличия ее удержали.
- Спасибо за ваше время и сотрудничество, - сказала я, вставая.
- Да не за что. Надеюсь, вы найдете убийцу.
Летя к следующей девушке, я боролась с искушением подогнать все факты под имеющуюся версию, да, они и так вкладывались в нее, как пазлы прикрепляясь один к другому. Но это все были косвенные доказательства, как и все в этом деле - косвенное и неоднозначное.
Вика некст Солен была в поле, и чем гоняться за ней пешком я подождала ее возвращения. Ее младший братишка, оставленный дома за старшего, поставив передо мной непременный чай и сухофрукты, предупредил что у него экзамены на носу, и его можно не звать - не услышит.
- Уф, когда же кончится эта жара... Ты кто? - Вика оказалась веселой и громкоголосой.
- Здравствуйте, я консультант Грюндеров, хотела бы задать несколько вопросов о Кейко-Бронксе.
- Сейчас... - и она метнулась в кухню и выглянув оттуда сказала - этот паршивец опять не приготовил поесть, так что ждите, родители вот-вот вернутся, сами понимаете...
- Я могу вам помочь, и мы как раз успеем все обсудить, - не хотелось мне разговаривать в присутствии родителей.
- Хорошо.
За нарезкой овощей я узнала, что КейБро был милый, но ни рыба ни мясо, чего хотел не понятно, и муж из него вышел бы паршивый, но хвала Судьбе он в мужья и не метил. Зато с ним было замечательно выходить в океан на архаичной яхте, и вообще проводить выходные, выбираясь куда-нибудь на люди, девчонки завидовали, что рядом такой красавец, а парни начинали поглядывать более заинтересовано. На мой вопрос о сексе, призадумалась и сказала что 'не супер, были и лучше' и с гордостью заявила, что гуляла и будет гулять пока не нагуляется, а клуши, выскочившие замуж за первого попавшегося пусть завидуют молча. Когда мы закончили с готовкой, Вика хитро прищурившись произнесла
- Вот я вам тут все рассказываю, милая девушка, а вы даже не представились.
- ВикСин, - и я с улыбкой, мол виновата, показала ей свою душу.
Некст Солен присвистнула
- Мышкина защищать приехали.
А голова у юной фермерши работает как надо.
- Нет, разобраться во всем. У меня к вам просьба - не рассказывайте особо о моем визите.
- Ладно, но родителям все равно придется сказать. Вы ж не полетите сейчас в такое пекло, тем более что ливень скоро.
Мой желудок, измученный вкусными запахами, громко заурчал, вызвав наш смех, и я осталась на обед.
Похоже, я впервые оказалась вот так, в нормальной обычной семье, и увидела, чего я была лишена все это время, неся бремя ответственности и соответствия своему рангу. Ну что ж каждому свое, тем более что я сама выбрала свою судьбу. Ведь именно ради таких людей я и старалась, для того чтобы они могли так собираться за столом и обсуждать простые житейские вопросы: в этом ли году поступать сыну в университет или в следующем, и что правильнее, купить еще один грузовой флаер или подлатать старый. Вика настаивала на втором, отчего-то ей не хотелось избавляться от старичка-развалюшки.
После ливня опять собрались в участке только без Грюндеров, они застряли в Веге надолго. Я доложила о своих беседах, Грас обследовал еще три квадрата и опять ничего не нашел, я очень удивлюсь, если он найдет тело. Елкин выяснил, что Ча-Джи прекратила брать пластыри после отъезда Кейко, но так же выяснил, что семь месяцев назад Мышкин взял сразу несколько, эту информацию он нарыл, как говорится про запас. Тесты по Кейко-Бронксу подняли и отослали психологу, предварительное заключение - все в норме, но будут еще рассматривать более подробно. Все свои доклады мы слили Грюндерам, но те отказались делиться информацией, сообщив что доложатся завтра, как будет что-то более менее точное и однозначное.
Не густо. Одна надежда, что Грюндеры что-то нароют. Пакостное какое-то дело, никаких фактов, никаких явных мотивов, одни умозаключения.
Опять у меня оказался свободный вечер, и надо было его как-то убить. Я подалась на пляж, там компания парней и девчонок играла в мяч, перебрасывая его над сеткой. Пристроившись у поля, я принялась наблюдать, минут через десять один из парней прицельно промахнулся прямо в меня, я отбила мяч, как это делали ребята.
- Иди к нам, - меня позвали в команду, состоящую исключительно из парней.
- Да я плохой игрок...
- Иди, иди, - закричали их соперники: смешанная команда, проигрывавшая парням. А что, пошла. Соперники, получив слабое звено, принялись слать мячи на меня, я нормально отбилась пару раз, а потом тело дало сбой, я неловко приземлилась после прыжка, завалившись на колени и вбок. Не знаю, как это смотрелось, но после этого ко мне стали относиться как к стеклянной, и это очень нервировало. Моя команда все же выиграла с небольшим перевесом и местные с интересом обступили меня.
- Так это ты шаталась на улицах, да? - спросил какой-то мальчишка, им всем было от шестнадцати до двадцати и они считали, что мне тоже лет двадцать.
- Что случилось? Со скай-скейта свалилась?
Я лишь улыбалась и молчала, ожидая когда им надоест задавать вопросы не получая ответов.
- Это правда, что ты гейша?
Уронив челюсть, я уставилась на спрашивавшего, моя реакция всех рассмешила. Наконец самый старший шикнул на остальных и меня оставили в покое. Потом мы компанией ушли с пляжа на дикий берег и развели костер, кто-то притащил еду и кружки. Ребята принялись поджаривать на палочках всякую снедь, и болтать о чем-то своем, мне совершенно непонятном. Мне было хорошо и спокойно, на меня почти не обращали внимания, оделяя лишь очередной палочкой с горячей вкусностью, да подливая кваса в кружку.
- Ну незнакомка, твоя очередь, расскажи нам что-нибудь, - завел разговор старший.
- Да что ж вам рассказать?
- Хочешь правду, хочешь сказку, лишь бы интересно было.
Вот так задача...
- Ну... я на лошади каталась.
- И как? Оно того стоит? - все знают, что это дорогое удовольствие.
- Даже не знаю, это как повезет. Ведь всё зависит не столько от тебя, сколько от лошади. Мне повезло, попался очень умный, хоть и норовистый конь, - и я в лицах пересказала мое знакомство с Вороным, вызывая взрывы хохота у слушателей.
Вечер очень быстро перешел в ночь, и стало холодать, мальчишки разобрали девчонок на согрев, это было так смешно и по-детски. Кто зная что ему не откажут, сразу обнимал и прижимал, кто осторожно и постепенно, а кто-то не решился и теперь с грустью поглядывал на счастливого соперника. Все больше нерешительно-вопросительных взглядов доставалось мне, да, вот теперь мне точно пора спать.
Я встала, попрощалась...
- Я провожу, - ответил старший.
- Не стоит, я не заблужусь, - улыбнулась я в ответ.
- Да успокойся ты, я просто провожу.
Ну просто так просто, провожай, не убегать же от тебя. Мы шли рядышком, потом он обнял меня за плечи.
- Не могу, когда ты шатаешься рядом.
- Тогда лучше руку предложи.
Что он и сделал, опять шли молча.
- Не так я себе представлял перворанговых безопасников - вдруг произнес он.
Я лишь удивленно подняла бровь.
- Ткань на штанах тонкая, просвечивает черное, и углы видно.
Я достала душу и дала посмотреть.
- Это посольский знак, - сказала я, пряча обратно.
- И какими же ты представлял безопасников?
- Не знаю, но уж точно не маленькими худенькими девушками.
- Я не маленькая, у меня средний рост, - сочла нужным обидеться я.
- Ты действительно отдыхаешь и восстанавливаешься или ты здесь из-за Мышкина-Ферроу?
- Зачем тебе знать?
- Скажи и я скажу.
- Да, из-за Мышкина-Ферроу.
Он вздохнул и посмотрел в сторону.
- Мышкин-Ферроу не псих, он нелюдимый, но он абсолютно вменяемый человек. Два года назад был тайфун, я наплевав на предупреждение вылетел из города домой, флаер упал на землях Мышкина, он услышал сигнал о помощи и пошел на маяк. Вытащил меня, раненного, дотащил до дома и это при шквальном ветре и ливне. Оказал первую помощь, остановив кровь, сутки ухаживал за мной, я то приходил в себя, то опять проваливался, а как только тайфун начал утихать и флаеры уже могли подниматься в воздух, отвез в больницу. Не думаю, что такой человек способен на убийство.
- Но ведь ты с ним не общался, сутки и то в беспамятстве, - возразила я.
- Общался. Когда вышел из регенератора, родители отправили меня к нему извиняться и договариваться о компенсации за ущерб плантации. Он извинения принял, компенсации не захотел, в общем, я довольно часто после этого к нему наведывался. Только не подумай, ничего ТАКОГО, просто помогал по мелочи с теми же агроботами или в еще какой-нибудь работе, которую одному не сделать, вирты выпрашивал всякие разные...
- Угу, типа 'Зазеркалья', - эта игра вырабатывала внимательность.
- Да.
- Он не имел права давать тебе эти вирты.
- Да брось, ничего ж этакого в них не было, только на развитие внимательности, памяти и смекалки.
- Ладно... И долго ты так к нему в гости ходил?
- Месяца четыре или пять, а потом как-то раз он дал понять, что я очень не вовремя и когда я улетал, то увидел флаер Чатхи-Джилкинс и перестал к нему наведываться.
- Ясно. Если до этого дойдет, будешь давать свидетельства?
Он задумался.
- Да. Буду.
Я кивнула, мы опять пошли молча.
- Так что с тобой такое? Ты восстановишься? - опять прервал он молчание.
- Ошибка при спарринге. Я уже почти восстановилась.
- Да уж, если это почти восстановилась, то не представляю, что же было сразу после травмы.
- Неспособность контролировать свое тело, были только рефлекторные функции.
Парень замолчал, осознавая услышанное.
- Извини.
- Да ладно. Забудь.
Мы уже подошли к гостинице и попрощавшись, расстались.
Зайдя в холл гостиницы, и никого там не найдя, я отправилась в столовую в надежде на поздний ужин и увидела там ДВУХ хозяев. Двое абсолютно одинаковых мужчин сорока лет расплылись в одинаковых довольных улыбках, увидев мое удивление.
- Ну вы и шутники, господа, - вырвалось у меня.
Эти гады синхронно поклонились, я рассмеялась.
- Покормите постояльца.
Мою просьбу тут же выполнили, подав легкий холодный ужин.
Мда..., а Даниэля все нет, подумала я, засыпая в уже опротивевшей сусальности номера новобрачных.
Утро следующего дня я провела на пляже, заданий не было, Грюндеры молчали. Скукота.
Переждав жару и ливень в гостинице, я отправилась в участок. Грас доложил что остался не обследованным только один квадрат, и что за остаток дня его обследуют, тело не обнаружено. Елкин занимался какими-то мелкими разборками, не относящимися к нашему делу, я бездельничала, о чем и доложила. Настроение было, как бы это выразиться... совсем не боевое. Я вызвонила ГБрайта.
- Мы будем у вас через десять минут, - бодро доложил он, - Тело не нашли?
- Нет, не нашли.
- Хорошо.
Хм... Хорошо?
- Поесть чего-нибудь! - с порога закричал ГБрайт, и Елкин пошел разорять свои запасы.
- Так вот, - жуя бутерброд начал ГБрайт, - Кейко-Бронкс устроился на 'спальную' должность при перерабатывающем фрукты заводике, особо на этой должности не утомлялся, работал полсмены.
Оп-па, а деньги у него откуда? Эта мысль четко пропечаталась на наших лицах.
- А деньги он заимел, оказывая услуги женщинам, весьма специфические услуги. Довольно быстро он обзавелся постоянными клиентками и незаконно донжанил.
- Не оскорбляйте донжанов, - вмешалась я.
- Что?
- Донжан - это донжан, а проститутка - это проститутка, хоть и мужчина. Кейко-Бронкс занимался проституцией.
- Ну ладно, раз вы так требовательны к формулировкам, да, занимался проституцией и налогов не платил. Только благодаря этому факту мы смогли размотать этот клубочек. Ему на счет поступали деньги, это были зарплата с заводика и суммы со всяким странным назначением, типа возврат долга и прочая чепуха, поступать то поступали, но со счета не уходили.
- Женщины закрывали его счета в магазинах, - сказала я, вспомнив, как расплатилась с психологом после Дезерт.
- Точно, вот по этим закрытым счетам мы их и нашли. Причем те, кто слали деньги ему напрямую на счет, оказались пустышками - старыми грымзами, постоянно практикующими покупку таких мужчин, а вот те, кто закрывал счета в магазинах оказались куда более интересны. Мы нашли четырех, я думаю, это все что у него были...
- Да говорите уже, - не выдержала я.
- Мазохистки, одна умеренная, почти нормальная, две средней тяжести, так сказать, и одну мы отправили на принудительное лечение, ей было нужно множество ранений, чтобы разрядиться.
- Какой кошмар, - вырвалось у Граса, - и Кейко-Бронкс ее... резал?
- Ну, скорее глубоко царапал и колол.
- Чем? - опять встряла я.
- Чем! Коротким клинком типа 'кортик', раны от него отличаются от ран коскатой только глубиной.
- Но руку проткнуть может? - выдал Елкин.
- Да.
- А не было ли случая потери контроля над собой у Кейко-Бронкса?
- С нечеткой уверенностью можно говорить, что был.
- Ну что ж подытожим, - начала я, - Чатхи-Джилкинс оказалась умеренной мазохисткой, высвободившей в Кейко-Бронксе садиста. Все шло более-менее нормально, пока он не сорвался и не нанес ей серьезную рану, после этого ранения они расстались. Ча-Джи скорей всего осознала опасность Кейко-Бронкса и сама выгнала его. Узнав о готовящейся свадьбе, она испугалась за Франц-Иши, и даже хотела поговорить с местным прокурором, но записать свое заявление все же не решилась, не желая еще больше портить свою репутацию. Наверняка она попыталась угрожать Кейко-Бронксу разглашением характера их отношений, и он или она назначили встречу в уединенном месте, где тот ударил ее клинком в шею, а потом под колено и в локоть имитируя классические коскатные удары. Почему он решился на убийство? Да потому что перед ним маячили деньги Францев. Наверняка он ничего бы не сделал Франц-Иши, найдя какой-нибудь способ встречаться со своими спецклиентками. Возражения, уточнения?
Все промолчали.
- Где Кейко-Бронкс или его тело? Вот главная проблема теперь, - пробасил ГрюМи.
- Я думаю, в океане. Но, как минимум, надо проверить маршруты флаеров с даты исчезновения до начала поисков, чтобы убедиться, что он не покинул Тропик.
- А почему в океане?
- Ну, иначе мы бы его уже нашли.
- Да почему вы вообще думаете, что он мертв?
- Мне думается, что когда он осознал что сделал, то понял, что не сможет жить с этим грузом и боязнью разоблачения. Если бы он был жив, то рано или поздно до него дошло, что тело безопаснее выбросить в океан, где его никогда не найдут. Раз он этого не сделал, значит мертв.
- Ну... это спорно, знаете ли, - заметил ГБрайт.
Я пожала плечами, спорно так спорно.
- Ну, а почему покончить с собой именно утопившись? - спросил ГрюМи.
- Опять же, явное самоубийство - это расписаться в своей вине, а так тело не найдут и ничего доказать не смогут.
Все замолчали, обдумывая мои слова. Грюндеры все просчитали быстро и тяжелыми взглядами уставились на меня. Но им версия самоубийства Кейко-Бронкса была выгодна.
- Есть один момент, - произнес Елкин, - после убийства Кейко-Бронкс был на людях и вел себя нормально.
Я опять пожала плечами.
- Спонтанная или осознанная постановка зеркала, и как раз после снятия, все накатило с удвоенной силой.
- Осознанная? - опять ГрюМи.
- Есть куча вирт, где явно или неявно учат его ставить.
- Ну что ж, еще раз проверим не покинул ли Кейко-Бронкс Тропик - подытожил ГБрайт - Но к Мышкину-Ферроу все же слетайте.
- Конечно - отозвалась я.
Через час я сидела на знакомой веранде и вяло ковыряясь в текучем шоколаде, повторно выкладывала виденье тех событий, отдельно озвучив версию о самоубийстве, Мышкин-Ферроу слушал с непроницаемым лицом.
- Как вы думаете - спросила я - надо ли нам тратить дополнительное время и ресурсы, пытаясь обнаружить Кейко-Бронкса?
- Я думаю, что ваша версия о самоубийстве вполне состоятельна - и Мышкин впервые за весь разговор посмотрел мне в глаза. Он знает, что я знаю и смолчу, и Грюндеры смолчат.

С наступлением темноты я вернулась в гостиницу, погруженная в раздумья о том, что же мне делать с Даниэлем, выдергивать его домой в поместье, чтобы закончить задание Шур, или оставить его здесь 'гуляться' и попытаться поработать над задачами самой?
Когда я была в душе, пришел вызов на голосовой браслет, я, тихо ругаясь, прикрыла воду.
- Да!
- Я под дверью твоего номера, пусти, - это Грюнд.
- Я в душе! Подожди две минуты.
- Ладно, хозяин мне отопрет, - и он отключился. Иногда я этого альбиноса просто ненавижу.
В номере было тепло, и я не озаботилась взять с собой в душ полотенце, что ж тем хуже для Грюнда. Я вышла и наплевав на его отвисшую челюсть принялась расчесывать и сушить волосы, так длилось почти минуту.
- Может, ты мне все же подашь полотенце, - капризным тоном спросила я. Это вывело его из ступора, он встал и подошел
- Полотенце? А где оно? - произнес он бархатным голосом. В другое время это б на меня здорово подействовало, но я была раздосадована ситуацией с Даниэлем и временно зла на всех мужчин.
- В шкафу, - и я скользнула за спину Грюнду. Обкрутившись полотенцем, я продолжила сушить волосы.
- ВикСин, если ты проделывала подобные трюки с Синоби, то он просто католический падре.
- Грюнд, - я разозлилась, - я не проделывала подобных трюков с Синоби, это раз. Во-вторых, раз уж ты ворвался в мой номер столь не вовремя, то будь любезен или отворачивайся или смотри молча, раз ты такой хам.
- Уууу, гюрза-кошечка. Кстати, ты намного лучше двигаешься, - Грюнд вернулся к своей обычной манере общения.
- А я вообще-то по делу, - продолжил он.
- Да ты что? - я удивилась до глубины души. Грюнд расхохотался.
- Ладно, ВикСин, признаю, что пришел не вовремя, но вспомни, ты сама разрешила мне приходить без приглашения, так что нечего злиться.
Я досушила волосы, сбросила полотенце и скользнула под простыню, глаза Грюнда опять зажглись хитринкой и желанием.
- Нет, - твердо сказала я. - Я готова говорить о деле.
- Я не готов, - отозвался он.
- Ванная вон там, - и я глазами указала на дверь.
Постервозничать - это так приятно. Жаль, что слишком мало мужчин позволяют мне это. Грюнд поплескал воды в лицо и вернулся вполне собранный.
- Рассказывай, - коротко сказал он.
- Кейко-Бронкс убил Чатхи-Джилкинс чтобы она не расстроила его свадьбу с Франц-Иши. Бронкс своим коротким клинком имитировал удары коскаты, планируя свалить вину на Мышкина-Ферроу, но вышло так, что оцелот решил напасть на тигра. Мышкин не стал рассусоливаться с КейБро, убил и выбросил тело в океан.
- Мда, коротко и ясно. Что же делать с Мышкиным?
- Вряд ли он оставил нам хоть какие-то зацепки. Кроме умозаключений - ничего. Думаю, что убил он его бескровно, подкараулив вечером где-нибудь, где потемнее и все дела. Не думаю, что Мышкин опасен для общества, он просто взял правосудие в свои руки.
- Ара-Лин! Ну как можно-то? - вспылил Грюнд - Мы ж на Синто, а не где-нибудь! Закон есть закон! А если каждый будет брать правосудие в свои руки? Что тогда? - и он в раздражении отвернулся.
- Ну, Грюнд, звал в качестве консультанта, вот тебе консультация: Мышкин-Ферроу не считает, что совершил преступление, а считает, что избавил общество от опасного преступника.
- Да? Сейчас он убил убийцу, а потом решит убить вора или неплательщика налогов, да?
Я прекрасно понимала, что Грюнд в незавидном положении, и ему надо сделать выбор - или оставить все, как есть, или начать копать, не имея гарантий результата и получив кучу проблем. Я пожала плечами.
- Мое дело маленькое, Грюнд, консультацию ты получил, принимать решение тебе.
- Угу. Спасибо, что напомнила, - пробурчал он, - Я хочу увидеться с ним. Завтра утром отвезешь меня, - это было утверждение, а не вопрос.
- Хорошо, - со вздохом согласилась я.
- А Даниэль где? - все, серьезность забыта.
Я натянула простыню на голову и скрутилась калачиком.
- Спокойной ночи, Грюнд.
- Э нет, так не пойдет. Вы значит, погрызлись, а отрываешься ты на мне!
Я высунула нос из-под простыни
- Грюнд, отстань, а?
- Нет, ты мне расскажи, почему я вынужден сидеть на краю постели и бороться с собственной эрекцией. Расскажи, что заставляет тебя быть такой злобной стервочкой.
Ну все! Я тебе покажу злобную стервочку.
Я набрала по голосовому браслету Снежинку.
- Саламандра? - удивленный и радостный голос.
- Да, Снежинка, и я сейчас буду ругаться, - Грюнд попытался что-то предпринять и получил пяткой в корпус. - Снежинка, вы почему там, вдвоем мужа не удовлетворяете? Он приперся ко мне и не дает спать...
- ВикСин... - злобно прошипел Грюнд.
- Злоупотребил разрешением приходить без спроса, - продолжила я.
- Дай ему 'таблетку', - ответила Снежинка. Я отцепила наушник от браслета и дала Грюнду, тот зло зыркнув вставил в ухо.
- Да, Беленькая, - обреченно произнес он. Снежинка говорила недолго.
- Не расстраивай Рыжика, - попросил Грюнд, пауза, - Нет, я буду завтра, во второй половине дня. Да это ВикСин погрызлась с Даниэлем и отрывается на всех, кого видит.
Пришел мой черед злобно шипеть.
- Целую и поцелуй за меня Рыжика.
Грюнд бросил в меня 'таблеткой'.
- Как у тебя ума хватило Снежинку набрать, а не Искру, - раздраженно сказал он.
- А что с Искрой?
- Беременна.
- И что? Что-то не так?
- Да чтоб тебе, ВикСин!
- Тогда почему вы обращаетесь с ней, как больной?
- Да потому что ребенок мой! Моя гадская слабая кровь! Нормально выносить шансов почти нет.
Вот так с Грюндом всегда, - то смех, то слезы, то фарс, то трагедия.
- Прости, Грюнд.
- Да ладно, - и он пошел к двери. Я соскочила с кровати, на ходу заворачиваясь в простыню.
- Грюнд, - я успела схватить его за руку, - Ну прости меня, я ж не знала.
Он обернулся и обнял, совершенно по-братски.
- ВикСин, ты себе не представляешь, как я хочу этого ребенка, - зашептал он, - и как временами ненавижу. Будет такой же уродец, как и я. Только я хоть в репликаторе родился, не мучил маму, а тут...токсикозы, несмотря на все усилия..., постоянная угроза... Рыжик мучается, но не сдается, мне жалко ее... Но я хочу этого ребенка, несмотря ни на что...
- А почему не в репликаторе? - вырвалось у меня.
- Первый запретил. Братиков и сестричек моих, - сколько угодно. А такую дурную кровь, как у меня, плодить нельзя.
Что тут скажешь, и Грюнда понять можно, и его отца...
- Ты хоть знаешь, что Первый мне не отец?
Я в ужасе уставилась на него.
- ВикСин, ну что же ты?... Не знать такую сплетню. Он мой дядя, моя мама Грюндер. Род Чешир угасал и его последним трепыханием был я - 'договорной ребенок'. Никто не думал, что я окажусь идеальным некстом и сам сделаю карьеру.
- Грюнд, у меня голова кругом...
- У меня тоже, - грустно сказал он, - Ладно, спи, завтра с утра пораньше летим к Мышкину-Ферроу, - и он, чмокнув меня в макушку, вышел.
Да, у всех в шкафу скелеты, у Грюнда их особенно много. Эта мысль приходит мне в голову не первый раз и не второй, альбинос не устает преподносить сюрпризы.
Я отправила голосовое сообщение Снежинке с извинениями, она перезвонила и мы с ней поболтали, как в старые добрые времена.

Утром мы позавтракали в гостинице, как ни в чем не бывало, будто разговор о ребенке и Искре мне приснился. Пока мы расправлялись с тыквенной кашей, альбинос успел довести меня до белого каления расспросами о Даниэле, я сдалась и все выложила. Грюнд тут же присмирел.
- Я знаком с некст Гата, - заметил он.
- Да, я тоже смотрела ее эгофайл, - ответила я.
Грюнд расстроено покачал головой
- Что?
- Прости, что говорю тебе это, но в жизни она еще интереснее.
Я вздохнула
- Не сомневаюсь что она скопище всех мыслимых и немыслимых достоинств. Что же, за Даниэля можно только порадоваться, раз он смог ее заинтересовать.
- Да нет. Не стоит за него радоваться. Она очень умна и очень амбициозна. Ничего серьезного между ними быть не может.
- Угу, значит, будем радоваться за меня.
- Ты, - Грюнд посмотрел мне в глаза, - простишь его?
Я скривилась, ну что за человек, никакого понятия о приличиях, персональном пространстве и личных тайнах.
- Грюнд, я поклялась сделать для него все и больше, поклялась первая. Как ты думаешь, я прощу его?
- Не играй. Одно дело простить на словах и по обязанности, а другое - простить на деле.
- Грюнд, я приму любое его решение и буду рада, если он сможет вернуться ко мне и вернуть все, как было. Но я смогу его отпустить, если он захочет уйти. Насильно мил не будешь, слышал такое?
- И мстить не будешь?
- Буду. Буду страшно, изощренно мстить, - заверила я.
Грюнд напряженно всматривался в меня, но заметив смешинки в глазах, расслабился. Потом сам хитро прищурился
- Тот с Дезерт или донжан?
- Грюнд, ну какой же ты все-таки страшный человек! Никогда за тебя замуж не выйду, и не мечтай.
Мы посмеялись, а после Грюнд опять резко сменил настроение, став серьезным, и заговорил о деле.
- Знаю, что играю не по правилам, но что бы ты делала на моем месте? Если бы ты была Грюндером?
- Я могу тебе ответить, что если бы я была Грюндером, то получила бы другое воспитание и мыслила б совершенно иначе, чем мыслю сейчас.
Грюнд скривился, признавая мое право 'отбрить' его.
- Но я так не скажу.
- И?
- Я бы спихнула проблему на Шур, пусть попытаются приструнить вассала, заручиться уверенностью, что он больше никого не убьет.
- М-да... Но ты понимаешь, что если он все же сорвется, то виноваты будем мы, Грюндеры.
- Почему? Кто добудет доказательства вины?
- Да ты же и будешь свидетельствовать, если припрут...
- Свидетельствовать... Мои мысли - это лишь мои мысли, доказательств-то никаких нет. Если бы была хоть малейшая зацепка, шерифы бы ее не упустили. Ты же знаешь, они опросили всех.
- Сбоящие врата. Одна надежда на то, что, пообщавшись с этим Мышкиным, я смогу принять решение.
- Я очень удивлюсь, если вам удастся пообщаться.
- А вот тут ты, кошечка моя, постарайся сделать так, что б мы с ним все-таки поговорили.
- Грюнд, не сходи с ума, Мышкин и со мной-то практически не разговаривал. На него никто не может повлиять.
- Ладно. Там разберемся.
Мы прилетели как раз вовремя, перехватив Мышкина, собиравшегося в поля. Я представила мужчин друг другу, и Грюнд демонстративно снял свою 'душу' и отдал мне. Конечно же, он мог иметь на себе 'жучок' и не один, но пусть в разговоре докажет своему собеседнику, что не 'пишет' его.
Я оставила их двоих и отправилась бродить вокруг дома. У ангара с агроботами я наткнулась на старого, облезлого сервала, лежащего в тени куста. Стало грустно и жалко, и этого кота, и Мышкина, одинокого и никому не нужного, как этот сервал. Кот позволил себя гладить по тощей, торчащей позвонками спине, с достоинством щуря подслеповатые глаза. Грустно.
Минут через пять на стоянку за домом сел флаер, я поспешила поинтересоваться, кого это принесло. Из флаера выпрыгнул паренек, Старший.
- А... Посол... Я не вовремя? - немного удивленно и рассеяно, раскланялся он.
- Да, немного не вовремя, - ответила я.
Паренек оглянулся, не зная, что делать.
- Я... тут котенка привез. Старый Чух и так зажился... Я вам котенка оставлю, а вы передадите, - радостно закончил он.
Ишь ты, какой хитрый, подумалось мне, Мышкин небось не хочет живности... Мальчишка тем временем достал из флаера сервала-подростка и думал вручить ли его мне или просто выпустить. Тут показался, пошатываясь на длинных ногах, этот самый Старый Чух, ему предъявили детеныша для обнюхивания и одобрения. Старичок одобрил смену и повел знакомить с территорией, мы молча наблюдали за всем этим.
- Ну, раз я не вовремя, то залечу в другой раз - вместо прощания сказал парнишка.
- Постой... Ты вообще кем хочешь быть?
- Да... - он помялся - Шерифом...
- Шерифом... Ну хорошо... Я не буду никому рассказывать про вирты, но и ты не болтай.
Он кивнул. Мне очень хотелось попросить его навещать Мышкина, но я знала, что у меня нет на это права. Паренек тоже хотел что-то сказать, но не решался. Так мы и расстались, оба промолчав.
Не зная куда себя деть, я вернулась к дому, через закрытое окно мне был виден Мышкин вполоборота, он был расстроен и зол, Грюнд сидел в глубине комнаты и его лица не было видно. Хоть бы они договорились....
С каждой минутой становилось все тяжелей находиться на открытом пространстве, я отправилась на веранду в спасительную тень. Через полчаса мужчины, наконец вышли из дома, и я с тревогой всмотрелась в них пытаясь понять решили ли они дело миром. Вроде бы да.
- Всего доброго, - не слишком радушно, но и не злобно попрощался Мышкин.
- Всего доброго, - откликнулся Грюнд.
Я кивнула присоединяясь
- Купите корм для молодого сервала, - сказала я на прощание.
- Зачем? - Мышкин был 'на другой волне'
- А вам его подарили... Сосед.
- Паршивец, - сам себе сказал он, кивнул и закрыл дверь.
- В гостиницу и домой? - спросил Грюнд.
- Да.
Когда мы сели в флаер я не выдержала
- Ну?
- Я бы мог сказать, что это не твое дело...
- Угу, мог бы...
- Молчи. Просто молчи. Не знаю, как быть с твоим контрактом...
Ага, значит все дружно сделают вид, что ни о чем не догадываются.
- Ты его уже провел?
- Нет.
- Ну так в чем проблема? Твои люди промолчат, шерифы тоже не будут болтать.
- Ты забыла о Даниэле и некст Гата. Нет, ваш контракт придется провести.
- Хорошо. Давай я в отчете по контракту отчитаюсь о проведенных допросах-беседах с девушками.
- А ты допрашивала?
- Ну да. Три беседы.
- Отлично.
- Единственно, Грюнд, мне придется поставить Шур в известность.
- Зачем?
- Придется, - отрезала я.
- Тайный вассалитет? - ехидно спросил он.
- Сейчас узнаешь, возможна ли дуэль в кабине движущегося флаера, - зло сказала я.
- Не говори ей ничего! Не за чем!
- Да? А ты не подумал, что у меня может быть еще одна работа помимо того, что я мило улыбаюсь на истерики иностранцев в Посольском центре?
- Сбоящие врата... Вот всегда с тобой так... Ничего просто не бывает.
- Судьба моя! Грюнд, а ты задумывался каково это, с тобой общаться-то?
- Не смешивай личные вопросы и работу.
- Ты это сейчас кому сказал?
- ВикСин!
- Что?
- Я раздумал на тебе жениться.
- Угу, в третий раз раздумал... Я не буду говорить Шур ничего лишнего, просто объясню, почему ты нас позвал, и почему я согласилась. Не переживай, я не хочу никого подставлять.
- Угу, договорились.
Когда мы зашли в гостиницу, Грюнд вдруг нежно обнял меня и склонился к уху
- Некст Гата, - прошептал он.
А мне-то какое дело, подумала я и принялась вырываться, Грюнд не пускал.
- Да подыграй же! - опять в ухо.
Я отстранилась и состроила скептическую мину, Грюнд изобразил прошение, я сдалась, и мы в обнимку, с улыбками на лицах, вошли в столовую.

Даниэль.

Это было...Абсолютно ново и необычно. Я никогда до этого не шел против своих принципов ради себя же, ради своего удовольствия и... счастья? Бешенного и горького, как черный мед, счастья. Счастья, приправленного осознанием того, что я подлец и предатель. Фиэрте-Эль некст Гата... Сверкающий бриллиант, драгоценный и совершенный, сладкий яд... Невозможно отвести глаз, невозможно оторваться, а сердце колют шипы, напоминая, что я предаю самого родного и близкого человека, свою заклятую половинку. Дни пролетели как один час, расследование благополучно завершили и без меня. Что дальше? Как быть?
Фиэр настояла на том, чтобы помочь мне 'отпроситься у своего некста, получить отпуск и разрешение временно удалиться от семьи'. Я с ужасом ждал предстоящего разговора, ведь в нашу краткую заочную беседу Ара-Лин была безмятежна, поняла ли она все? Или решила, что это несерьезно? Как она отреагирует? Больше всего я боялся причинить ей боль. Знаю, что это малодушие, что уступив своему безумству, я в какой-то мере отрекся от нее, но все же, я хочу чтобы она не восприняла это как трагедию.
Мы ждали в столовой крохотной гостиницы, хозяин сказал что 'молодая леди улетела с высоким блондином и они обещали вернуться перед ливнем'.
Фиэр нахмурилась глядя мне за спину, я обернулся. Грюнд обнимал Ару-Лин и что-то нашептывал ей на ухо, потом они так же в обнимку двинулись к нам. Я смотрел на свою половинку, как будто впервые, как будто видя ее глазами Фиэр. Маленькая, худенькая, в дешевой одежке, которой мы обзавелись в местном магазинчике, волосы забраны в простой куцый хвостик, на лице отсутствует даже намек на косметику. Серенькая. Никакая.
Нет. Родная. Родная и знакомая до боли. Половинка. А вот то, что мы с Арой-Лин заклятые половинки, я почему-то Фиэр не сказал... и еще очень многого не рассказал.
Ара-Лин подошла и как ни в чем не бывало поцеловала меня в щеку и приветливо поздоровалась с Фиэр, Фиэр же была сама не своя из-за Грюнда. Они знали друг друга, и что-то между ними было не так.
- Позвольте представить, леди некст Гата, - начал я, - леди некст Викен, и лорд некст Грюндер.
- Спасибо, мы с некст Гата знакомы, - отозвался Грюнд, - Позволите?
Фиэр кивнула и Грюнд сел рядом с Арой-Лин, мы оказались разделены диагональю стола - я и Фиэр с одного угла, сестра и Грюнд на другом.
Я не мог себя заставить посмотреть в глаза своей половинке.... Ара-Лин первая завела беседу, стараясь снять повисшее напряжение. Фиэр после нескольких фраз перешла к делу.
- Леди некст Викен, я б хотела, чтобы Викен-Ташин получил разрешение на временное удаление от семьи.
Ара-Лин удивленно вскинула брови, не меняя приветливого выражения лица. Хватит малодушничать, пора вмешаться, пока ситуация из абсурдной не стала оскорбительной.
- Сестра, я прошу позволения временно удалиться от семьи и неофициально присоединиться к семье Гата - посмотреть ей в лицо я так и не смог.
- По личным мотивам? Или ты хочешь заключить закрытый личный контракт?
- По личным.
- Хорошо, - это прозвучало так буднично, будто я сказал, что отлучусь на две минуты.
Я посмотрел в глаза своей половинке, в них была грусть и понимание. Меня словно по голове ударили. Фиэр НИЧЕГО обо мне не знала, она давала мне все, кроме понимания и принятия. Рядом с Фиэр был не я, а какой-то другой Даниэль, с честью выполнивший задание, вовремя ушедший из своей 'тонущей' семьи и присоединившийся к маленькой, но 'взлетевшей', некст которой - невзрачная девушка... не самый лучший некст... а я мог бы стать идеальным 'некст Викен'. От этих мыслей мне стало дурно, чьи они? Захотелось вскочить, закричать, сделать что угодно, лишь бы наваждение прошло.
Ара-Лин... Что ж ты делаешь? Почему ты так легко меня отпускаешь?
Гата что-то рассказывала, Ара-Лин все так же спокойно и приветливо слушала и односложно отвечала. Резанули покровительственные нотки в голосе Фиэр, я попытался сосредоточиться и вслушаться, она рассказывала о себе, о своей работе... Грюнд, сидевший напротив пристально вглядывался в меня, вот только его тут и не хватало, и без его внимания тошно, и так 'не знаешь в каком ты секторе'.
Словно услышав мои мысли Грюнд, извинился и сказал, что у них с Арой-Лин мало времени, и что им нужно возвращаться в поместья. Сестра и Грюнд встали, прощаясь я пытался поймать ее взгляд, но нет, она не хотела меня видеть. Они ушли и Фиэр что-то радостно и довольно рассказывая, потянула меня к выходу, до меня дошло, что я не могу уйти, так и не поговорив с сестрой. Я извинился перед Фиэр и чуть ли не бегом направился в НАШ номер.
Когда я вошел, Ара-Лин раздраженно обернулась
- Грюнд!.. А это ты... - и она опять отвернулась что-то ища.
- Ара-Лин, пожалуйста, скажи что-нибудь, поговори со мной.
- Что ты хочешь услышать, Даниэль?
- Почему ты меня отпустила?
И тут впервые за этот день на ее лице проступила злость и досада.
- А что, Даниэль, я должна была закатить истерику 'Не уходи! Останься! Ты ж моя половинка! Нам же еще задание выполнять!' Да? Даниэль?
Стыд! Теперь я понял, что такое стыд. Я даже не мог ничего сказать, слова извинений бессильны. Да я действительно, подспудно ждал истерики, это б доказало превосходство Фиэр и правильность моего выбора. Да, я напрочь забыл о нашем общем деле, о задачах Шур.
Помолчав, Ара-Лин заговорила как-то опустошенно...
- Ладно, задачи я буду решать сама, мне это даже полезно, от Шур и Синоби отобьюсь, не велика беда - несколько уроков пройти в одиночку. Разбирайся со своими чувствами, принимай решение. САМ. Я подожду. Все, иди, мне нужно собраться...
- Ара-Лин...
- Даниэль! Не уподобляйся Синоби! Уходя уходи!
Да, опять права... Я молча пошел к двери, открывая я услышал.
- Даниэль... - она стояла грустная и уставшая - Возвращайся.
Я кивнул и вышел в коридор.

Глава 2. Поместье Викен.
Ара-Лин.

Пожелала ему 'Возвращайся', как если бы он шел на смертельный риск. А он и идет на риск, только сам еще не знает какой, дай Судьба, чтоб я ошиблась в этой некст Гата. Собрав, наконец, свои вещи количеством пять штук, я вышла из номера, надо найти хозяев гостиницы, чтоб подтвердить оплату и дать 'илэйт'. Навстречу вышел Грюнд
- Ты все? Летим?
- Расплатиться надо...
- Я расплатился и илэйт дал. Чем меньше свидетельств вашего пребывания здесь, тем лучше. Идем.
Отлично. Идем.
Мы какое-то время летели молча, Грюнд был взвинчен и зол, но молчал, я тоже не горела желанием сейчас что-то обсуждать.
- Как ты могла? Как ты могла отдать его без боя этой... этой амбициозной суке?! - вдруг выпалил он, когда я погрузилась в собственные мысли.
- Грюнд... - я обреченно вздохнула, объяснений не избежать. - Ты когда-нибудь слышал выражение 'На своих плечах в рай никого внести нельзя'?
- Нет!
- Странно, это известная пословица и мудрая. Даниэлю снесло голову от этой некст Гата, а учитывая то, что он не ребенок, а взрослый человек, мужчина, то он должен понять сам, чего хочет, а поняв, добиться этого. Брать его за ручку, как маленького, и уводить с собой, чтоб он потом остаток жизни куксился и вздыхал, мол, 'любовь отобрали', я не хочу. Людям надо позволять совершать ошибки, иначе они никогда ничему не научатся, не будут сами стоять на ногах.
Грюнд ошарашено молчал, я продолжила.
- И почему ты решил, что я не боролась?
- Да она просто топталась по тебе! Этот покровительственный тон... я еле сдерживался, чтоб не высказать ей все, что думаю! Потому и увел нас побыстрее, чтоб скандала избежать.
- Спасибо, что сдержался.
- Пожалуйста. Так ты хочешь сказать, что боролась?
- Ну да. То что я не ехидничала и не пыталась играть на ее поле ее же оружием не значит, что я не приняла бой. Да я позволила 'топтаться' по себе, была мягкой, и этим подчеркнула ее стервозность и, я б сказала, дурость. Я бы на ее месте поостереглась самоутверждаться за счет некста рангом выше, и с таким странным эгофайлом как у меня. А Даниэлю я смогла напомнить, что я его половинка, принимающая его таким, каков он есть. Что еще я могла сделать? По-моему ничего.
- С ума сойти... Век живи, век учись. Я правильно понял, что Искра и Снежинка, в этой ситуации поступили бы так же?
- Да.
- С ума сойти... И что все гейши такие... мудрые?
Я пожала плечами.
- Хорошие гейши не могут быть дурами. Если девушка неумна, то она или скатывается к 'черным браслетам' или быстренько выходит замуж, дабы не скатиться. А Искра и Снежинка семь лет проносили браслет, и четыре из семи - белый. Вот и суди....
Грюнд усмехнулся.
- Не запугивай меня.
- Я не запугиваю, я хочу, чтоб ты понял, как тебе повезло.
- Я понимаю, ВикСин... Теперь я начинаю понимать почему меня тянет к ним как магнитом, и чем дольше мы живем вместе, тем больше я к ним привязываюсь. Знаешь, страшно иногда - вдруг это счастье, это полное взаимопонимание кончится.
- Не кончится, - буркнула я.
Грюнд отрицательно покачал головой каким-то своим мыслям.
- Ну?
- Рыжик простит мне если... если...? - произнести это вслух он не смог, но я и так поняла - если ребенок, которого она носит умрет или родится неполноценным.
- Я думаю, простит, ведь это ее решение, она знала на какой риск идет, - ответила я. - И все. Хватит об этом.
Я уже была сыта по горло нашим обоюдным душевным стриптизом, но кое-что мне все же надо знать.
- Ответь мне, что такое у тебя было с некст Гата, что ты бесишься от одного ее вида?
Грюнд помрачнел и пожал плечами.
- Ей только исполнилось восемнадцать и она проходила стажировку у нас, и мне тоже 'снесло голову', снесло напрочь, такая красивая, такая умная... Но я тогда официально еще не был некстом. Отец, ну я привык так называть дядю, хотел окончательно убедиться во мне, и я не афишировал того, что возможно скоро сменю ленту . Ну, ты понимаешь почему?
Я кивнула. Не говори 'dan ' пока не выполнил.
- Так вот, я начал ухаживать за ней и наталкивался лишь на брезгливое презрение. Поначалу я подумал, что это такая игра с ее стороны, но она позволила себе унизить меня при свидетелях. Очень аккуратно, и я б сказал, филигранно, никаких претензий предъявить я не мог, оказавшись в ситуации 'сам дурак'. И вот, к концу ее практики проносится слух о дате назначения некста, и я случайно увидел, ее реакцию, когда ей сказали КТО будет некстом - досада, нет ДОСАДА. А на следующий день мы случайно встречаемся, и она шлет мне лучезарнейшую улыбку! Не скрою, в качестве адекватного ответа, то есть мести, - с улыбкой уточнил он, - мне захотелось затащить ее в постель и оттрахать в свое удовольствие, но я вовремя одумался, решив, что трахать змей - это недостойное извращение.
Я не сдержалась и прыснула смехом, Грюнд молодец, умеет обыграть свои слабые стороны.
- Да, Судьба тебя уберегла от глупости, если б ты с ней переспал, она бы нашла способ что-нибудь с тебя получить, - заметила я.
- Точно. А ты оставила своего брата-половинку в ее пасти, - Грюнд опять погрустнел.
- Ну хватит уже, Грюнд. Думаешь, мне не хочется вернуться, повыдергивать ей все патлы и расцарапать лицо, а Даниэлю набить морду и увезти его домой? Только не выход это...
- Угу... Прости...
- Все, отстань от меня, я буду спать, - пробурчала я.
- Спи, гюрза-кошечка.

Грюнд сделал крюк и завез меня домой, мы тепло попрощались, я пообещала отчет по контракту завезти ему на этой пятидневке, увернулась от поцелуя в губы, и обозвала его развратным альбиносом. Он с гордостью согласился с этим утверждением и напомнил, что разрешение от жен 'на меня' им давно получено, а реализовать вот все как-то не выходит, по моей вине, между прочим. Я тихо истерически смеялась, закрыв лицо руками.
- Грюнд, я чувствую, что будет как в том анекдоте на все времена 'легче дать, чем объяснить, почему нет'.
Он в ответ рассмеялся, чмокнул по-братски в щечку и улетел к своим женам, а я пошла в пустой дом. Гифти обрадовалась, увидев меня, но тут же растерялась, не найдя Даниэля, этот недоуменный и потерянный кошачий взгляд меня просто добил. Я сгребла эту хвостатую дуру в охапку и пошла вызванивать кого-нибудь, первым позвоню Ронану, второму Аррену, Вольфу отошлю письмо, потом отцу, и с Ланой поболтаю, а там меня наверное уже и 'отпустит'.
С Ронаном связалась по браслету
- Привет, братец, пропали мы что-то друг для друга... Как у тебя дела?
- Привет, сестричка, прости, вечно я занят... - обычной радости в его голосе не было.
- И сейчас?
Он вздохнул
- Нет, вот сейчас-то я не занят.
- Прилетай в гости, я одна, поговорим, - что-то у брата не так, надо выяснить что - или, хочешь, я прилечу?
- Нет. Давай через... полтора часа я буду у тебя.
- Отлично, договорились.
Второй звонок был по визору секретарю Аррена.
- Сможет ли лорд Синоби нанести визит сегодня вечером? - официально и без эмоций осведомилась я. Стеснение давно забыто, секретарь знает обо всех делах Первого, даже личных, на то он и личный секретарь. Он сверился с записями проверяя, не занят ли вечер...
- Я узнаю и перезвоню.
В ответ я молча кивнула и отключилась.
Я успела записать письмо Дарелу Вольфу, отчитавшись в том, что малыш растет и у нас всех всё хорошо, когда пришел вызов от Синоби.
- Лорд Синоби предлагает вам посетить его в поместье сегодня после восьми вечера. Он приносит свои извинения и сообщает, что в ближайшие несколько дней, а то и пятидневок не сможет покидать поместье, - сообщил секретарь.
Да, а на самом деле это прозвучало так 'Пусть сама прилетает, я не знаю когда смогу вырваться'.
- Спасибо. Я буду.
К приходу брата я успела сделать его любимую острую запеканку из тыквы, вряд ли Илис его таким балует, а сам готовить он никогда особо не любил. Братец пришел какой-то уставший и потерянный, сердце больно кольнуло - ну что за общесемейный кризис на нас свалился?
- Рассказывай, - чуть ли не с порога заявила я.
- Да что рассказывать?
- Все, братец, все. С малым все нормально?
- Да хвала Судьбе с ним все хорошо.
- Ну пусть Судьба и дальше ему улыбается. Что тогда? Илис? Работа?
- Ну ты прям как следователь...
Я обняла его и поцеловала в уголок рта
- А ты сам расскажи, и тогда я не буду допытываться.
Он встал, и заходил по комнате, плохо дело... так у брата проявляется высшая степень нервозности.
- Илис. Дело в Илис. Я ее разлюбил. Вот как-то однажды вечером придя с работы понял, что не люблю и не хочу ее больше видеть.
Я пыталась закрыть рот и осмыслить услышанное. Брат ведь души в ней не чаял...
- Да! Да, вы с отцом были абсолютно правы - мы не пара.
- Что между вами произошло? - все же нашлась я.
- Да в том то и дело, что ничего. Просто в какой-то момент все то, что вызывало улыбку умиления, начало раздражать. И я не знаю почему - тихо добавил он.
- Ну братец, так не бывает. Может тебе начала нравиться другая? Или ты застукал Илис на чем-то неподобающем?
Он задумался.
- Может быть... Меня коробило то, что она не хотела заботиться о сыне, не хотела кормить грудью. У нее через три месяца пропало молоко, ты думаешь это была трагедия? Нет, что ты! Раз молока нет, значит можно летать, айда в космос! Хорошо, что мама согласилась прикармливать, ей лет сколько, а двоих выкормила.
Брат замолчал и прошелся из угла в угол.
- Пренебрежение. Понимаешь, пренебрежение. Она никому ничего не должна, ни мне, ни сыну. А вот я должен подстраиваться под нее, под ее настроение... Надоело, - зло закончил он.
Мне сказать было нечего, я знала, что этим все кончится. В этом браке, в этих отношениях 'работал' Ронан, он подстраивался под нее, и мягко вел, 'тащить силой' и 'бить кулаком по столу' не в его характере. А Илис восприняла отсутствие жесткой воли, как бесхарактерность и 'села на голову'.
Пока я размышляла, братец выдал.
- Она меня никогда не любила, думала что любит, и меня заставила в это поверить, но не любила. Наверное, когда это до меня дошло, тогда мои чувства к ней и угасли, ведь получается, что все было обманом... или самообманом. Я был ей просто нужен, нужен настолько, что она обманула себя и меня... Понимаешь?
- Я всегда это понимала, братец, и отец тоже.
Ронан молча треснул ладонью по лбу.
- Да успокойся ты! Вспомни о моих ошибках. По крайней мере, Илис не навредила тебе так, как мне Синоби.
Брат молча покачал головой.
Ну и день у меня сегодня, может пойти получить диплом психотерапевта?
- Итак, тебе нужен развод, причем такой, чтобы у Илис не было права вмешиваться в воспитание сына, я права?
- Ну ты же понимаешь, она не сможет дать ему ничего хорошего, - ответил брат.
- Я это прекрасно понимаю, но она с тобой не согласится. Сейчас ей с сыном неинтересно, но когда он подрастет, ей захочется 'заточить его под себя'.
- Именно. И я ей этого сделать не дам! Ни при каких условиях. Мой сын должен разбираться в себе, в людях и всегда знать 'в каком он секторе'.
- Я одного не пойму, почему ты так психуешь, это дело времени, год максимум два и представится возможность.
- У меня нет этих двух лет, Ара-Лин, моя карьера практически загублена, но сейчас появился шикарный шанс. Мне нужен развод до конца этого месяца.
Я опять уронила челюсть, ну и дела.
- Братец, а если б я тебе не позвонила, что б ты делал? А?
- Ара-Лин! Ты-то хоть меня соплежуем не считай! Я узнал об этой возможности два дня назад, а ты вчера и сегодня утром была непонятно где.
- Прости, Ронан. Скажешь, что за шанс?
- Нет, потом, если все получится.
Я молча кивнула, соглашаясь.
- Братец, сам понимаешь: за три пятидневки организовать тебе развод, да еще такой - дело, скажем так, не гарантированное. Но ты меня знаешь, все что смогу сделаю.
Ронан подошел и обнял.
- Спасибо сестричка, я тебя очень люблю.
Я невесело хмыкнула
- Как в русской или немецкой сказке, помнишь, принц приходит спасать принцессу, ему дают невыполнимое задание за одну ночь чего-то там наделать, а спасаемая принцесса его успокаивает, мол, иди, спи, наутро все будет. Так вот и ты, братец, занимайся своими делами и ни о чем не переживай, а через пятнадцать дней либо все будет, либо нет.
- Я скотина, да? - грустно шутя, спросил брат.
- Ты? Нет. Вот Даниэль - скотина.
- А что с ним? Или с вами?
Я состроила самое кислое выражение, какое смогла.
- Потом расскажу, когда все кончится.
- Сестричка, я что еще хочу сказать... Илис, она все же... То что я ее разлюбил, не значит, что я ее возненавидел, я не хочу ей зла. Я просто хочу обрести свободу и сохранить сына. Если достигнув этих целей, я окажусь... ну... униженной стороной, что ли, то пусть так и будет.
- Ронан, а ты только так и сможешь получить развод. Только если она будет с другим, без твоего ведома и разрешения.
- Да что угодно, в этом случае лучше быть дураком и слабаком, чем подлецом. Сыну то потом надо будет объяснять, почему с мамой так все сложилось.
- Угу и пусть она будет виновата, а не ты. Тем более что она действительно виновата. Я понимаю.
Все, с делами покончено.
- Я тыквенную запеканку приготовила - сказала я.
- С ума сойти, сто лет ее не ел...

Странным образом проблемы брата помогли мне мобилизоваться и перестать в мыслях 'жевать сопли' по поводу Даниэля. У меня появилось дело, я некст и в отсутствие Первого, должна управляться с семьей, то есть помогать членам семьи строить карьеру и решать личные проблемы. Вот этим и займемся.
Порывшись в справочнике, я нашла Бялко-Хитроу, человека ответственного за психологический климат в семье и знающего все обо всех. Это оказался брюнет, ярко выраженный азиат, тридцати семи лет, сингл, очень ухоженный и чем-то неуловимо напоминавший Дина Таксона, что ж, на всякий случай воздержимся от кокетства. Я послала ему на браслет голосовое сообщение - представившись, попросила перезвонить мне, что он и сделал буквально через пять минут, набрав меня по визору.
- Леди некст Викен, рад знакомству.
- И я, господин Бялко-Хитроу.
- Я честно сказать, удивлен, что вы обратились ко мне, а не к лорду Бялко... Ваши пилоты, в прошлом ваши, - с улыбкой уточнил он, - прекрасно прижились в семье. Я думаю, вы знаете, что они были объединены в вассальную семью Дезерт и все получили третий ранг. Никаких проблем не возникает, ни у нас с ними, ни у них с нами.
- Ну что же, я в этом не сомневалась. Тем более что семья Бялко всегда принимала в свои ряды самых лучших специалистов, - я отвесила легкий поклон собеседнику, Хитроу поклонился в ответ.
- О, значит вас интересует ваша родственница, жена господина Викена-Алани?
Я улыбнулась и опять слегка поклонилась.
- Господин Бялко-Хитроу, я бы хотела с вами встретиться где-нибудь... Вы ведь иногда покидаете поместье?
В его глазах загорелось любопытство, это сделало его еще более похожим на Дина, тот всегда делал 'стойку' почуяв какую-то тайну или интригу.
- Да, я как раз завтра собирался взять выходной и посетить торговый центр в Кольорисе.
- Замечательно, когда вы там будете?
- Перед полуднем, часов в одиннадцать.
- Что ж, я думаю, вы не откажитесь посидеть со мной в кафе?
Он молча поклонился.
- Спасибо, до встречи.
- До встречи, леди.
Итак, ставим галочку. Ой не зря этот хитрец назначил встречу в торговом центре, наверняка мой счет после этого сильно похудеет, но ничего, лишь бы он согласился сотрудничать.
Я прилетела в поместье Синоби к девяти, и все равно оказалось рано, Аррен был занят. Я рассказала детям сказку на ночь, перецеловала всех девятерых, ведь я для них теперь как младший воспитатель, почти своя, почти родная. Потом мама Яна перехватила меня и отвела к мужчине с сильными ожогами на лице и теле. Вдвоем мы убеждали его, что он не испугает сына, а ребенок будет рад ему, даже такому обезображенному. Когда мы на два голоса исчерпали все свои аргументы, родитель все же согласился, но попросил, чтобы я пошла вместе с ним. Я не стала отказываться, зная этого мальчугана, хорошо представляла, как его будет распирать от гордости за папу-героя. А вот то, что ожоги папа получил в результате собственной ошибки и возможно, халатности, лучше умолчать - о чем я и сообщила ему строгим голосом. Мама Яна потом смеялась, что мол, для общения с детьми я все же чересчур внутренне отстраненна, а вот родителям мозги вправлять - это мое призвание. Я невесело ответила, что последнее время только то и делаю, что вправляю мозги другим и вывихиваю собственные, и что если так пойдет, надо будет менять фамилию на Хитроу.
- Мне ты это можешь не рассказывать, я ведь тебя знаю. Если ты не решила какую-нибудь проблему, то день прожит зря.
Я круглыми глазами смотрела на нее, осознавая, насколько же права эта пожилая женщина, воспитавшая меня.
- Мама Яна, почему вы мне раньше этих слов не говорили, - я обняла и поцеловала ее, - Завтра утром приду, как и обещала.
Да... Я генератор проблем, потому что я их 'разрешитель'. Если решать нечего - создадим. И этой очевидности я не видела так же, как Ронан тупиковости своих отношений с Илис, или Даниэль не желающий признавать, что его дядя лорд Ташин, в общем-то, не подонок и не подлец.
Секретарь пустил меня в домик Аррена и я, не дождавшись его, уснула. Среди ночи он тихо примостился с краю, но я проснулась, почувствовав движение.
- Тебя расслабить? - я иногда делала ему успокаивающий массаж, помогая уснуть.
- Спи, - Аррен обнял меня и поцеловал в макушку, - любимая, - прошептал он.
Утром я проснулась с рассветом, а Аррен продолжал крепко спать, он очень сдал за этот год, недавно ему исполнилось сорок восемь, и он выглядел на свои годы, ему бы отдохнуть хоть месяц, вернуться к 'раскачке', но некогда. Синто восстанавливает крепости, и не всегда комплектующие и услуги покупаются за деньги, что-то приобретается в обмен на информацию и особые услуги. А эту самую информацию добывает посольский корпус и Синоби вместе с Шур, особые услуги ложатся на них же. Вот и крутятся как кролики в колесе, что Криста, что Аррен.
Я стала потихоньку взбадривать Аррена, массируя руки, уши, лицо, он не открывая глаз повернул голову и поцеловал меня в ладошку.
- Тебе не надоело еще? - спросил он.
- Что мне должно надоесть? Мы не ругаемся, нервы друг другу не треплем...
- Не занимаемся любовью...
- Да, я скучаю по нашим бешеным ночам, но ты и так выжат досуха. Аррен, начни вновь 'раскачиваться', ты очень сдал.
- Я не могу находить каждый день по часу.
- Перестань, ты прекрасно знаешь, как потом окупится этот час.
- Вы с Чехом что, по одной подсказке говорите?
- Ты Первый Синоби, глава рода, эталон...
- Хватит! Хватит... - уже спокойнее повторил он, и набрал кого-то на голосовом браслете.
- СинК, с сегодняшнего дня выкраивай в расписании три раза по двадцать минут и выдергивай меня на раскачку.
- Хорошо, лорд-отец, - ответил секретарь и отключился.
- Довольна?
Я пожала плечами, он не для меня должен это делать, а для себя. Аррен поднялся, мы оказались сидящими лицом к лицу.
- У тебя все хорошо? - спросил он.
Я отрицательно покачала головой.
- Даниэль получил разрешение временно удалиться от семьи, у него ЛЮБОВЬ.
Аррен уставился на меня с веселым недоумением.
- Вот сучонок... - удивленно сказал он.
Мда, сочувствия я от него не дождусь.
- Дело вот в чем - задания я буду делать сама? Или отложим и будем ждать его?
- Делай сама, ни мне ни Кристе сейчас не до этого, дней через двадцать может быть будет 'окно' и тогда мы за вас опять возьмемся, но не раньше, - и Аррен мимолетно поцеловав, встал с постели и направился в ванную.
- Аррен... Я буду ночевать у тебя, - сказала я ему в спину. Не представляю, как я буду спать одна в пустом доме.
- Ночуй.

Приведя обожженного папашу к детям и представив его, я недолго посидела с ними и, убедившись, что контакт налажен, а папа перестал нервно трястись, я отправилась на встречу с Бялко-Хитроу. Чтобы успеть к назначенному времени пришлось выпросить у секретаря скоростной флаер. Вывалившись из него на парковке, я проклинала всех Синоби вместе взятых, во флаере был отключен компенсатор перегрузок и полет оказался... малоприятным.
Зато успела чуть раньше Бялко-Хитроу, мы встретились в маленьком уютном кафе. Поскольку день был рабочий, и посетителей было немного, то мы вполне могли спокойно обсудить наши дела. Интересная будет беседа, учитывая, что и он и я будем бояться записи этого разговора. Придется поизощряться.
- Итак, леди некст Викен, я вас слушаю, - Хитроу был безупречно вежлив, безупречно аккуратен и безупречно скрывал свои эмоции. Господин Безупречность.
- Видите ли, господин Бялко-Хитроу, Илис Скинис не чужой мне человек, мы подруги еще со времен Тропезского космолетного, я хочу ей добра, и я также очень люблю своего брата, но они НЕ ПАРА. Вы, как Хитроу, со мной согласны?
Бялко-Хитроу согласился.
- Ваш брат, как я понимаю, 'сова'?
- Нет, он 'ученый' но неяркий, с уклоном в 'сову', а Илис несомненный 'волк'.
Мой собеседник опять согласно кивнул.
- Так вот, мне больно видеть, как два близких и дорогих мне человека разрушают жизнь друг друга. Они несчастливы. И я хочу попросить у вас помощи, я хочу, чтобы вы нашли для Илис подходящего мужа среди Бялко.
- Младшего мужа? - с сомнением уточнил собеседник.
Я отрицательно покачала головой.
- Мой брат - посол, и ему скоро предстоит покинуть Синто. Он любит Илис хоть они и не созданы друг для друга, и хочет, чтобы его отъезд не был для нее ударом. Ни в малейшей степени, - акцентировала я.
- Он благородный человек, - рассеяно ответил Хитроу, пытаясь вычислить, чего же я хочу на самом деле.
- Да, причем настолько, что готов поставить интересы жены выше своих. Он готов даже поступиться своею гордостью, - я опять выделила последнюю фразу.
Хитроу изобразил интерес. Я зашла с другого бока.
- Я более чем уверена, что среди Бялко найдется человек с сильным характером, способный дать Илис ту поддержку и направление, в которых она нуждается, человек с которым она будет счастлива. Но вы должны понимать, что если выйдет... промашка, и Илис вдруг решит вернуться в семью, то это будет ужасно. Мой брат добросердечный человек и не сможет ей отказать, и это станет еще большим мучением для них обоих.
- Да, я понимаю... Ваш брат готов пожертвовать своей гордостью в обмен на свободу. Полную свободу, - выделил он.
- Совершенно верно, - мы поняли друг друга.
- Что ж не буду скрывать, есть подходящие кандидатуры. Но вы должны понимать, что просите меня о риске - сейчас у нас все тихо и спокойно, в равновесии. А вы предлагаете мне устроить извержение 'вулкана страстей', и результаты никто гарантировать не может, ведь это взрослые, самостоятельные люди.
- О, я все понимаю, более того, задача еще усложняется тем, что срок всего десять дней.
Господин Безупречность изобразил недоумение, но в его глазах явственно мелькнул спортивный азарт.
- Давайте прогуляемся по магазинам, - с многозначительной улыбкой предложила я.
- Ну что же, давайте.
Мы шли по галерее, но Хитроу не спешил заходить ни в магазин техники, ни в ювелирный, ни даже в антикварный, чего я особо опасалась, он шел в задумчивости, я молча шла рядом.
- Я вот чего боюсь, - вдруг сказал он, - чтобы они не поубивали друг друга. Если не убьют, то потом уж точно никогда не расстанутся, готов спорить на что угодно.
- Но ведь она иностранка, ее нельзя вызывать на дуэль, - удивленно ответила я.
- Ох, леди некст Викен, госпожа Скинис-Бялко иногда ведет себя так, что хочется открутить ей голову вопреки всяким кодексам.
Да, с этим утверждением не поспоришь.
- Но ведь вы прекрасный специалист, я уверена, вы сможете справиться и подготовить этого вашего кандидата.
- Спасибо за доверие. Десять дней... Ну что ж... А вот мы и пришли...
Мы стояли перед маленьким магазинчиком одежды, очень дорогой одежды. Мужские костюмы и длиннополые френчи, женские платья, жилеты, курточки, все было с изменяющимися вставками или же целиком из изменчивой ткани. Все вещи были очень красивы, безвкусицы, подобной той, что мы видели на Тропезе, не было. Я невольно засмотрелась на длинное облегающее платье движущийся рисунок которого имитировал полет лепестков сакуры. Лепестки как будто кружились в вихре вокруг фигуры, то вдруг прилипали к ней, на доли секунды, то уносились прочь. То что это всего лишь ткань, просто не верилось. Это был шедевр.
- Да, я тоже восхищаюсь этим платьем, - заметил Хитроу.
'Но мы пришли не за этим', про себя закончила я. Мы прошли к мужской одежде, и я сразу догадалась, к чему меня подводил господин Безупречность. Темно синий почти черный комплект из брюк со стрелками и длиннополого френча, дополненный белоснежной шелковой рубашкой. На подоле, рукавах и стойке френча переливались и двигались сине-стальные, угловатые узоры, в целом это выглядело великолепно, и Хитроу в нем будет неотразим. Да..., а стоило все это счастье, как полгода аренды квартиры Ронана.
- Какой замечательный костюм и рубашка, - заметила я, - я пожалуй, куплю этот комплект в подарок своему младшему брату, он брюнет, как и вы, не согласитесь ли примерить?
Конечно же согласился.
- Надо же, как вам идет, ничего даже ушивать не потребуется. А для брата наверное придется чуть укоротить брюки, он на самую малость ниже вас, - я трепалась для отвода глаз.
- Рад, что смог помочь вам с выбором подарка.
Угу, подарка тебе, разоритель.
Вышла я из магазина с пакетом и мы стали прощаться.
- Десять дней - одними губами произнесла я.
Хитроу согласно склонил голову.
- У нас скоро праздник, день рождения Первого... - вскользь заметил он.
- Да, и когда?
- Да вот через три пятидневки.
Ну и отлично, сначала развод, потом костюм.
Мы расстались с Бялко-Хитроу вполне довольные друг другом.
На обратном пути я набрала Ронана.
- Привет, в наушнике?
- Да.
- Так вот, братец, следующие десять-двенадцать дней ты безумно занят, и Лана тоже занята.
- Угу, конечно, - братец все понял, - времени не хватает даже на сон, я все время на работе.
- Да.
Ну что ж, осталось только ждать и надеяться, что Бялко-Хитроу действительно не дурак, и сможет выполнить задуманное. Моя совесть была чиста, я даже радовалась тому, что у Илис появился шанс найти мужчину своей мечты - сильного и властного, но заботливого, того, кто возьмет ее за шкирку и потащит в нужном направлении.
Итак, отсчет пошел. Дни я проводила за решением задач. Без Даниэля, 'причесывавшего' и структурировавшего данные, было тяжело, но тем не менее я справлялась и это наполняло меня какой-то тихой, успокаивающей гордостью. Я ценна и сама по себе... без консорта. Ночи же - в кровати Аррена. Начав 'раскачиваться', он вырубался, как только его голова касалась подушки. Утром я мягко его будила, мы перебрасывались парой фраз и разбегались.
Голосовой браслет у меня был выставлен на режим сообщений, Илис пыталась ко мне пробиться, оставляла просьбы о встрече, но я не перезванивала. Лана с детьми была на побережье, в каком-то маленьком городке типа Индиго Найт и вызвонить ее тоже было невозможно. Илис оказалась в пустоте, и ей пришлось самой принимать решение, зацепиться за кого-то и переложить ответственность, не удалось.
Шел девятый день, на этот раз я билась над тем, кого из кандидатов Хитроу принять в семью. Да, Первый в семье принимает решения и о том, кто семье нужен, а кто нет, от многогранности и необычности некоторых задач голова шла кругом. Утешало одно - что это все понарошку, вся информация в задачах была больше чем столетней давности. У меня складывалось впечатление, что не один некст или кандидат в нексты бился над ними, может Аррен или Криста тоже так сидели, обхватив голову руками, и не знали, кого же выбрать и как свой выбор обосновать. И вот мои раздумья были прерваны сообщением Эзры.
- К вам госпожа Скинис-Бялко, настоятельно требует встречи.
- Пусти.
Прорвалась таки, ну что ж....
- Ара-Лин, почему ты не отвечаешь мне? Почему не перезваниваешь? - с порога спросила она.
Я одарила ее рассеянным взглядом, особо играть не пришлось.
- Потому что я работаю. Я ни с кем сейчас не общаюсь, даже с Ронаном и Ланой.
Илис опустила голову и прошлась по комнате.
- Что случилось? - спросила я.
Она не отвечала, молча мечась из угла в угол.
- Илис, не пугай меня. Что-то с Ронаном?
Она остановилась посмотрела мне в глаза и отвернулась закрыв лицо руками, потом громко набрав в грудь воздуха выпалила.
- Я люблю! Люблю другого, он Бялко, и мы... мы занимались любовью! И я люблю его, понимаешь, люблю! - в ее голосе послышались слезы.
- Тихо! - она вздрогнула от моего крика и обернулась - Тихо... - это уже я говорила сама себе, пришел мой черед слоняться по комнате, я ходила, обхватив голову руками.
- ВикСин, - робко произнесла она. - Ара-Лин...
- Нет!!! Нет, я для тебя леди некст Викен. На этом все! Мы сейчас полетим в администрацию округа и оформим развод. Развод без взаимных претензий и обязательств. И ты уйдешь из нашей жизни навсегда. Ты никогда не приблизишься ни к кому из нашей семьи, а мы забудем о тебе, просто забудем.
Илис распирало от желания оправдаться, но она все же нашла в себе силы промолчать и признать, что это наилучший выход для нее. Она закивала головой и пошла к двери. Я надела 'душу' и армкамзол, молясь Судьбе, чтобы Илис не отпустила таксо, и нам не пришлось лететь в одном флаере. Судьба меня услышала, и мы летели в построении, как два патрульных.
В администрации все произошло максимально быстро, я пугала всех остекленевшими глазами и неживым голосом. Развод с многозначительной формулировкой 'без взаимных претензий и обязательств' по сути означавший, что Илис Скинис и семья Викен разрывают все отношения, был оформлен. Я настояла о выделении пункта о том, что Скинис-Бялко запрещено искать встречи с кем-либо носящим фамилию Викен, она безропотно согласилась. Странно, что за все время Илис ни разу не упомянула о сыне. Я то специально избегала о нем говорить, но она... Неужели он так мало для нее значит?
Когда все было завершено, я поспешила к выходу и столкнулась с крепким мужчиной лет тридцати
- Леди некст Викен?
- Да, - это прозвучало, как 'пошел вон'.
- Я Бялко-Эдванс, готов возместить траты семьи Викен и принять вызов.
Я со свистом втянула в себя воздух.
- Идите вы, Бялко-Эдванс, туда, куда вас Судьба ведет! И свою... любовницу заберите. Семье Викен ничего не нужно ни от вас, ни от вашей любовницы! Не попадайтесь нам на пути.
И я двинулась вперед, намереваясь опрокинуть его, но не тут то было, он успел отскочить, и я пронеслась мимо.
Уже сидя в флаере, я увидела их выходящими из здания в обнимку, ну что ж помоги Судьба, этим двоим ужиться и быть счастливыми.
Я набрала брата
- Когда ты сможешь прилететь в поместье?
- Через... два часа.
- Хорошо. Жду.
Я размышляла стоит ли показывать Ронану запись нашего с Илис разговора в гостиной, и все же решила показать, ему наверняка будет больно, зато потом не будет сомневаться и жалеть.
Так и вышло, он смотрел с каменным лицом, а потом с деланной веселостью поздравил сам себя с исполнением желаний. Я молча плюхнулась ему на колени и обняла, он попытался что-то сказать и избавиться от меня, но не вышло. Я сидела молча и расслабленно, в конце концов это подействовало и он расслабился тоже. Тут бесшумно показалась Гифти, принюхалась, и поняв что это не Даниэль, удивленно уставилась на нас.
- Так что у тебя с Даниэлем? - спросил Ронан знавший, как тот любит Гифти, и что она платит ему тем же.
Я рассказала, брат выслушал, подумал и сказал.
- Ты не права в том, что самоустранилась, тебе все же нужно с ним общаться, переговариваться, хоть изредка, хоть пару слов, он не должен забыть тебя.
- Пусть забывает, если он такой слабак, - вспылила я.
- Ара-Лин...
- Нет, Ронан! Я приму его обратно и ни словом, ни взглядом не упрекну, но он должен сам, понимаешь, сам прийти. И все, хватит это обсуждать. Скажи лучше, что за шанс? Назначение? Куда?
- Да, назначение...
Мне не понравился его тон, я насторожилась.
- Куда?
Ронан посмотрев на меня понял, что я все равно из него все вытяну и сдался.
- ЕвС.
Я подпрыгнула.
- ЕвС?! Кто еще с тобой будет? Каков состав дипмиссии?
- Пока что я один.
Я заметалась по гостиной, схватившись за голову, и это уже не было игрой, я была в панике.
- Ронан! Скажи, что ты пошутил! За последние пятьдесят лет, два... ДВА посла погибли в ЕвСе, и все, за исключением четверых, заканчивали работу депортацией. Что значит ОДИН?
- Ара-Лин, сядь и успокойся.
Я села и постаралась успокоиться.
- Ты знаешь о политических перестановках в ЕвСе, так вот, они решили восстановить политические взаимоотношения с Синто. Мы отказались принимать их дипмиссию, но они все же хотят видеть нас у себя. В очень ограниченном контингенте, два посла и максимум три человека 'обслуги'. И сложность вот в чем, посылать кого-то опытного и авторитетного туда нет смысла, потому что почти открытым текстом было сказано, что послам там работы не будет. Они будут просто сидеть для вида, для того чтобы можно было сказать, что они есть.
- И для того, чтобы было кого подставлять, как только появится потребность и возможность, - горько встряла я, - Ронан, работать в ЕвСе все равно что носить мишень, и хорошо если это будут лишь политические игрища и подставы, которые закончатся депортацией и новой волной истерии масс-медиа, а не... - я не договорила, и так понятно.
- Да, ты права, вот поэтому я, молодой и неопытный, но прошедший обучение у Синоби подхожу на эту роль просто идеально.
- Да не подходишь ты! Не подходишь! У тебя не развито чувство опасности и боевая интуиция.
- Зато с логикой все в порядке - это раз. А во-вторых, не буду я никуда лезть. Я действительно буду себе тихо сидеть и серфинговать по новостям. Не более. И за ворота посольства высовываться буду лишь в случае крайней необходимости, поверь.
Я выстрелила последним зарядом.
- А что отец говорит?
- Отец согласен и дает Каса и Пола в качестве 'обслуги'.
Я фыркнула и закатила глаза, ничего более конструктивного сделать уже было нельзя.
- Если бы я знала, что ты в ЕвС навострился, ни за что бы не стала тебе помогать, - тихо сказала я.
- Знаю, сестричка, но все равно, спасибо тебе большое. С разводом всё вышло самым лучшим образом из всех возможных.
- Угу, с тебя куча денег, братец, - и я назвала сумму, видя, как широко распахиваются его глаза, - А ты что думал? Услуги высококлассного Хитроу дороги, а неофициальные услуги бешено дороги.
- Да нет, если она действительно полюбила этого Бялко и напрочь позабудет о нас с сыном, то оно того стоит.
Я согласно кивнула, мы еще с полчаса обсуждали дела и его отъезд, и он улетел подавать заявку на занятие должности.
Я осталась одна с ощущением, что мой мир рушится и расползается по швам. Русы, похоже, просто из мести, не выпускали отца из РФ, Даниэль с этой змеей, теперь и Ронан решил 'прогуляться по диким землям'. Аррен, под грузом проблем и ответственности, стал сам на себя не похож, а Вольф так далеко в своем мире и в своих проблемах, что постепенно становится бледной тенью, живым воспоминанием. Что делать?
Когда весь мир рушится, можно попытаться зацепиться за повседневность, за ежедневную рутину. А для начала, пройдусь-ка я по магазинам...
Прикупив для Хитроу бонус за срочность в виде еще двух шелковых рубашек - голубой и цвета ртути, я отправила 'подарок' курьерской почтой. Набродившись по торгцентру до тяжести в ногах и мельтешения в глазах, я отправилась в поместье Синоби, общение с дочкой как всегда успокоило и ободрило меня. Она все же такая умница, моя Мегги-Лана, уже совершенно ясно, что она будет Фроксом, а это в свою очередь означало, что ее ждет облегченная программа обучения, как у Ронана.
Утром Аррен спросил, что случилось.
- Ронан хочет идти послом в ЕвС.
- Ну и?
Я в досаде отбросила простыню и соскочила с кровати, но тут же была поймана в железные объятия.
- Ты не можешь требовать от него, чтобы он все время 'сидел у твоего подола'. Он достаточно амбициозен, чтобы делать карьеру, да и твой отец был рад его решению, - сказал он мне на ухо, прижимая спиной к себе.
- Как давно ты все знал?
- Это я рекомендовал его.
Я с силой ударила локтем, бесполезно...
- Перестань. Ты бесишься оттого, что этот сучонок не возвращается. Если бы он был рядом, отъезд брата не был бы трагедией.
- Не был бы! Если б это был отъезд на Ласковую или Тропез или даже РФ, но это ЕвС! Это риск! Сбоящие врата тебя забери.
Аррен зло хмыкнул и ослабил хватку.
- Не сотрясай зря воздух проклятиями, мне не светит окончить жизнь как твоя мать.
Я развернулась готовая врезать ему кулаком в лицо, но увидела боль его в глазах и моя злость исчезла.
- А ты восстанавливаешься, Аррен, входишь в прежнюю форму, - горько сказала я. Это была наша первая стычка после того, как он обещал измениться и не вмешиваться в мою жизнь.
- А вот ты все та же, никак не...
- Договаривай!
Он отрицательно покачал головой и взял меня за плечи.
- Не было лучшей кандидатуры, чем твой брат. Прости.
Я вернулась в свое поместье и провела весь день одна, бродя по парку, пытаясь собрать в кучку осколки своего мира и слепить из его черепков что-то, что можно наполнить смыслом жизни. Криста и Аррен живут ради долга, ради своих семей и Синто в целом. У Кристы отдушина - вереница любовников и любовниц, у Аррена была страсть к моей матери и теперь отношения со мной. А как и ради чего жить мне, если все, кого я люблю, уходят от меня, от моей опеки, если я не нужна им. Если я не умею жертвовать близкими ради долга, не умею и не хочу уметь.
Понимая, что эти мысли не дадут мне уснуть, я спустилась в спортзал. Через четыре часа я выползла оттуда и не помню, как доковыляла до спальни.
Проснулась я поздним утром, все тело ломило от крепатуры. Поиздевалась я над собой вчера знатно, зато мысли улеглись и не кружатся больше, сталкиваясь и бодаясь. После горячего душа я пришла к выводу, что жить в принципе можно, а если еще и съесть чего-нибудь вкусного, так вообще будет замечательно. Выйдя из ванной, я подумала, что что-то не так, потом до меня дошло - не слышно Гифти. Она должна была меня разбудить своим концертом, чтобы я пустила ее в дом, но почему-то ее не слышно. Размышляя над тем, почему кошка изменила своим привычкам, я спустилась по лестнице - донесся еле слышный запах еды и мурчание Гифти... С сердцем, выпрыгивающим из груди, я зашла в кухню.

Даниэль.

Я провел день, бродя по пляжу и прибрежным плантациям. Аллегрес был клоном Индиго Найт, такой же маленький и сонный, только он был намного дальше от поместья Гата...
Все закономерно, этого следовало ожидать, только менее больно и стыдно от этого не становится. Ара-Лин сказала на прощание 'Возвращайся', я вернусь, только хоть немного соберу себя в единое целое, и вернусь...
Первый звоночек был, когда Фиэр поинтересовалась почему в моем эгофайле стоит 'не репродуктивен'. Я рассказал, ВСЕ рассказал. И если говоря об этом с Арой-Лин я отвернулся, то тут я вглядывался в нее, ловил малейшую реакцию на свои слова. На мгновение в лице Фиэр мелькнуло что-то очень похожее на брезгливость, я предпочел подумать, что мне это показалось. Потом пошли расспросы об Аре-Лин, о ее 'загадочном' эгофайле, о ее взаимоотношениях с Грюндером, я отшучивался и переводил разговор на другое, но она вновь и вновь возвращалась к этим темам. После моей очередной увертки, она откровенно вспылила.
- Я не понимаю, почему ты не хочешь о ней говорить! Я вижу набор каких-то странных, не связанных между собой заданий. Она и не посол, и не военный... Не пойми кто. Единственное что приходит в голову, так это то, что она использует свое ЛИЧНОЕ влияние, хотя чего-либо яркого и экстраординарного я в ней не увидела. А вот в тебе я вижу дипломата-посла, способного просчитать любую ситуацию и справиться с ней, я вижу некста посольского рода.
Я промолчал, не зная, что сказать на такое. Она продолжила.
- Викен-Алани, я так понимаю, сброшен со счетов, раз уж Первый Викен решил сделать некстом дочь. Это и не удивительно, его мать гейша и ей позволили влиять на сына, вот он и вырос... не амбициозным. Даниэль, ну что ты молчишь? Я что, не права?
- Да, Фиэр, ты не права.
- Вот как? И в чем?
- Викен-Алани достаточно умный и целеустремленный. А некст Викен универсал, она прошла полный курс обучения у Синоби и закончила Тропезское космолетное с отличием. А то, что ты не увидела в ней ничего экстраординарного, так это потому, что она не сочла нужным показать.
- Угу, я не леди Шур, мне показывать бесполезно.
Я с ужасом смотрел в это красивое лицо и впервые не узнавал ту, которую любил.
- Даниэль, ты должен понимать, что во-первых, я никогда не соглашусь на второй сорт, а во-вторых, ты можешь стать Первым, все предпосылки для этого есть. И если ты хочешь чтобы мы были вместе, чтобы мы были полноправными супругами, стань Первым, или хотя бы некстом. На меньшее я не согласна.
Видя мое каменное лицо, она зашла с другого бока.
- Ведь лорд Викен взял тебя в семью за считанные месяцы, значит ценит, значит понимает, что ты нужен его семье. Сколько случаев, что некстами становятся чужие по крови, когда выясняется что родные дети не 'удержат' семью? Я не понимаю, почему ты молчишь. Ты не хочешь озвучивать свои планы даже мне? Что ж если так, то это твое право, я уважаю его. Но мне надо знать, что ты согласен со мной, что мы мыслим в одном направлении.
Я встал и подошел к окну, посмотрел на яркую клумбу, вспомнилось разнотравье перед домом, моим домом.
- А что если планов нет? Если я действительно считаю что Викен-Синоби лучший некст, чем я? Что тогда, Фиэр?
- То есть ты так и будешь всю жизнь младшим сыном со вторым рангом? - мрачно уточнила она.
Я пожал плечами.
- Тогда я тебе напомню, что я всегда получаю всё самое лучшее, и терпеть кого-то второсортного рядом с собой не согласна. О чем ты думаешь, Даниэль? Что в таком случае ты можешь мне предложить? Я некст сильной, уважаемой семьи, а кто ты? Сейчас ты никто, человек без прошлого, без поддержки, но с потенциалом. И вдруг ты говоришь, что этого потенциала нет. Если его нет, то ты никто и будешь никем.
Я ничего не чувствовал, спонтанная постановка 'зеркала'...
- А как же твои слова?... Я ведь не вынуждал тебя, ты сама первая, призналась в любви, сама заговорила об официальных отношениях?
- Тебе удалось провести меня. Да ты раскрылся только что! Я до последнего не хотела верить, что ты... ничтожество, - последнее слово она выплюнула.
Я вышел из комнаты, так и не взглянув на нее, незачем, я и так знал, что она прекрасна в своих оскорбленных чувствах, в своем праведном негодовании.
Я шел до краев переполненный ненавистью, шел осторожно, чтобы случайно не расплескать ее здесь, в поместье Гата. Я ненавидел себя за то, что не разглядел за красивой оболочкой этой мелкой себялюбивой душонки, не разглядел очевидного. Я ненавидел себя за собственную дурость. Ха! Жалел Рада Назарова, за его нежелание верить в то, что любимая превратилась в животное, что ее больше нет, так вот себя жалей больше! Выдумал на пустом месте идеальную возлюбленную, кретин! Обидел и предал родного человека ради миража.
Я резко опустил флаер на дикое побережье, позволив крику-вою вырваться из глотки, его здесь никто не услышит. Через час или более, я опять сел за штурвал. Сбитые руки саднили, а две пальмы скорбно лежали на песке, взяв на себя вину за всё, расплатившись за других.
Я летел долго, старенькое таксо не развивало больших скоростей. Остановился в Аллегрес потому что село солнце, а этот город не хуже и не лучше других. И вот сегодня я бродил, пытаясь найти в себе силы показаться на глаза Аре-Лин. Я знаю, что она меня простит, но простит, не значит забудет. Такие поступки меняют всё. Я боялся, боялся до судорог, до стона, что она простит лишь на словах. Сам себя я простить не мог. Нет прощения, нет оправдания такой дурости.
Из подобия эмоционального ступора меня вывел дикий вой браслета, я в полном недоумении уставился на него, ведь он был выставлен на беззвучность и режим голосовых сообщений, и вдруг... Я принял вызов.
- Ты где? - голос Грюнда, деловитый и спешащий.
- Аллегрес, округ Этернель-эте. Что случилось?
- Будь в гостинице через полчаса, - и этот альбиносный гад вырубился. Грюнд звонил, используя систему вызова на Совет, значит что-то случилось... Перезвонить на этот экстренный номер было нельзя, а на обычном стоял прием сообщений. Конечно же я оставил просьбу перезвонить и объяснить, но я очень сомневаюсь что ее исполнят. Мне как раз хватило полчаса, чтобы добраться до гостиницы, большой и полупустой, Этернель-эте - курортный округ, и климат в нем мягче и приятнее чем в Тропике. Устроившись в вестибюле, я прождал минут двадцать и перебрал сотни причин такого странного вызова, когда, наконец, в двери вошел... Ронан. Вот кого-кого, а его я не ожидал увидеть.
- Привет. Где мы можем поговорить? - он тоже был собран и деловит. Что же случилось? Я отвел его в маленький абсолютно пустой бар самообслуживания. Ронан сел и уставился в сторону, явно не зная с чего начать.
- Как она? - спросил я зная, что он поймет о ком вопрос.
- Плохо, - он отвернулся от стены и посмотрел мне в лицо, - Я получил назначение послом в ЕвС. Она осталась одна.
Я осмысливал услышанное... послом в ЕвС это риск. Не такой, конечно, как на Депре, но и немногим меньший...
- Проблема не в том, что в ЕвС, - продолжил Ронан, - а в том, что я там буду пока что единственным послом, и со мной будут только Кас и Пол. Ара-Лин осталась без поддержки, Дарел Вольф слишком далеко, а лорд Синоби, ты знаешь, 'боец' и рассчитывать на эмоциональную теплоту с его стороны не приходится. Так что, Даниэль, засунь свою рефлексию куда подальше, вспомни о клятве и поддержи сестру.
Легко сказать, да трудно сделать.
- Ты не понимаешь...- начал я.
- Нет, это ТЫ не понимаешь, - зло перебил Ронан, - Думаешь, это вот только ты такой, позволил себя обмануть, и был рад обманываться. Все через это прошли. Когда любимый и знакомый до мелочей человек вдруг становится абсолютно чужим.... Я развелся, Даниэль, развелся 'без претензий и обязательств'. У них послезавтра свадьба.
Повисла пауза. 'Без претензий и обязательств' это значит, что Скинис молча, не сказав ничего, не получив разрешения, переспала с кем-то другим, да что там переспала, она за другого замуж выходит. Да уж...
- Ладно, речь не об этом. Ара-Лин тяжело восприняла назначение, очень тяжело. Она сразу стала рассматривать наихудшие варианты развития событий... В общем, Даниэль, так: то что ты... был с этой некст Гата, это с любым может произойти, каждый может ошибиться. Но если ты после нашего разговора не вернешься, если ты предпочтешь упиваться собственными горестями и не поддержишь сестру, твою половинку, то ты мне не брат, со всеми вытекающими. На этом все.
И Ронан вышел из бара, а я остался сидеть огорошенный.
Ара-Лин осталась одна... Учитывая, как она любит Ронана, я не берусь представить насколько тяжело она восприняла его столь рисковое назначение. Синоби и лорд-отец не поймут и не поддержат ее замашки 'охранника', воспринимающего угрозу жизни близкого человека куда острее и трагичнее, чем своей собственной.

Симвотипы...симвотипы, при всей своей схематичности, они иногда очень точно описывают характер и ситуацию. Викен-Алани точно 'ученый', а не 'сова', раз смог проявить такую жесткость и настоял на своем, да и назначение это.... Я бы не хотел оказаться в ситуации один против всех, Кас и Пол конечно подмога, но они младшие партнеры в этом деле и многого от них ждать не приходится.
Я засиделся за этими посторонними рассуждениями до глубокой ночи. А потом выполнил 'пожелание' старшего брата и 'засунул свою рефлексию куда подальше', а точнее отгородился от назойливых мыслей о собственной никчемности.
Расплатившись в гостинице, нанял таксо и отправился домой в поместье Викен. В полпятого утра я разбудил Эзру вызовом на браслет и попросил по-тихому пустить. Старый эконом завел меня к себе в домик и напоил чаем. Гифти была страшно рада меня видеть и разрывалась между этой радостью и собственным достоинством. Я сам к ней подошел и взял на руки, мою 'умницу с кисточками' и 'дуру ушастую' в одном лице, то есть морде.
Эзра с затаенным упреком рассказал, что молодая леди не ночевала дома, а фактически жила у Синоби, что на работе у нее затишье, только один вызов в Посольский центр за две пятидневки, и что вчера леди долго была в спортзале, чересчур долго и наверное перетренировалась.
- Эзра, я постараюсь исправить свою ошибку - сказал я напрямик.
- Да уж хорошо постарайтесь - тихо пробурчал эконом и ушел по своим делам.
Когда окончательно рассвело, я зашел в дом, Гифти неслышно прокралась следом, и мы вдвоем принялись возиться на кухне, от этой привычной суеты пришло какое-то успокоение и уверенность что все будет хорошо.
Я долго ждал ее, но она видно разоспалась после тяжелой тренировки, и вот... все же раздались еле слышные шаги. Она показалась босая, замотанная в полотенце и какая-то испуганная, не помню как мы оказались в объятиях друг друга, обнимаясь так, что казалось вот-вот сольемся в единое целое. Потом она разрыдалась, но это были слезы облегчения, где-то глубоко внутри меня жег стыд, оттого что я допустил все это, что меня не было рядом.
- Ты сам пришел? - с запоздалой строгостью спросила она.
- Сам. Дурак я.
- Да! Дурак! Редкостный. - и она вновь прижалась в объятии.
Моя заклятая половинка простила меня и была мне рада. Судьба все же сжалилась надо мной и дала еще один шанс.
Мы зажили как раньше, она стала пропадать на работе - у послов шли одни мероприятия за другими, то 'Русская неделя', то 'День Тропеза', то 'Дни Хинской культуры', то еще что-то и все требовало ее присутствия. Дать консультацию, помочь с организацией, проследить, чтобы арендованное для мероприятия имущество было возращено без 'жучков' и 'маркеров' и еще много-много чего. А еще Шур и Синоби даже не думали делать скидку на ее загруженность, и брались за нас, как только у них появлялось свободное время. Так пролетела осень, Ара-Лин каждый день, несмотря на все дела, списывалась с отцом и Ронаном, у них у обоих был полный штиль. Ронан выполнял свое обещание и безвылазно сидел в 'посольском гетто'. ЕвСы всех послов недружественных, а вернее, неподчиненных планет разместили на одном острове, создав маленькую многонациональную колонию дипломатов, что позволяло держать шибко любопытных и активных иностранцев 'под колпаком' и контролировать их личные и даже информационные контакты.
Все было хорошо и, по большому счету, тихо и спокойно. Первые две-три пятидневки после моего возвращения я боялся, что Ара-Лин сорвется и выскажет мне все, что думает обо мне и моем поступке. Но нет, время шло, а моя половинка, мой свет и моя жизнь, ни намеком, ни взглядом не напомнила о моей глупости и предательстве, как будто ничего и не было. Сказать, что я был благодарен за такое 'беспамятство', значит, ничего не сказать.
Осень пролетела как один день, когда счастлив, время летит быстро.
Ара-Лин почти полностью восстановилась, и уже ходила легко и не заваливаясь в любом темпе. Общую раскачку и нео-йогу она сменила на боевые тренировки, начиная вновь с азов, со стоек и основных ударов. А еще вернулась к танцам... Все бы ничего, но в партнеры она взяла Эфенди, донжана, которому дала ген-материал и у которого росла дочь, их общая дочь. Когда они тренировались, я разрывался от противоречивых чувств. С одной стороны это было потрясающее зрелище, они были красивой и слаженной парой, а Эфенди - замечательным партнером прикрывавшим все огрехи: о том, что им что-то не удалось или Ара-Лин допустила ошибку, я узнавал только из их разговоров. С другой стороны - я мучительно ревновал, и это было очень странно, ведь к тому же Синоби не было ревности. Я боялся что он может опять ей навредить, но когда стало ясно, что он действительно изменился и стал спокойнее, я перестал переживать. Вольф меня раздражал покровительственным отношением к ней, оно было на грани пренебрежения 'Малыш..., девочка моя...', ей уже не семнадцать лет, а он этого не замечал, ну да ладно, Ара-Лин это воспринимала спокойно, и я свое мнение держал при себе. Грюнд... ревновать к Грюнду? Смешно.
Я ревновал к донжану, это вообще 'дурной тон', а если учесть, что они лишь танцевали и разговаривали... В их четвертую встречу-тренировку я понял в чем дело - Ара-Лин искренне радовалась ему, ей было очень хорошо с ним, и они понимали друг друга с полу-взгляда. Она так не радовалась ни Синоби, ни Вольфу, а такое полное понимание было только со мной и, может быть, с Ронаном. Я как мог скрывал свои чувства, но для нее я всегда был открытой книгой, она знает меня лучше чем я себя сам. Как-то она спросила.
- Тебе ведь... больно видеть нас с Эфенди вместе, почему ты не оставляешь нас одних?
- Ну во-первых мне приятно смотреть, как ты танцуешь, а во-вторых, я хочу понять почему тебе так хорошо с ним.
- И как? Понял?
- Нет.
Она буркнула что-то вроде 'ну-ну' и опять занялась прерванным делом.
Если б я не видел, насколько танцы помогают ей восстанавливать координацию и четкость движений, я б мог подумать, что Эфенди - это что-то вроде мести мне или очередного жизненного урока. Но нет, это просто мое собственничество подняло голову...
Зима тоже пролетела очень быстро, я свыкся с тем, что Эфенди прилетал к нам, как только у него появлялись свободные часы. К Первому Весеннему Дню Ара-Лин уже могла выдержать спарринг со мной почти на равных, а это было очень неплохо, учитывая что я как боец тоже развивался, и далеко ушел от того уровня, на каком был два года назад. Несколько раз я пытался подвести сестру к мысли, что пора прекратить эти набеги донжана, мол от таких частых посещений страдает и его профессиональная репутация и семейный бюджет. На что в конце концов получил недвусмысленный ответ: бюджет почти не страдает, а она не видит причин отказываться от такого невинного и весьма полезного удовольствия, как танцы. Что ж, логика железная, и противопоставить такому аргументу мне было нечего.
Весенним вечером мы после ужина сидели на веранде завернувшись в одеяло, я наслаждался вечером проведенным только вдвоем, предвкушая нашу ночь. Я давно научился улавливать ее игривое настроение и еле заметные авансы, и был уверен, что сегодня спать мне не придется. И тут заверещал браслет Ары-Лин, мы глянули друг на друга
- Сбоящие врата! - произнесли мы в унисон и с одинаковой досадой, Ара-Лин криво усмехнулась и приняла вызов.
- Некст Викен, - голос Грюнда, кого ж еще, - вы приглашаетесь на Совет, который состоится через два часа в админцентре, где обычно.
- Ясно. Буду.
- Ну что за мания созывать Советы ночью, а? Что могло случиться? - с досадой и тревогой спросила она.
- Не знаю, вроде бы все тихо, - ответил я, вспоминая инфо-сводки.
Через четверть часа мы уже летели в админцентр.


Ара-Лин.

Ненавижу порядок вызова на внеплановый Совет, во-первых, всегда неожиданно, во-вторых, почти ночью, а в-третьих и главных, летишь полтора-два часа и дергаешься 'Нас опять будут убивать? Или в этот раз все не так страшно?'.
Долетели мы быстро, Даниэль, как всегда остался в скверике, а я поскорее вошла в здание, в надежде встретить кого-то, кто знает, зачем нас созвали. Я оказалась самой первой и минут пять провела в одиночестве перед закрытыми дверьми, когда показался Соболев.
- Некст Викен, отлично, что вы так рано. Пойдемте, - и он, не дав мне даже поприветствовать его как полагается, потянул в какой-то боковой коридор.
- Я тоже рада вас видеть, лорд Соболев, - произнесла я на ходу, давая понять, что забывать о приличиях все же не надо.
- Ах, леди некст Викен, а уж как я рад, - он понял свою ошибку и отпустил мне лучезарнейшую улыбку. Высокий, широкоплечий блондин с пронзительно голубыми глазами, он казался открытым и веселым, но внешность и манеры обманчивы. Соболев один из самых холодных и закрытых людей, которых я знаю.
- Вот мы и пришли, - он открыл дверь, настроенную на него.
- Лорд Соболев, вы мне не подскажите, зачем нас вызвали? - спросила я.
- Подскажу, - и он без улыбки, оценивающе на меня посмотрел, - На Университетских островах убивают студентов хинов, за четыре пятидневки три человека. Убивают быстро и кроваво, ударом в шею. Жертвы и на первый и на третий взгляд не связаны между собой ничем кроме гражданства. Мало того, что Осе и его компания не могут найти убийцу, так они еще и допустили утечку информации, и теперь острова так 'гудят', что вот-вот взорвутся.
- Аха, - я прищурилась, немножко играя, - А не подскажите ли вы мне, удалось ли вам что-то нарыть по моему контракту?
- А подскажу. Три пятидневки назад я получил последнее доказательство, и теперь можно смело выносить обвинение в превышении полномочий, нарушении гражданских свобод, и нецелевом использовании бюджета.
- Но вы мне ничего не сказали, потому что начались убийства на островах.
- Да, уже было совершено первое, и если бы он его быстро раскрыл, то сильного удара б не вышло, зато сейчас... Его можно свалить.
Мне не понравилась злая решимость в голосе Соболева, мой инцидент был слишком мал и незначителен, чтобы вызвать столь сильную неприязнь к Осе.
- Я не единственная, да? Он еще за кем-то следил? - спросила я.
Соболев удивленно взглянул на меня, а потом усмехнулся.
- Да, он следил за некст Лодзь и нарыл куда более неприятный компромат, чем на вас. И при попытке шантажа этой личной тайной некст Лодзь обратился ко мне.
Оп-па... Некст Лодзь экзот, в котором намешана азиатская, негроидная и белая кровь, он мог бы быть красивым - серые раскосые глаза, полные губы и слегка смуглая кожа, если бы не был столь 'закрытым', его лицо никогда и ничего не выражало кроме вежливого интереса, а голос всегда был тих и вкрадчив. И вот, как выяснилось, у некст Лодзя есть причины для такой 'закрытости'.
- Я так понимаю, тайна не чернит всю семью, а раскрывает какие-то стороны характера некст Лодзя, причем никак не связанные с профессиональной деятельностью, - уточнила я.
- Ну да, в противном случае, я б за него не заступался. Плюс я получил доказательство, что некст Лодзя пытались подставить, и если бы это получилось, то был бы серьезный скандал с разбирательством в Совете Семей.
Ого... Интересно.
- Так что Осе зарвался, - четко резюмировал Соболев.
- Но...
- Но пока не найден убийца или убийцы и пока убийства не остановлены, 'валить' его нельзя.
- Да, я совершенно с вами согласна. Надо помочь экстерминаторам уничтожить стаю крысодлаков, а уж потом наказывать виновного в ее появлении.
- Угу, - Соболев кивнул каким-то своим мыслям, - А в какой вы форме, леди некст Викен? Кажется, что вы в порядке.
- Это не кажется. Я в порядке. На прошлой пятидневке я сдала классификационный бой у Синоби на четвертую ступень. Конечно, если вспомнить что у меня была вторая, а недолго даже первая, то это не впечатляет.
- Отчего же, впечатляет. Я знаю, что ваша четвертая, это наша третья, а у тех же Грюндеров вообще вторая. Значит вы в полном порядке... Замечательно.
- Лорд Соболев, договаривайте.
Он улыбнулся лукаво и обаятельно.
- Не хочу вас лишать удовольствия от сюрприза.
- Я ненавижу сюрпризы, - с нажимом сказала я.
Он развел руками.
- В любом случае, нам пора расходиться, чтоб не вызвать ненужных подозрений. Прошу, - и он указал на дверь.
Я взглядом пообещала ему страшную месть.
- А! - вспомнил он, - Я вам пришлю запись, где я наелся конфет и почти два дня ничего потом не ел, - с милой улыбкой произнес он.
Ну что ж, надо забыть о старых обидах и строить отношения заново.
- Присылайте. Я надеюсь, после сегодняшнего вам не придется повторять нечто подобное.
Он склонился в полупоклоне то ли согласия, то ли прощания.
Я выскользнула как раз вовремя, дверь в зал уже открыли и никто не видел из какого коридора я вышла. В зале уже были лорды Грюндер, Ларин, и некст Лодзь, а также лорд Тоцци яркий и импозантный мужчина лет пятидесяти. Ларин и Грюндер тепло поздоровались со мной. Лорд Грюндер после того как узнал, что именно я посоветовала Грюнду в жены Искру и Снежинку, и что я по сути сваха этого триумвирата, резко сменил настороженное отношение ко мне на радушное. С Тоцци и некст Лодзь мы вежливо раскланялись. Я пристроилась на обычное место рядом с креслом Шур. Через минут пять появилась вся университетская пятерка, демонстрируя слаженный командный дух и готовность отбиваться от нападок. Потом подтянулись Шур, Синоби и Соболев, за ними космо-тройка Бялко, Ташин, Китлинг, еще попозже Фрокс и Хитроу, последними были 'внутренники' Фаерфокс, его семья готовила и контролировала шерифов, и Артисан, эти готовили экспертов-криминалистов. Двадцать человек - немало.
Университетчики хмуро смотрели на космо-тройку, но вслух заявлять, что мол состав совета собран не по профилю, не стали.
- Итак, лорды и леди, - начал Ларин, - Совет собран из-за возникшей угрозы политического скандала с хинами. Три убийства хинских подданных за двадцать дней. Убийства наглых и демонстративных - два рассекающих удара в шею, гарантировано приводящих к смерти от быстрой кровопотери. Это не было чем-то ужасным, если бы убийства или хотя бы способ убийства удалось скрыть, но нет, уже каждый человек на островах знает, что кто-то 'режет хинов'. Лорд Осе, дайте более подробную информацию.
Осе кивнул и через полминуты на персональных визорах появилось дело. Мысленно поблагодарив 'задания' Шур, а также то, что во время краткого отсутствия Даниэля я приучилась работать с 'сырой' информацией, я принялась просматривать инфу, выдергивая ключевые моменты.
Первая жертва Джет Лонг, двадцать один год, родом с Тяньдзы, учился на инженера агро-климатических установок. Был убит почти в полночь возле кафе-бара, откуда он вышел, отработав смену.
Итак, Тяньдзы бедная аграрная планетка, с не очень хорошим климатом - слишком много дождей, и Император два года назад выделил ей дотацию в виде агро-климатических установок, которые в свою очередь требовали профессионального обслуживания. Вот Джет Лонг, человек из так называемого третьего сословия, получил возможность перескочить во второе, став ценным инженером. Учился он по правительственному гранту, а значит был очень способным и трудолюбивым, а также очень бедным, раз ему приходилось подрабатывать в кафе-баре.
Второе убийство произошло через семь дней после первого. Жертва Ли Кван, двадцать лет, с Тайпея, мог бы стать инженером лайфстаф коммуникаций. Учился тоже по гранту, тоже подрабатывал, почти по будущей специальности - следил за хоум-системой своего общежития. Убили в пол-одиннадцатого вечера недалеко от общежития, когда он занимался оздоровительным чи-гун.
Третье убийство произошло вчера близко к полуночи, была убита девушка двадцати трех лет Шинэ Тхе. Еще год и она стала бы врачом широкого профиля, тоже грант, тоже подрабатывала официанткой в баре. Убили, как и первого, после окончания смены, недалеко от бара. Со стереофото смотрело милое, простое лицо, без всяких модификаций, даже глаза были узкими, такими как у ее предков десятки веков назад.
Итак, все жертвы учились по правительственным грантам, были умны и трудолюбивы, всех убили поздним вечером, на свежем воздухе. Можно еще добавить, что все трое из третьего сословия, и если бы остались живы, то перешли во второе, и еще: у всех нулевая боевая подготовка.
- Лорд Осе, продолжайте, - передал слово Ларин.
- Все убийства были совершены в 'не просматриваемых' местах, а их не так уж много на всей территории Белого острова. Удары совершенно четкие, профессиональные, оружие стальное, не вибро. Либо коската, либо меньший клинок, но тонкий и острый. Жертвы были обнаружены в первом случае через двадцать минут, во втором и третьем через пятнадцать и тридцать соответственно. Никаких улик, никаких зацепок. Скорей всего убийца или убийцы исходили не из личностей жертв, а из возможности убийства, возможно, что они каким то образом заполучили план размещения видеокамер.
- Но почему тогда только хины? - тут же отозвался лорд Фрокс - Была ли возможность в этих местах убить не хина, или теми темными тропинками ходили только они?
- Да, у убийцы была, как минимум, одна возможность убить не хина, вторую жертву нашел гражданин Кедра, который тоже занимался чи-гун перед сном в том диком месте.
- Чего они все лезли в такие места? - чуть с раздражением спросил Артисан.
- Первый срезал себе путь в общежитие, студенты так часто делают, поэтому его и нашли в тех кустах. Второй искал уединения и красивой природы, а вот почему третья несмотря на то что все уже знали об убийствах, пошла ночью через сиреневую рощицу... То ли фаталистка была, то ли дура.
- Почему после первого или хотя бы второго случая, вы не накрыли камерами, все вот такие вот места 'срезания углов' и 'коротких тропок'? - ударил Соболев.
- А вы, лорд Соболев, представляете сколько таких мест? И какие средства на это нужны учитывая, что камеры должны быть ночными? - тут же агрессивно отозвался Осе.
- Нет. Назовите, - спокойно парировал Соболев.
Осе самую малость стушевался и назвал сумму не такую уж и огромную, и тут же добавил
- Дело не только в деньгах, а еще и в том, что надо было бы бросить всех спецов на развешивание камер.
- Не вижу проблемы, - тихо как бы сам себе отозвался Соболев, - можно было подключить тех же Аоки, они бы свою молодежь 'выгуляли'.
Осе лишь зло сощурился, ответить ему было нечего. Я мельком глянула на некст Лодзя, тот был абсолютно спокоен, даже чересчур, как всегда.
Тем временем Ларин, не желая нагнетать обстановку раньше времени, передал слово лорду Тоцци. Тот доложил, что Хинское посольство уже высказало свое возмущение смертями и тем, что убийца до сих пор не найден, мы в свою очередь принесли нижайшие извинения, исправно возвратили деньги за обучение и заплатили страховку-отступную Хинскому императору и семьям погибших, пообещав что убийца будет найден и передан хинам. Разговор был сегодня, хинские послы удовлетворились деньгами и извинениями, но если произойдет еще одно убийство, добиться подобной успокоенности, будет в разы труднее. Тоцци обратил внимание на то, что все погибшие были из третьего сословия, а у нас учатся и из второго и даже так называемые 'толсины', и что если, не приведи Судьба, убьют кого-то из 'вторых' или 'толсинов' это будет катастрофа, как минимум денежная, а как максимум политическая.
Да, есть над чем задуматься, у Хинской Империи много недостатков и проблем, как внешних, так и внутренних, но одной проблемы у них точно нет. Если хина убивают за пределами империи, или даже так, он умирает не по своей вине, то государство, на территории которого это произошло, платит отступную дань императору и в обязательном порядке доказывает, что наказало виновных в смерти хинского гражданина. Если этого не происходит, то Хинский император 'гневается', а его гнев выражается по-разному, начиная с экономических санкций, от почти не ощутимых до полного обрыва экономических контактов, заканчивая 'точечными акциями' Красных Драконов - хинского спецназа, все зависит от личности погибшего и степени хамства политического руководства планеты. Эта практика ведется не первое столетие, и уже не осталось дураков, готовых нападать на иностранцев-хинов. Даже пираты предпочитали не грабить хинские суда, если их вдруг заносило к ним в сектор.
Жизнь в Империи строится на 'Защите и Подчинении', старшие защищают младших, а те в свою очередь беспрекословно подчиняются. Мне, синто, не понять, как можно строить свою жизнь на абстрактном долге, наши приоритеты - самореализация, семья, Синто. У хинов 'Долг' именно так, с большой буквы, долг младших слушать старших, как по возрасту, так и по положению, а долг старших принимать мудрые решения. А если 'старший' слишком слаб для такой ноши? А если 'младший' слишком умен и активен? Жестко структурированное общество хинов существует уже пять столетий, и как-то справляется с этими двумя вопросами, позволяя лучшим из лучших прорываться на ступеньку вверх, рожденный в третьем сословии может перейти во второе, а рожденный во втором в первое. Представители первого сословия, как правило 'толсины' - высокие и худые, прошедшие модификацию в детстве. 'Толсинами' бывают представители и второго сословия, но не часто, потому что 'толсинская' модификация, хоть сама по себе и дешева, но из-за государственной монополии стоит дорого. Потом, мало заиметь длинные ноги, руки, вытянутое лицо и большие узкие глаза, еще надо научиться управлять этим неестественным, модифицированным добром, чтобы быть не уродом и калекой, а экзотическим красавцем или красавицей. Хотя, лично у меня 'толсины' вызывают реакцию отторжения, они как тропические орхидеи, а я орхидеи не люблю, мне нравятся сирень и розы, такой вот простецкий вкус. В наших университетах, как оказалось, учатся несколько толсинов, они все из второго сословия, из первого на Синто нет никого. И раз уж они не смогли учиться у себя в империи, значит не настолько умны, чтобы учиться бесплатно или со скидкой, и не настолько богаты чтобы платить полную цену.
Мои размышления прервал лорд Фрокс
- Вы наладили охрану второсословным хинам? - озабочено спросил он.
- Мы наладили наблюдение. Наладить охрану без согласия и ведома объектов, а их шестьдесят четыре, невозможно. Наблюдение не предотвратит убийства, зато в таком случае убийцу мы гарантированно найдем.
Соболев при этих словах кисло скривился, а молчаливый некст Лодзь вдруг выдал.
- Я одного не понял: вы устанавливаете камеры в 'глухих' местах? - мягко и вкрадчиво поинтересовался он.
- Я прошу принять на данном совете решение о выделении дополнительных средств в полном объеме, бюджет семьи сформирован и не потянет такой нагрузки, а также от имени Совета заключить контракт с Аоки.
- Ну, знаете ли, - взвился лорд Артисан, - почему это от имени Совета? Вы с ними разругались на пустом месте и теперь всякую мелочь будете через Совет протаскивать?
Я насторожилась, университетчики разругались с Аоки? Артисан и Аоки были соратниками как Синоби и Шур. Аоки готовили спецов по работе с инфо-сетями и всяческими гаджетами типа следилок и глушилок, и что самое главное, помимо раздачи спецов в другие семьи, Аоки контролировали общегражданские инфо-сети, и гарантировали порядок и право приватности в информационном пространстве. По сути, досье составленное на меня могло быть без проблем собрано именно Аоки, но этот вариант лично мной даже не рассматривался. Все знали, что представители этой семьи несколько 'не в рамках нормы', а именно - крайне мало интересуются политикой, деньгами и всем, что не связано с техникой, безопасностью информации и программированием. Более странной и замкнутой семьей были только генохранители. Лорд Аоки даже отказался входить в Совет, сказав, что если Совету так уж нужен его голос, то могут считать голос Артисана за два. И Осе ухитрился разругаться с этими чудаками... интересно.
- Позвольте, - лорд Грюндер недоуменно нахмурился, - но если вы, так сказать разругались с Аоки, то как вы наладили слежение за хинами?
Ответил молодой лорд Лауте
- Мы переоборудовали два наших спутника, и теперь без проблем отслеживаем нужных людей, обслуживает спутники моя семья. Мы не нуждаемся в услугах...неадекватных Аоки.
Артисан собрался броситься на защиту, но был остановлен взглядом Ларина, и лишь что-то пробурчал себе под нос. Я рискнула и бросила взгляд на Соболева, тот расслабленно пялился в стол, чтобы скрыть свою заинтересованность, знакомая уловка. Лодзь точно также смотрел в потухший планшет.
И тут в нашем подковерном бое 'заговорил дезинтегратор', в роли которого выступила Шур.
- Лорды поберегите время, свое и наше. Конечно, мы выделим деньги на камеры, конечно, мы заключим контракт с Аоки, это поможет нам избежать повтора подобного и возможно остановит убийцу, если он будет знать, что не осталось 'глухих' мест. Но давайте все же озвучим неприятную правду: уважаемые лорды и их семьи не справились с обеспечением безопасности на Университетских Островах. Как бы то ни было, прошло двадцать дней, двадцать! и ни одной четкой версии, ни одного подозреваемого. Было двое русов, но они согласились на допрос под 'веритас' и обвинения были полностью сняты. Мы опять ни с чем.
- Что вы можете предложить, леди Шур? - желчно поинтересовался Сенсато, Осе предпочел отмолчаться на этот выпад.
- А что я, глава семьи 'внешних точечных операций', могу предложить? Мне интересно, что предлагают ваши внутренние агенты?
- О чем вы? - недовольно спросил Сенсато.
- Ну... ваши внутренние агенты, - Криста играла великолепно, - у вас же есть агенты среди студентов? Члены семьи под видом иностранцев или, на худой конец, завербованные иностранцы?
Сенсато попытался 'спрыгнуть'
- Завербованные иностранцы, конечно же, есть, но в данной ситуации они ничем помочь не могут.
Тут подключился Синоби своим безэмоциональным голосом:
- Значит, агентов слежения и влияния среди студентов у вас нет?
Несмотря на отсутствие эмоций, это прозвучало как обвинение. Осе пошел в защиту нападением.
- Лорд Синоби, мы же не задаем вопросы почему у вас провал следует за провалом и скольких людей вы потеряли за последние годы!
- А вы задайте, я отвечу, - ледяное спокойствие Синоби, всем дало понять, что удар Осе в цель не попал.
- Лорды! - наш председатель был негромок, но властен, - Леди Шур подала нам интересную идею, ее вполне можно реализовать параллельно с мерами принимаемыми семьями 'пятерки'.
- Согласен, - тут же отозвался Соболев, - заслать хотя бы двух агентов, я с радостью бы дал своих, но вряд ли они смогут убедительно выдать себя за иностранцев...
И он выжидательно посмотрел на Шур и Синоби, вслед за ним Ларин, Тоцци, Фрокс и Хитроу так же выжидательно уставились на Кристу и Аррена, ну и я попала под прицел, поскольку сидела рядом. Криста ответила смотрящим, подняв брови и сделав 'большие глаза', Аррен прикидывался слепоглухонемым.
- Леди Шур, лорд Синоби, что вы скажете не предложение выделить кого-то из своих людей для данной операции? - все же озвучил мысль Ларин.
Криста зло сузила глаза и набрала в грудь воздуха, 'ой, что мы сейчас услышим' успела подумать я. Но мы ее не услышали, в последний момент Аррен взял Шур за руку, и та в удивлении обернулась на него.
- Мы скажем, - Аррен был неподражаем в своем спокойствии, - что если вас устроят агенты, вышедшие на пенсию, то мы их вам предоставим.
- Нас не устраивают агенты, вышедшие на пенсию, - осторожно ответил лорд Ларин.
- Значит, мы ничем не можем помочь, - резюмировал Аррен.
Университетчики делали вид, что все происходящее их абсолютно не касается.
- Но ведь есть еще леди некст Викен, - вкрадчиво произнес некст Лодзь. Взгляды скрестились на мне. Да, я давно ждала этой фразы, к этому все шло, но все равно почувствовала себя неуютно.
- Леди некст Викен, как ваше самочувствие? - вкрадчиво, в тон Лодзю, поинтересовался Ларин.
- Спасибо, хорошо, - безрадостно отозвалась я.
- Насколько хорошо? - настаивал наш председатель.
Я пожала плечами, бросая взгляды на Шур и Синоби ища у них поддержки.
- Не очень хорошо, - ответил Аррен, - пройдена квалификация лишь на четвертую ступень.
- Четвертую гражданскую, или четвертую вашу? - подключился Соболев.
- Нашу, - проронил Аррен, чем вызвал оживление среди лордов.
Посыпались реплики 'Позвольте вас поздравить...' 'Не стоит так скромничать...', 'Это же вторая гражданская...'.
- Леди некст Викен, я присоединяюсь к поздравлениям, - продолжил Ларин, - и как вы понимаете, от имени Совета предлагаю вам взяться за расследование в роли агента среди студентов. Семьи Шур и Синоби крайне заняты, да и не хотят лишний раз засвечивать людей и отвлекать их от подготовки, а вы прошли полный курс обучения, и не раз доказывали свою компетентность...
- Вот по поводу моей компетентности, лорд Ларин, у меня большие сомнения, - ответила я, чем вызвала удивленные взгляды. Удивляйтесь, удивляйтесь, а нести ответственность в случае еще одного убийства или не обнаружения убийцы, я не собираюсь.
- Увы, я очень большое внимание уделяла восстановлению физической формы, и упустила поддержание 'навыков ума', да и моя должность, - чуть не сказала 'на которую вы меня засунули', - абсолютно ничего от меня не требовала.
- Да и что может сделать один? - буркнул Синоби.
- Но один лучше, чем ничего, - вдруг вмешался Тоцци, мы с удивлением уставились на неожиданного игрока в нашей партии. - Леди некст Викен, вы слишком самокритичны, я помню ваши отчеты и прогнозы по Дезерт, ТАКИЕ навыки невозможно растерять.
Я старалась не смотреть слишком злобно на нежданного выхваляльщика.
- Вы наверное путаете мои отчеты с отчетами брата, - на одной ноте произнесла я.
- Нет, ваш брат писал об экономике и экологии, а вы о связи обучения и политики.
Я попыталась выдавить вежливую улыбку. И тут Соболев решил показать мне, что он со мной дружит и готов отстаивать мои интересы.
- Леди некст Викен, мы все нормальные, адекватные люди, никто не будет предлагать вам контракт на выполнение, 'с ответственностью'...
У многих проступило удивление.
- Контракт консультационный, вы 'покрутитесь' среди студентов, может что-то услышите, может что-то расспросите. Как сказал лорд Тоцци, это будет лучше, чем ничего.
- Да, - вмешался Грюндер, - тем более что вы и раньше оказывали консультационные услуги, заключая персональные закрытые контракты.
Все опять с интересом уставились на меня.
- Ну что ж, если так...- неуверенно отозвалась я - Полная страховка, оплата времени по минимальной ставке, обнаружение полезной информации - по пятой сетке.
Последний пункт я загнула по максимуму, чтоб знали, что я не такая уж скромница.
- Возражений нет? - лорд Ларин скорее утвердил, чем спросил, - Голосуем.
Все проголосовали 'за', потом за выделение денег и за контракт с Аоки на размещение камер, правда деньги выделили тем же Аоки, они эти камеры своим вассалам закажут, а после разместят, и все в максимально сжатые сроки.
В завершение совета лорд Ларин сказал, обращаясь к университетчикам.
- Лорды, мы не выделяли это в отдельный пункт, но я думаю, вы прекрасно понимаете, что должны оказывать посильную поддержку леди некст Викен.
Осе вежливо склонился.
- Конечно, по первому же требованию некст Викен ПОСИЛЬНАЯ поддержка будет ей оказана.
- И что всем членам семей вовсе не обязательно знать о некст Викен, - подпрягся Соболев.
- Конечно, - процедил Осе сквозь зубы.
Что такое высший профессионализм - это умение импровизировать. Наша партия не была расписана заранее, скорее всего Соболев так же скупо, как и меня предупредил некст Лодзя, Шур и Синоби. Наверняка озвучил Ларину свои претензии к Осе и получил от председателя 'добро' на ситуацию-проверку. Грюндер был вне игры и конечно Тоцци. Заявление Артисана о разрыве с Аоки, высветило интересные факты, вроде переоборудования спутников, да и самого конфликта, причины которого Соболев несомненно узнает. Меня в этот контракт впихивали очень аккуратно, чтобы не насторожить университетчиков. Но фраза Грюндера о частных консультациях была совершенно лишней, и наверняка не будет пропущена мимо ушей, пятерка начнет рыть, и может нарыть слишком частые посещения представителями семей Шур и Синоби поместья Викен. Хотя, им сейчас не до этого, они прекрасно понимают нависшую над ними опасность.
Когда мы расходились, Соболев игриво подмигнул, в ответ я изобразила строгий взгляд, но его это не обмануло. Да, я была рада получить такой контракт, и я сделаю все, что от меня зависит, чтобы найти убийцу, причин для такого рвения у меня 'транспортер и прицепной контейнер'.
Даниэль ждал в скверике и мы поспешили навстречу друг другу, он с тревогой всмотрелся в меня, но увидев довольную улыбку удивленно спросил
- Что ж случилось?
- Контракт. Персональный.
- И это причина для такой радости?
Я, улыбаясь, закивала головой.
- Расскажу дома.
- Снежинка просила, чтоб ты набрала ее как освободишься, - нахмурившись сказал Даниэль.
Я давно не общалась ни с девчонками, ни с Грюндом. У них и так проблем хватает, кроме как еще и мое любопытство удовлетворять, а помочь мне им было нечем. Пока.
Созвонившись со Снежинкой я услышала непривычно усталый голос.
- Саламандра, прилети пожалуйста, сама я с этими психами не справлюсь. Возьми Гедрика на себя, а я займусь Искрой.
- Летим к Грюндерам, - сказала я Даниэлю, он совсем скис, ну да, у нас были совсем другие планы на эту ночь. Но дружба, на то и дружба, чтобы ради нее иногда поступаться своими желаниями и интересами.
Зайдя в домик некста, первой кого я увидела была Искра... Без живота. Второй была Снежинка с едва заметным животиком. Мда... странные рокировки. И молчали все! И Грюнд и девчонки, ничего не рассказывали, прям провалившиеся шпионы какие-то...
- Девчата, вы меня что, на стрессоустойчивость проверяете? - вырвалось у меня.
Снежинка, устало вздохнув, ввела меня в курс дела. Искре было совсем худо, да и ребенку тоже, какая-то редкая несовместимость, выражение 'порченная кровь Чеширов' прозвучало несколько раз. В общем Снежинке надоело смотреть на обоюдные мучения Искры и Грюнда и она договорилась с Первым, что тот позволяет племяннику-нексту вырастить ребенка в репликаторе, а она выносит сына лорда. Грюнд попытался было 'взбрыкнуть', но ему быстро 'вправили мозги' на два голоса 'Ты должен был сам это предложить, если ты меня любишь и хочешь дочку' - это партия Искры, 'Ты должен был сам это предложить, ведь мне все равно от тебя не родить, второго ребенка тебе не позволят' - это партия Снежинки. В итоге все довольны и счастливы. А лорд Грюндер больше всех. Ведь его первый и пока единственный сын сменил семью, став генохранителем, это почетно, но не радостно для отца, желавшего передать дело сыну, а тут вдруг такой шанс начать все сначала.
И вот, этой ночью дочка Гедрика некст Грюндера и Искры Грюндер-Джиоя должна появиться на свет. А генохранители по своему обыкновению молчат, и ничего о здоровье малышки не говорят, вот Искру с Грюндом и трясет. Грюнд заперся в своем кабинете, Искра безумолку говорит и говорит, Снежинка на грани исчерпания запаса прочности.
Я вовремя.
Снежинку отправила в кровать - спать, Искру повесила на Даниэля, слушать он умеет как никто другой, сама отправилась к Грюнду. Когда наконец вломилась в его кабинет, то увидела вживую насколько он все же страшен в гневе. Потом Грюнд запертым лигром метался по кабинету, наверное раз десять повторив, что ребенок должен был родиться еще днем, в полдень, а уже полночь. Воспользовавшись тем, что он на минутку рухнул в кресло, я его мягко отключила. Надеюсь, он простит мне потом столь хамский поступок, ведь сделано было для его же блага.
В три часа ночи Искра затихла обессилев, уснула положив голову на колени Даниэлю, Снежинка мирно спала, а Грюнд был все еще в глубоком сне.
Я испытывала странную тихую радость от происходящего, от того что угомонила хаос царивший до моего появления. Хочется думать, что я радуюсь давно не выпадавшей возможности покомандовать, хотя если быть честной самой с собой, то это просто подтверждение слов мамы Яны - я 'разрешитель проблем'.
- С ума сойти, - еле слышно сказала я братцу.
Он согласно кивнул.
- Почему генохранители молчат? - так же тихо спросил он.
Пожала плечами
- Наверняка какие-то проблемы, и они не хотят ничего сообщать, пока не будут уверены, что ребенок выживет.
Посидев с Даниэлем, я вернулась в кабинет, и пристроившись в гостевом кресле задремала.
В шесть утра зазвонил визор, генохранители приглашали родителей на инорождение. Не до конца проснувшийся Грюнд в ступоре выслушал приглашение, диким взглядом посмотрел на солнечное окно, потом на меня.
- Ты не спишь, - на всякий случай сказала я, - бери Искру и летите.
Грюнд сорвался с кресла, перемахнул в прыжке через свой стол, я была столь удивлена этим, что не успела увернуться, он схватил меня и подбросил, как глупые дети подбрасывают оцелотов и сервалов, почти к потолку. Приземлилась я, частично на Грюнда, частично на свои ноги.
- На рождение! Значит она нормальный ребенок!
Гадский альбинос тормошил меня изо всех сил.
- Грюнд!!! - таким криком диких хищников останавливают.
- А?
- Бери Искру и летите, - спокойно сказала я.
- Ага, - и он напоследок еще раз хорошенько меня встряхнул.
Ровно через пять минут мы все высыпали из домика, Снежинка одним взглядом пресекла попытки оставить ее дома. Мы с Даниэлем под шумок попытались убраться восвояси, но нас выловили, грозно отчитали, и мы тоже отправились на инорождение.
Пока летели я вспомнила как инорождался мой сын Дариан, удивительное чудо... До сих пор не пойму как он мог жить в том странном живом мешке без воздуха...Умом то я понимаю, что это была полная имитация беременности, но когда видишь, что ребенок появляется оттуда, из тесного мешка... И жалко его и боязно даже в руки взять такого хрупкого и маленького... Хорошо, что я была с няней, которая и заботится о нем сейчас - у нее всей этой дури в голове не было, она уверенно и нежно приняла его, успокоила. Я с облегчением и болью поняла, что она заменит ему меня. Сможет ли Искра так? Сможет ли стать матерью, вот так, вдруг?
Даниэль мрачнел с каждой минутой, он отказался под благовидным предлогом присутствовать при инорождении Дариана и теперь ищет возможность отвертеться.
- Чего ты боишься? - спросила я, - Почему не хочешь видеть инорождение, ведь это такое чудо...
Он уставился на меня со странной смесью горечи и сарказма
- Это мерзко, - буркнул он отвернувшись.
Я сидела как будто облитая грязью с ног до головы.
- Что мерзко? - чужим голосом спросила я.
Лицо Даниэля исказила ярость.
- Мерзко, вот так рождать детей, из мешка!... У них нет матери! Ты сама за все время только раз слетала в малышатник на полдня, ты мать?
Я не ожидала такого и не успела отгородиться, классический психологический 'пробив' от которого нас учили защищаться, но сейчас я не хотела прятать и глушить эмоции, я их выплеснула.
- Да! Да я не мать! Я всего раз слетала на полдня! Но у моего сына есть мать! Ее зовут Элен Торсон-Валес! И у тебя была мать, хоть ты ее и не помнишь! Хоть ты и уверяешь себя, что ее никогда не было. Она кормила тебя грудью и вставала к тебе ночью, к тебе и твоей сестричке или братику. Я рада за своего сына! Слышишь рада! Что о нем заботится человек, для которого заботиться о таких малышах призвание, а не обязанность. Да! Мне стыдно! Я понимаю, что была бы ему во сто крат худшей матерью! Потому и не летаю туда, я там не нужна, просто не нужна.
Я почти успокоилась, и продолжила
- У меня сейчас контракт, может на пятидневку, а может на месяц, что бы я делала, если бы ребенок был со мной?
- Отказалась от контракта, - бросил Даниэль.
- Да, отказалась. А в результате, наша семья сдала бы свои позиции, наши соратники пострадали, а недоброжелатели возвысились. Замечательная перспектива и равноценный обмен! Ребенок рос бы с генетической матерью, а когда вырос, то не смог бы стать равноправным мужем той, которую любит! Потому что его жизненные позиции слишком слабы, а мать в свое время не смогла позаботиться о положении семьи.
- Почему ты так уверена, что эта Торсон-Валес такая замечательная и хорошо заботится о нем? Почему ты уверена, что обо мне заботились, как о родном?
- Это Ташин, да? Это он всё это вбил в твою голову?
Даниэль молчал.
- После завершения контракта мы вдвоем слетаем в малышатник, а сейчас ты будешь со мной, Грюндом и девчонками наблюдать за инорождением.
- Нет!
- Да! Это приказ некста.
- Слушаюсь, леди-сестра, - процедил он сквозь зубы.
Долетели мы в полном молчании, я была в шоке. Вот так вдруг, мы впервые серьезно поругались. Ну да ладно, этот нарыв давно надо было вскрыть... Ну и сволочь дядя Ташин, теперь я лучше понимаю, почему Даниэль его так ненавидит, если бы он мне сейчас попался, неделю лежал бы в регенераторе.
Семейству Грюнда было не до нас, и они не обратили внимание на нашу с Даниэлем излишнюю напряженность.
Мы прошли мед-обработку, инструктаж и, наконец, замерли перед 'мешком'. Искра очень волновалась, до дрожи, Грюнд наоборот успокоился, Снежинка в радостном волнении была уверена, что все будет хорошо, я тоже. Даниэль прикидывался каменным, давно с ним такого не было.
Когда Грюнд принял ребенка, мы все затаив дыхание смотрели на это крошечное чудо, у всех крутилось в голове, но никто не решался сказать 'не альбинос'. Жмурившаяся девочка вдруг открыла глазки - серые! У нас вырвался вздох. Она задумчиво посмотрела перед собой и опять их закрыла. Искра плакала от счастья и облегчения, Снежинка от радости, а я от умиления, наверное. Грюнд радостно и гордо улыбался, держа на руках свое продолжение, свою дочь. Так и стояли, высокий Грюнд с младенцем на руках и девчонки по обе стороны от него, смотрящие на маленькое чудо - так для меня теперь будет выглядеть счастье.
Я ушла и увела Даниэля, которого все время держала за руку, в коридоре он остановил меня и прижал спиной к себе, судя по дыханию, он беззвучно плакал. Я растворилась в объятии, мы действительно с ним половинки, раз можем так сливаться в единое целое, время исчезло...
Я подала ему платок, который все же стала носить с собой, смирившись со своей плаксивостью, он вытер лицо и мы не проронив ни слова пошли к выходу.
Выйдя из комфортного сумрака здания на яркое солнце, я четко осознала:
- Времени в обрез.
Я уходила от друзей, от мирной счастливой жизни к работе, к убийце хинов, которого надо найти и остановить. Даниэль шел рядом и я, казалось, чувствовала как он, также как и я 'перестраивается'.
- Так что за контракт? - спросил он, когда мы сели в флаер.
Я коротко рассказала и выдвинула примерный план моих действий. Даниэль тоже хотел подключиться, но я настояла на том, что на Университетские острова он не сунется, а будет моим связным и 'второй головой'. Я буду ему ежедневно отчитываться, а он из своего отстраненного положения что-то советовать.
В десять утра мы уже были на территории поместья-клиники семьи Этани, спецов по косметическому изменению внешности и наномаскам. Через четыре часа малоприятных процедур и ожидания, я смотрела на себя в зеркале - 'экселенс', именно то, что нужно. Нос обрел некую оплывчатость, стал более плоским и широким, но не уродующим, веки слегка набухли, делая разрез глаз азиатским, но не классическим, а хорошо разбавленным. Ресницы выкрашены в черный цвет и безжалостно подстрижены, губы стали чуть толще и выпуклее. Эта перемена мне нравилась больше всего, такие губы делают лицо мягким и нежным. Волосы ставшие прямыми и тяжелыми выкрашены в темно-коричневый с красным отливом, причем корни закрашены черным, брови тоже. Это не слишком удобно, надо будет каждый вечер следить за корнями, чтоб не проявился мой русый цвет, но я не хотела делать с волосами что-то радикальное, ведь только-только их отрастила до прежней длины. В итоге на меня из зеркала смотрела хинка разбавленных кровей, и понять разбавление это аристократичное или наоборот было нельзя. Так могла выглядеть и дочь кого-то из 'золотой сотни', и девушка из третьего сословия, родители которой такие же 'разбавленные' азиаты. Желая подчеркнуть первый вариант, я нанесла рисунок - желтый дракон извивается под левой грудью, причем выглядел он так, будто татуировку пытались вывести. Может быть я излишне увлеклась своим образом, но с другой стороны - внимание к мелочам, это то что отличает профессионала.

Глава 3. Университетские острова. Белый остров.
Ара-Лин

Меня явственно ущипнули за попу, я на мгновение замерла, решая, что же делать... решила. Сноровисто вернула кружки с подноса на стол и с разворота врезала тонким металлическим подносом в лоб худосочному смуглому брюнету, раздался звук подобный удару колокола, в баре стало очень тихо, я моментально сгребла кружки и двинулась прочь от столика в спасительную кухню. Я успела отойти на несколько шагов, когда ущипнувший очнулся и кинулся за мной, я не побежала, я шла очень быстро и бежать было нельзя. Краем глаза я увидела как преследователь нелепо взмахнув руками упал на пол, ему поставили подножку. Дойдя до дверей кухни я оглянулась.
- Ты что? - на русском взревел худосочный в лицо такому же смуглому и чернявому, только в два раза более широкому парню.
- А ты что? - спокойно ответил тот.
- Она меня ударила!
- А ты ее за зад ущипнул.
- Да эта шлюха мне весь вечер глазки строила!
- Да не звизди, - с насмешкой ответил широкий и его друзья засмеялись вместе с ним. Худосочный развернулся и с тихими ругательствами пошел за свой столик. Хозяин бара за локоть втащил меня в кухню.
- Что ты себе позволяешь? - прокричал он.
- Руки.
От моего слова, его рука державшая меня отдернулась, а его запал поорать несколько утих.
- Я ударила в лоб, ему никакого вреда это не принесло, максимум будет небольшая шишка - это раз, - начала я. - Я никому не позволю себя лапать и щипать - это два, - продолжила я, не давая себя перебить. - И если вас это не устраивает, я разворачиваюсь и ухожу - это три.
Хозяин сверлил меня взглядом, я спокойно без вызова смотрела на него.
- Если он подаст на тебя жалобу, сама будешь разбираться.
Я пожала плечами.
- Поменяешься с Мейко столами.
Я кивнула и пошла искать Мейко, второго официанта в этом заведении. Не пойму, зачем в баре официанты, почему самому нельзя взять за стойкой пиво и порцию закуски, почему надо звать, заказывать, ждать? Иностранцы... Даже хозяин-синто был мне неприятен, тем что растерял присущую нам вежливость и чувство собственного достоинства. Хотя может он такой только с иностранцами, а общаясь с нашими становится нормальным? Нет, вряд ли...
Я нормально доработала до конца смены с удивлением понимая, что зверски устала. Единственное что могло меня оправдать, это бессонная ночь у Грюндеров накануне. Как-то не верилось, что еще сегодня утром я выясняла отношения с Даниэлем.
Мейко, милый парнишка, помог мне поставить стулья сиденьями на столы и выпустить уборщиков. Хозяин такой же изможденный, как и мы, еще возился заправляя пивоварню
- Ходите только по центральным аллеям, - буркнул он нам вместо прощания. Мда... То ли заботился, то ли боялся потерять новообретенную официантку, ведь я устроилась на место последней жертвы Шинэ Тхе.
Мы не спеша шли вдвоем с Мейко, я наслаждалась свежим прохладным воздухом.
- На каком ты? - поинтересовался Мейко.
- А ты на каком? - нагло перекинула я вопрос.
- Инженерия транс-перемещений, теоретика, - ответил он.
Я уважительно хмыкнула, теоретика транс-перемещений это то, что так и не уложилось в моей голове.
- Прикладное синтезирование, еда, - кисло отозвалась я.
- Ну что ж, это востребовано, - успокоил меня юный гений.
Мы шли к общежитию Мейко, когда оно уже показалось за очередным поворотом, он спохватился.
- А что ж ты? Ты в нашем общежитии?
Я замялась, это было самое уязвимое место моего плана, и сыграть надо тонко и четко.
- Не переживай за меня, - ответила я.
- Шинэ тоже так говорила.
- Какой она была?
Мейко пожал плечами.
- Сильной, самостоятельной, умной... хорошей она была. Да и ты хорошая.
- Откуда ты знаешь? - удивилась я.
Он улыбнулся и пожал плечами. Дите, какое же он еще дите.
- У тебя такой странный акцент, - вдруг сказал он.
Я внутренне напряглась, мы общались на хинском и я думала, что мой хинский безупречен.
- Акцент? - переспросила я.
- Ну не акцент, а такая правильная речь, как будто ты толсин из столицы.
Я шла опустив глаза на носки своих сапожек. Да, речь правильная и это подтверждает мою легенду.
- Так где ты живешь? - вернулся к теме Мейко.
- Рядом, - и я ткнула наугад в двухэтажные домики-соты.
- Ты не можешь жить в сотах, это слишком дорого, - рассудительно парировал он.
- Мейко, не лезь не в свое дело, - мягко и устало попросила я.
Он остановился и повернулся ко мне лицом.
- Я могу провести тебя к себе сказав, что ты моя девушка.
Я отвела взгляд в сторону.
- Я не смогу дать тебе того, что ты хочешь, - чужим голосом ответила я.
- Да, я понимаю, - с горечью ответил он, - и ни на что не рассчитываю.
Я с надеждой посмотрела ему в глаза, он улыбнулся, я в ответ улыбнулась и кивнула, соглашаясь с предложением.
- Только подыграй мне хоть немного, - попросил он.
- Конечно.
Мы вошли в общежитие обнявшись, Мейко открывал все двери своей карточкой, у меня тоже была подобная, только я могла отпереть любую дверь в любом общежитии. Естественно, я не спешила ею хвастаться, да и нашим университетчикам очень легко отследить меня по ней. Комнатка Мейко оказалась крохотной, как каюта, кровать можно было выдвинуть так, чтобы помещались двое, но тогда закрывался доступ к столу, стоящему у окна, хорошо хоть в душ дверь открывалась вовнутрь, и при разложенной кровати в него все же можно было войти. Меня поразили чистота и порядок, Мейко не производил впечатления пунктуального и зацикленного на аккуратности парня.
- У тебя так чисто и аккуратно, - заметила я.
Он скривился.
- Мы жили очень бедно в трущобах Шиндзё, в такой вот комнатушке втроем: я, мама и старшая сестра. Мать требовала порядка и чистоты, говорила, что все вещи, окружающие нас должны быть чистыми и рабочими, никакого хлама, никакого мусора, как у соседей.
- Очень правильный и разумный подход, - пробормотала я под нос.
- Да, - согласился Мейко. - Иди в душ первая.
Упрашивать я себя не заставила. В душе была и чистящая машина я забросила туда свои вещи. Потом я смущаясь попросила поделиться майкой и получила от Мейко длиннющую футболку и шорты, вид в них у меня был такой комичный и асексуальный, что я, отсмеявшись, спокойно улеглась под стеночку и уже задремала, когда мой радушный хозяин примостился на краю кровати.
Что ж, внедрение прошло удачно.
Проснулась я оттого, что на меня кто-то смотрел - Мейко. Я недобро взглянула в ответ, но тут же попыталась это сгладить.
- А у тебя проблемы, - задумчиво сказал он.
- Угу, и лучше тебе о них ничего не знать, - достаточно твердо сказала я.
Он молча согласно кивнул, теперь в душ первым пошел он, и к моменту моего выхода кровать уже была собрана.
- Эту ночь будешь ночевать у меня? - не оборачиваясь, спросил он.
- Если ты позволишь, - отозвалась я.
Он покивал головой своим мыслям.
- Хорошо.
Мы вышли опять в обнимку, встретив по пути каких-то наглых девах состроивших презрительные рожи при виде нас, пришлось с ними спускаться в лифте. Я демонстративно висла на Мейко, а выйдя на улицу поцеловала при прощании - с меня не убудет, а его авторитет хоть немного поднимется.
Мейко пошел на учебу, а я отправилась вынюхивать и выискивать, побывала во всех трех местах убийств, восстановила путь каждой из жертв, попыталась найти места, где могла быть засада убийцы. Все это конечно проделали до меня, и проделали профессионалы, но иногда все же надо самому 'проникнуться духом'. Я сидела в месте определенном мною как засада убийцы во втором случае, когда на место преступления подошли двое мужчин. Первый был тот широкий, заступившийся за меня вчера, второй - белолицый, русый, невысокого роста с гибкой пластикой мастера нео-йоги, даже если он не владеет навыками боя, всё равно, его так просто не взять. Этот русый был мне знаком заочно, его звали Назар Вольнов, он был под подозрением в третьем эпизоде, но пройдя допрос под 'веритас' был отпущен.
- Что ты ищешь? - раздраженно спросил широкий на русском, - Что тут можно найти, тут стада! этих синто потоптались.
- Не канючь, Радж. Не мешай.
Рус расслабился закрыл глаза, а потом осмотрел местность как бы сканируя и медленно направился ко мне. Вот гад, а? Буду отступать - услышит, не настолько я хороший ходок по лесу, пришлось затаиться, превратиться в камень. Мне почти удалось его провести, он прошел в метре от меня, ничего не почуяв, но на его обратном пути я оказалась целиком на виду. Увидев меня, он аж подпрыгнул. Я сбросила оцепенение, но не спешила делать резких движений.
- Что? - это Радж принесся на шум, увидев меня, он выпалил.
- О! А поднос где?
- Я и без подноса за себя постоять могу, - процедила я.
- Знаем, видали: врезать и бежать, тоже тактика, - насмешничал широкий.
- Это новая официантка в 'Пивной кружке', вместо убитой, - пояснил Радж молча изучавшему меня Вольнову.
- Вы синто? - спросил тот на лингве - ударил в лоб.
Мда... И что ж тебе ответить-то...
Я пожала плечами.
- Думайте что хотите, - ответила я на русском.
- Что хотим? А давайте мы вас, барышня, местным сдадим. Пусть вас с 'веритас' допросят: отчего это вы в неурочное время в кустах рассиживаете, - не унимался Радж.
- А может это вас надо местным сдать? Почему это вы в неурочное время по кустам лазите? - парировала я тоном сварливой жены. Мужчины заулыбались.
- А нам местные не страшны, - вел разговор Радж, - у меня алиби на все три убийства, его уже допрашивали и отпустили, - он кивнул на Вольнова, который не сводил с меня цепкого взгляда. Я оценивающе посмотрела то на одного, то на второго.
- Так что же вы все-таки ищете здесь? - спросила я.
Радж собрался было опять ехидно отшучиваться, но Вольнов его прервал.
- То же что и вы.
Я отвернулась, осматривая траву, странно, что в отчете не было упомянуто использование киберпоисковиков-нюхачей.
- Это не ответ. Вы не знаете, что ищу я и почему я здесь, - сказала я, продолжая рассматривать землю, пытаясь найти следы 'нюхачей'.
- Вот и скажите нам, - потребовал Вольнов.
- Вы первые.
- А вы наглая особа, леди синто, - заметил русый.
Я посмотрела на него и без нажима сказала
- Я не синто.
- Ну да! - было мне ответом. Я лишь пожала плечами.
- Что вы высматриваете? - видно Раджу было тяжело долго молчать.
- Ищу следы 'нюхачей'... Господа, давайте так, сначала вы рассказываете, потом я.
- Назар Вольнов, Радж Фатхи, - русый взял инициативу в свои руки, - Мы здесь, потому что нам не нравится, что во всех трех случаях под подозрением оказались мы, русские.
Это было для меня новостью, Осе убить мало за столь перевранный отчет.
- Кто-то распространяет слухи, - продолжил Вольнов, - что мы убиваем хинов, без причины, просто потому что можем это делать.
- Странная точка зрения, вы не считаете? - спросила я.
- А вы все-таки синто... - было мне ответом. Я скривилась, но не стала опровергать.
- Кто распространяет слухи? - спросила я.
Вольнов пожал плечами.
- Намеки в местных островных СМИ, как в евсовских, так и хинских, да и просто разговоры.
- И что? Вы решили, что сможете обелить свое честное имя? - с легким сарказмом спросила я.
Мужчины досадливо переглянулись.
- Ваш черед, - жестко бросил Вольнов.
Я пожала плечами.
- Я была очень обязана одному из погибших, и посчитала своим долгом сделать хоть что-то.
Они скептически уставились на меня, но я не собиралась, что-либо доказывать и объяснять.
- Что-то нашли? - Вольнов предпочел конструктивный подход.
Я покачала головой.
- Складывается совершенно четкое впечатление, что выбирали место для засады и ждали подходящую жертву.
- Я вот подумал, а как они в темноте определяли кто хин, а кто нет? - встрял Радж.
- По карточкам, - ответила я, - карточки считываются с трех метров, вполне хватит для атаки.
Мужчины удивленно смотрели на меня.
- А мастеров сделать такой сканер здесь не одна сотня, - продолжила я.
- Сканеры... Ну да, не по узким же глазам их определять... - пробормотал Радж.
Да, на островах были представители всех государств и объединений, и хина можно было легко спутать с кханцем или выходцем с Евсовской планеты Эмералд, которая триста с лишним лет назад приняла беженцев из Империи, да и среди руссов попадались не только смуглые, но и раскосые. А хины иногда могли выглядеть так, будто азиатской крови в них вовсе нет, так что на внешность не стоило обращать внимание.
- А может это случайность что все три жертвы - хины, - после раздумий произнес Вольнов.
- Может, - согласилась я, - Три случая это еще не статистика. Но надо принимать хоть какие-то исходные данные, хоть какую-то первичную гипотезу.
Вольнов задумчиво кивнул.
- Ладно, господа, я одного не пойму, вы что, всерьез решили заняться расследованием?
- Знаете что, девушка так и не назвавшая себя, это не ваше дело, - отрубил Радж.
- Хэйса Феймей, кхан, - представилась я, - Я не могу бросить это дело, пока не сделаю все, что в моих силах, но вам то это зачем? От скуки? - настаивала я.
Вольнов оценивающе посмотрел на меня, о чем-то раздумывая.
- Синто использовали 'нюхачей', - сказал он, - у них мягкие подушки на лапах, леди синто, - с сарказмом добавил он. Вот гадство! Надо же так спалиться, я привыкла к боевым 'нюхачам' которые ищут крысодлаков, у них две передние пары лап острые и оставляют на земле заметный след, а шерифовских 'нюхачей' в Тропике я не видела.
- И 'нюхачи' привели к нам с Раджем в соту, - продолжил Вольнов, - кто-то подбросил напульсник, пропитанный кровью той хинки.
- Интересно... Значит у него был доступ в ваш дом...
- Вот именно! - зло бросил Вольнов.
- Я еще раз повторю, я не синто. Мне все равно, что вы думаете, только не называйте меня так при свидетелях, - гнула я свое.
- А только у синто есть нюхачи-сороконожки, которые вспахивают все за собой, - опять подключился Радж.
- Я думала, они на 'гуляющих' колесах, - брякнула глупость для отвода глаз.
Радж уставился на меня с комичным удивлением, и я развела руками, мол 'да, сглупила'.
А Осе не обмолвился не только о нюхачах, но и о напульснике, я мысленно потирала руки, такое сокрытие информации уже повод для подозрений.
- Итак, убийца имеет доступ к комнатам студентов...
- У нас сота... - встрял Радж.
Я согласно кивнула и продолжила
- И предположительно имеет сканер карточек, - закончила я.
- Угу, у синто есть доступ ко всем помещениям и у них есть сканеры карточек, - мрачно заметил Вольнов.
Да неприятное предположение, но отметать его нельзя.
- Синто платят за каждого погибшего, и приносят кучу извинений, зачем им это?
- Да может одна семья подставляет другую.
Еще более неприятное предположение.
- У нас есть шанс разобраться в политике синтских семей и найти убийцу? - спросила я.
Мужчины переглянулись.
- Шанс стремится к нулю, - честно признал Вольнов.
- Если мы примем версию, что убивают хины или евсы, чтобы бросить тень на русов и тем самым разжечь конфликт между хинами и русами, то у нас есть неплохой шанс вычислить, кто же это. При условии что версия верна.
- Я могу понять, если это евсы, но хинам то это зачем? - спросил Радж.
- Убили 'выскочек' из третьего сословия талантливых и трудолюбивых, убийцы думали, что никто за них переживать и мстить не будет... Вы ж не думаете что кто-то из 'верхних' задумается о цене жизни кого-то из третьесортных? Он не задумываясь пустит в расход тройку-пятерку таких для достижения каких-то политических целей. Из второго сословия, да, может быть задумается, но из третьего - однозначно нет. Так что сбрасывать хинов со счетов нельзя.
Мужчины задумчиво смотрели на меня, им что, не приходило это в голову?
- Что ж пожалуй вы правы. Я так понял, что вы предлагаете нам действовать сообща? - спросил Вольнов.
Я пожала плечами, дескать, решайте сами.
- Ладно, подумаем над всем этим... Где вас можно найти?
- В баре 'Пивная кружка' - ответила я с легким сарказмом.
На этом мы и разошлись. Что ж, очень удачно подвернулись эти русы... Интересно, успели ли университетчики натыкать камер, и будут ли знать о содержании нашего разговора? Пока примем версию, что 'да'. Надо связываться с Даниэлем. Памятуя о камерах, я решила, что лучшим местом для доклада послужит верхушка какого-нибудь дерева из кучно стоящих. Даже если на нем окажется камера, то угла зрения будет недостаточно чтоб считать разговор, а звук, они не пишут, хотя я могу ошибаться.
Через пятнадцать минут я ощущала себя кошкой, сдуру залезшей на самый верх, и высматривающей, кто бы ее оттуда снял. Наверх залазить было легко и азартно, а вот спускаться вниз было уже как-то страшновато. Но ничего, как-нибудь слезу. Вызвонила Даниэля и пересказала ему разговор с русами, поделилась всеми сомнениями и подозрениями.
В моем положении ни в коем случае нельзя быть эксклюзивным носителем информации и держать свои мысли при себе, потому как, если вдруг мне на голову свалится что-то тяжелое то, чем больше будут знать о ходе расследования и моих подозрениях, тем скорее найдут уронившего. Хотя, я очень надеюсь, что до 'тяжелого на голову' не дойдет. Даниэль выслушал и пообещал подключить Соболева то, что Осе скрыл ход расследования позволяло копать под него дальше. Я попросила, чтобы так или иначе получили полный отчет о расследовании и всю инфу по-тихому сбросили мне. А то не с чем работать: слухи-то я соберу, но хотелось бы иметь и проверенную информацию от специалистов. Даниэль задачу понял и пообещал, что раскачает Соболева и к завтрашнему утру хоть что-нибудь да скинет. Закончив разговор я любовалась окрестностями, оттягивая момент спуска, когда услышала, что кто-то столь же бодренько как и я, взбирается на мое дерево. Худой, юркий парнишка лет шестнадцати, с синей прядью в волосах - Аоки. Хоть бы не уронился с перепугу, когда меня увидит. Когда до меня остался один пролет, в человеческий рост, я тихо покашляла, он медленно поднял голову и посмотрел на меня. Не испугался.
- Ты кто?
- Дриада.
- Да? Я думал у них кожа коричневая на кору похожая. Вот что, дриада, подцепи-ка ты вот это на вон тот сучок, - и он протянул мне камеру, я нагнувшись приняла ее и повесила куда он хотел.
- Ага, а теперь разверни ее влево, - я развернула.
- Влево, а не вправо.
- Умник, одноглазый, - буркнула я, на одном глазу у парня был мини-визор.
- Ага, вот так. А теперь закрепи, там такие....
- Вижу, - еще более злобно буркнула я, и нажала на самовстрелы.
- Умная дриада, - сказал этот паршивец с удивлением, очень захотелось его пнуть, чтоб летел и о ветки бился.
- Тупой Аоки, - в присутствии этого мальчишки хотелось дурачиться и говорить гадости.
- Ха, сама дура! Тупой Аоки - оксюморон, как сухая вода.
- Слезу, уши надеру, - пообещала я.
- Смотри, как бы я тебя не отшлепал, у меня вторая ступень, - с заметной гордостью ответил парень, он к этому времени уже устроился на ветке и тоже любовался открывшимся видом.
- У меня тоже вторая, но я тяжелее.
- А я быстрее, - не сдавался нахал.
- Сколько деревьев уже облазил? - сменила я тему.
- Это третье.
- Ладно, мне пора. Доложись обо мне своим, но университетчикам не сдавай.
Он оценивающе глянул на меня.
- Лады.
- Камеры звук пишут? - все же спросила я.
- Какие дриады, однако, любопытные и технически подкованные пошли, - саркастично заметил он.
- Не жадись, я ж могу камеру расколупать и посмотреть, - ответила я.
Он грустно вздохнул признавая, что да, прокололся.
- Пишут.
- Гадство. Никакого права на личную жизнь...
- О! А как дриады размножаются? - он опять принялся дурачиться, чем напомнил мне Грюнда.
- Почкованием!
- А! Так вот почему ты такая нервная.
Я начала спускаться и как раз находилась на его уровне, от таких слов я не удержалась и стукнула его, удар вышел легким, не смогла нормально до него дотянуться, нас разделяли ветки. Он заливисто засмеялся.
- Злобная, неудовлетворенная дриада!
- Паршивец ты, - ласково сказала я и полезла вниз.
- Как надоест почковаться, найди Аоки-Дерри младшего, это я, - крикнул он мне вслед.
- Лучше кошачий контра-секс выпью, - ответила я так, чтоб он услышал.
- Отравишься, дриада, - смеясь, ответил он.
Я с трудом стерла с лица улыбку, годиков через пять этот Аоки будет редко спать один. Надеюсь, к тому времени девушки и секс не перестанут его интересовать, потому что единственный Аоки с которым я общалась до сегодняшнего дня - Синоби-Аоки - думал, казалось, только о профессиональных интересах. Вспомнив зеленые глаза и милые ямочки на щеках мальчишки, я подумала, что такому красавчику девушки все же не дадут забыть об их существовании. Паршивец прав в одном, я жутко жалела, что вчера не нашла полчаса чтоб уединиться где-нибудь с Даниэлем, но ничего, это пока нет нормальной работы, вот когда придут списки подозреваемых, тогда будет не до мыслей о сексе.
День пролетел, близился вечер, бар открывался в семь, а наша с Мейко работа начиналась с полседьмого. Я пришла вовремя, и поскольку напарника не было, а хозяин возился на кухне, пришлось самой составить все стулья со столов, разложить салфетки, проверить дымоуловители, в общем, подготовить зал. Было уже полвосьмого и бар наполовину заполнен, когда Мейко влетел, сунул руки в очиститель, повязал фартук и пошел на зов клиента.
- Прости, пожалуйста, - сказал он минут через пять, когда мы смогли пересечься, - если хочешь, уйди сегодня раньше.
- Ладно, там видно будет, - сказала я, - куда я без тебя пойду?
- И правда... Извини.
Весь вечер мы сновали, как заведенные, опять пришел тот худосочный, но Мейко сам подошел к нему, хоть это была и не его половина, а я обнося клиентов старалась не приближаться к этому придурку. Вечер прошел без эксцессов, незадолго до закрытия пришел Радж с Вольновым, оглядели зал, как будто кого-то искали и вышли.
- Подмени меня ненадолго, - попросила я напарника, тот молча кивнул.
- Только быстро, - вместо приветствия сказала я, выйдя к русам.
- Мы слегка влезли в сеть, в торговую, - начал Радж, 'хорошее начало' успела подумать я, - и поискали не покупал ли кто КИР-78 и мини-визор или порт-визор.
Я не скрыла своего интереса КИР-78 обязательная деталь любого инфо-сканера, улавливающая излучение, молодцы русы...
- И?
- Визоров куплено не меряно. А вот КИР купили десять человек в течение месяца перед началом убийств, и два человека за последние пятидневки. И все двенадцать - русские.
- Оп-па! - вырвалось у меня, - И со сколькими вы уже успели переговорить?
- Ты хоть соображаешь, сколько мы времени потратили? - возмутился Радж.
Я пожала плечами.
- Поговорите завтра с кем сможете, а кто откажется говорить, или поймете, что он врет, скажите мне, - ответила я.
- И что? Будешь бить их подносом, пока не сознаются? - нет, ну какой же он все таки неугомонный, этот индо-рус.
- Да. Именно. А может быть, вы просто не найдете указанного русского, или он скажет что у него сбоила финкарточка или еще что. Я думаю, раз решили вас подставлять, то всё будут делать аккуратно и обдуманно.
Вольнов во время разговора изучающе смотрел на меня, и это уже начало раздражать.
- А вы привыкли командовать, леди кхан, - будто сам себе сказал он.
Я демонстративно закатила глаза.
- Вы на кого учитесь? - спросила я.
- Мы аспиранты, - пыжась от гордости сказал Радж, не пойму я его, прикидывается дураком или впрямь такой 'загадочный'.
- Да ясно, что в двадцать с гаком вы аспиранты, в чем вы разбираетесь, кроме как в сети слегка лазить?
- Безопасность сетей, - ответил Вольнов, - оба.
Я вздохнула.
- Как работают отмычки местных знаете?
- Да просто в замки зашиты разрешительные коды на их карточки.
- А не пробовали как-то разобраться и отследить кто именно к вам входил?
- Показывает, что никто кроме нас не входил.
- Может смогли сделать карточку, дубликат твоей или твоей, - кивнула я руссам.
- Технически это очень сложно, - ответил Радж.
- Сканер тоже на коленке не слепишь, - парировала я.
- Сканер вот как раз на коленке слепишь, а новую карточку нет, не понимаешь ты ничего. Сама то где учишься?
- Прикладное синтезирование, - буркнула я зная, что сейчас посыплются насмешки.
Радж состроил самую презрительную рожу какую смог, Вольнов все также бесстрастно изучал меня.
- Зато востребовано! - оскорблено бросила я в лицо Раджу.
- Ну! А то! Конечно, востребовано! - издевался индо-рус.
- Ладно, когда и где завтра днем пересечемся? - сменила я тему.
Договорились, что встретимся у бара, за полчаса до начала моей смены, и я побежала опять тягать эти тяжеленные кружки, гадкие сосиски и соленую сушеную рыбу, а также не менее гадкие чипсы с орешками.

Таская от стойки к столикам пиво я размышляла, не слишком ли я увлеклась ролью самоуверенной глупышки, не переиграла ли, не насторожила? Или наоборот, не будут ли русы относиться ко мне уж слишком пренебрежительно? Вроде нет... Да, теперь совершенно четко ясно, почему Осе не дал информации о нюхачах и напульснике, то что его подбросили, бросало тень на кого-то из университетчиков - или вступил в сговор, или потерял карточку и смолчал. В любом случае преступление или уголовное, или должностное. Несмотря на то, что я с русами общалась так, будто была на их стороне, подозрения с них не сняты. Вольнов проверен, алиби Раджа тоже, этим двоим можно доверять, а вот остальным - нет. И евсы, и хины, и русы могли организовать эти ужасные в своей непредсказуемости смерти.
Доработали мы с Мейко без эксцессов, я снова очень устала, но уже меньше чем в первый день. Получив опять от хозяина напутствие идти только по освещенным участкам, мы вышли из бара.
Звезды, тишина, свежий прохладный воздух, которым не можешь надышаться...
- Я завтра тоже опоздаю, у меня сейчас сдачи, - виновато сказал Мейко.
- Ладно, - мне было все равно.
- Ты сердишься?
'Когда я сержусь, то бью грушу' - я чуть не брякнула это. Так, надо собраться и вспомнить, что сейчас на задании 'под легендой'.
- Какой смысл мне на тебя сердиться? Ты все равно раньше не придешь, - ответила я.
- Спасибо... А Шинэ злилась очень, когда ей приходилось работать за двоих, хоть и сама частенько опаздывала, когда у нее был период сдач.
- Все мы люди...
Мы шли через парковый участок, по широкой осветленной аллее, вбок убегала тропка по гипотенузе выводящая к общежитиям, на этой тропке Шинэ Тхе и встретила свою смерть - внезапную и несправедливую.
Что-то мелькнуло в темноте деревьев, вернее кто-то. Кто-то высокий... Толсин? Ноги сами понесли меня к тропинке.
- Хейса, ты куда? Хейса! Не надо! - в голосе Мейко плескалась паника.
- Останься здесь, - бросила я, не оборачиваясь.
Меня вел охотничий инстинкт, я скользнула в боевой транс, все стало очень четким и контрастным. Это был точно толсин, что ему понадобилось здесь?. Я сошла с тропинки, быстро и почти бесшумно скользя между деревьев. Да! Он чего-то ждет. Тайная встреча? Или разборки? Интересно...
Две тени прыгнули к толсину, одна сверху, с ветки, другая из-за дерева, в последний момент жертва увернулась от блеснувших клинков, поднырнув и упав на спину. Первая атака провалилась, но от второй ему не спастись, я была слишком далеко... 'Крик баньши' высокий и громкий - леденящий, во всю силу легких, он на пару мгновений остановил нападающих, дав мне возможность приблизиться, а толсину откатиться и достать какие-то короткие клинки-трезубцы. Нападающие увидели меня и, переглянувшись, поделили нас, один пошел ко мне, второй к толсину. Плохо! На врагах кольчужные комбинезоны! Подпустив его поближе, я взметнулась на сосну, враг был раздосадован.
- Манки! - буркнул он.
Лингва? Инглиш?
Постояв пару секунд и решив, что не стоит за мной лезть, он пошел на подмогу напарнику. Толсин тем временем успешно отбивал атаки. Я повторила фокус с криком, но успех был уже не тот, дравшийся с толсином дрогнул, но почти не замедлился, а мой враг лишь обернулся, ища способ меня достать или заткнуть, выиграно секунды три. Мой примерился к драке, ища момент, чтобы вступить в нее, как вдруг раздалось
- Хейса!...
- Хейса!!!
На два сильных мужских голоса, приближающихся.
Мой враг, так и не вступив в драку, отошел к тропинке и стал вглядываться.
- Хейса! - мальчишечий...
- Отзовись! - вновь мощный мужской.
- Два врага! с клинками! - крикнула я.
- Парализаторы? - этот же голос.
- Нет!
Враги отступили, переглянулись и скрылись в парке.
Я спустилась с дерева, толсин стоял, держась за руку, которая висела плетью, по тропинке шумно бежали наши спасители, чуть не пробежали мимо.
- Мы здесь! - крикнула я.
Вольнов и Радж... И почему я не удивлена...
Осветив толсина сразу двумя фонариками, они зло уставились на него, тот оскалился в ответ.
- Напали на НЕГО, - быстро сказала я, вышла из боевого транса и без сил плюхнулась, где стояла. Мейко подбежал ко мне, крикнув раненым зверьком
- Хейса...
- Я в порядке! Просто сил нет.
Мейко не верил и пытался ощупать, я вяло отбивалась.
- Кто вы? - вдруг прозвучал голос, вызывающий мурашки по коже, по крайней мере, у меня. Странный голос, не мужской, не женский, но жутко сексуальный, я не могла понять, чего он вызывает больше - желания или раздражения. У русов однозначно - раздражения.
- Предлагаю убраться отсюда, если мы не хотим общаться с местными, - вмешалась я, - Я вот точно не хочу потратить остаток ночи, рассказывая и пересказывая происшедшее.
- Да, поторопимся, - сказал Вольнов. - Уважаемый, настоятельно предлагаю вам пойти с нами.
Судя по тону, фразу можно было закончить так - 'А не то мы вас поволочем за собой'. Хин посмотрел на руса, как на нечто мелкое и гадкое, и пошел в сторону общежитий, это всех устроило. Я встала, и мы в бодром темпе отправились по уже освещаемой фонариками тропинке.
На выходе из лесопарка мы чуть не напоролись на синтский патруль, если учесть, что охрана среагировала на запись с аллеи, то могли бы прибыть и быстрее. Хин, который шел впереди, не издав ни звука метнулся в темноту под деревья, также молча за ним Вольнов, Мейко хотел было что-то спросить, но Радж, зажав ему рот, уволок с тропинки. Я метнулась в противоположную сторону - незачем всем прятаться в одном месте. Двое синто быстро шли по тропинке, обшаривая фонариками все вокруг, впереди них семенил нюхач - металлический жук переросток, наверняка, его настроили на кровь. Хин ранен, но нюхач его не нашел, значит рана не открытая, а это в свою очередь означает что неудавшаяся жертва был в кольчуге. Интересно... Одна мысль потянула другую, возникло понимание того, что Вольнов и Радж как-то слишком профессионально себя ведут, учитывая, что они лишь студенты-аспиранты, вот поведение Мейко было обычным и предсказуемым, а парочки русов - нет. Патруль прошел и я, не выходя на тропинку, стала выбираться из зарослей, до открытого пространства оставалось метров двадцать, осторожно осмотрев все из-за деревьев, я увидела лишь пустой пузырь патруля и решилась выйти. Почти одновременно со мной чуть в стороне вышел толсин, не отставая от хина показался Вольнов, а последними вышли Радж и Мейко. Я подошла к ним.
- Мейко, иди домой, - сказала я, положа ему руку на плечо.
- А как же ты...
- Разберусь...
Парнишка неуверенно посмотрел на русов, вроде как спрашивая разрешения, те были не против. Бросив последний взгляд на толсина, который уже молча шагал к сотам, Мейко бегом припустил к себе, а мы с Раджем за Вольновым и хином.
- Уважаемый, - окрикнул Вольнов толсина, но по тону это прозвучало как 'эй, ты!' - нам надо объясниться!
Тот остановился, его длинные волосы живописно взметнулись, он окинул руса взглядом с ног до годовы, потом Раджа, и впился глазами в меня.
- Да. Надо, - проронил он.
- Прошу вас, наш дом недалеко, - предложение не было радушным, но его приняли.
Радж ненавязчиво конвоировал меня, на корню гася все попытки сбежать, да я особо и не пыталась, просто проверяла степень его подготовленности. Все кончилось тем, что он со словами 'Да ты еле идешь, малышка' вроде как обнял меня за талию, закинув мою руку себе на шею - зафиксировал. Из такого захвата можно было вырваться, да незачем. Мы пришли к двухэтажному дому-цветку, состоящему из шести шестигранных домиков-сот с внутренним двориком - сердцевиной цветка. Вольнов открыл дверь и пропустил хина, следом Радж втащил меня. Я из мелкой вредности повесилась на него и почти не шевелила ногами, но мощному индо-русу это не создавало никаких проблем.
Мы оказались в уютной гостиной, немного пустоватой, зато опрятной. Радж сгрузил меня на мягкий диванчик, толсин картинно устроился в кресле, вызывая яркую ассоциацию с орхидеей, причем хин не уделял ни малейшего внимания русам, а все время смотрел на меня, это нервировало.
- Воды? Чего-то покрепче? - поинтересовался Вольнов на лингве, входя в роль хозяина. Лингва всегда использовалась в межнациональном общении несмотря на то, что все знали и русский и хинский и инглиш.
- Еды и побольше, - отозвалась я, чем немного шокировала руса.
Радж за моей спиной хмыкнул и ушел, надеюсь на кухню.
- Итак, давайте знакомиться. Назар Вольнов, Радж Фатхи - он кивнул в сторону кухни, где чем-то шумел Радж, - русские, - закончил он.
Хин молча перевел взгляд с руса на меня.
- Хэйса Феймей, кхан, - представилась я.
- Йинао Тянь, хин, вторая значимость, - произнес толсин своим странным голосом. Хины никогда не говорят 'сословие', они говорят 'значимость'. Это уже другие народы, которых коробит эта самая 'значимость', стали переводить как 'сословие'.
- Что ж, начну с нас... Мы шли по аллее и встретили парнишку, напарника Хейсы, который в испуге рассказал, что она побежала в лес, а оттуда донесся страшный крик. Зная немного эту милую особу, - Вольнов бросил на меня скептический взгляд, да и 'милая особа' прозвучало как 'кошка-недоросль' , - мы отправились за ней, и нашли вас.
Я молча сидела, давая понять, что теперь черед хина отчитываться.
Тот не отрывая от меня взгляда, принялся рассказывать.
- Синто начали устанавливать камеры в ранее глухих местах, но на этой тропинке еще не поставили. Они почему-то решили, что раз там уже произошло одно убийство, то повториться оно не может. Я же специально вчера и сегодня прогуливался там считая, что убийца воспользуется такой прекрасной возможностью, и не будет искать что-то новое, учитывая, что местные стараются избавиться от непросматриваемых мест. Так и вышло. Я не учел возможности, того что убийц может быть двое, и они будут в кольчужных комбинезонах. Я услышал тебя, и ждал нападения с твоей стороны, поэтому чуть не проиграл бой с первого удара... Но ты спасла меня, - это прозвучало несколько удивленно.
Я не знала, куда себя деть под немигающим взглядом этих огромных удлиненных глаз. Вспомнив как он дрался, хоть в темноте и мало, что было видно, я пришла к выводу, что этот Тянь боец намного выше среднего, в отличие от нападающих, чувствовавших себя спокойно и вольготно лишь благодаря комбинезонам.
Тут вернулся Радж и поставил передо мной тарелку с умопомрачительно пахнущим рисом с овощами. Я наплевав на всё, принялась уплетать еду за обе щеки. Мужчины не спускали с меня глаз
- Да что такое? - возмутилась я. - Я подавлюсь под вашими взглядами!
- Кушай, малышка, кушай, - преувеличенно растрогано ответил Радж, - Так редко встретишь девушку с хорошим аппетитом.
Конечно хорошим, первая трапеза за весь день, купить что-либо, значило высветить себя перед университетчиками, да и голод мне до вечера не досаждал, так что я терпела, планируя отправить Мейко за съестным. Пока я ела, русы все же взяли по стакану напитка, хину вручили запечатанную баночку с соком. Вольнов поведал, что их с Раджем заподозрили в третьем убийстве, но у Раджа было алиби, а его допросили с 'веритас' и отпустили. На вопрос зачем понадобилось хину ловить убийц на живца, то есть на себя, тот помолчав ответил что Ли Кван, вторая жертва, был его 'персональным подчиненным'. А говоря по понятному - слугой или же почти рабом, все зависело о степени подчинения и причин этого самого подчинения. Припомнилось, что Ли Кван был весьма хорош собой и... Ладно, не будем делать скоропалительных выводов, может толсины берут в слуги только красавцев, дабы не оскорбляли внешним видом их эстетический вкус. Я доела и в блаженной сытости погрузилась в свои мысли.
- Ваш черед, наша прелесть, - выдернул меня из раздумий Радж.
- Я прелесть, но не ваша, - беззлобно огрызнулась я. - Что рассказывать... Увидела высокую тень, подумала что толсин, подумала, а что ему ночью там делать, и пошла за ним из любопытства.
- С аллеи увидела?- переспросил Тянь.
- Да.
Толсин удивленно повел бровью.
- А кто научил тебя крику имуги?
Я сделала удивленные глаза.
- Крику баньши, - уточнил Вольнов и с интересом посмотрел на меня.
- Тоже мне эксклюзив, - попыталась я отвертеться, - а то вы в вирты не играли и не слышали, как там кричат.
- Кричат, да не так, - настаивал рус, хин согласно кивнул.
- Дедушка меня научил, - отрезала я.
- А кто у нас дедушка? - радостно поинтересовался Радж.
- У нас? Дедушка у нас коммерсант.
- А папа? - не унимался индо-рус.
Я изобразила сильную злость.
- Еще один вопрос и ты сам никогда не станешь папой, - прошипела я.
Мужчины с опасливым недоумением посмотрели на меня, как на зашипевшего вдруг оцелота, мол можно и прибить, но дешевле просто не трогать.
- И все-таки, милое создание, о чем вы думали, ввязываясь в драку без оружия? - поинтересовался Вольнов. Ну все, нарвался.
- Я, мой сероглазый и пластичный собеседник, - Радж хрюкнул, давясь смехом, - не думала ввязываться в драку. У меня на глазах убивали человека, и я не могла развернуться и уйти.
Вольнов, выслушал всё не моргнув и не улыбнувшись, будто в подтверждение только что прозвучавшего эпитета, он стек с подлокотника кресла на котором сидел и приблизился ко мне. Я как завороженная смотрела на это, решая, готовиться к защите или нет. Вольнов все так же текуче забрал у меня пустую тарелку и ушел за спину, на кухню. Радж смотрел на меня с насмешкой, а толсин всё также пристально и не мигая, вот далась я этой ходячей орхидее.
- А что ж ты делала все то время, пока он отбивался? - спросил Радж.
- Отвлекала второго, - ответила я.
- Да, отвлекала, - подтвердил хин, - залезла на сосну, чтоб не достал и отвлекала, - серьезно произнес он.
Радж начал издавать подозрительные звуки 'И-и-и', мы с толсином переглянулись.
- Ничего смешного, - заступился хин, - она все сделала расчетливо и четко, поступила единственно правильно в такой ситуации.
Ух ты, меня похвалили... И тут что-то промелькнуло перед моим лицом, я уступила своим инстинктам и рефлексам, но все же не нырнула в полный боевой. Вольнов возвращаясь из кухни, попробовал закинуть удавку, я успела выставить руку и перекувыркнувшись вывалилась за спинку дивана и напала на руса. Он не отбил мои удары, а сцепился со мной, мы повалились и катались по полу, когда подоспел Радж, и взял меня в клещи.
- Проверка, это проверка, - приговаривал он на лингве и хинском.
То что, не смотря на мою обездвиженность, Вольнов не спешил наносить удары, успокоило меня больше чем, слова Раджа.
- Отпусти, - сказала я на хинском.
- Ты не будешь делать глупости?
- Нет! Чтоб вы сдохли!
Радж медленно разжал железные объятия, я сделала шаг от него и глянула на толсина, тот стоял, но не в боевой стойке, а поддерживая поврежденную руку. Некстати мелькнуло в голове, что пока он сидел травма была не заметна.
- Все нормально. Просто проверка, - успокаивал нас двоих Вольнов.
- Что нормально? Какая проверка? - в бешенстве прокричала я все так же на хинском.
Вольнов обернулся и с улыбкой произнес.
- У вас очень чистая речь, милое создание.
Я выдала самую грязную ругань, какую только знала на хинском. Толсин был несколько шокирован, Вольнов удивлен, а Радж восхищен.
- Повторишь потом с переводом, а то я не все понял, - сказал он, и удостоился такого же нецензурного ответа, только покороче. Я чувствовала, что еда, после пережитого, гирей давит на желудок.
- Где ванная? - проорала я.
Мне показали. Освободившись от съеденного, я размышляла, о том, что это было. Без всяких сомнений сейчас в домике собрались одни разведчики. Может быть Тянь и не разведчик, как таковой, но к силовым структурам или безопасности отношение имеет. Радж и Вольнов сто процентов мелкие шпионы, молодняк натасканный лет с пятнадцати-шестнадцати. Научили самому необходимому и отправили учиться основной специальности и применять полученные в спец-школе знания на практике. А что, я ведь таким же образом оказалась на Тропезе, и уехала оттуда с кофром легальных инфокрисов и передав с десяток нелегальных. Наверняка это распространенная практика - дешево и результативно. Вернутся на родину специалисты по безопасности сетей, разведчики, жившие под легендой, имеющие опыт сбора и обработки открытой информации, а может быть вербовки или еще чего, и перед ними откроются блестящие перспективы. Только не перед Вольновым, ему не повезло - допрос под 'веритас'. Хоть ему и отдали запись, где зафиксировано всё, начиная с инъекции и заканчивая его приходом в сознание, но есть полчаса или час, где в записи идет, что он спит. А Вольнову теперь надо доказать подлинность записи, что он спал и ему не делали гипновнушений, а доказать такое попросту невозможно, если захотят подделать - подделают. Если бы я была на месте университетчиков, то не упустила такой шикарной возможности заполучить 'слепого агента'. А посему, карьера Вольнова, мягко говоря, под угрозой, кто-то его очень сильно подставил. Кто-то, кто знал правду о двух русах, а может быть Радж, все время прикидывающийся дурачком, и не вызвал подозрений и вычислили лишь Вольнова. В любом случае понятно их желание найти того, кто организовал все это. Что они хотели проверить? На каком языке я буду кричать в бешенстве? Но Радж сам напомнил мне о хинском, если бы он говорил только на лингве, может быть я и сорвалась, а так... Мой боевой уровень? Скорей всего и то и другое... Моя легенда была двухслойной, первым слоем была - студентка с Кхана, а вторым - нелегал хинского происхождения, сбежавшая из ХИ дочь кого-то из 'золотой сотни'. И, похоже, мне очень скоро придется перейти к нему, а учитывая появление такого 'затененного игрока' как Йинао Тянь, мне очень не хотелось объявлять себя хинкой. Ладно, как-то отбрешусь... не впервой. А может быть русы хотели придушить меня до потери сознания и посмотреть, сбегутся ли патрульные на сигнал моего орг-маяка, который будет сообщать, что носитель в отключке? М-да..., только столкнувшись с реальным делом начинаешь понимать, сколько имеешь пробелов в знаниях и навыках. Единственное, на что это можно списать - последние мои годы у Синоби были скомканными, а настоящих разведчиков, я надеюсь, обучают тщательнее.
Я прислушалась, еле слышные голоса затихли, мне стало не по себе, чего притихли? Опять гадость готовят? Эх... не будешь же выглядывать вполглаза из ванной... Я бесстрашно открыла дверь, все трое поджидали меня, недолго думая, я захлопнула и заперлась. Не слишком умно, ведь выйти то придется, но может, хоть поговорить успеем.
- Что вам надо? - крикнула я.
- Хейсочка, выходи, - издевательски ласково позвал Радж.
- Что вам надо?
- Нет студентки Хейсы Феймей, - раздался спокойный голос Вольнова, - есть хинки Ли Феймей и Хейса Вонг, есть хин Чу Феймей, а кханки Хейсы Феймей нет. И не было. Собственно об этом мы хотели с тобой поговорить, когда наткнулись на того парнишку и хотим поговорить сейчас.
Ай-я-яй, 'план Б' наступил слишком скоро. Ай да специалисты по безопасности сетей... Взломщики гадские! Так, готовность отбрехиваться номер один. Я тщательно заправила одежду в штаны, затянула потуже пояс, если захотят проверять подозрения, то будут раздевать в поисках татуировки, которая имелась в полустертом виде под грудью, а так просто я им не дамся. Эх, не иначе, как Тянь вывалил свои догадки...
- Я скажу вам одно, - со злостью начала я, - Я гражданин Кхана.
- А я думаю, что ты все-таки синто, - ответил Вольнов.
Потрясенное молчание, мое молчание.
- Думайте, что хотите, - легкий намек на радость в голосе.
- Хейсочка, а где ты живешь? - Радж.
- Не твое дело.
- Выходи, дура, - мощный удар в дверь, - надоело орать под дверью. Выходи, не тронем.
- Да! Вы уже не тронули.
- Ты нелегал? - Вольнов.
Молчу.
- Не ваше дело, - все же ответила.
- Сколько ты так живешь?
- Не ваше дело.
Удар в дверь.
- Да задолбала, ты уже! - крикнул Радж, - Или ты выходишь, или мы вызовем патруль.
- Да вызывайте, я ж синто! - крикнула я.
- И вызову!
Полуминутное молчание...
- Здравствуйте, это Радж Фатхи, шестнадцатый участок, пятый цветок, пятая сота, у нас тут гостья... И у нас подозрение, что она нелегал... Нет, она заперлась в ванной.
Так, пора... Я отперла и выскочила, меня никто на выходе не встречал, бросилась к двери, ага! Заперто! К окнам! У... Мультилок! Загнанной крысой я обернулась к мужчинам, сидя наблюдавшим за мной, надеюсь, выражение моего лица было страшным...
- Успокойся. Я блефовал, - сообщил Радж без обычного ерничанья.
- Тебе лучше все нам рассказать, - сказал Вольнов.
- Да! А может это вам лучше все рассказать!? Откуда у аспирантов-заучек такие навыки, а!? Почему второзначный толсин ходит в кольчуге!? А? Вы первые, господа!
- Ты не в том положении, чтобы качать права! - стал брать на горло Радж.
- А вы в том! - съехидничала я, - Сдадите, и я вас сдам! Ясно?
Радж собрался было давить дальше, как раздался голос толсина.
- Давайте не будем ссориться, все мы в одной лодке, - сказал он.
- Я в этом не уверен, - ответил Вольнов и посмотрел на меня.
Я сделала вид что сдалась, подошла и плюхнулась на диван.
- Я должна была учиться, уже сдала экзамены, но дома... В общем не нашлось денег заплатить за первый семестр, а домой возвращаться было уже нельзя. Мои родственники вышли на местных... дельцов и те помогли мне с документами, я вроде бы и есть, но меня вроде бы и нет. Я жила с Шинэ Тхе, она была неплохим человеком, но цеплялась за каждую кредитку... Однако понятия о чести у нее были, она бы никогда меня не сдала.
Я пожала плечами, показывая, что мне больше нечего рассказать.
- Местные дельцы это кто? - спросил Вольнов.
- Не скажу, - отрезала я.
- Да? А может именно они все это заварили? - со злостью настаивал он.
- Очень удобно обвинять тех, кто поломал ваши планы, вашу карьеру, во всех грехах, - сказала я. - Но синто помешаны на своей родине. Человек, помогший мне - преступник-контрабандист, и он обиняками высказал пожелание, чтобы я осмотрелась и узнала как можно больше об убийствах. Собственно, поэтому я пошла на такой риск, как устроиться на место Шинэ.
- А может быть он хочет поучаствовать в дележке неизвестного нам пирога? -парировал Вольнов.
- Может. А может, хочет, чтоб убийцу нашли и опять наступили тишь да гладь.
- Так сколько времени ты здесь? - сменил тему Радж.
- Ну, вот уже восемь месяцев...
- А лет тебе сколько?
- А что? - опять окрысилась я.
- Да не поймешь, по уму - семнадцать, по внешности - двадцать пять.
Я смотрела на него открыв рот, глаза наливались слезами.
- Хам, - проронила я и отвернулась, - Пожил бы как я - я б на тебя посмотрела, - тихо произнесла я. - Мне девятнадцать, - сказала я, моргая чтоб затолкать слезы обратно.
Мой спектакль возымел действие, Вольнов бросил на Раджа укоряющий взгляд, и тот немного смутился. Похоже, я вообще молодец, они окончательно поверили, что я не синто. Больше всего меня теперь волновал Тянь, я уже привыкла к его приклеенному ко мне взгляду, но что у него на уме, понять было абсолютно невозможно.
- Йинао Тянь, ваша очередь, - сказала я. - С ними, - я кивнула на русов, - и так все ясно.
Орхидея ожила и молча зашевелилась, он встал, подошел и опустился передо мной на колено, все это под ошарашенными взглядами русов и меня. Здоровой рукой он подобрал волосы и показал метку между ухом и затылком, небольшую, с фалангу моего пальца, это был иероглиф, написанный в старом стиле, с завитушками. Я присмотрелась.
Отрицание воли...отсутствие собственной воли...РАБ???
Сработали вбитые рефлексы, мое лицо вместо того чтобы выразить удивление расслабилось, но Тянь успел уловить переход от обдумывания к расслаблению и все понял. Мы обменялись взглядами 'Я знаю, что ты знаешь'.
- Я ничего не понимаю в этих завитушках, - произнесла я.
- Я понимаю, - Радж подался к нам, но Тянь встал, готовый обороняться.
- Сядь, Радж, - посоветовал другу Вольнов. - Расскажите нам, уважаемый.
- Мне нечего добавить к тому, что я уже сказал.
Мне вдруг подумалось, что все мы здесь желторотики, и что будь среди нас профессионал, хоть тот же Крутецкий, то каждого бы расколол, как орех, и вытащил все тайны.
- Господа, уже второй час ночи, - произнесла я, и тут мой пустой желудок взвыл так, что Тянь вздрогнул и обернулся. - Я хочу есть и спать, - тихо закончила я.
Радж, спасибо ему большое, молча пошел на кухню.
- Давайте все же попытаемся разработать план действий, - предложила я. Йинао не вернулся в кресло, а сел рядом со мной на диван, как бы присоединяясь к моим словам.
- Я считаю, что это все творят синто, чтобы подставить своих, - сказал Вольнов.
Я вздохнула.
- Если использовали карточку патрульного, то вариантов два: или это был сам патрульный, у которого ссохлись мозги и он пошел против собственной семьи; или человек, укравший карточку, шантаж патрульного приравняем к краже. Во втором случае у нас два варианта, карточку заполучил либо синто, тоже с ссохшимися мозгами, раз стал действовать против своих, либо не синто. Вольнов, - я наклонилась к нему, - вы ж не думаете, что все здесь, на островах, такие же дилетанты, как мы с вами? Если есть мелочь, значит, может быть и крупная рыба.
- А она права, - донеслось из-за спины, Радж принес какие-то тушеные овощи, не столь аппетитные как рис, но я была готова съесть и их.
- На. Ничего больше нету, - сказал он, давая в руки тарелку, я тут же принялась за еду.
- Почему все вы так уверены, что синто не пойдут друг против друга? - раздраженно спросил Вольнов.
- Их так воспитывают, - отозвался Тянь.
- Я не уверена, - в свою очередь ответила я, прожевав, - просто вариант, что это не синто куда более вероятный.
- Угу, - поддержал меня Радж.
- Ладно, завтра, уже сегодня, проверяем людей из списка. Подозрительных обсудим. Дальше что?
- Может у меня получится что-то нарыть, - неуверенно сказала я, - ничего не могу обещать.
- А где рыть будешь? - деловито спросил Радж.
- Где надо, - огрызнулась я, - и не вздумайте устраивать слежку, иначе всем будет... дерьмово.
- Ладно, - согласился Вольнов, - На вас не рассчитываем пока, - сказал он хину, - Проблем с врачами не возникнет?
- Нет, скажу, что травмировался на спарринге.
Я почти все съела, маленькая порция и несытная. Надо встать пораньше, успеть расспросить Мейко до учебы, и послать его за едой. Стоит ли будить его сейчас, вызванивая, чтобы он провел меня в общежитие или остаться здесь? Пожалуй, можно и остаться, русы настроены миролюбиво, а Радж смотрит на меня с неприкрытой жалостью. Метнула на него злой и гордый взгляд - отвернулся. Хорошо хоть толсин, придя к своим каким-то выводам, перестал на меня пялиться. Думать о его рабской метке не хотелось совершенно, а придется.
- Ну что, встречаемся завтра вечером, после закрытия 'Пивной кружки'? - спросил Вольнов. - Придете? - это уже персонально хину, тот молча кивнул и встал, чтобы уходить. Бережно опустив больную руку, он протянул здоровую мне. Я в удивлении посмотрела на него, он что, хотел чтобы я ушла с ним? Тем не менее я приняла руку и поднялась, мой нос оказался четко на уровне подмышки толсина, некомфортно...
- Я останусь, - сказала я, - думаю, господа предоставят этот диванчик в мое временное пользование.
- Уверена? - переспросил толсин.
Я молча кивнула. И чего он вдруг решил обо мне заботиться, и почему думает, что я буду ему доверять? Тянь бросил строгий предупреждающий взгляд на русов и не прощаясь пошел к двери, Радж отправился за ним, чтобы выпустить.
Я опять села на диванчик и, не смущаясь Вольнова, стянула сапожки, а затем вполне удобно свернулась калачиком. Радж подошел, посмотрел.
- А если приставать начнем? - поинтересовался он.
- Получите по яйцам, - сонно сказала я.
Последнее что я слышала, это хмыканье Рада. Проснулась я в утренних сумерках, от того что кто-то пытался снять мой нательный рюкзачок, он был небольшой и плоский, его было практически незаметно под курткой и я носила его не снимая. Я ударила наугад и промахнулась тут же врезала второй рукой, цель была почти достигнута, но он отшатнулся, и я лишь коснулась его.
- Какого? - заорала я на хинском.
- Ну ладно, ладно, должен же был я попытаться, - со смешком ответил Радж.
- Твари! Чтоб вас так в гостях всю жизнь принимали! - в сердцах крикнула я, и увидела голого Вольнова, прибежавшего на мой крик. Тот в досаде сплюнул.
- Иди ты спать! - раздраженно сказал он Раджу. Тот довольный отправился к лестнице, еще и мне подмигнул, тварь редкостная. Вольнов тем временем без лишних слов скрылся. Я была настолько взвинчена, что о досыпании не могло быть и речи. Решив, что нет худа без добра, я пошла в ванную и вдоволь наплескалась там, почистила вещи, еще и корни волос успела подкрасить, два дня уже прошло, а не известно когда будет следующая возможность нормально принять ванну. Примирившись с Судьбой, я вышла из ванной и пошла будить Вольнова, конечно, хотелось растолкать Раджа, но эта месть могла быть себе дороже.
Вольнов уже не спал.
- Выпусти меня, - негромко попросила я.
Он молча кивнул и сполз с кровати, обкрутившись простыней, какие мы стеснительные и воспитанные.
- Не шибко доверяй этому толсину, - вместо прощания сказал он мне.
- Угу, - согласилась я и вышла под красные лучи восходящего солнца.
Красота то какая...
В прелести раннего утра мысли об убийствах и предательстве казались кощунственными и я позволила себе полчаса просто посидеть и полюбоваться на изменчивость красок, лучи в листве, росу на траве... Это помогло мне почувствовать себя отдохнувшей и с новыми силами войти в этот день, который вряд ли окажется спокойнее вчерашнего.
Мейко долго не просыпался и не отвечал на мой вызов, я уже начала переживать, что вот-вот выйдет охранник-консьерж. Наконец мой напарник отозвался сонным голосом, и я злобно прошипела
- Пусти меня.
Через минуту в одних шортах он был внизу, я, ради соблюдения легенды, с радостным писком повисла у него на шее и мы поднялись в его комнатку. Я не дала парнишке расслабиться и опять погнала его вниз, на этот раз за едой. Когда он вернулся, я сытно позавтракала и выспросила у него слухи об убийствах. Да, действительно, больше всего обвиняли русов, мол, убийства происходили в зоне проживания русов и хинов, хины своих не убивали - это даже не обсуждается, значит русы.
- Но ведь первое и второе убийство произошло там, где русов нет... - сама себе сказала я.
- Нет, - возразил Мейко, - на этой половине Белого острова нет евсов, а то что русы живут в паре километров от той же 'Хризантемы' возле которой убили первого не означает, что русов ТАМ нет.
- Но ведь и евсам перейти на эту половину острова не проблема, - парировала я.
Мейко отрицательно помотал головой.
- От общежитий евсов до наших километров семь-восемь, на своих ногах идти это больше часа, следовательно, чтобы евс попал на нашу половину ему нужен пузырь, а передвижение пузырей лимитировано и отслеживается, равно как и поездки на монорельсе.
Помолчав, Мейко продолжил
- Я не исключаю полностью возможности, что это евсы, как и не исключаю, того что это кто-то из наших, значимых, окончательно умом повредился.Но вероятнее всего - это русы.
- Да ну зачем им это? Если оставить версию о психе...
- А зачем ее оставлять? Я думаю это просто психопат, кончающий от запаха крови, - зло сказал он и отвернулся.
- Мейко, - мягко сказала я, - ты забыл что вчера было?
- Я не забыл! Я не видел и не знаю ничего, - с обидой сказал он.
- Двое в кольчужных комбинезонах напали на толсина, они не были психопатами, действуя взвешенно и слаженно. И они отступили лишь потому, что решили, что у Вольнова и Раджа есть оружие, ну... вопрос о парализаторах подразумевал, что если у нападающих их нет, то они нашим спасателям не страшны.
Мейко усиленно соображая кивнул, дескать, понял.
- Так вот, исходя из вчерашнего, версию о безумном психе, купающемся в крови, можно отбросить.
- Угу, - Мейко задумался так, что у него аж глаза расфокусировались. Я сдерживала улыбку, забавно - этот парнишка младше меня от силы года на четыре, а вызывает у меня чуть ли не материнские чувства.
- А ты не думаешь, - медленно сказал он, - что вчерашнее было для отвода глаз? Чтобы тот второзначный втерся к вам в доверие или полностью отвел от себя все подозрения?
Я сидела и что называется 'обтекала', вот тебе и умильный ребенок...
- Да, такую мысль пока нельзя сбрасывать с доски, - выдавила я.
Парнишка молча кивнул и стал собираться.
- Мейко, - позвала я в спину.
- Что?
- Ты 'Собственность Императора'? - спросила я.
Он присел на кровать, как-то настороженно глядя на меня.
- Ну а кем же мне еще быть? Я ведь сказал, что мы жили очень бедно, - неожиданно враждебно сказал он.
- Да чего ты так вскинулся? - спросила я.
Он непонимающе на меня посмотрел, мы выглядели как отражение друг друга - на наших лицах застыло недоумение. Мейко вздохнул и опустил глаза.
- Работать там куда пошлют, жить где скажут, женщины не хотят выходить замуж за таких, женщины вообще таких не хотят... Ты ж сама видела тех дур...
Я придвинулась, обняв его, ладошкой подняла ему голову и заставила посмотреть на меня.
- Мейко, ты очень умный, тебе не будет и тридцати, когда ты все отработаешь и будешь сам себе хозяин. Ты найдешь хорошую, неиспорченную девушку, которая будет тебе любящей женой.
Он слабо улыбнулся...
- Я ж говорил, что ты хорошая...
- Да ну тебя, - смутилась я.
- А разве я говорил, что я на четвертом курсе? - вдруг спросил он.
- Ты на четвертом? А лет тебе сколько?
- Девятнадцать... Так откуда ты узнала что я очень умный? - он уже радостно улыбался, как будто никогда не грустил.
- Оттуда же откуда ты узнал, что я хорошая.
Мы рассмеялись и вдруг повисло напряжение, мы сидели обнимая друг друга и поцелуй был бы неизбежным и естественным... Но Мейко боялся сделать первый шаг, а я четко знала, что не хочу этого милого парнишку. Я потянулась и нежно поцеловала его в щеку, почти в уголок рта, он вздохнул, всё поняв, и выпустил меня из объятий.
- Я почему завела этот разговор... Можно глянуть на метку? - сказала я.
Он удивился, но повернулся боком и приподнял короткие волосы, которые надежно прятали татуировку-клеймо. Да, я ничего не напутала, так и есть 'Собственность Императора', а не 'Отрицание Воли'.
- Скажи, а Шинэ тоже была...?
- Нет, Шинэ гордилась тем, что она сама себе хозяйка, - подумав, он добавил, - и она жалела меня, как будто я чем-то болен. Но я доволен, Хейса, я счастлив, что я 'Собственность Императора', - его прорвало. - Ты правильно сказала, мне не будет и тридцати, а я буду свободным и второзначным. Я закончу с отличием этот университет, чего бы мне это ни стоило, и меня уже ждет работа. А кто может похвастаться такой уверенностью в своем будущем? И пусть не рассказывают, что меня могут мобилизовать когда угодно и засунуть в какую-нибудь дыру. Мобилизовать и засунуть могут практически любого, но за меня Император заплатил, и заплатил немало. А у нас много чего творится, но высококлассными специалистами и учеными так просто не разбрасываются.
Я согласно кивала, пока он это все выплескивал, бедный мальчик, измученный пренебрежением сверстников и необходимостью карабкаться вверх.
- Ладно, извини, что я... так...- закончил он.
- Не извиняйся. Слушай, можно мне остаться здесь, в комнате, на день? Дашь мне карточку?
- Да, только, извини, я заберу порто-ком.
- Да, конечно. Спасибо.
Он не забрал сам порто-ком, а только вынул 'связник' и бросил себе в рюкзачок. Разумная мера предосторожности, ведь я могла полезть в сети, куда не надо, а обвинили бы потом его.
- Ну я побежал... И я опять опоздаю на роботу, - напомнил он.
- Угу, - согласилась со всем я, и по-сестрински чмокнула его в щечку, он и этому был очень рад.
Оставшись одна, я связалась с Даниэлем и больше часа выкладывала события вчерашнего дня и ночи.
- Ну, вроде бы всё, - наконец произнесла я, - А как у вас успехи?
- Ха, у нас - успехи! - по голосу было слышно, что он улыбается. - Лорду Соболеву на зуб лучше не попадаться. История с напульсником позволила начать полномасштабное внутреннее расследование, ведь вероятность, причастности кого-то из университетчиков, очень велика. Соболеву дали карт-бланш, он быстренько сошелся с Аоки, и теперь в нашем распоряжении вся внутренняя информация университетчиков.
- Подожди, я понимаю, что Аоки магические существа, вроде генохранителей, но неужели существовала сама возможность взлома внутренних хранов инфы?
- Нет, ну ты уже совсем плохо об университетчиках думаешь. Аоки обратились ко всем носящим их фамилию, а также к вассальным Дерри и Пресисам, входящим в семьи университетчиков, с ультиматумом - помощь Соболевым или отказ от фамилии. Все двадцать два человека решили, что приемная семья не стоит того, чтобы лишаться изначальной, и изнутри натаскали нам всякого разного.
- Да... - я была в легком шоке, вот и доверяй после этого приемным специалистам. Вдруг подумалось, а проверяли ли на самом деле Фроксы Синоби и Шур наши с Даниэлем разработки, или Криста и Аррен обошлись своими силами, призвав к проверке еще пару-тройку самых доверенных лиц? Даниэль, как это у нас часто бывает, догадался о ходе моих мыслей.
- Ага, и я о том же подумал.
- Знаешь, у кого мысли сходятся? У дураков, - отрезала я. Нечего даже намеками вспоминать об этой теме в эфире.
- Это у русов - у дураков, а у нас - у заклятых половинок, - парировал братец.
- Чего ты такой радостный?
- Ну так есть в чем покопаться! Заказывай, все исполню!
Я заказала список русов, купивших КИР-78, пусть у меня будет свой, заказала полную инфу по Раджу Фатхи, Вольнову, Йинао Тяню и Мейко за компанию. А также передвижение пузырей вчера ночью, хотя я и не ожидала, что будет что-то зафиксировано, в принципе, вынуть маячок, а потом его обратно вставить, для спеца-технаря труда не составит, но вдруг...
Мы договорились, что Даниэль будет сбрасывать инфу частями, по мере добывания.
Радж, как я и думала нигде не засветился, Вольнов был под легким подозрением: он как-то слишком профессионально повел себя в пьяной драке с евсами уложив запредельное число противников. Это натолкнуло на мысли, что он, возможно, прошел спецобучение, но в разработку его университетчики не взяли. Зато, подумалось мне, участники или свидетели драки сделали выводы и действовали соответственно им - в результате имеется загубленная карьера разведчика Вольнова. После информации о русах шла приписка от Даниэля 'Соболев стонет от восторга, боюсь к нему, такому возбужденному, и подходить...' Ну да, университетчики проворонили двух мелких шпионов, хотя был 'звоночек' и можно было их раскрыть, уже одно это позволило Соболеву если не 'закопать', то 'прикопать' Осе и компанию. Потом пришел список купивших КИР-78, да действительно, только русы. Даниэль расстарался и сбросил не только фамилии, но и места жительства, три человека жили на евсовской половине острова, еще два на условно нашей, но недалеко от евсов. Перезвонила Даниэлю, попросила поднять их контакты, есть ли у этих пятерых друзья-евсы, а также попросила уточнить, была ли проведена слепая вербовка Вольнова после допроса под 'веритас'.
Следующей пришла информация о Тяне... От университетчиков - второе сословие, учится на врача-хирурга по общему профилю без специализации, нелюдим, ни с кем не поддерживает отношений, не является завсегдатаем баров и кафе. Информация от аналитиков семьи Фалько была куда интереснее. Ханьо Тянь был крупным чиновником ведавшим военным строительством и два года назад разразился скандал, нет, не так - произошла трагедия. Подчиненный Тяня за взятку принял какие-то некачественные комплектующие или что-то подобное, но в результате этой мелочи был загублен весь проект и потрачены впустую огромные деньги. Виновного нашли, казнили, но виноватым был и сам Тянь. У хинов старший несет ответственность за действия своих подчиненных, перед старшим над собой. Он может как угодно контролировать подчиненных, потому что в итоге за их ошибки придется расплачиваться ему, и так по всей вертикали власти. Тянь, ответственный за загубленный проект, покончил с собой, но это не спасло его семью, уж очень большим посчитали урон. Младшая дочка оказалась на момент раскрытия преступной халатности за пределами ХИ, двенадцатилетняя девочка обратилась в посольство РФ с просьбой о статусе беженца, ей не отказали, и вся эта история вышла за пределы Хинской империи. Отыгрались на двух оставшихся сыновьях, продав их с торгов в рабство. Вырученные деньги, ничтожно малые в сравнении с ущербом, пошли в гашение этого самого ущерба, а чиновники по всей ХИ в который раз дали себе зарок не брать взяток и неусыпно контролировать всех подчиненных. Выкупил сыновей Ханьо Тяня уважаемый Ву Вэйхао, глава следственного отдела департамента внутренней безопасности, а говоря проще - Цепной пес Императора. Йинао на момент смерти отца был студентом второго курса медицинского университета, он смог поступить туда против воли родителя, готовившего его к карьере военного. Младшему было пятнадцать, мальчишка был любимчиком отца, который его баловал и не муштровал, как старшего, он хотел быть художником и учился в художественном училище.
В конце была приписка от Даниэля 'Аккуратнее с Тянем, Вэйхао славится своим умением 'ломать и перековывать'.
Сколько за этими скупыми строчками инфы стояло боли, унижений и страха, я даже не берусь представить...
Даниэль сообщил, что да, Вольнову все-таки поставили 'спящую установку', а контакты русов будут пробиваться еще час-полтора. Не видя смысла дальше сидеть в комнате и ждать, я отправилась к 'Пивной кружке', вдруг кто-то из нашей, такой разношерстной, команды захочет со мной пообщаться перед сменой.
Я оказалась права, Тянь притаился в тени деревьев сидя просто на траве, с его позиции прекрасно просматривался служебный вход. Он услышал меня за десять шагов, хоть я старалась идти очень тихо.
- Привет, - улыбнулся он, обернувшись, - ты меня почти поймала.
Я смутилась такому радушному приему, в который раз всплыл вопрос: что ему от меня надо.
- Привет, меня ждешь?...
- Ну не напарника же твоего, мальчишку этого.
Я села рядышком, почти касаясь его плечом.
- О чем ты хотел поговорить? - спросила я.
Он молчал.
- Зачем ты показал? - вырвалось у меня.
- А ты уже узнала... - сам себе сказал он.
- Да, это попало в интер-масс-медиа, и порывшись в архивах, можно много чего найти...
- Ты не поняла еще...
- Не поняла что?
Он улыбнулся и взял меня за руку. Несмотря на то, что прикосновение было нежным, я напряглась в испуге, его обманчиво тонкие и изящные руки были очень сильны.
- Ты не должна была меня спасать. Это был мой шанс умереть так, чтобы никто не пострадал.
Угу, подумалось мне, никто, кроме синто.
- Но ты спасла меня, - продолжил он, - безоружная маленькая девушка... Кхан, с правильной речью...
Он нежно гладил мои пальцы, а я смотрела и ждала, когда его нежность сменится стальными клещами.
- Если бы я знала то, что знаю сейчас, я бы не вмешалась, - сочла нужным сказать я. Значит по поводу Ли Квана он соврал, он просто искал смерти?
- Ты не поняла, я не упрекаю тебя. Я пытаюсь понять, почему судьба послала тебя, почему не дала умереть.
Надо сказать, что хины тоже верят в судьбу, но иначе чем синто. Мы с Судьбой играем, мы знаем, что ее формируют наши поступки и слова, что Судьба это не нечто неотвратимое и непонятное, а результат наших действий, сдобренный фактором икс, некоей неизвестной величиной, которая нам или помогает или противодействует. Мы не фаталисты, даже когда мы отдаемся Судьбе, рисуя ее знак на ладони, это вовсе не значит, что мы опускаем руки и ничего не делаем. Это означает надежду на ее благосклонность, на то, что Судьба не будет играть против нас.
А хины фаталисты и это помогает им примиряться с их, иногда очень страшной и безысходной, действительностью.
- Я тебе противен или ты меня боишься? - прервал молчание Тянь.
- Ты мне не противен, - четко ответила я.
- Не надо меня бояться, я не причиню тебе никакого вреда. Хейса, посмотри на меня...
Я оторвала взгляд от наших рук и посмотрела ему в лицо. Боль и голод, голод полного одиночества.
Прости... я этот голод не утолю... Я опустила глаза.
- Я не умею доверять, Йинао.
- Но ты же доверилась ШинэТхе...
- Это было не доверием, а взаимовыгодным сотрудничеством.
- Хейса..., - невысказанная мольба повисла в воздухе.
Я не могла ему дать даже той малости, что получил Мейко, даже простого дружеского участия. Йинао поцелуем в щеку не удовлетворился бы.
- Я здесь почти свободен, ничто не принудит меня навредить тебе, Хейса, - продолжил он.
Я сменила тему.
- Твои соплеменники знают? - спросила я.
- Знают почти все второзначные - их отцы два года назад захлебывались успокоительным и ночами спать не могли... конечно, знают. А мелкие, вроде твоего мальчишки - нет, эта история их обошла.
- Он не мой мальчишка, - на всякий случай сказала я.
- Замечательно, а кто твой?
- Никто.
- И тот гибкий рус...
- Вольнов? Он-то причем? - по-настоящему удивилась я.
- Он на твоей стороне, в отличие от широкого.
- Ты с ума сошел? Вольнов пытался меня придушить, он все время думает, что я синто, - я от удивления даже позволила себе фамильярность.
Йинао лишь насмешливо улыбнулся и покачал головой. Он что, пытается меня дезориентировать?
- Я никому не доверяю, и у меня никого нет, - повторила я.
- Значит, ты одна.
Возразить было нечего.
- И я один... Хейса, хоть чуть-чуть доверься мне, хоть самую малость... На твоих условиях.
- Чего ты хочешь? - не выдержала я, - Я не занимаюсь сексом со связанным партнером, а варежки при твоей силе не спасут.
Есть такая практика, партнеру, которому не доверяешь до конца, надевать варежки, которые нельзя снять без посторонней помощи, в таких варежках он уже не сможет впрыснуть психотроп в самый интересный момент.
- Ты такая настоящая, живая, - вдруг сказал он.
Я в удивлении посмотрела не него, опять те же боль и голод.
- Расскажи немного о себе, то что тебе не повредит. Из детства может быть...
Я отрицательно замотала головой.
- Я тоже потеряла почти всё и всех, мне тоже больно вспоминать, Йинао.
- Зови меня Йинь, пожалуйста, - при этом он нежно поцеловал мне руку.
Я согласно кивнула, мечтая оказаться в шумном зале и таскать тяжелые кружки. Мы вместе минут десять, а кажется, прошли часы.
- Может я могу что-то сделать или рассказать, чтобы ты начала мне доверять хоть немного.
- Вряд ли. Но если ты хочешь о чем-то поговорить, рассказать, я готова слушать, - ответила я.
- Давай уйдем чуть вглубь, чтоб нас не было видно с дороги.
Нас и так было почти не видно, но я согласилась с его предложением. Оказывается, переход в другое место был нужен, чтоб усадить меня на колени, я уже не сопротивлялась.
- Как твоя сестра? - выбрала я самый позитивный вопрос.
- Нормально... Ее взяли на воспитание неплохие люди, и хоть она не в той роскоши, в какой была с рождения, но вполне довольна жизнью. Я ей ничего не рассказываю... Вру не краснея...
- Врешь... о брате? - вот надо прикусить язык и молчать, так нет же...
Йинао вздрогнул и как-то обиженно на меня посмотрел, я поспешила извиниться.
- Да, о Сяне вру...ни слова правды о нем.
Я уже молчала, реально прикусив язык, но Йинао прорвало... Он стал рассказывать, как старенькая няня Суи, его сестры, надоумила девочку обратиться к русам, а когда Суи оказалась в безопасности, няня выбросилась из пузыря. Как на торгах они с братом до последнего надеялись, что мамин брат выкупит их, а он даже не пришел. Что они, глупые, боялись что их разделят и разлучат, лучше б разлучили... Что Вэйхао лично занялся новоприобретениями, он сразу сказал, что Йинао будет врачом-дознавателем, а говоря по-простому пыточником, а он учился на репликатора, хотел 'создавать' детей...
Я слушала леденея, больше всего мне хотелось поставить зеркало и не пускать в себя весь этот ужас, но это было бы скотством по отношению к Тяню.
Йинь ответил, что не сможет пытать людей, Вэйхао молча вышел. Почти двое суток его не трогали, он сидел себе в камере, а потом его вызвали и привели в сырой подвал... К стене за шею был прикован Сянь на очень короткой цепи, он не мог ни встать, ни лечь, ни сесть удобно... Йинао его не сразу узнал...
- Вот видишь, ты уже пытаешь собственного брата, - сказал Вэйхао. - Он здесь всего полтора суток, не знаю, сколько еще выдержит.
Йинао согласился на все, на коленях умоляя прекратить пытку. Потом несколько месяцев слились в пятно боли и унижений 'Я отучился думать, лишь исполнял' - произнес он и еле слышно добавил 'Мое тело в шрамах, а руки по локоть в крови'.
- Что тебя держало? - спросила я.
- Мои брат и сестра. За все мои ошибки и малейшее непослушание расплачивался Сянь, и если бы я убил себя, его тоже убили... в лучшем случае. И сестру достали, из принципа... Может, и не показательно убили, чтобы русов не дразнить, а устроили какой-нибудь несчастный случай, но убили точно.
- Ты здесь с начала осеннего семестра?
- Да. Отпустили, я должен за год окончить обучение на хирурга и получить диплом.
- А что позволило..., - 'остаться человеком', хотела сказать я, но осеклась.
Он понял вопрос.
- Человек такая тварь, что ко всему привыкает... И еще, я надеюсь на чудо.
Какой-то чужой и холодный голос в голове произнес, что если Мейко прав, и вчера был спектакль, то я сижу на коленях у убийцы-психопата.
- Йинь, - я нежно провела по его щеке, у толсинов гладкая кожа и борода не растет, - мне нечего тебе дать. Жалость моя тебе не нужна...
- Ты уже мне дала очень много.... Ты выслушала и постаралась понять.... Ты себе не представляешь, как это много. И я тебе не противен... Или я ошибаюсь?
- Нет, Йинь. Ты мне не противен... Мне надо было идти своей дорогой и не лазить ночью по лесопарку, - тихо сказала я то, что думала.
Он улыбнулся какой-то умиротворенной улыбкой и поцеловал мою руку, которую держал весь рассказ.
- Тебе пора на работу, - произнес он и поддержал меня, помогая подняться.
Может мне показалось, но боли в его глазах стало меньше.
Я механически выполняла свои обязанности, вспоминая и обдумывая наш разговор. Как это ужасно - не иметь возможности поверить человеку. Да, Йинь после пыток моральных и физических, после восьмимесячного полного одиночества, мог влюбиться, а вернее, вцепиться в меня, лишь на том основании, что Судьба выбрала меня проводником своей воли, не дав ему умереть. Он может на подсознательном уровне ожидать, что я дам ему выход из того кошмара, в котором он оказался. Его чувства, странные и нелогичные, могут быть искренними, этого нельзя отрицать.
Но может быть иначе. Он заподозрил, что я дочь кого-то из золотой сотни, моя выучка, мои навыки - такое не получают дети из семей купцов. Если бы я действительно была тем за кого себя выдаю, то избегала бы хинов как огня, каждый, кто узнает обо мне, должен доложить и способствовать моей поимке и возвращению в ХИ. Даже если меня вывезли в раннем детстве, это не снимает с меня ответственности - все, кто носит 'Золотого дракона', должны ему соответствовать, и служить императору. Отступничество - смерть. Иногда, крайне редко, бывает что мать, родившая и выкармливающая ребенка 'золотых', решается на побег, чтобы не разлучаться со своим дитем. Редко решаются на побег, а еще реже побег удается, но те, кто смог бежать и вырастить детей на чужбине, воистину исключительные женщины и их дети такие же. Самые прославленные - Дэй Хинхэ и ее сын Мао Хинхэ, этим двоим Кхан обязан своей независимостью от ХИ.
Так вот, нельзя отрицать вероятности, что Вэйхао крайне преуспел в 'ломке и перековке' и теперь Йинао втирается ко мне в доверие, тем временем планируя способ транспортировки меня в ХИ, дабы порадовать своего хозяина. Также нельзя отрицать вероятности, что 'ломка' привела к тяжелому психозу и Йинь может резать своих свободных соплеменников. Я проверила, все трое были сами себе хозяева и вернули бы долг за обучение за семь лет работы, таков стандартный контракт гранта. А может быть, Йинь выполняет волю Вэйхао, убивая случайных жертв.
Может быть.... Может быть... Голова пухнет. Задачи Аррена и Кристы - это просто 'два плюс два', в сравнении с тем, что предлагает жизнь. Русы... Вольнов... Я чуяла, что, не смотря на нападки, я нравлюсь ему как женщина, а постоянные подозрения и проверки из-за боязни поддаться этой симпатии и потерять объективность. Радж же наоборот, несмотря на внешнюю симпатию, дышал ко мне абсолютно ровно. В одном Йинао прав, если бы мне пришлось выбирать, кому из этих двоих довериться, я б выбрала Вольнова, он порядочнее и честнее. Но выбирать не приходится - русы неразлучны. Да... а нам четверым, помимо того чтобы ужиться друг с другом, еще и убийцу надо найти.
Посетители сегодня собрались рано, буквально через полчаса после открытия зал был полон, я сновала как заведенная и все равно не успевала. Спасало лишь то, что студенты сдали какие-то экзамены, и находились в благодушном настроении, празднуя это событие. Наконец появился Мейко и включился в работу. За час до закрытия бар резко опустел, компания за компанией собирались и уходили. Я впервые присела за вечер, к моему великому удивлению, хозяин молча поставил передо мной травяной настой, при этом зло зыркнув на Мейко. Я выпила такой знакомый и родной напиток почти залпом и с новыми силами отправилась собирать пустые кружки.
И тут в зал вошли двое синто - патруль, они окинули взглядом помещение и направились ко мне.
- Хейса Феймей?
- Да, - удивленно ответила я.
- У нас к вам несколько вопросов.
Я удивленно развела руками, дескать, спрашивайте, хоть я и не понимаю, чем заинтересовала вас.
- На каком факультете и в какой группе вы учитесь?
- Прикладное синтезирование, группа ПСЕ-48-1.
- Сорок восемь?
- Ну да.
- В ваших документах на работу указана сорок шестая группа.
Я развела руками, мол, ничего не понимаю.
- Пойдемте в кухню, поговорим с хозяином, - предложила я и направилась к внутренним дверям, не слишком спеша. Синто пошли за мной, отставая на шаг. Когда до двери оставалось шага три, я резко ускорилась, проскользнула в дверь и закрыла щеколду, самую простую механическую щеколду. Синто тут же ударили в дверь, хозяин заведения оторвался от своих дел и непонимающе посмотрел на меня. Я в два прыжка преодолела кухню и выскочила через задний ход. Фора - секунд четыре-пять. Я перебежала через дорогу и влетела в лесок, тут же ушла на несколько шагов вбок и замерла. Вовремя. Синто выскочили из дверей и тоже бросились через дорогу к лесополосе, по еле заметной тропинке они за полминуты пересекут это скопление деревьев и выйдут на оживленную улицу. У нас практикуется разделять улицы лесополосами, иногда дома ставят по обе стороны улицы, а иногда лишь с одной, вот на такую одностороннюю патруль и выйдет. Тем временем я пробиралась между деревьев не выходя на открытое пространство, посчитав, что отошла достаточно далеко от бара я влезла на древо и связалась с Даниэлем.
- Ну наконец-то, - услышала я вместо приветствия.
- Молчи и слушай. На меня минут десять назад, вышел патруль. Вышел как на нелегала. Я удрала. Делай что хочешь, но чтоб через четверть часа поиски прекратились. Сам понимаешь, если меня 'поймают', я не смогу вернуться к русам и хину.
- Понял. Отзвонюсь. Звонок примешь?
- Да.
Я устроилась поудобнее, насколько это было возможно сидя на ветке, и принялась ждать. Перезвонил Даниэль не через четверть часа, а через двадцать минут.
- Поиски нелегала Хейсы Феймей прекращены, - доложил он.
- Ну, можешь похвастаться, - сказала я.
- Я Соболева с какой-то девицы стащил, - грустно ответил он.
- Вживую?
- Нет, через экстренную связь Грюнда.
Я захихикала.
- Надеюсь, это была одна из жен.
- В доме красоты?
- Ну и отлично, пусть хоть чуть поработает, сибарит холеный.
- В общем, он созвонился с Осе и заявил, что если Хейса Феймей будет арестована как нелегал, то он будет рассматривать это как попытку саботажа решения Совета. И отрубился. А три минуты назад меня набрал сам Осе и сказал, что поиски прекращены.
- Чудненько. Так ты хотел мне еще что-то рассказать?
- Да. Мы проверили всех русов, которых ты указала, и в близких контактах у некоего Ниязбека Власенко оказался Вик Догерти, определенный университетчиками, как евсовский шпион. Так вот, нужно чтобы ваша команда-икс допросила Догерти под 'веритас'.
- Ха-ха, - невесело произнесла я.
- Да, именно так - частная инициатива, потому что он чист и следов никаких не оставляет. У университетчиков были только умозаключения, на основании которых они и записали его в шпионы, были бы доказательства - выслали. Кстати, информацию о Власенко и Догерти я тебе уже скинул.
- Где мы 'веритас' возьмем-то? Вернее как мне легализовать его появление?
- Будем реализовывать подплан 'Патронаж'.
- Э?
- Тебя что по голове били?
- Даниэль..., - с угрозой произнесла я.
- Ну ты ж сама в разговоре с руссами ввела фигуранта контрабандиста-синто, помогающего тебе. Кстати, я вот уверен, что Осе выкинет какую-нибудь пакость и твои друзья узнают, что поиски прекратили.
- Да ладно... Каким образом?
- Все равно лучше перестраховаться. Когда мы доведем 'Патронаж' до ума с тобой свяжутся, поставь браслет на прием звонков.
- Вот так всегда! Мне опять на лету надо будет подхватывать вашу игру.
- Бедная ты и несчастная.
- Даниэль, - излишне ласково произнесла я, - как закончится контракт, я недельку-другую погощу у Аррена.
Он понимающе хмыкнул.
- А я просажу весь гонорар у девчонок Ланы.
- Смотри, чтоб в старости сторожем работать не пришлось, транжира, - ехидно сказала я и отключилась.
Спустившись с дерева я так и не выходя на аллеи отправилась к сотам русов. Система слежения пишет в 'близкий каталог' момент если человек сошел с дороги в парк или к дому, а если за этим последовали громкие звуки или вспышка, то такое уже выводится на оператора. Так нас тогда и отследил патруль, я сошла к деревьям, потом был крик, а потом еще трое сошли с аллеи, это выдалось с тревожным кодом на дежурного, и тот послал патруль. Но..., и в этом минус нашей системы, она никак не реагирует, если кто-то идет не по дороге. Хотя так далеко не уйдешь, все равно рано или поздно придется пересекать дорогу или аллею, которых всюду проложено множество. Я добралась до соты русов без приключений, максимально быстро и тихо перескочив через три дорожки. Заглянув в окно, я увидела, что хозяева были дома и принимали гостя. Тихонько стукнув, я принялась ждать, окно осторожно приоткрыли и показалась голова Вольнова, увидев меня он не сдержал радостной улыбки и молча распахнул створки. Я быстро перебралась через подоконник и оказалась в гостиной. Вольнов закрыв окно, внимательно меня осмотрел, вид у меня был злой, расстроенный и уставший.
- Это не мы, - счел нужным сказать он.
- Да, я знаю. Вышли по документам на работу, - ответила я. - Давно ждете?
- Нет, минут пять как пришли, - повел беседу Вольнов, - твой мальчишка нам все рассказал.
- Он не мой мальчишка, - на автомате парировала я.
Йинь опять не сводил с меня взгляда, а Радж насмешливо поинтересовался
- Еды и побольше?
- Да, но сначала воды, - нимало не смущаясь, ответила я и перебралась на диванчик.
Выпив стакан воды, я глянула на хозяев.
- Рассказывайте, вы сегодня добытчики инфы.
Радж молча передал слово Вольнову, скрывшись на кухне, и тот принялся рассказывать. Переговорили не со всеми, а с самыми подозрительными, в число которых попали все, замеченные в контактах с евсами. Как отбирали подозрительных? Ну кто-то завсегдатай 'Грин паба', кто-то играет в три-бол и так далее. Все это русы вытянули из отчетов мани-карт, где и на что тратит человек деньги рассказывает о нем ой как много. Из десяти отобранных, семеро полностью развеяли подозрения, показав где и как применили КИР-78, еще двое проявили излишнюю подозрительность и нерадушность не став отвечать на вопросы, а еще одного не нашли. Среди 'нерадушных' оказался и Власенко. Вот как, спрашивается, усугубить подозрения на его счет?
Радж принес еду и я отложила все мысли до насыщения, тем временем Вольнов продолжил.
- А еще, дорогие компаньоны, мы, конечно же, попытались собрать информацию на вас. Ты, Хейса, действительно фантом, причем весьма шаткий, удивляюсь, как тебе удалось продержаться восемь месяцев.
- Помогали, - буркнула я.
- Угу, и у тебя такая легкая и беззаботная жизнь, что тебе захотелось приключений - найти убийцу своей подруги, да? Хватит темнить, Хейса!
Я в досаде отвернулась, вот ведь прижимает к стенке.
- Зачем? Зачем это копание, Вольнов? Мы же с Тянем поверили вам, мы приняли как данность то, что вы невиновны...
- О Тяне отдельный разговор, - жестко перебил Вольнов.
- Если не доверяете, зачем рассказали о результатах проверки? - уводила я разговор.
- А не жалко. Все равно ни ты, ни он, ничего сами сделать не сможете. Только, Хейса, зря ты говоришь о Тяне - мы! Чем он тебя купил? Он раб Вэйхао Цепного Пса. Слышала о таком?
Йинь не шевелился, превратившись в воплощение брезгливости и презрения. М-да..., да мы сейчас перегрыземся...
Я посмотрела в глаза Вольнову.
- Да, я знаю кто такой Ву Вэйхао. И я знаю, что не могу никому доверять, тем более хину, тем более... - произнести слово 'раб' я не смогла, - Мне надо найти убийцу, очень надо. Поэтому я с вами.
- Почему надо? - давил Вольнов.
Я сдалась.
- Это мой шанс доказать, что я чего-то стою, доказать, что у меня есть голова на плечах и я могу быть полезна.
- Кому доказать?
- Ну хватит уже! - огрызнулась я.
- Да синто доказать, кому ж еще, - вдруг встрял Радж.
Я не спешила опровергать его слова.
- Я не собираюсь делать грязную работу для синто, - жестко сказал Вольнов.
Я закрыла лицо руками.
- Ты предупреждаешь меня против Тяня, который может отправить меня в качестве презента своему...
- Хейса! - в голосе Йинао жгучая обида, но я не обращаю на него внимания и продолжаю.
- И ты отказываешь мне в помощи, толкая к нему же. Где логика, Вольнов?
Русы молчали.
- Ладно, - я убрала ладони от лица и встала.
- Спасибо, что поделились инфой, - сказала я и пошла к двери.
- Стой! И куда ты собралась? Тебя ж ищут, - сказал мне в спину Вольнов.
Я молча открыла дверь и вышла.... Не переиграла ли я саму себя? За спиной прошуршала дверь, и на улицу вышел Йинь.
- Хейса, можешь не доверять мне, я все понимаю. Но если я могу чем-то помочь, ты только скажи, - какой у него все же странный и завораживающий голос. - Тебе ведь негде ночевать...
Я стояла и ждала выйдет Вольнов или нет. Нет. Перемудрила. Проиграла.
- Пошли к тебе, - тихо сказала я Тяню и набросила капюшон. Он тут же обнял меня за плечи здоровой рукой, и мы пошли по дорожке как влюбленная парочка.
Может и лучше что русы отпали, они слишком умные и строптивые компаньоны - неудобные. Тем более что все, что я могла с них выжать - выжала, Даниэль может дать мне куда больше информации, чем эти 'специалисты по безопасности сетей', мне ведь нужен только Догерти, на которого русов еще надо было б выводить и выводить. Нет, всё что случается, случается к лучшему - это знает каждый синто еще с подгузников.
Чем опасен Йинь? Тем что попытается вырубить и вывезти или же попробует 'взять под контроль'. В первом случае мне нечего бояться, меня не дадут вывезти с планеты, и даже если случится невозможное, и я окажусь в лапах хинских псов, то быстро выяснится что рисунок у меня поддельный, да и свои, синто, не бросят. Да, я оскандалюсь, да, на карьере можно будет поставить крест, но жива останусь. А вот во втором случае - при введении психотропа сработает коллапсная защита, которая осталась еще с поездки в РФ, она постарела и скоро ее придется вынимать, но пока что она вполне способна меня убить. Значит....
- Йинь...
- Да...
- Хочу чтоб ты знал - у меня жесткая аллергия на все элкисы. Мама настояла, - тихо закончила я.
Тянь какое-то время молча шел рядом.
- Но при моей силе это не спасет, - как бы сам себе сказал он.
Я тут же впилась в него взглядом - бесполезно, не лицо, а маска.
- Хейса, в который раз повторю, я не причиню тебе вреда.
Я кивнула, соглашаясь с его словами и мы опять пошли, прижавшись друг к другу. Я ждала вопросов, он должен уточнить...
- Сколько тебе было?
- Года три-четыре, я не помню ничего, - ответила я, - Мне запрещали многое есть и пить, а мне страшно хотелось конфет с ликером... Как-то съела штук пять, думала умру, хорошо что догадалась вырвать...
- Твоя мама пошла на это...
- Ну да, я ведь должна была жить нормальной жизнью, ну почти нормальной. Я ж не готовилась стать шпионом или чем-то таким.
- Но все равно, от практики 'наведенных аллергий' отказались - слишком много было несчастных случаев и нелепых смертей.
- На Кхане не отказывались никогда, а дельцы имеющие контакты с Депрой, так и вовсе... Я слышала, и в тридцать лет 'наведение' проводили.
- Вранье. В тридцать поздно, он или загнулся или ничего путного не получил в результате.
Я пожала плечами, мол, не буду спорить.
Йинь поверил, значит, не будет колоть всякую дрянь, как максимум - придушит или вырубит ударом, а с этим я уж как-нибудь разберусь.
Мы как раз подошли к остановке монорельса, никого кроме нас не было. Йинь одной рукой приподнял меня и поставил на лавочку, я тут же оказалась выше его на полголовы, секунду мы смотрели в глаза друг другу, поцелуй, казалось, был неизбежен, но в тишине ночи раздалось тихое жужжание браслета. Я вздрогнула и высвободилась:
- Извини, я должна...
Соскочив с лавочки и отойдя на пару шагов, я вставила таблетку наушника.
- Хейси, где ты лазишь? - раздался раздраженный голос Шур.
Нееет! Только не это! Эта мысль слишком явственно отразилась на моем лице, и Тянь попытался подойти, но я отогнала его взглядом и опять отошла.
- Да, Крис, я тебя слушаю.
- Нет, это я тебя слушаю! Ты знаешь, сколько мне пришлось отвалить за прекращения поисков тебя? А? - и так низкий голос Кристы сейчас звучал почти, как мужской. - Где ты, я спрашиваю?
- Я на остановке монорельса, не одна... Собралась ехать в седьмой участок. Мне есть где ночевать, если ты об этом беспокоишься.
- Нет, я не об этом беспокоюсь. Ты мне должна уже намного больше, чем я твоему деду, ныне покойному, напомню.
- Крис, мы ведь договорились, я нахожу убийцу, и мы пересматриваем условия твоего предложения.
- Нет, Хейси, - голос из раздраженного стал издевательски ласковым, - убийцу нахожу я. Нет, не так, его находишь ты с моей подсказки, а потом ты прекращаешь бегать по островам, транжиря мои деньги, и отдаешь долги. А потом, может быть, если я поверю, что ты годна на что-то большее, нежели греть мне постель, мы 'пересмотрим условия'. Ясно?
- Да, - обреченно сказала я.
Эх, какой спектакль пропадает...
- Завтра в десять утра прилетишь на Тонущий остров.
- Крис, я сумела и сама кое-что узнать.
- Неужели, деточка? Ну-ну, расскажешь. Отбой.
Я вынула наушник из уха в непритворном расстройстве. Нет, ну надо же чтобы именно сейчас у Шур возникло 'окно' - затишье в делах на день-два, и она решила развлечься за мой счет. Криста иногда, когда у нее было приподнятое и игривое настроение, после очередного удачно выполненного ее людьми задания, доставала меня попытками затащить в постель. Я отбивалась, это превращалось в обмен колкими ехидностями, но один раз я сорвалась и наговорила ей дерзостей, дуэль, казалось, была неминуема, но появился Аррен и разнял нас. Боюсь теперь, моя злопамятная двоюродная тетушка отыграется за все. План 'Патронаж' будь он неладен, чувствую, Даниэль у меня еще получит за него.
- Хейса, - Тянь обеспокоен, - кто это?
- Это человек, помогший мне, прикрывающий...
- Синто?
Я молча кивнула.
- Что он хочет? Какое предложение он сделал?
- Йинь... Не надо тебе влезать во все это, поверь. Мне нужен будет пузырь завтра утром, поможешь?
- Конечно. Но...
От расспросов меня спас подъехавший монорельс. Йинь решил отложить все расспросы и попытался вернуть то промелькнувшее романтическое настроение, но я сделала вид, что в полном расстройстве и раздумьях. Всю дорогу я провела, прижавшись к его груди, и ему ничего не оставалось, как по-братски обнять меня.
Пока мы ехали, я опять прокручивала сложившуюся ситуацию. Я держалась за русов потому что они помогли бы заманить подозреваемого или даже выкрасть его. Теперь же придется справляться со всем самой, Йинь во-первых ранен, во-вторых толсин, ходячая орхидея - яркая и заметная. Плюс плотский интерес Йиня меня совсем не радовал, а отвертеться не получится - не настолько он благороден, чтобы привести девушку, которую жутко хочет, к себе домой и уложить ее в другой комнате.
Почему он мне так не нравится? Да потому что первозначный толсин! И никакие пытки и горести не вытравили из него этого. А мой отказ он воспримет только как результат своей рабской метки и никогда даже мысли не допустит, что мне просто противно быть сто десятой шлюшкой в его постели. Хотя, противно - не противно, а на задании есть только целесообразность, все антипатии и моральные принципы остаются дома.
Уйти от Тяня, как ушла от русов, и внедриться заново? Но тогда надо менять не только легенду, но и лицо, потому что неизбежно наткнусь на этих троих... Нет. Нецелесообразно.
Мы вышли на своей остановке, и уже было пошли прочь, как в спину крикнули
- Тянь!
Вольнов?! Что он тут делает?
Йинь разозлился, и всерьез.
- Что тебе нужно?
Хин пошел навстречу Вольнову, оставив меня за спиной, я в ужасе припомнила, что странные рельефности в плаще толсина могли быть рукоятками от клинков.
- Полегче, толсин, - Вольнов был не из пугливых, - Хейса, иди ко мне.
- Стой, где стоишь! - тут же отозвался Тянь.
М-да, как говорит Ронан: 'картина маслом'. Тянь, этакий хищник, наконец-то загнав дичь, то есть меня, был уже весь в предвкушении, как появился еще один претендент на добычу, и охотники сейчас передерутся. Дичи бы развернуться и ускакать куда подальше, пока про нее забыли, да нет, не выйдет. Мне эти охотнички нужны оба и целые невредимые.
- Ты же не собираешься делать грязную работу для синто, Вольнов, так зачем пошел за мной? - спокойным вопросом мне удалось чуть сбить накал страстей этих двух самцов. Я встала с краю, между ними, получился такой знаковый равнобедренный треугольник.
- Да потому что я совестливый идиот! И не могу тебя отдать этому!... - выпалил рус.
- А у меня есть другая версия, - Йинь еле справлялся со своей ненавистью, - Ты хочешь взять ее под контроль, и через нее добраться до синто, которых так ненавидишь.
Вольнов на пару мгновений потерял дар речи. Лучше бы он его не обретал...
- По себе судишь, раб?
Йинь рванул клинок, а я прыгнула в низкой вертушке, ударив по ногам сначала руса, потом хина, не успевшие среагировать мужчины оказались на земле.
- Нет, идиоты! Всем успокоиться, - моему командному голосу позавидовали бы и сержанты с Дезерт.
- Прекрати его оскорблять! - это Вольнову.
- Спрячь клинок! - это Тяню, тот смотрел на меня так, как будто у меня выросла вторая голова. - Ну!
Он встал и все же послушался, Вольнов тоже уже был на ногах.
- Так, - уже спокойно сказала я, - Вольнов, заказчик моей работы, моих поисков - синто, и я буду делать для него всю грязную работу, у меня нет другого выхода. А теперь скажи, что собираешься делать ты и почему ты здесь один?
Рус отряхнулся, выигрывая секунды на обдумывание
- Раджу есть что терять, а для меня уже все кончено, поэтому я могу себе позволить проявить частную инициативу. Да и тебя, дуру, жалко!
- У меня наведенная аллергия на все элкисы! Так что второй пункт можно исключить! - сказала я. - Ты так и не сказал, чего ты хочешь.
- Я хочу найти убийц, потому что это они сдали меня синто.
- А то, что синто воспользуются плодами твоего труда, тебя не смущает?
- Нет! - зло отрезал Вольнов.
Я оглянулась на Тяня и проинформировала
- Он мне нужен.
- Отлично, он в команде! А теперь пусть возвращается к себе домой и приезжает завтра утром! - сказал Тянь, такой эмоциональной фразы я еще от него не слышала, даже его голос стал нормальным.
- Какой ты быстрый, толсин...- Вольнов тут же завелся.
- Хватит! Не начинайте снова! Тянь, пожалуйста, пусти нас обоих переночевать, - попросила я хина. Мы смотрели в глаза друг другу, досада и неутоленный голод читались в его лице как в открытой книге.
- Хорошо, - буркнул он и, взяв меня за руку, повел к дорожке, Вольнов молча пристроился рядом.
'Картина маслом' два - подраненная дичь, допустим, олениха, конвоируется двумя злобно переглядывающимися волками, один не дает напасть другому. Олениха косит на них глазом и тихо жалеет, что не может смыться.
- Вольнов, я не блефую, - на всякий случай уточнила я, - у меня действительно наведенная жесткая аллергия. Не хочу, чтоб ты мой хладный трупик расчленял, - попыталась пошутить я.
- Ничего, у нас есть спец, - мрачно буркнул рус.
Йинь зыркнул на него, но смолчал.
- Кроме элкисов, можно ведь и банально ударом вырубить, Хейса, или придушить, - не унимался Вольнов.
- Можно, - согласилась я, - но тогда придется возиться со связанной тушкой.
Вольнов вдруг весело хохотнул.
- Нашла тушку. Шкурка да кости. Мышь кханская, - последнее прозвучало как-то нежно. Йинь тут же попытался подтянуть меня к себе подальше от руса, Вольнов в ответ на этот маневр обнял меня за талию, Йинь тут же бросил мою руку и обнял за плечи.
Мне захотелось взвыть. Я генератор проблем! Для себя. Вот если бы не держали с двух сторон, подошла бы к дереву и треснулась лбом!
Мы шли какими-то слабоосвещенными дорожками и вышли, наконец, к маленькому домику, мне вообще показалось, что это какая-то техническая постройка, но Йинь вел нас именно к нему.
- Ты что, живешь здесь? - озвучил мои мысли Вольнов.
- Да.
Йинь отпер дверь и мы вошли... Скромненько. Одна комната, одна кровать, одна дверь, надеюсь, душ здесь есть. Есть. Жить можно. Но плохо и не долго. Я уже присмотрела большое широкое кресло, вот в нем и буду спать, а мужчины пускай устраиваются на кровати, там как раз места только для двоих и хватит. Смущаясь попросила у Тяня футболку, ага, толсины такого не носят. Мне выделили нечто шелковое с рукавами, множеством пуговиц и застежек ложных и настоящих, а... пройдет. Я первой заскочила в душ, с досадой обнаружив, что дверь изнутри не запирается, но ничего, волки друг дружку постерегут. Быстро ополоснувшись и засунув всю свою одежду в чистку, я одела рубаху Тяня, смотрелась она на мне как праздничное летнее платье, длиной почти до колена. Следующим в душ отправился хин, как только послышался звук льющейся воды, Вольнов зашипел.
- Чем ты думаешь вообще? Этот богомол поимеет тебя, как сам хочет, и выбросит в лучшем случае, а в худшем не поленится и доставит хозяину!
- Да? Так какого ж ты выставил меня за дверь, а?
- Не выставлял я! Сама выскочила.
- Да, давай, занимайся самовнушением!
Рус выругался.
- Ты хоть знаешь где спалился? - спросила я, чтоб сменить тему.
- А ты откуда это можешь знать?
Я цокнула языком и закатила глаза, мол, какой ты тупой.
- Янус-инсайдер , который прикрывал меня, имеет доступ к личным делам.
- А там нет... - он не договорил, но и так ясно, что спрашивал о гипноустановке.
- Нет конечно, это совсем другой уровень доступа. Так знаешь?
- Драка в 'У гоблина'?
- Да, причем подозрения у синто ты вызвал, но в разработку тебя не взяли, ну мало ли человек дерется хорошо, просто поставили на заметку. Но!...
- Что 'но'?
- Но кто-то, кто видел как ты дерешься, никаких сомнений не испытывал и сразу понял где такому учат. Вот и вспоминай, с кем дрался и у кого на глазах.
Вольнов со стоном потер лоб.
- Я пьян был как скотина, не помню почти ничего.
- А чего ты налакался в евсовском кабаке?
- Да я не там напился, я в 'Сдаче' начинал.
- Ладно, потом повспоминаешь. Мне завтра в десять надо быть на Тонущем острове, наймешь пузырь, завезешь, подождешь и доставишь обратно. Согласен? Или Тяня просить?
Вольнов зло глянул.
- Где ты так командовать научилась?
- Дома, - отрезала я. Вода прекратила литься, и почти сразу вышел Тянь. Мда, хорошо хоть каким-то полотенцем обкрутился... Он был красив и даже шрамы не портили удивительно гармоничного и гибкого тела, что ж я могу понять всех тех дурочек, мечтавших оказаться в постели с таким вот... Я вдавилась в кресло, в которое забралась с ногами и попробовала прикинуться спящей.
Йинь подошел и встал надо мной.
- Хейса, это место руса.
Я что-то промычала как бы через сон, но меня выдернули из кресла и поставили на ноги.
- Я могу тебя перенести в кровать одной рукой, но тебе может быть больно, - проинформировал меня Тянь. Я оглянулась на Вольнова.
- Я думаю, наш радушный хозяин будет держать себя в узде, - сказал рус.
Йинь отвесил русу фунт презрения и лег с краю кровати, мне ничего не оставалось, как лечь с другого. Вольнов очень быстро ополоснулся и забросил свои вещи к моим, в чистку. Когда он устроился в кресле, я забылась чутким сном.
Проснулась я от будильника встроенного в браслет, он несильно пощипывал руку как при беззвучном вызове. Неужели ночь прошла, да еще так тихо, почти не верится. Я выбралась из-под руки Тяня, краем глаза увидев то, что заставило меня передернуться в испуге - молва не врала, модифицируют все, чтобы соблюсти пропорции. Вольнов тоже проснулся от своего браслета и массировал затекшую шею, этот бесстыдник, как и хин, был голым, предпочтя чистую одежду соблюдению приличий. Я вынесла его вещи из ванной и с оскорбленным видом отдала ему. На Кхане сохранилось табу на наготу, а полное оголение подразумевало последующий секс, поэтому-то я и выпрашивала все время какую-то одежку на ночь и негативно среагировала на голых мужчин. Когда я, одевшись в ванной и пристегнув рюкзачок, вышла в комнату, Йинь уже проснулся и сидел на кровати.
Мы договорились о ближайших планах - я с Вольновым слетаю на Тонущий остров, а по возращению мы опять соберемся втроем, и обсудим новую информацию и наши действия. Йинь был недоволен таким раскладом, но ему пришлось согласиться, в отличие от меня и аспиранта руса, ему еще надо было учиться в темпе год за два, поэтому он остался дома - поработает сегодня в кресле .
Наконец я вырвалась из этого маленького домика, где мой взгляд все время натыкался на извращенное совершенство человека-орхидеи. Вольнов шедший рядом, презрительно хмыкнул
- Что? - тут же завелась я.
- Да что вы, девки, в этих уродах-богомолах находите?
- Да ты... кретин! И хам! - я захлебывалась в чувствах весьма натурально, - Ходите оба голые, извращенцы!
Вольнов рассмеялся и успокоился, поняв что я смущалась во время разговора с Тянем не оттого, что сгорала от страсти.
- Кхан... Вы все там такие ханжи...
- Это вы развратники, понятия не имеющие о красоте и истинной сексуальности! Все подменили похотью! - продолжала разоряться я.
- Девочка, и как ты с такими принципами выживаешь то? - серьезно спросил Вольнов.
Ой, переиграла?
Я скисла, опустила глаза и прибавила темп.
- Нет у меня никаких принципов, - буркнула я. Пусть теряется в женской нелогичности.
Это сработало. Во время поездки на монорельсе и завтрака в пустынном кафе самообслуживания, рус разговоров не заводил. После сытного завтрака мы прошлись до стоянки таксо-пузырей, рус выбрал машину и расплатился со своей мани-карты, введя в кибер-сторожа маршрутный лист.
- Не люблю летать над водой в пузыре, - мрачно сказал он, когда мы поднялись в воздух.
- Я тоже... боюсь, - вздохнула я.
- Мышь кханская, - мое признание подняло ему настроение.
- Я не мышь, - обиженно ответила я.
Он лишь мягко улыбнулся. Весь полет над морем нас жутко болтало и оказавшись наконец на земле, мы тут же вывалились из пузыря, не стесняясь показать слабость друг перед другом, повалились на песок глубоко дыша, стараясь унять тошноту.
- Сволочи синто! Сволочной запрет на флаеры! - выругался Вольнов, первым придя в себя. Меня сильно мутило, и я с грустью вспоминала времена, когда для меня такая прогулка была лишь легким дискомфортом. Травма и связанное с ней бездействие до сих пор не давали мне вернуться в прежнюю форму.
- Экая ты, мышка, зеленая, - сказал этот гад, - Хорошо хоть в салоне тебя не стошнило. А я тоже хорош, зачем мы наедались перед полетом?
- Вы, русы, крепки задним умом, - попыталась съехидничать я.
- Давай я промолчу по поводу переднего ума у некоторых, - немного зло парировал он.
Я промолчала, чтоб не злить его и не нарываться на колкости. Через пару минут я пришла в норму.
- Вольнов...
- А?
- Останься в пузыре, - попросила я.
Он подошел и присел на корточки.
- Нет, - отрезал он глядя мне в глаза.
- Ну тогда хоть не встревай в разговор сам, - я разозлилась на такой категоричный отказ. - Для тебя это игра, ты развернешься и улетишь домой, а мне...
Я оборвала фразу и продолжила спокойнее.
- Не хами и говори только когда спросят, хорошо?
- Ладно, - нехотя согласился рус.
У нас еще было минут двадцать в запасе, и мы прогулялись по крохотному острову. Я нервничала оттого что Криста вчера в разговоре предложила сценарий жесткого хозяина и жертвы, мне же не хотелось выглядеть в глазах Вольнова настолько слабой и беспомощной. И теперь нам с Кристой придется экспромтом, на глазах у весьма неглупого руса, разыгрывать спектакль, имея разные сценарии. А спектакль неизбежен, был бы кто другой, а не Шур - выдал бы инфу, без лишних затей, показал кто хозяин положения, и улетел, все было бы по-деловому. Но Кристе захочется поразвлечься, готова спорить на пятикаратный брильянт. Эх, я и так вру сверх необходимого и чересчур вошла в роль, Судьба помоги не завраться и не сфальшивить.
На остров приземлился флаер, из него выпрыгнул некто выше среднего роста, худой, с короткими седыми волосами. Крис... Гибкой и плавной походкой, несвойственной быстрой и порывистой Кристе, Крис направился к нам. Да, перевоплощаться леди Шур любила всегда....
Коротко попросив Вольнова подождать, я пошла навстречу. Вечно насмешливые зеленые глаза Кристы были закрыты черными линзами, как у Грюнда, это делало лицо закрытым и чужим. Я подошла под пренебрежительным взглядом на расстояние в полшага
- Здравствуй, Крис, - мягко сказала я и взяв 'его' руку приложила к своей щеке.
'Ну же! Давай убирай свое презрение!' - кричали мои глаза. Вольнов сейчас подойдет и всмотрится, будет уже поздно.
- Хейси, что ж такое? Ты такая ласковая... Кханкати наконец-то повзрослела и у нее началась течка?
- Крис, я пытаюсь не быть 'неблагодарной тварью' и 'относиться к тебе теплее', и в награду за свои старания получаю оскорбления.
- Мне не нужно притворство, - немного неуверенно отозвался Крис.
'Ну наконец-то! Включилась в игру!'
- Я не притворяюсь.
Вольнов уже был рядом и точно слышал две последние фразы. Крис, рукой которую так и не убрал от моей щеки, потянул меня за шею к себе. Чего-то такого я и ожидала, поэтому позволила себя притянуть и поцеловать, даже ответила на властный и страстный поцелуй.
'Вот гадина! Добилась таки своего!' Голос в моей голове оценивал происходящее, но никак не влиял на игру, которую мы повели.
- Ээээ... это рус, о котором я рассказывала, - вырвавшись из поцелуя, произнесла я. Вольнов смотрел на нас, явно сдерживая желание дать Крису в морду.
- А..., - Крис насмешливо глянул на него, - Что у вас с лицом, молодой человек? Смотрите не лопните.
- Что такому frocio понадобилось от девушки? - зло спросил Вольнов.
Я аж подпрыгнула, попросила же гада не хамить, а он нешуточными оскорблениями разбрасывается. Да, Крис выглядел весьма 'не маскулинно', но он хозяин положения! Я в гневе уставилась на руса.
Крис, глянув на меня, рассмеялся.
- Ну что мне потребовалось, это ясно. А вот чем тебя привлекла наша маленькая худышка?
Пока Вольнов не ляпнул что-нибудь в ответ, я поспешила сказать.
- Мы довольно много нарыли инфы на убийц.
Крис насмешливо поднял бровь
- Ну рассказывай, Хейси.
Пока я выкладывала все то, что нарыли Радж с Вольновым мы втроем дошли до двух почти упавших пальм и устроились на них как на лавочках, мы с русом напротив Криса. Когда я закончила, Крис хмыкнул.
- Ну, недурственно. Ты заставила поделиться специалистов по защите сетей честно украденной инфой. Похвально, при условии, что тебе не пришлось с ними переспать для этого.
Я вспыхнула.
- Не пришлось.
- Нет, - сказали мы с Вольновым одновременно.
Крис изобразил весьма мерзенькую улыбочку.
- Ладно, дети. Все это хорошо, конечно, но, - тут он полез в карман и достал инфокрис, - Некий Вик Догерти, друг упомянутого вами Ниязбека Власенко, считается университетчиками евсовским шпионом, причем не таким мелким крилем, как вы, молодой человек. И еще... Догерти проходил свидетелем по делу о драке в баре 'У гоблина' учиненной тремя русами. Сложите два плюс два или разжевать? - презрительно спросил Крис Вольнова.
- Сложу, - процедил тот.
- Вот досье, - инфокрис полетел в руки Вольнову, - а вот элкисы.
И мне в руки полетел непонятно откуда вынутый футляр с ампулами, я поймала и раскрыла - 'веритас' две штуки, 'кувалда' аж три, четыре антидота и один 'контроль' для гипноустановок. Щедро.
- Не вздумай присвоить хоть одну, - холодно предупредил Крис.
Я молча кивнула, и так понятно, что неиспользованное добро надо будет вернуть.
- Что делать, если Догерти чист касательно убийств? - спросила я Криса.
- Сделать так чтоб он ничего не вспомнил и не заподозрил.
- Я если он убийца или соучастник?
- Позвонишь мне. Надеюсь, дедушка тебя действительно натаскал на допросы под 'веритас'.
Вольнов при этих словах покосился на меня.
- Не сомневайся, - заверила я.
Крис опять скептично хмыкнул, мол, посмотрим.
- Молодой человек, идите погуляйте, - прозвучало это как 'пошел вон'. Я думала, что Вольнов все же сорвется и выскажется, но он лишь молча встал, и как-то странно глянул на меня, то ли попросив прощения, то ли с осуждением.
- Хейси, так что ты говорила по поводу не притворства? Я не разобрал.
'Гадюка! Мало ей!'
Я подошла, одними губами спросив
- Зачем? - хотя хотелось проорать 'Каких сбоящих врат тебе еще надо?'
- Где второй? - также беззвучно спросила она. Как только Вольнов отошел, Крис в моем сознании превратился в Кристу. Мы не рисковали переговариваться вслух опасаясь, что у Вольнова могло быть 'наводное ухо'.
- Поссорились. Радж не..., - тут руки Кристы выдернули мою рубашку из штанов...
- Что за...? - почти вслух прошипела я.
В ответ холодно насмешливый взгляд и команда 'Продолжай!'.
Ну ладно. Я тебе это припомню, будь уверена. Стараясь не обращать внимания на ее руки, я продолжила
- Радж побоялся подставляться.
- А хин, он в команде? - ее забавляло сочетание делового разговора и попыток меня завести.
- Да. У него очень удобный уединенный домик. Только контролируйте мой оргмаяк, от него можно ждать всего чего угодно.
- Хорошо, моя прелесть.
Разговоры кончились. Но поскольку зрителя не было, отвечать на поцелуй я естественно не стала, ожидая, когда ей надоест то, что она делает. Получив подножку, я безвольно упала на песок, Криста оказалась сверху.
Нет, даже если вспомнить что происходящее банальная месть за гадости, правдивые, между прочим, которые я наговорила ей больше месяца назад, она переходит все границы. Да у меня задание, где-то рядом бродит рус и я не могу начать отбиваться, дабы не поломать игру. Но вот так пользоваться служебным положением? Хотя чему я удивляюсь, леди Шур свое прозвище 'Гадюка' получила заслужено, можно сказать заработала. Тут Криста оторвалась от безуспешных попыток получить от меня хоть какую-то реакцию на происходящее и посмотрела в глаза. Я выразила насмешку, презрение и скептицизм, мол, не надоело еще? Она злорадно улыбнулась и потянулась к шее. Нет... Я забилась под ней, не имея возможности себя контролировать. Гадкая тетка вспомнила о следах от укусов, которые оставлял Аррен и повторила его маневр. Чтобы противостоять такому, не реагировать, мне надо было б 'провалиться под лед', но эту пси-технику применяют, чтоб вынести пытки, и отдача от нее непредсказуема.
- Прекрати, - тихо шипела я на хинском, извиваясь под ней - Прекрати.
Куда там... Она чуть ли не урчала от удовольствия. Я проклинала все на свете за то, что не могу взять и врезать как следует, хотя возможностей хоть отбавляй. И тут Криста слетела с меня. Вольнов сорвал ее и отбросил, став между нами. Да уж, спасибо ему большое, только что ж теперь делать с нашей игрой и нашими ролями?
- Хейси, - издевательски ласковый голос Криса, - Выбирай.
Я вздохнула и подошла к 'нему'.
- Умница, кханкэти, - 'он' притянул меня к себе и шепнул на ухо, - Мы в расчете.
- Нет, - еле слышно ответила я. Месть была неадекватна моему проступку.
Насмешливое хмыканье в ответ
- Ну, как знаешь.
И Крис-Криста не оглядываясь ушла к флаеру.
Вот скотина, изгадила все что могла, как мне теперь с русом общаться? Я не глядя на Вольнова, пошла к морю и села у кромки прибоя.
Сдается мне что подплан 'Патронаж' принес больше вреда чем пользы.
Вольнов подошел и сел рядом.
- Ты б могла уехать со мной в РФ, - сказал он.
'Фух, кажется Судьба нас неразумных хранит'.
- И что дальше?
- Дальше? Дальше жить нормально! Ходить на работу, завести семью, родить детей! Ради чего, Хейса, вот так унижаться? Скажи!
- На одной чаше весов честь, а на другой жизнь. Лучше умереть стоя, чем жить на коленях. Да?
- Да, - без тени сомнения сказал рус.
- А если против твоей чести жизнь другого? Брата, сестры? Что тогда? Принесешь их в жертву своей чести и принципам?
- Причем тут это?
- Да при том... Братик у меня остался маленький, семь лет только. Крис его пристроил к хорошим людям, но сам понимаешь - мы у него в руках. А Крис, хвала всем богам, не Пес Вэйхао, он извращенец, но не злой, если докажу что полезна, считай все наладилось...
Пока говорила, я застегивала рубашку.
- А дедушка? - вдруг спросил Вольнов.
- Дедушка умер... пищевое отравление, - горько сказала я. - Мама и папа не вернулись из рейда.
- Папа? - удивленно переспросил рус, рисунок желтого дракона под грудью был прекрасно виден пока рубашка была расстегнута.
- Воспитал, значит, папа, - отрезала я.
- Извини... Хотя толку в моих извинениях...
- Это точно.... Ты один наверное у родителей, да?
- Да.
- Чувствуется.
- Почему?
Я пожала плечами.
- Ни тени сочувствия к Тяню, считаешь, что он должен был убить себя, а раз не сделал этого - значит слизняк. А его тоже держат через брата и сестру. И тогда в лесопарке он искал смерти, такой чтобы в самоубийстве не заподозрили.
- Ты бы меньше ему верила и сочувствовала, Хейса. Никто не знает что у него в голове.
- Это точно, даже боги не видят его мыслей. Но я не могу его презирать как ты, понимаешь?
Вольнов вздохнул,
- Да, теперь понимаю. Пошли, - и он помог мне встать, - Ампулы не потеряла?
- Нет, - я хлопнула себя по карману штанов.
Обратный полет на пузыре оказался на удивление легким, даже не пришлось останавливаться у берега, сразу полетели на стоянку. Как только мы приземлились зажужжал браслет руса, он вложил таблетку.
- Да. Да. Все нормально. Радж! Все нормально. Нет, у меня нет времени. Радж... Да что за истерика? Ладно, чтоб тебя!
- Что? - озабоченно спросила я.
- Да этот идиот боится, что вы, с Тянем на пару, взяли меня под контроль. Хочет чтоб я сейчас залетел к нам домой, проверить кровь на элкисы. Полетишь со мной?
- Да как-то не хочется опять с ним встречаться.
- Тогда держи, это старая мани-карта денег там не много, но на монорельс хватит. Слушай, посиди где-нибудь в кафе, подожди меня.
- Не буду я в кафе сидеть, еще на патруль нарвусь, день то учебный. Чего ты дергаешься?
- Да..., - он оборвал себя, - ладно. Я быстро.
Я кивнула и вышла из пузыря, Вольнов улетел, а я пошла к станции монорельса. Выйдя на нужной станции я побрела по дорожке, подивившись своим плохим предчувствиям. Подойдя к дому Тяня я затаилась и присмотрелась, поблизости никого, в окна заглянуть не удалось, он выставил зеркальность. Немного волнуясь я позвонила. На счет чего, все-таки у меня такие опасения?
Тянь открыл, и я пропустила нужный момент, пытаясь высмотреть из-за его спины нет ли кого-то еще в домике. В лицо ему надо было смотреть.
Его взгляд остановился у меня на шее... Синяк от укусов Кристы. Голод в его глазах сменился гневом. Он втащил меня в дом и впечатал в стену.
- Йинь!
Одним движением рубашка разорвана.
- Йинь!
Бесполезно. Человека подменил злой и голодный зверь.
Кто-то спокойный и холодный внутри меня посмотрев на то, что происходит предложил: 'Или убить его или сдаться, третьего не дано'. 'Убить нельзя, отвечать придется' - ответил спокойный сам себе. 'Значит сдаемся'.
Хин одной рукой швырнул меня через полкомнаты на кровать. 'Сильный' - констатировал спокойный и холодный. 'Все. Пошли под лед.'. И я погрузилась в темную ледяную воду, перестав чувствовать свое тело и слышать звуки. Сколько времени так прошло - не знаю.
'Можно всплывать' - сообщил холодный.
'Не хочу' мелькнула мысль, наверное, моя собственная.
'Всплывай!'
И меня потащило куда-то вверх.
- Хейса! - чей-то странный голос.
Хейса? 'Это ты' - сообщил холодный. 'Ну да, точно. А странный это хин. Помню.'
- Хейса, пожалуйста, очнись.
'Да очнулась я давно'.
'Нет, не очнулась. Моргни.' - холодный решил взять меня под опеку. Я попыталась моргнуть, удалось. Еще раз. Теперь я стала различать что-то перед собой. Лицо. Глаза. Толсин... Я закрыла глаза и попыталась опять уйти в глубину. 'Стой. А ну, назад!' - выдернул меня холодный. Я открыла глаза и посмотрела на Тяня. 'Что ж ты сделал со мной, раз ты так перепугался?' зло подумалось мне. Тела своего я по-прежнему не ощущала. 'Ничего не сделал. Остановился' - сообщил холодный. 'Да ну?'- не поверила я. Холодный промолчал.
- Хейса... Напугала ты меня.
'Какая я плохая'.
- Что с тобой было?
Что со мной было??? Этот вопрос меня окончательно взбодрил, я пошевелилась и попыталась сказать... Голос не слушался, как будто я и вправду плавала во льду, а тело начало гореть и дрожать. 'Уйми это все!' - скомандовала я холодному, тот честно попытался успокоить дрожь.
- Ты спрашиваешь, - просипела я, - что со мной было? Меня втащили в дом, стукнули о стену, разорвали на мне рубашку и швырнули на кровать. Извини, что я сама не сняла трусы, я думала что животное, которое все это сделало со мной, их порвет и не заметит.
В глазах хина обеспокоенность сменилась гневом.
- Почему? Почему этот мелкий рус? - прошипел он.
- Рус? Я на остров к русу летала?
И тут то, наконец, до него дошло, в чем он ошибся.
- Хейса, извини... Я не должен был на тебя так набрасываться, я разозлился... Прости.
И он потянулся, чтоб поцеловать меня в плечо.
- Нет! - меня отбросило от него, тело действовало само.
Опять злость в этих огромных глазах.
- Почему? Почему!?
- Да потому что ты эгоцентричный первозначный толсин! У которого в голове не укладывается, что какая-то девка посмела его не захотеть! Ах, это конечно же из-за рабской метки! Да если б ее не было, я бы вообще с тобой не общалась. Урод! Выродок! Богомол, жрущий себе подобных! Вы все такие!
'Тихо. Спокойно. Да успокойся же' - холодный пытался меня заткнуть, но был послан в сбоящие врата.
Тянь смотрел на меня, и его лицо ничего не выражало. Что творилось в его голове, понять было абсолютно невозможно.
- Какая же я дура, подумала, что ты нормальный. Модификанта крематорий очистит!
Холодный молча переключил меня в боевой транс, и я так же молча одобрила его решение. Трусы были лишь приспущены, подтянуть их на место не составило труда, а вот штаны были ниже колен, стреноживая. Рывком я вздернула их и соскочила с кровати, подальше от пугающе застывшего толсина. 'Ампулы на месте' проводил инвентаризацию холодный, 'Рюкзак подобрать', 'Куртку взять, потом оденешь'. 'К двери, к двери, пока он... А дверь то на его ладонь настроена'.
- Выпусти меня.
Ноль реакции. 'Все же придется убить' - констатировал холодный, примеряясь куда ударить. Хин пошевелился встав с кровати, я отступила от двери. 'Выпустит?'. Он подошел и отпер дверь, отступив на шаг, и вдруг опустился на колени. Это было так неожиданно, что я еле сдержала порыв нанести удар. Опустился на колени и сложился в поклоне лицом вниз. Холодный вернул меня в обычный режим выведя из боевого.
'Бежать! Пока открыто'. 'Стой!' - опять холодный. 'Подними его! Он нам нужен!' 'Нет! Тварь! Нет!' - заливался какой-то голос в злобной истерике. Гадко было видеть глубочайшее извинение в исполнении чужого, да у нас с хинами конечно есть что-то общее в культурах. Но ГАДКО это было видеть, так же гадко как смотреть на 'отбракованных'. 'Подними его!' - не унимался холодный. 'Подними!'.
Я уступила, он все же нужен. Нужен он и его домик, да и дура я мягкосердечная.
Подошла и коснулась волос, он поднял лицо. Залитое слезами.
'Оно еще и плакать умеет!' - злобный истерик. 'Тихо!' цыкнул на него холодный. Я вытерла слезы с его щеки, он закрыл глаза, впитывая мое прикосновение.
'Похоже, теперь тебя поставили на пьедестал' - опять подал голос злобный.
- Давай решим, что последнего получаса не было, и я только что вошла, - тихо сказала я.
Он еле заметно кивнул, не открывая глаз. Я вздохнула собираясь с мыслями.
- Выручи меня, у меня нет рубашки, - сказала я и закрыла приоткрытую входную дверь. Тянь легко поднялся и пошел рыться в шкафу.
'Тебе еще Вольнову рассказывать, куда делась старая рубашка' - не унимался злобный.
'А ну все вон из моей головы!' - разозлилась я. 'Уйдем, когда можно будет' - весомо заверил холодный.
Судьба помоги, мне только психоза сейчас и не хватает.
Меня била дрожь, легкая, но неуемная, поэтому жутко раздражающая. Тянь, наконец-то, с сомнением подал мне простую черную рубаху, я приложила к себе отмеряя, сколько отрезать, обрезала рукава и понизу, вышло даже лучше чем я ожидала. Только я успела сделать себе обновку и бросить в утилизатор тряпки, как в дверь позвонил Вольнов. На всякий случай я набросила куртку, и пристроилась в кресле.
Рус зашел строго посмотрел на Тяня и подошел ко мне пристально глядя в лицо.
- Аллергия на элкисы, говоришь? Что с глазами, с лицом? Чего дрожишь? - с каждым вопросом тон становился все злее.
- Это от стресса, - тихо сказала я. - Мы повздорили с Тянем, но уже помирились. Уже всё хорошо. Правда.
Вольнов покачал головой, все понимая. Жалость и презрение явственно проступили на лице. Все же случилось то, чего я так боялась, я потеряла его дружеское и несколько покровительственное расположение.
И тут Йинь заговорил, от звука его голоса руса привычно передернуло.
- Я оскорбил Хейсу, о чем сожалею, и просил прощения. Я не позволю себе впредь ни малейшего непочтения к ней.
Рус выслушал этот краткий спич с некоторым удивлением, задумался.... И дал мне второй шанс - вернул из подстилок в соратники.
Хвала Судьбе, которая нас, неразумных, хранит.
- Почему ты так задержался? - спросила я.
- Да на консультации был, забыл про нее совсем, а пропускать такое нельзя.
- Ну, доставай инфокрис... - раскомандовалась я, - будем штурмовать.
Вик Догерти, по документам двадцать один год, в реальности никак не меньше двадцати пяти. Выяснилось это случайно, когда он обратился за регенерационным пластырем, получив где-то ожог. Кстати, на этой-то разнице он и погорел, таких как Радж и Вольнов много, а вот тот, кто скрывает свой возраст, автоматически скрывает и жизненный опыт, наверняка весьма интересный. Учился он на экономическом факультете, специальность 'Межпланетная торговля и специализации планет'.
- Отстойник, - презрительно бросил рус. Я потребовала объяснений.
- Ну это не специальность, понимаешь? Чтобы во всём этом разбираться, надо в этом вариться. А диплом до одного места. Как правило, - добавил он, подумав. - И там пособирались одни брильянтовые детки, накипь, что евсовская, что наша. В общем, отстойник это.
Догерти ничем особо не выделялся, попойки, драки, но не частые, два закрытых обвинения в изнасиловании. Вольнов опять объяснил:
- 'Хищные жертвы'. Сначала сама в штаны лезет, а потом - ах, меня изнасиловали. Зарабатывают на отступных.
Я хоть и знала о таких вещах, но сделала удивленные глаза.
- Да, - продолжил рус, - вот евсы и фиксируют на видео каждый свой секс, как извращенцы какие-то, чтоб предоставлять доказательства, что по согласию все было, в случае чего. А девки камеры ищут, вычисляют и норовят отключить или завесить. Причем лично меня больше всего удивляет то, что вот знают: такая-то промышляет обвинениями, думаешь, ее начинают сторониться? Нет, это становится соревнованием. Азарт! Кто кого!
- Евсы... - протянула я, это все объясняет.
- Ага, - согласился Вольнов.
Учился Догерти опять же, как большинство, какие-то предметы пересдавал, какие-то сразу сдавал с хорошими баллами. Жил он в соте, такой как у русов, только один, что было нам на руку. Играл в три-бол нападающим, был в команде факультета. Брильянтовый мальчик вырисовывался среднестатистический аж до тошноты.
Со стереофото на нас смотрел голубоволосый и желтоглазый смуглый красавец с чересчур правильными, подправленными чертами лица и натренированной белозубой улыбкой.
- Тошнот, - вырвалось у меня.
Вольнов тут же развеселился.
- Что Хейса, считаешь его цвет волос немодным в этом сезоне?
- Угу, и форму губ. В этом сезоне такие пухлые уже не носят, - включилась я в игру.
Только у евсов считалась чем-то обыденным - косметическая модификация лица у мужчин, не исправление уродства или явного дисбаланса, а именно 'наведение красоты'. Хотя, справедливости ради, надо уточнить, что не у всех евсов - на Истинной Америке и Юте явно 'подправленный' мужчина рисковал своим здоровьем. Ну да эти две планеты были как пятна на репутации ЕвСа, хотя немало людей считало их 'пятнами наоборот'. По мне, так мерзко, что агрессивное гомофобство Ютовцев и Истинных, так и пропаганда однополых отношений, которая особенно процветает в столичной Еуроп и Индепендент - это две стороны одной медали, а медаль из... биоудобрения. В ЕвСе нивелирование гендерных различий расцвело еще до 'Открытия Врат', и цветет до сих пор, со всеми производными в виде полноправных гомо-семей, parent-семей и культурой 'доживания' . Но не на всех планетах ситуация одинакова, иначе Евса как такового давно б уже не было - выродился. Есть гипертрофировано маскулинные Юта и Истинная, а есть и вполне нормальные Франс и Рома Этерно.
Догерти был с Калифорнии. Еще лет восемьдесят назад Калифорния была впереди всех по 'евсовским признакам', но в течение двух поколений попытки пропаганды вернуть утраченные ценности все же возымели действие, и теперь Калифорния была намного ближе к той же Франс, чем к Еуроп.
Тем не менее, модификанта крематорий очистит - в файле Догерти гордо стояло 'бисексуал'.
Я шутливо толкнула плечом Вольнова и спросила
- Берешься соблазнить и заманить?
Он лишь фыркнул.
- Да знаешь, не погнушался бы, уж очень я с ним поговорить хочу. Да только думаю я что эта 'би' отметина, это так... обязаловка.
- Что правда, не погнушался бы? - удивилась я, неужто я ошиблась в нашем русе.
- Нет, Хейса, ты что подумала, а? - возмутился Вольнов, - Помигать, поулыбаться, чтоб потом по башке дать - вот чего не погнушался.
- А... Только лучше придушить, а то если по башке - шишка будет, - успокоилась я.
- Все, факты кончились, - вернулся в деловое русло Вольнов, - пошли догадки.
А догадки были интересные, с определенной долей вероятности можно было предположить, что Догерти является патроном для двух, а то и трех девиц 'хищных жертв'. И что с их помощью он шантажировал и вербовал своих соотечественников, и не только. Например, наш знакомец Власенко был обвинен, а потом 'жертва' аннулировала обвинение и после этого руса стали чаще встречать в компании Догерти. Они явно сдружились, можно предположить, что евс вошел в доверие, поспособствовав снятию обвинения.
- Да, Власенко могли выслать с Синто без диплома, и при попадании на планету ЕвСа ему грозила тюрьма. Не кисло с девкой переспал, - буркнул рус.
- Твари паскудные, - прошипела я.
- Кто? - удивился рус.
- Да 'жертвы' эти, кто ж еще! Ты что не понимаешь? После такого, после них, девушка, которую действительно изнасиловали не добьется ни сочувствия, ни возмездия?
Вольнов на секунду задумался,
- Да, ты права... Но не отвлекайся. Мне не нравится вот что: я не вижу ничего, что помогло бы допросить его под 'веритас'.
- Да, - согласилась я, - ничего, а пытаться играть вслепую с профессионалом глупо. Как вы считаете, - я впервые за весь разговор вовлекла в обсуждение Тяня, - он правительственный шпион или корпоративный.
- Корпоративный, - тут же отозвался рус.
- Я тоже думаю, что не правительственный, - ответил Тянь.
- Да, это, конечно, было бы хорошо... Но я думаю - правительственный, - сказала я.
- Это гадание бессмысленно. Если бы залезли к нему в дом и там порылись, тогда бы и разузнали все четко, - подвел черту рус.
- Проникновение в его жилье неизбежно, - сказала я, - ведь надо узнать хоть что-то, для проведения допрос.
- Неизбежно? У тебя что, есть карточка-отмычка? - насмешливо спросил Вольнов.
Я 'прикинулась шлангом'.
- Ну-ка ну-ка, Хейса?! - Вольнов понял, что его шутка не удалась, и теперь был готов вытряхивать из меня информацию.
- Да, есть, - отрезала я, - На самый крайний случай. Я ею еще не пользовалась.
- Ну и чего ты молчишь? - зло спросил рус. - Я тут мозги ломаю, как его взять, а мы можем просто войти ночью, когда он уснет.
- Нет, - вдруг вмешался Тянь, - он живет один. И шипение двери его гарантировано разбудит, как звук опасности.
- Да, - поддержала я хина, - это вы с Раджем привыкли, что один раньше пришел другой позже, да еще, допустим, не один. Правильней будет устроить засаду у него дома. А вот там ли его допрашивать или оттранспортировать сюда - не знаю. Там могут помешать...
- Нет, Хейса, тащить его через пол острова в домик Тяня глупо. На месте допрашивать надо. Но на счет засады ты права. Только как нам знать, что он придет один - вот это проблема. Да и время его прихода домой...
Все задумались.
- Я могу его припугнуть, - сказал Тянь.
- Как? - Вольнов окончательно стал за старшего.
- Ну, сказать что узнал...
- Нет, только не это, - отреагировала я.
- Да. Лучше просто покажись ему на глаза и так многообещающе на него посмотри, как на Хейсу в первый вечер таращился, - не смог не укусить Вольнов, - только позлобнее.
- А если его припугнуть, не захочет ли он наоборот, прикрыться каким-нибудь свидетелем? - спросила я.
Призадумались.
- Ну, все же пусть лучше Тянь его припугнет, чем пустить ситуацию на самотек, - высказался рус.
- Смотри, - начала я, - сегодня у него тренировка, после нее он сидит с друзьями в 'У гоблина'. Если Тянь подстережет его на выходе из спорткомплекса, то Догерти или с перепугу засядет в баре и домой пойдет только с кем-то или быстрей рванет домой за оружием и кольчугой и вызвонит напарника, чтобы всё же разобраться с Тянем.
- А мы, пока он играет в три-бол, осмотрим дом, - закончил рус.
- Да, только нам надо будет точно знать, что он на тренировке, поэтому уж не знаю как, тебе Йинь, придется затаиться и проследить его в спорткомплексе.
- Я смогу. Не надо думать, будто я передвигаюсь с сиреной и голоуказателем.
Мы с Вольновым с сомнением посмотрели на него.
- Я смогу, - уже немного раздраженно отозвался толсин.
Ну сможет, так сможет... Будем надеяться. Все равно осмотр дома надо делать нам вдвоем с Вольновым.
- Хейса, вот еще что - сканеры. Пусть их не так много, но мы можем засветиться.
Я уставилась на него, выкатив глаза.
- Вольнов! Очнись! Почему местные еще не поймали убийц? А?
- Потому что они были без карточек, - ответил за руса хин.
- И им приходится обрабатывать и анализировать сотни и сотни часов видеозаписей, чтобы определить, кто имел возможность для убийства. А учитывая возможность проходить немалые расстояния, не выходя на дорожки, то сам понимаешь - легче новые врата искать, - закончила я.
- Но ведь ни пузырь взять, ни на монорельс сесть без карточки нельзя, - отозвался озадаченный Вольнов.
- Вот поэтому давайте разработаем маршруты и определим места, где оставим, а потом подберем карточки. У Тяня проблем нет, он легально добирается до спорткомплекса, а потом на пузыре подберет нас с тобой. А вот мы, вернее ты...
- Я дохожу до 'У гоблина' и оставляю карточку там, - сказал рус.
Мы смотрели на карту острова
- Почти три километра идти... Догерти после сидения в баре на пузыре до дома добирается, - заметила я.
- А чего бы нам не пройти, не так уж и много.
- Немного-то немного, а вдруг на патруль нарвемся? А у них скан срабатывает тревогой, когда натыкается на кого-то 'пустого'. Давай лучше здесь в 'Кошке с девятью хвостами', этот бар ближе всех.
- Да, что-то мне подозрительно его название, - пробубнил рус и запросил справку.
- Хейса! Так и знал! 'Сat-o'-nine-tails' это не 'кошка с девятью хвостами', это плеть! И бар этот место встречи таких как твой Крис!
- Да чтоб у тебя рот почернел! - озлобилась я, - Крис не такой и нечего накликивать беду!
- Угу, 'накликивать беду', то есть ты еще не знаешь 'такой' он или 'не такой'.
- Спасибо, господин Вольнов, что напомнили мне в каком я дерьмовом положении.
Ему стало стыдно за свои слова
- Извини. Просто я не могу понять твоей лояльности к нему.
- Моли своего бога, чтоб никогда и не понял, - вдруг вмешался Тянь.
Рус молча посмотрел на него и отвернулся к карте. Да, он в нашей тройке самый благополучный и всё время забывает об этом.
- Вот смотри, - сказал рус, - 'Singsong' ненамного дальше и пройти от него можно по парку.
- Да, согласна, хороший вариант, - согласилась я.
- Меня только смущает, - заметил рус, - что будем вламываться ранним вечером, когда светло еще.
- Вот и отлично! Соседей дома не будет, а если будут, то заняты скорей всего своими делами.
- Ну... не согласен я с тобой, но деваться некуда, - ответил рус, - У нас есть еще почти два часа до того времени как начнем действовать, что делать будем?
- Я спать, - сказала я.
Вольнов в удивлении на меня посмотрел, но на меня откатом после пережитого навалилась усталость, и последние четверть часа я боролась со сном.
- Я, пожалуй, позанимаюсь еще, - сказал Тянь, направляясь к креслу.
- Ну раз у вас такие железные нервы, то и я пойду попрактикую , - сказал Вольнов, - выпусти меня.
Тянь его выпустил, а я тем временем одетая скрутилась на кровати. Через несколько минут я уснула.
Просыпаться не хотелось страшно, сквозь сон я услышала голоса.
- Она что заболела? - знакомый голос... Ах ну да, Вольнов, Тянь и я, Хейса.
- Нет, не заболела, - ответила я и принюхалась, в комнате пахло вкусной едой.
- Ну точно, мышь, - обрадовался Вольнов, - Давай, чуть поешь, только не наедайся.
- Сама знаю, - буркнула я и отправилась в ванную смыть остатки сна.
Мы все легко перекусили крохотными мясными и фруктовыми пирожками.
- Ну, пусть наши боги нам помогут, - сказала я, когда мы выходили, - Вы хоть кодами браслетов обменялись? - спросила я мужчин.
- Да, - ответил Тянь.
- Спать меньше надо, - незло проворчал рус.
Тянь пошел к парковке пузырей, а мы к станции монорельса. К 'Singsong' мы добрались без проблем, до вечера бар был пуст и работал в режиме самообслуживания. Рус купил чашку кофе и после этого мы прикрепили его карточку ко дну одного из барных стульев. Если мы вернемся сюда вместе, то заберем ее без проблем, да и один рус как-нибудь изловчится и сможет незаметно ее отодрать. После бара мы отправились через парк к жилью Догерти, естественно, не по дорожкам. Я шла за русом невольно залюбовавшись его гибкой и стремительной походкой. То, что мы шли по подлеску, ему совсем не мешало. В нем была грация кота, не тигра - слишком мало в Вольнове было от хищника - а крупного кота, того же каракала к примеру. Мы чуть промахнулись и вышли немного в стороне от того места где собирались, зайдя обратно в парк, мы подошли к нужному дому-цветку. Рус вызвонил Тяня.
- Что скажешь?
- Мне нужно время минут десять. Я позвоню.
Переглянувшись, мы устроились под деревом ждать.
- Страшно? - спросил Вольнов. - Поймают, в лучшем случае просто вышлют, а то могут и 'багажом передать '.
- Да думаю, до 'багажа' дело не дойдет, мы ж никого не убиваем, - ответила я, - А так... не страшно попасться. Страшно ничего не найти и не расколоть его.
Вольнов кивнул соглашаясь. Наконец Тянь перезвонил.
- Да, есть. Носится по полю. Только у него волосы уже салатовые и глаза зеленые, пришлось постоять, прислушаться к игре. Но это точно он.
- Хорошо. Звони, когда он будет на подходе.
- Да.
Мы вышли из парка и пошли к цветку, пришлось его немного обойти, карточка отмычка уже была наготове. Мы шли расслабленно, держась за руки подойдя к двери, сделали вид что позвонили. Вольнов даже что-то сказал и поулыбался неактивному визору пока я возилась с карточкой. Наконец дверь открылась и мы, чуть задержавшись на пороге, вошли.
- Фух, - выдохнул рус, когда дверь закрылась, - я до последнего боялся что карточка не сработает или включится сигнализация.
- Считай, что она включилась, - мрачно сказала я, он тут же напрягся.
Я набрала Даниэля.
- Я использовала карточку, что хочешь делай, но если здесь покажется патруль, все пропало.
- Понял.
- Янус? - спросил рус. Я лишь молча кивнула.
Мы взялись за работу. Через час весь дом был уже осмотрен, найден тайник с элкисами, четыре ампулы с 'контролем' - уже богатый улов, пара 'кувалд' и одна 'веритас'. В пенале были пустые гнезда, симметрия расстановки ампул подсказывала, что потрачено два 'контроля' - интересно... Увы, элкисы стали нашей единственной добычей, личной информации мы не обнаружили. Вернее, мы нашли два лотка с инфокрисами, но это все равно, что наткнуться на кимберлитовую трубку, да, наверняка нужная нам информация в этих лотках есть, как есть алмазы в трубках, но чтобы ее добыть нужно время. Вольнов покопался в персокоме и нашел какие-то интересные остатки, но на сами файлы выйти не смог.
- М-да, то что у него есть, он хранит на крисе, - невесело резюмировал рус, - никаких резервных копий. Мы уставились на лотки, пытаясь просто угадать, какой крис используют чаще других.
- Бесполезно, - зло сказал рус, - можем вставить, пойдет какая-то инфа для отвода глаз, а где-то сидит маленький текстовой или табличный документ, или моно-видео и пойди найди его, особенно если он закрыт под пароль.
Да, это обычная и ненапряжная практика прятать что-то важное в 'шуме', в чем-то ненужном, например в каком-нибудь фильме или обучалке - на определенной минуте фильм сменяется нужной записью, а после нее опять фильм. Да, если пересмотреть все от и до, то найдешь, но вот где взять время?
Я отобрала интуитивно подозрительные кристаллы, Вольнов тоже взял несколько 'Они на меня смотрят' - усмехнувшись, сказал он. И мы сложили их мне в рюкзачок до лучших времен.
- Что делать-то, Хейса? - спросил Вольнов, не ожидая ответа. Да, а инфы для допроса - ни байта. Я пересмотрела все альбомы, но там была лишь жизнь Догерти в университете и единственное что я вынесла из просмотра, это то, что у него нарциссизм в легкой форме и что он часто меняет цвет волос и глаз.
- А симулятор у него есть? - вдруг стукнуло мне в голову. Рус сощурившись посмотрел на меня, вспоминая, а потом бесшумным диким котом взлетел по лестнице, я рванула за ним.
Симулятор был, под кроватью.
- Как подросток какой-то, - буркнул рус.
- А у тебя его нет? - съехидничала я.
- Нет, - отрезал рус, - И проблем с кем провести ночь тоже нет.
- Противно... - сам себе сказал он. Меня это достало, противно ему видите ли, чему их там в школе учили? Как быть разведчиком и не испачкаться?
- Я сама посмотрю, отдай! - сказала я, - Ты, кстати, в продуктовом шкафу смотрел?
Вольнов мгновение подумал и передал мне щиток-очки.
- Смотри, потом продуктовый гляну.
Я одела и включила выбор партнеров - странная палитра... Виктимные худенькие девушки-эльфы соседствовали с грудасто-попастыми когтистыми красотками и 'мохнатиками' милыми секси-кошечками, краем уха я слышала, что на них сейчас мода. Все персонажи были унитарными, ни одного 'живого'. Я перебрала почти всех и... Вот! Вот оно! Мужское лицо в возрасте, но не старое и... очень похожее на Вика Догерти.
- Вольнов! Мне кажется или похож?
Рус глянул,
- Да похож... Похож как отец, я б сказал, - его, похоже, сейчас стошнит. Вот что я скажу - из рук вон плохо их готовят в школе, разведчик не имеет права на моральные принципы и сексуальные предпочтения, по крайней мере его не должно так явно тошнить.
- У вас там что? Пансион благородных кадетов что ли?
- Ты о чем, Хейса? - рус действительно удивился.
- Ты такой чистенький, что аж завидно!
- Зато ты что-то не смущаешься совсем! - вскипел рус.
- А чего смущаться? Симулятор на меня сам не набросится! Это не два голых мужика в запертом доме!
Вольнов взял себя в руки.
- Я собирался работать на кабинетной должности, ясно? И учили меня как для кабинетной должности, это тоже ясно?
- Да, - я жалела, что позволила себе лишнее, - Давай я гляну продуктовый, а потом спокойно пересмотрю все.
- Ладно.
И мы вместе порылись в последнем оплоте тайников. Меня особо заинтересовал фруктовый джем, но в банке был лишь джем.
- Пусто.
- Да, - подтвердил рус, - Иди, времени в обрез. Тянь должен был бы уже позвонить.
Я опять поднялась наверх и одела щиток-очки совмещенные с наушниками и запустила сеанс. Это была удача, поражаюсь беспечности Догерти - ни байта личной информации и вдруг такое на симуляторе. Хотя с другой стороны, он мог себя так поставить, что никому и в голову не пришло, что у него есть симулятор.
Так вот, это была просто видео нарезка, Вольнова зря тошнило, этот мужчина, без сомнения отец, интересовался как дела, высказывал сдержанную похвалу, шутил, предлагал напитки... Поначалу я подумала, что это реальные записи с гаджета типа нашей 'души', но потом меня осенило, что Догерти это все сваял сам в симуляторе, ведь нет более простого и доступного интерфейса, для самостоятельного создания видео. Вводится определенный минимум информации - видеоизображение, образцы мимики, звук голоса - и фантом готов, а управлять им легче легкого - все равно что кривляться перед зеркалом, но при этом видеть отражение не свое, а фантома. Ну а потом создание заживет собственной жизнью, выдавая типичные реакции на слова-маячки.
Я почти минуту осмысливала тот факт, что Вик Догерти общается с собственноручно созданным призраком-манекеном. Да... 'У всех в шкафу скелеты' - не зря это любимая поговорка моего брата, действительно - у всех.
- Хейса! Он будет минуты через три, Тянь демонстративно шел за ним до пузыря, не думаю, что он свернет куда-то. Ты готова? Помогло это?
- Еще как! Представь, это просто нарезка разговора.
- То есть?
- То есть Догерти беседует с этим... вот только имени нет, да надеюсь, он сам назовет.
- Угу. Пошли. Я выстрелю 'кувалдой' как только закроется входная дверь, у тебя наготове антидот и вторая 'кувалда' если я промахнусь. Не дергаешься. Не высовываешься. Стреляешь при полной уверенности попадания.
- Ясно.
Мы заняли свои позиции, было еще полностью светло и комнаты хорошо просматривались. Место я себе выбрала возле лестницы, от входной двери меня было абсолютно не видно, но и я могла видеть, что происходит в комнате, лишь слегка высунувшись. Вольнов спрятался в кухне и тоже мог ориентироваться лишь на слух, но зато стоило ему чуть высунуться и вся гостиная как на ладони. Мы замерли, окаменев, превратившись в слух. Прошло минуты две...дверь щелкнула запорами и зашипела, открываясь, воцарилась полная тишина. Долго, слишком долго перепуганный Догерти осматривает гостиную, мы очень постарались не наследить, но вдруг... Осторожный шаг, еле слышно обувь соприкоснулась с полом, еще шаг... замер... И зашипела закрываясь дверь, защелкнула замки. Еще почти секунда томительной тишины и... 'Пфи!' - выстрел-плевок 'кувалдой'... Мгновение... легкий стон и шорох осевшего тела.
- Выходи, - голос Вольнова. Фух. Полдела сделано.
Я показалась из-под лестницы.
- Мышь... - хмыкнул Вольнов на мое осторожное появление.
Наша жертва лежал на полу закрыв глаза, признаков идиосинкразии не было, 'кувалда' подействовала, так как должна. Лицо Догерти было совершенно ангельским и беззащитным, как у ребенка.
- Ну что? Потащили на второй этаж? - спросила я.
- Потащили...- буркнул рус, - Сам донесу.
Вольнов ловко забросил безвольное тело себе на плечо, а я побежала вперед, открывать дверь в спальню.
- Фух...- Вик Догерти сброшен на кровать. - Тяжелый гад. - Рус вытер пот с покрасневшего лица.
- Нападающий в три-боле хлюпиком не будет, - ответила я. Евсом можно было залюбоваться: сильное, выносливое тело, каждый мускул в тонусе, ведь три-бол требует как физической силы, так и виртуозного владения своим телом.
- Странно, что ты не играешь в три-бол, - сказала я, стараясь оттянуть момент начала допроса.
- Ненавижу командные игры, - ответил Вольнов.
Я хмыкнула.
- Мастер 'Лабиринта'?
- Естественно. А ты?
Я кивнула:
- Тоже.
- Не сомневался в этом... Тянешь время? - ехидно спросил рус.
- Да, - призналась я, - Наверное, оставь меня ненадолго, я позову, когда начну его будить.
- Ну ладно, - нехотя согласился рус, и вышел.
Я закрыла глаза, собираясь с мыслямию Надо быть предельно собранной и сфокусированной на Догерти, надо 'видеть' его. Минут через пять я уже была готова - проверила симулятор и выбрала режим моделирования фраз. Теперь я буду говорить за фантом, жаль, мимика не управляема, но, надеюсь, грубых несоответствий не будет. У нас получаются почти идеальные условия для допроса под 'веритас'.
Позвала Вольнова, он установил камеру и встал за головой евса, готовый остановить его, если тот вдруг поведет себя слишком резво. Ввела антидот, отменяя действие 'кувалды', нужно уловить момент, когда антидот отработает свое и кровь уже достаточно очистится, но евс еще не придет окончательно в себя. Я всматривалась в его лицо в движение глаз под веками, держа наготове 'веритас'. Прерывистый вздох.... Всё, пора. Жало ампулы отыскало кровоток и элкис пошел в кровь. Несколько секунд Догерти все еще приходил в себя - 'веритас' действует не мгновенно. Он открыл глаза.
- Ну и набрался ты, приятель, - сказала я на инглише с калифорнийским акцентом.
- Это точно, - простонал он, - раз связался с такой замухрышкой.
- Скотина, - ласково сказала я, - сейчас очухаешься, я тебе покажу кто из нас замухрышка.
Он улыбнулся и закрыл глаза, 'веритас' начал действовать.
- Ну-ну... - промычал он.
Так, сейчас будет 'переключатель' - фаза короткого сна.
Я надела на него щиток-очки, и прошептала в самое ухо
- Я вернулся с тренировки и решил поговорить с ним...
И переключилась на фантом.
- Привет, Вик, как дела?
- Привет, па...
- Как прошла тренировка?
- Роббером выбил Дахеста, напрочь, регенераторе лежит. А так - как обычно.
- Будут проблемы?
- Нет. Это же спорт. Сам виноват, что не закрылся.
- Я горжусь тобой, мой мальчик.
Вик грустно хмыкает...
- Ты никогда не произнесешь этого в реальности, - и потянулся выключить симулятор.
Мое сердце забилось где-то в горле - все пропало? Я потянулась к Догерти и встряхнула его голову раз, второй...
- Глупый мальчишка! Никогда не понимал по-хорошему. - Зло и пренебрежительно произнесла я.
Переключение удалось, парень испугался.
- Извините, сэр, подобного не повторится, - пролепетал он, как-то съежившись.
С ума сойти, то 'па', то 'сэр'.
- Рассказывай! - приказала я, и взяв за грудки приподняла, посадив на кровати.
Он сделал глубокий вдох, собираясь с мыслями.
- Как вы знаете, три акции проведено успешно... - и замолчал.
- Знаю. Что с четвертой? - язвительно спросила я.
Вик вообще скукожился.
- Я устроил засаду на толсина...
- Я?
Он вздрогнул, но продолжил рассказывать.
- Толсин специально напрашивался на бой, он гулял один в месте где 'стерли' третью... Возможность идеальная, загвоздка была в том, что он очень сильный противник даже для меня. И я подключил к операции руса Власенко.
- Вот как? Открыто или под контролем?
- Под контролем, конечно, - пролепетал Вик.
Я молчала. Парень продолжил.
- У толсина против нас двоих не было шансов, но вмешались третьи лица. Какая-то девчонка... Она отвлекла на себя Власенко, преимущество было потеряно, бой затянулся, а потом на выручку девчонке пришли трое мужчин, и я решил, что лучше уйти. Мы оба были в масках и без карточек конечно.
- Итак, толсин жив, девчонка жива и не идентифицирована, плюс всем известно, что убийц двое и они в кольчужных комбинезонах... - констатировала я.
Догерти уже полностью погрузился в навязанную реальность, щиток-очки вполне можно снять, любое лицо сейчас будет им увидено как лицо отца или кто там ему этот фантом. Пока я говорила, его трясло от страха, но я не могла догадаться, чего именно он боится, а это жизненно важно для нашей игры.
- Я все исправлю, - прошептал он опустив голову, не замечая, как комкает простыню.
Я сняла очки - угадала момент, его глаза почти закрыты.
- Да? Ничтожество, если ты не смог удержать ситуацию, то как же ты ее исправишь?
Догерти вдруг успокоился, это было спокойствие смертника 'двум смертям не бывать, а одной не миновать'. Плохо. Плохо я не понимаю его реакций, слишком мало информации о нем.
- Этот толсин Йинао Тянь вычислил меня, - спокойно и тихо сказал Вик, - он захочет со мной разобраться, но у него есть только клинки. Я применю парализатор, убью и выброшу тело в океан. Его исчезновение может вызвать резонанс подобно убийству.
- Я не ослышался? Толсин вычислил тебя?
- Вы не ослышались, сэр, - сказав это, он готов был понести наказание. Но я то не готова его наказывать, я то не знаю, что сделал бы с ним этот 'сэр' за такую ошибку!
Я сделала шумный вдох и выдох, якобы унимая бешенство.
- Напомни мне положение вещей, пожалуйста, - прошипела я.
Вик потупился и совсем сник.
- Ну же!
- Я отродье наркоманки, рожденный наркоманом,- горько и с затаенной злостью произнес он, - вы спасли меня, дали мне возможность жить, ведь я ваш сын, хоть вам и стыдно это признавать. Я всю свою жизнь стараюсь доказать вам, что вы тогда не зря потратились на мое лечение, что я достоин...
- Достоин!? Я доверил тебе такое дело! А ты!? До тебя даже не доходит, что если вычислил какой-то толсин, вычислят и другие.
Я отчаянно искала способ узнать, зачем им эти смерти и не находила.
Догерти осмысливал ситуацию и просчитывал решение.
- Вариант с Власенко отработан полностью, его можно запустить в любой момент. Я убью толсина, инсценирую свою смерть и сдам Власенко. Придется выбрать версию - сумасшедшего психопата-одиночки.
- Вас видели двоих, - устало сказала я, мол, что с дурака взять.
- Это лишь слова девчонки, да и мало ли какие враги могли быть у этого Тяня.
- Ладно. Все равно ничего лучшего из ЭТОЙ ситуации не выжать. Иди и постарайся хоть это не просрать, - презрительно бросила я. Он развернулся, чтобы уходить и я бросила ему в спину.
- И не надейся, что я хоть что-то забуду из сегодняшнего разговора.
Вик вздрогнул, но не обернулся. Он успел сделать пару шагов, когда я его догнала и вырубила точечным ударом. Подоспевший Вольнов не дал ему свалиться на пол, и оттащил его к кровати.
Допрос длился считанные минуты, но субъективно для меня прошли часы. Мы не произнеся ни слова, вышли из спальни и плотно закрыли дверь.
- Можно попытаться его разговорить от имени Власенко, - предложила я.
- Не вижу смысла, - ответил рус, - он взял его под контроль, этим все сказано.
- Мы не нашли оружие и комбинезоны - напомнила я.
- Найдем, а толку? - раздраженно ответил он
- Ты недоволен? - наконец напрямик спросила я.
Он на секунду задумался, а потом отрицательно покачал головой.
- Извини. Ты все сделала четко и хорошо. Хоть мы и не узнали причину по которой начали убивать хинов, но... Я понимаю что ты сделала все возможное. Просто...
- Просто теперь не получается его ненавидеть, - закончила я его мысль.
Вольнов удивленно глянул на меня.
- Нет! Просто он пешка, а до настоящего виновника не дотянуться. Мне не дотянуться. А ты, Хейса, я смотрю вообще склонна жалеть подонков, - язвительно добавил он. Я промолчала - этот глупый рус не бит жизнью и очень многого еще не понимает. Да, мне жаль Вика Догерти, жаль вдвойне, потому что я понимала, ЧТО мне придется сделать.
Я набрала Шур.
- Крис, это он. И он подчинил своего русского друга.
Двухсекундное молчание.
- Пусть он прилетит этой ночью на Остров Влюбленных и заберите все, что нашли.
- Хорошо.
Ничего не сказав Вольнову я вернулась в спальню. Есть ли способ установить, кто этот фантом, можно ли заставить Догерти озвучить фамилию? Можно попытаться, 'веритас' будет действовать еще минимум полчаса.
Я завязала ему глаза и массажем вернула в чувство, когда он достаточно пришел в себя, прошептала на ухо
- Официальный прием, много гостей, стоишь в тени у стенки, отец выступает с речью, что сказал распорядитель, когда объявлял его?
- Наш кандидат Роджер Вудхауз...
Оп-па я угадала. Думала навязать что-то вымышленное и попала на воспоминания.
- Кандидат от партии...
- Нет, кандидат в президенты компании.
Упс...
- Логотип компании висит...
- Как раз над ним 'Манна корпорейшн', наляписто и старомодно, давно пора поменять...
Опять отправляю его в обморок. Хоть я и рискую, но надо вытянуть из него фразу контроля над Власенко. Я задумалась, формируя следующий 'посыл', в дверь неслышно зашел рус, я сделала ему знак молчать он кивнул и пристроился в уголке.
Опять привела в чувство, опять интимный шепот в ухо
- Толсин назначил встречу девчонке на Острове Влюбленных. Идеальная возможность 'стереть' их обоих. Нужен Власенко. Звони ему.
И я дала ему в руки свой неактивный браслет.
- Яз, откисаешь после тренировки? Давай, выбирайся на вечернюю пробежку. Посмотрим мы на звезды и луну, а после весело пойдем ко дну, - нараспев, якобы дурачась произнес Вик. Есть! Это она, - Прихвати одежку и стекляшки. Встретимся как обычно на стоянке 'У гоблина'.
Ну что за!...
- Лишний раз вас увидят вместе. Пусть сразу летит на остров, - прошептала я.
- Хотя, знаешь, давай лучше встретимся на Острове Влюбленных. Только не строй надежд на романтическое свидание. Всё. Жду там через час двадцать. Бай.
Пора сворачиваться.
- Устал. Усни на четверть часа. Отдохни. Как проснешься, не отвлекайся сразу лети на остров. Там надо все осмотреть и подготовить засаду. Спи.
Догерти за два вздоха погрузился в глубокий сон. Я обыскала его, нашла музплеер и портоком, забрала себе, всё надо будет пересмотреть.
Прощаясь, всмотрелась в него. Надо сказать, салатовые волосы ему очень шли, подчеркивая его смуглость и правильные черты лица, которые опять приобрели слегка детское и невинное выражение. Пешка. Хотя нет, пешка это Власенко. Догерти - офицер. Фигура повесомее, но не игрок. Даже отец его не игрок, а так... ладья. Ничего. До всех доберемся.
- Прощай красавчик, - мысленно сказала я, и ласково убрала волосы с его лица, - Скоро у тебя уже не будет никаких проблем и ты будешь свободен от всего, несчастный красивый мальчишка.
Я стремительно вышла из спальни и направилась к лоткам с инфокрисами. Я успела их все затолкать себе в рюкзак, когда показался рус.
Увидев пустые лотки, он быстро понял что к чему.
- Вот значит как... - тихо сказал он.
- А ты чего ожидал? - личина Хейсы Феймей слетела с меня и я прятала глаза чтоб не выдать этого. Если он опять начнет 'разводить общечеловеческую мораль', я не выдержу.
- Ладно. Все собрала? - спросил он.
Фух. Я о нем слишком плохо думала.
- Камера у тебя? - вместо ответа спросила я.
Он отдал ее, я проверила запись и затолкала камеру в рюкзак. Прошлась вынимая инфокрисы из визоров, мало ли, все пригодится. Вернулась в спальню и вынула крис из симулятора. Вот теперь все.
- Пошли.
Мы, выглянув в окна и не увидев никого, быстро вышли и обнявшись пошли прочь от 'цветка'. Свернули с тропинки в парк и вызвали Тяня.
- Хейса, да вспомни ты наконец, что это он убил твою подругу, - зло сказал Вольнов, - Или ты наврала все, и та девчонка тебе никто?
Вот значит о чем, он думает.
- Вольнов, я сделала то, что должна. Всё. Файл закрыт. Открыт новый. Ясно?
- Угу.
Мы шли по парку к бару 'Singsong', там на стоянке нас ждет Тянь. Карточку Вольнова мы забрали без проблем и наконец летели в пузыре к Тяню.
- Как все прошло? - спросил толсин.
- Отлично.
- Лучше не бывает, - ответили мы с русом одновременно.
- Угу, по вам, однако, так не скажешь, - заметил хин.
Я не стала ничего доказывать и принялась еще раз обдумывать ситуацию.
- Хейса, да что же ты за человек... - вот неймется же Вольнову.
- Отстань! Я думаю совсем о другом! Перестань приписывать мне свои мысли!
Рус был ошарашен отпором, а я наконец сообразила, что мне совсем ни к чему возвращаться в домик Тяня, который, кстати, так и не пригодился. Мне нужно поскорее убираться с островов, пока университетчики не очухались. То, что они так и не помешали мне, наверняка заслуга Кристы и Аррена подсунувших им какую-то отвлекалочку, но искушать Судьбу незачем, обидно будет срезаться в самом конце. Я набрала Даниэля.
- Заберите меня. Срочно, - и я дала координаты остановки монорельса в участке Тяня.
Хин покосился на меня.
- Высадите, где скажу, - ответила я на немой вопрос.
- Высажу, - сказал он. - Это все? Я тебя больше не увижу? - тихо спросил он.
- Я потом приду попрощаться... Если получится, - добавила я.
- Не лети к остановке напрямую, - попросила я. Хин все понял. Вольнов что-то подозрительно притих после моей отповеди, что-то обдумывает.
Так и знала! Чутье не подвело. Рядом с остановкой стоял флаер, а на подлете припрятались пузыри университетчиков.
Набрала Даниэля.
- Хозяева пасут.
- Спускайтесь. Я тебя вывезу. Иначе возьмут вас, а я не подоспею.
- Падай к флаеру. Всё. Не прощаюсь пока.
Тянь уронил пузырь прямо перед дверью кабины и я выскочив из него тут же запрыгнула в флаер. Пузырь пошел понизу, по пешеходной тропинке, а мы взмыли вверх, тут же показались патрульные с угрожающе налитыми лучевыми 'гасилками'. Даниэль нехорошо усмехнулся и наш флаер завис.
- Не пускают, - сказал он кому-то по браслету.
Мы проболтались в воздухе минут десять. Потом пузыри патруля все как один улетели.
- Внимательность к мелочам, - довольно сказал братец.
- Они что браслеты прослушивают? - спросила я.
- Нет, на меня жучок поцепили.
Мы летели в поместье Синоби, а я еще раз пыталась разобраться в ситуации, которая так неожиданно и стремительно развязалась. В принципе то, что мы сразу вышли на убийцу - не удивительно. 'Если кто-то ходит как утка, крякает как утка, то он и есть утка' - так и Догерти был самым вероятным кандидатом в убийцы, и он им оказался. Удивительно, что университетчики не вышли на него раньше нас, ведь с первого убийства прошло больше двадцати дней. Значит не искали первую неделю, пока не произошло второе убийство, вообще наверное не шевелились. Но потом-то должны были забегать, понять, что убийцы без карточек, и искать иные способы расследования кроме как в тупую пересматривать видео материал. Почему-то не сделали этого. Почему? Или и вправду среди университетчиков есть предатель, прикрывавший Догерти? Но тот не дал ни малейшего намека на то, что его прикрывают 'местные'. Голова пухнет.
А чего собственно я себя извожу этими проблемами? Задача выполнена. Я молодец. Вот когда будет больше информации по этому делу, тогда и буду гадать, почему я за четыре неполных дня смогла найти убийцу, а целый синдикат семей не смог за четыре пятидневки. Хотя это конечно я загнула, насчет того, что убийцу нашла я, точнее - я и мощный синдикат Шур-Синоби-Соболев-Грюндер, который обрабатывал и анализировал ту информацию, что я им подбрасывала и ту, что они сами изъяли у университетчиков.
- Устала? - ласково спросил Даниэль.
- Устала. Как приду в себя, я тебе покажу кладку крысодлака, братец, - ответила я.
- Что случилось? - он перепугался, и не за себя, а за меня. Мой мстительный запал мгновенно утих.
- Криста решила поиграться на задании. Поиграться в сексуальное насилие.
Даниэль бросил штурвал на автопилот и в ужасе ловил каждое слово.
- Короче, рус стащил ее с меня, но она успела поставить мне синяк на шее. Толсина клинило на мне, я ведь говорила.
- Ара-Лин... - на Даниэля больно было смотреть.
- Все обошлось, - зло бросила я, чтоб сразу успокоить его, - Тянь увидел синяк и взбесился, я 'ушла под лед', он испугался такой реакции, а может, подумал, что ударил меня слишком сильно, в общем - остановился. Когда я пришла в себя, мы объяснились и потом общались вполне мирно.
Даниэль не веря качал головой.
- Как она могла, она же знала, что Тянь неадекватен, и подобное может спровоцировать его.
- Ей плевать, Даниэль! Она думает, что это все игры в песочнице. Что раз всё происходит на территории Синто, то никакой угрозы никому нет. А угроза была! Она привыкла, что Шур круче всех - остальные лишь в игры играют. Вот и сама играла.
Братец взял меня за руку, заглядывая в глаза. Ну вот, сорвала злость на нем, сделала ему больно, хоть он-то ни в чем не виноват.
- Прости... - прошептала я и привычно поцеловала в уголок рта. - Всё. Не вспоминаем об этом. И с Шур ты ни о чем не говоришь.
- Как скажешь, - нехотя согласился он.
План как отомстить двоюродной тетушке я сложила еще когда она безуспешно пыталась добиться от меня реакции на свои ласки. И хотя эта месть слишком мягка, учитывая последствия, но ничего, начнем с малого.
Мы прилетели в поместье Синоби, я сдала всё собранное у Догерти, и записала два отчета, слегка отличающихся друг от друга. В полночь я завалилась спать в гостевом домике, поставив Даниэля на страже своего сна. Я знала, что только крепкий, а самое главное длительный сон поможет мне восстановиться после пережитого и не даст вновь вылезти всяким голосам.
Проснулась я уже после полудня. Повалявшись в постели, я пришла к выводу что жизнь, в общем-то, хороша, а меня ждут интересные и приятные дела, вроде филигранной мести моим любимым родственничкам.
Даниэль ждал меня с полдником, заменяющим завтрак
- Как ты? - с тревогой спросил он.
- Отлично, - промурлыкала я. Услышав знакомые интонации, мой сводный братец враз успокоился и заулыбался.
- Ну вот и хорошо. Кушай.
Даниэль, как и я, любит смотреть, как едят приготовленное им. Пока я полдничала, то боролась с искушением послать всё во врата и завалиться с Даниэлем в постель на остаток дня. Голос разума победил, и я, взяв крисы с отчетом, пошла в администрацию семьи. СинК и два его помощника были заняты по уши, через минуту ожидания личный секретарь лорда смог уделить мне время.
- Извините, леди некст Викен, лорд Синоби занят и освободится не раньше чем через час.
- Да я, собственно, хотела официально сдать отчеты.
Секретарь кивнул помощнику
- СинРо...
- Леди, - тут же отозвался младший. Я протянула ему инфокрисы. Будет ли секретарь просматривать то, что принимает? Да, он собирался, но его отвлек вызов на мини-визор. Крисы скопировались в архив и им присвоился код. Дело сделано. Мне вернули мои инфокрисы и я не прощаясь ушла.
Вернулась в гостевой домик к Даниэлю.
- Новости уже есть? - спокойно поинтересовалась я.
Братец молча вывел на большой визор список видео-статей.
'Нелепая смерть подающего надежды спортсмена!' 'Евс, калифорниец Вик Догерти, спортсмен и ловелас, погиб во цвете лет от укуса марипозы. Когда студенты будут носить медбраслеты? Догерти не надел браслет, даже отправляясь ночью на остров, не признанный окончательно терраформированым'. 'Студенты не носят медбраслеты, и не одевают их, даже вылетая на полудикие территории'. 'Еще одна нелепая смерть за последние три года!'.
- Я обещала вернуться, чтоб попрощаться, - сказала я.
- Ара-Лин...Ну что за... - договаривать слово 'глупости' братец не посмел. А я чувствовала, что должна попрощаться с Тянем, с этим неадекватным толсином.
- Совет собирается на шесть вечера, - выбросил последний козырь Даниэль.
- Если сейчас вылечу - успею, - ответила я. - Ты со мной?
- Конечно!
Мы наняли скоростной таксо и через час уже были на островах. Набрала Тяня на браслет, он оказался дома. Сели прямо на небольшую полянку перед домом.
- Не волнуйся за меня, если что - позвоню, - сказала я Даниэлю.
Он скривился, но промолчал. Конечно же, братец будет волноваться и дергаться, так что сильно задерживаться нельзя.
Тянь открыл как только я подошла к двери. Мы не сказали друг другу ни слова. Я вообще не знала, что буду говорить и что делать, просто пошла на поводу у своих предчувствий и инстинктов. Йинь поначалу боялся ко мне прикоснуться, но взяв мои руки в свои уже не мог остановиться покрывая их поцелуями. Я села к нему на колени, прижавшись к шее, целуя ключицы. Почему-то Судьба выводит на меня глубоко несчастных отчаявшихся парней, сначала Даниэль, теперь Тянь, которому я ничем не могу помочь, разве что дать каплю тепла. Йинь сидел, обняв меня, прижав к себе как самое драгоценное существо в его жизни, и невозможно было поверить в то, что это он вчера бешенным зверем бросал мня через полкомнаты. Время пролетело, я попыталась мягко высвободиться из объятий. Он поцеловал меня, я почти не ответила на поцелуй.
- Будь счастлива за себя и за меня, Хейса. Богов нет, мне некого просить, о помощи тебе.
- Не забывай кто ты, Йинь. Не забывай, что бы ни было, - попросила я.
Его лицо исказила боль.
- Я очень старался забыть, но теперь не смогу. Не смогу быть...
- Ты найдешь выход. Я верю.
Я нежно и мимолетно поцеловала его и пошла к незапертой двери. Не оглядываясь.
Я заскочила в флаер и мы полетели обратно, к нормальной, привычной жизни. Я сделала всё, что смогла. Всё, что смогла.

Мы пролетели полдороги, когда до меня дошло, что Даниэль очень спокоен и ни о чем не спрашивает. Понять причину такого спокойствия не составило труда.
- Гаденыш, не смей такого делать больше! Не смей без спроса! Понял?
- Да хоть подонком назови, Ара-Лин. Я виноват, но я не буду обещать, что подобного не повторится. Ты слишком дорога мне.
Я вдохнула и выдохнула, стараясь успокоиться.
- Даниэль, если ты еще раз, без моего ведома поцепишь на меня жучок, наши отношения могут... безвозвратно испортиться. Я не буду обещать, что прощу тебя, - едко вернула ему его же фразу.
- Я тебя понял, Ара-Лин, и не буду рисковать без жизненной необходимости.
Какое-то время мы летели молча, дуясь друг на друга.
- Если бы ты спросил, я бы разрешила, - все же сочла нужным сказать я.
- Извини. - Ну наконец-то он это произнес, - Я подумал, что раз ты сама это не предложила, значит будешь категорически против.
- Я просто забыла об этой возможности.
Даниэль не оставляя штурвала потянулся ко мне рукой, я подалась навстречу мы взялись за руки и подержались, всё, мир достигнут. Вот так мы и миримся: без лишних слов, на ощупь.
- Ара-Лин, ты же не собираешься открыто идти против Кристы? - осторожно спросил он.
- А за кого ты волнуешься? - я решила его подразнить.
Он искоса на меня посмотрел, но на провокацию не поддался и молча ждал ответа.
- Успокойся. Конечно же, открыто я против нее не пойду. Я вообще против нее не пойду.
- М-да? В этом случае, остается только посочувствовать ей.
- А ну, объяснись, братец...
- Да ладно, сестричка, уж ты то знаешь, что месть это не всегда поступки направленные 'против', достаточно не делать поступки 'за'. Правда? Ведь ты не мстила мне специально. Ты просто не считалась с моими интересами, как я тогда не посчитался с твоими. Только и всего. Ты очень умна и дальновидна... Если у тебя есть время остыть.
- Гладь меня, гладь, чеши за ушком... - не очень весело отозвалась я.
Мы успели вернуться за полчаса до начала совета. Я очень удивилась, увидев Эзру возле входа в админздание.
- Что случилось? - обеспокоено спросила я.
Он непонимающе на меня посмотрел, но тут подоспел Даниэль...
- Ах, леди, вы так непохожи на себя, - с осуждением сказал эконом. - Да еще в этих обносках... Я привез вам ваш армкамзол.
'Как вы могли подумать, отправиться на Совет в этом тряпье' - эта мысль звучала за его словами.
- Спасибо, Эзра. Вы очень внимательны и предупредительны. У меня действительно не было времени подумать о приличиях.
- Это не удивительно, леди. Жаль, что ваш младший брат не нашел времени побеспокоиться о вас.
Мы шли к флаеру, братец покаянно плелся в хвосте. Даниэль с Эзрой в общем-то ладили, но старый эконом не упускал случая напомнить, кто в семье младший сын и каковы его права и обязанности. Благо, Даниэль не принимал это близко к сердцу и не обижался на старика.
Я одела армкамзол и выставила его на густо-синий, деловой цвет. Эзра с чувством выполненного долга улетел домой.
- Да уж, братец, учитывая как он не любит выбираться из поместья, тебе еще не раз припомнят отсутствие заботы обо мне, - ехидно сказала я.
- Угу. Старый ревнивец, - нерадостно отозвался братец.
- К Гифти? - со смехом спросила я.
- И к ней тоже.
Даниэль как обычно остался дожидаться меня в скверике, а я вошла в здание. Возле входа в зал меня поджидал СинК...Ой... Железные все же у него нервы, а лицо и голосовые связки, наверное модифицированы - он обратился, как всегда вежливо и бесстрастно.
- Леди некст Викен, лорд Синоби желает переговорить с вами с глазу на глаз. Это не займет много времени. Прошу.
И он провел меня в комнаты, такие же как у Соболева, крохотная приемная и небольшой кабинет. Заведя меня к своему Первому без доклада СинК вышел и плотно закрыл дверь.
Аррен сидел злой и 'замороженный', я села напротив него и не спешила начинать разговор.
- Ты понимаешь, что этим ты подставила не ее, а меня? - наконец спросил он.
- Лорд Синоби, я дала вам небезынтересную информацию на леди Шур, и ваше дело как вы ею распорядитесь.
- Я никогда не пущу ее в ход, - прошипел он. - Мы в одной капсуле! Я думал, что ты тоже.
- Я тоже думала! - не сдержавшись я ударила ладонью по столу. - Ты спрашиваешь, почему я подставила тебя, а не ее? А скажи мне Аррен, когда ты просматривал отрывок о Шур, что подумал? А... Криста развлекается, блудливая кошка... Была хоть капля возмущения ее непрофессионализмом, а? Ну хоть чуть? А что было со мной, если бы этот модифицированный не остановился? Если бы он оторвался по полной, как хотел? - шипела я, наседая на него. - Меня бы эвакуировали, чтобы положить в регенератор? Или я истекая кровью ползала, заканчивая операцию? Ответь!
Новые врата открылись где-то, Аррен Синоби отвел взгляд.
Я подождала хоть какого-то ответа, не дождалась и вышла. Увидев в приемной СинКа, я остановилась и буркнула.
- Не держите на меня зла, пожалуйста.
- Не держу, - без эмоций ответил он. Я поймала его взгляд и мы секунду смотрели в глаза друг другу, - Не держу, - уже мягко повторил он.
Я кивнула,
- Спасибо.
Я сделала два варианта отчета об операции - в одном указала поведение Шур и инцидент с Тянем, в другом полностью опустила. Отчет был сделан с пометкой 'Совету Безопасности' и по идее Синоби не должны были копировать и регистрировать его у себя. Подобная регистрация не была каким-то нарушением, но и обязательной тоже не была, я могла бы просто привезти инфокрис на Совет. И вот, регистрируется два отчета с минимальным различием, в одном леди Шур проявляет себя как непрофессионал и вообще слегка неадекватная особа, а во втором этого эпизода нет. Если не приведи Судьба, начнут серьезно рыть под Шур, да и Синоби, то такое положение вещей расценят однозначно - Синоби сами отредактировали первый вариант, прикрыв Шур. Не самое грубое нарушение, но в копилку пойдет. Секретари же имели полное право злиться на меня: я воспользовалась их занятостью и отношением ко мне как к своей, и их руками провернула всю эту маленькую месть. Им, конечно же, досталось, и отчасти справедливо - они должны были проверить, что принимают, и именно поэтому я не просила у СинКа прощения, а лишь попросила не держать на меня зла.
Моя месть - мелкий, досадный инцидент, который никак не повлияет на отношения семей, но он хоть немного изменит отношения между Кристой и Арреном. Пристыженный лорд Синоби прочистит Кристе мозги так, как этого никогда бы не смогла сделать я. Да и Шур после разборки с Синоби станет с большим уважением относиться ко мне, по крайней мере, я на это надеюсь.
Когда я зашла, в зале уже были Грюндер, Ларин, Фрокс, некст Лодзь, Фаерфокс и Артисан.
- Здравствуйте, лорды. Извините, у меня не было времени вернуть лицо.
- Ну что вы, леди некст Викен, не стоит извиняться, - ласково отозвался лорд Грюндер.
Артисан присмотрелся и с видом ценителя изрек.
- А вам такие губы идут, леди некст Викен, я б даже сказал - больше подходят.
- О, лорд Артисан, когда вы успели узнать меня настолько, чтобы делать такие выводы? - это прозвучало игриво, но с заметной ноткой недовольства - не лезьте не в свое дело.
Артисан в долгу не остался.
- Хм... Вы правы, пожалуй, судить может лишь ваш дядя, лорд Синоби, ведь он знает вас с детства.
'И ваш любовник' - не прозвучало, но повисло в воздухе.
У Ронана есть хорошая архаичная поговорка 'Нашла коса на камень'.
- Ах, лорд Артисан, вы ж не думаете, что Первый рода будет интересоваться чужим ребенком, взятым на воспитание. Если бы я хотела как-то модифицировать лицо, то узнала мнение отца, и во вторую очередь братьев.
Ну просто обожаю эти наши синтские двусмысленные пикировки. Артисан попробовавший 'меня на зуб' и понявший - твердовато, с улыбкой отступил и вернулся к беседе с Фаерфоксом. Пока мы с Артисаном пикировались, в зал зашли Хитроу и Соболев, а через пару минут, космо-тройка Бялко, Ташин, Китлинг. Причем Китлинг и Ташин были злыми и уставшими, чувствовалось, что они лучше бы подремали этот час. Но эти двое являлись на совет каждый раз, чтобы присоединить свои голоса к голосам Ларина, Соболева, Синоби и Шур. Которые не только отстояли их в Совете Семей и, не допустили переформирования 'хозяев крепостей без крепостей', но и протолкнули закон 'О мобилизации и чрезвычайной финансовой политике', благодаря которому весь Синто сейчас работал на создание крепостей. Университетская пятерка, зайдя, уже не демонстрировала командный дух, Осе и Сенсато настроены были агрессивно и готовы биться до последнего, Лауте погружен в себя, лорды Арженте и Рау отмежевались и держались вместе.
- Итак, лорды и леди, начнем, - наш глава был как всегда собран и деловит.
- Леди некст Викен, прошу, сделайте краткий доклад о выполнении контракта, - продолжил он, сбрасывая мой отчет на планшеты присутствующим.
- В результате следственных действий, проведенных мной, а также благодаря информации, полученной от аналитического центра данной операции, были выявлены два русских 'криля', мелких шпионов, работающих с открытой информацией: Радж Фатхи и Назар Вольнов и установлен главный подозреваемый - евс Вик Догерти. После проведения допроса под 'веритас' было получено признание в убийстве и выявлен 'слепой' соучастник рус Ниязбек Власенко, а также получена информация на хозяев Вика Догерти.
Помолчав, я добавила.
- Также мной была дана Догерти установка: вылететь ночью на Остров Влюбленных. Где его и нашли умершим от укуса марипозы.
Пока я говорила, университетчики быстро, но внимательно просматривали мой отчет. Фаерфокс, Артисан и Хитроу решили просто позадавать вопросы, а остальные и так всё знали.
- Я вижу, что вы подключили руса для проведения допроса, а как вы объяснили наличие у вас 'веритас'? И как теперь с ним быть? Он же был свидетелем и соучастником противоправных действий, - спросил Фаерфокс.
- Лорд Фаерфокс, я внедрилась под видом нелегала с Кхана, и начнем с того, что на момент допроса Вольнов был уверен, что я кхан. Позже, сопоставив факты и обдумав, он может начать сомневаться, но четкой уверенности в том, что я синто, у него не будет никогда. Наличие 'веритас' было объяснено тем, что мне, нелегалу, помогает выживать контрабандист-синто, и этот контрабандист заинтересован в нахождении убийцы, дабы выгодно обменяться этой информацией с официальными властями.
- Но все равно, этот Вольнов знает, что смерть Догерти организовали мы? - уточнил Хитроу.
- Да. Но поскольку он 'криль', это может его не шокирует. А поскольку Догерти подставил его, и по сути загубил карьеру, то каких либо действий направленных против нас ждать, я думаю, не приходится. Тем более что фактов нет - одни умозаключения. Хотя, конечно же, своему руководству он доложит обо всем и присовокупит, что у нас контрабанда срослась с безопасниками островов.
- М-да, - кисло заметил Рау, - а вот этой правды ему было бы лучше не знать.
- Лорд Рау, это распространенная практика, госструктуры прикармливают бандитов и наоборот, этим никого не удивишь, - ответила я.
Не секрет, что университетчики держали под контролем поток контрабанды. Студенты не смотря на все запреты и меры провозили и запрещенные вирты, и алкоголь, и химпрепараты, и имплантаты - гораздо легче поставить своего скупщика, чем каждый раз разбираться действительно ли ввозимая вирта обучалка или это замаскированная 'брейнблоу' способная травмировать психически и отчасти физически.
- Как Догерти смог подбросить напульсник? - Артисан все же бегло ознакомился с отчетом.
Начинается самое интересное.
- У меня ответа нет. Я не рискнула узнавать это у Догерти во время допроса. Может быть, у аналитиков этой операции найдется ответ, - ответила я.
- Найдется, - подхватил лорд Соболев. - Как вы понимаете, лорды, сам факт того, что напульсник подбросили, а наши коллеги не сочли нужным указать это в отчете, требовал тщательного расследования. Ведь в дом могут войти только хозяева по своим карточкам, и безопасники островов.
- Мы подали в Совет краткий отчет. В развернутом данный факт был указан, - тут же огрызнулся Сенсато.
- Не буду спорить, лорд Сенсато, лишь замечу, что не считаю информацию о напульснике второстепенной.
- Поддерживаю, - отозвались Фаерфокс и Хитроу. Артисан и Фрокс молча кивнули.
- Итак, мы начали искать, каким именно образом убийца мог подбросить напульсник. Немного странным выглядело то, как нюхач привел к напульснику, он шел очень быстро и уверенно - концентрации вещества хватало для такого темпа, можно было ожидать как минимум окровавленные обувь и костюм, но нашелся только напульсник и то выпачканный в крови, а не пропитанный ею. Лорд Фаерфокс, подтвердит, что все это выглядит как явная подстава. Преступник после убийства прогулялся к соте русов, сел в пузырь возле их двери, запись, кстати, мы нашли, а его сообщник, получив выпачканный напульсник, пронес в его в дом. А вот этого эпизода ни на одной камере зафиксировано не было.
- Лорд Лауте, вы ответственны за систему слежения, как наземную, так и орбитальную, вы можете что-то нам сказать? - обратился Соболев, - А также объяснить тот факт, что за все эти пятидневки так и не нашлось видео, фиксирующее хоть что-то связанное с убийствами.
Лауте, до этого момента потеряно смотревший в планшет, вздохнул, собрался с силами и твердо произнес.
- Да, я могу дать объяснения. И по поводу того, как убийцы вошли в соту, и почему не было видео.
Оппа! Кажется, мы не Осе сегодня свалим, а молодого, неопытного Лауте.
- Вы знаете, что техобслуживание наземных камер и сканеров осуществляет семья второго ранга Топфер, вассальная Лауте. Топфер-Диркс пять месяцев назад потерял свою карточку доступа и скрыл это, сделав себе новую.
- Стоп! - Фаерфокс лопался от возмущения, - Что значит потерял? Если потерял, то почему скрыл?
- Злостное нарушение инструкций, - ответил Лауте, - завалился в кусты с иностранкой.
- Какой иностранкой? - не отставал глава шерифов.
- Об этом позже, - вмешался Соболев и кивнул Лауте, чтоб тот продолжал, лорд пожал плечами.
- Собственно, всё, так у студентов появилась универсальная отмычка. Было несколько краж, вора вычислили по видео-записям - он, как и убийцы, оставлял свою персональную карточку в людном месте, а после кражи забирал. Чувствуя, что его вычислили, вор успел продать отмычку, сделка была анонимной и кому уплыла карточка, мы так и не узнали. А найти Догерти и его подельника по видео-записям мы не смогли потому, что они знали расположение камер и просто завешивали их. Если бы они их отключали или пытались ослепить или еще что-то с ними делали, то срабатывала бы защита, включалась бы тревога, а так - просто заслон.
- Кто-то из ваших сдал план расположения? - спросил Артисан.
- Нет, - оживился Лауте, - Это исключено. После инцидента с Топфер-Дирксом мы перетрусили все семьи, все прошли тщательную проверку.
- Но ведь сканеры и камеры висят на своих местах не год и не два. План мог уйти к иностранцам раньше, чем карточка, - заметил Фрокс.
- А орбитальная система ничем не смогла помочь? - спросил Хитроу.
- Ничем, - ответил Лауте, - отсутствие персональных карточек фактически ослепило ее, мы предприняли попытки просмотреть видео, и нашли момент второго убийства. Но выглядел он как 'луч света от фонарика хина передвигался, дернулся и завалился наземь' - полезной информации ноль, только точное время убийства.
Тут опять вступил в игру Соболев.
- По поводу плана камер и сканеров, может лорд Сенсато нам что-то скажет.
Сенсато насторожено посмотрел на Соболева.
- Мне нечего вам сказать.
- Тогда может вы объясните нам, почему из вашей семьи и семьи Осе ушли Аоки? Причину их ухода от Лауте мы уже знаем.
Лорд Лауте еле заметно вздрогнул, какой же он еще зеленый, или же у него нервы расшатаны совсем, и он с трудом себя контролирует.
- Это никоим образом не касается трех убийств хинов! - повышая тон с каждым словом, ответил Сенсато.
- Касается, - спокойно, почти ласково произнес Соболев, - Догерти сам или наняв кого-то смог подключиться к техсети, и карта которая у него была - это карта инфо-трафика.
- Я не понимаю, причем тут моя семья! Если евс подключился к техсети, значит Лауте и их вассалы зря едят свой хлеб! - Сенсато принялся топить коллегу, но не думаю, что это его спасет. Соболев более чем когда либо напоминал огромного дикого лигра, знающего, что ни одна жертва от него не скроется.
- При том, лорд Сенсато, что на всех островах не нашлось специалиста, способного определить банальную врезку в техсеть.
- Я еще раз повторяю, это вина Лауте! И их низкопробных спецов!
- Так почему же вы отказались от высококлассных? - ударил Соболев.
- Да, нам тоже интересно по какой причине наше самое уязвимое место на Синто оказалось без должного надзора. И почему мои Фроксы еще год назад без объяснений покинули семьи Осе и Сенсато?
- Вот их и спросите! - огрызнулся Осе.
- Я! их спросил, - с угрозой в голосе произнес Соболев. - А также спросил Аоки, ушедших от вас.
- Я думаю, вы услышали много интересного, - ядовито сказал Осе, - от людей из-за собственного непрофессионализма лишившихся выгодной работы.
Фрокс явственно скрипнул зубами, Артисан, друг Аоки, с каменным лицом испепелял взглядом Осе. Вот это уже намного веселее, Фрокс и Артисан теперь поддержат любое решение против Осе и Сенсато. Но раз Осе позволил себе такие выпады, значит уверен что его ухватить не за что, наверняка они все свалили на Лауте.
- Давайте вернемся к убийствам хинов, - прозвучал спокойный голос Ларина, - Итак, мы имеем должностное преступление вассалов Лауте в результате которого у убийц оказалась карточка-отмычка. И халатность наших островных коллег, не обнаруживших врезку в техсеть, что дало убийцам план камер и сканеров, - подытожил председатель.
- Лорды, - продолжил Ларин глядя на Осе и Сенсато, - я не могу понять одного, почему вы за двадцать дней не сделали того, что некст Викен за четыре? Почему видя что Лауте, Рау и Арженте не справляются, вы не бросили все силы на решение ЭТОЙ проблемы. Чем была занята ваша агентура?
Ответил Осе, спокойно и размерено.
- Лорд Ларин, вся наша агентура была занята именно этой проблемой. Я могу объяснить столь быстрый успех некст Викен тем, что она подключилась после третьего убийства и, следовательно, имела больше исходных данных. Мы же опираясь на факты по первым двум, и на агентурные данные, искали убийц среди русов.
Фрокс демонстративно фыркнул.
- Да, лорд Фрокс, - тут же ядовито осведомился Осе.
- Лорд Осе, если вы не знали, то сообщаю, что ЕвС сейчас пытается на всех фронтах и позициях столкнуть лбами хинов и русов, в надежде, что это несколько отвлечет хинов от Шарман и позволит вернуть планету.
- Я знаю внешнюю политическую ситуацию, лорд Фрокс, но у меня имелись совершенно четкие агентурные данные, и игнорировать их из-за каких-то умозаключений я не мог.
- Уж не от студентки ли Дилайлы Фингус? - скучающе спросил Соболев.
- Не имеет значения!
- Ответьте! - это был приказ.
- По какому праву вы, лорд Соболев, вмешиваетесь в наши сугубо профессиональные дела? - голосом Осе можно было замораживать.
- По праву профессиональной деятельности моей семьи, лорд Осе, - почти ласково ответил Соболев. - Вы не справляетесь со своими обязанностями. Дилайла Фингус, укравшая карточку у Топфер-Диркса, работала на Догерти. Это он разработал многоходовку с вором, это он подсунул вам двойного агента, пичкавшего вас дезой, а вы даже ни разу не допросили ее как следует под 'веритас'. Вам даже в голову не пришло, что эта модифицированная тупица на самом деле умна, хитра и прекрасная актриса. Но это всё полбеды, каждый может допустить ошибку. Но вы намерено избавились от независимых специалистов Фроксов и Аоки. Вы в угоду своим личным мотивам ослабили семьи и подставили их под удар. А теперь мы все хотим услышать ваш ответ, почему Фроксы-Осе, Фроксы-Сенсато, Аоки-Осе и Аоки-Сенсато сменили свои вторые фамилии.
- Нет единой причины, - спокойно ответил Осе, - в каждом случае что-то свое, конкретное.
- Нет, - припечатал Соболев. - Общая причина есть: независимые специалисты доложили бы в свои семьи или мне о ваших, так сказать личных инициативах.
- Лорд Соболев, - Осе был собран и чуть ехиден, - мы все прекрасно знаем, что обязанность вашей семьи 'выбраковывать паршивых овец', но и вы сами должны помнить, что для любого обвинения у вас должны быть совершенно четкие и неопровержимые основания. Вы ведь помните причины, из-за которых так рано приняли руководство семьей?
- Конечно помню, лорд Осе, - эта фраза прозвучала как обещание уничтожить оппонента, помолчав, Соболев продолжил, - Несколько месяцев назад ко мне обратилась некст Викен, кто-то установил за ней слежку и собрал личную информацию, с помощью которой пытался навредить ей. В результате расследования было установлено, что слежка проводилась со спутников Лауте.
Сенсато всем своим видом выразил 'Ну надо же, какая паршивая овца среди нас'.
- Да, этот инцидент можно полностью сбросить на Лауте, - обратился к Сенсато Соболев. - Разве что у молодого лорда найдется запись, где его просят оказать услугу.
- Не найдется, - тоном приговоренного отозвался Лауте, - не было ни малейшей возможности записать. Только мое слово против слова лорда Осе, попросившего следить за некст Викен.
- Ложь! Не думайте, Лауте, что это вам поможет!
- Сколько времени велась слежка за некст Викен? - начал допрос Соболев.
- Почти два месяца.
- За кем еще следили?
- Некст Лодзь - два месяца, некст Грюндер - три пятидневки, леди Шур - почти три месяца, некст Ларин - три пятидневки, Тоцци и Эдера - месяц. И много по мелочи, по ситуации.
Повисла потрясенная тишина. Я озвучила вопрос, который вертелся у всех на уме.
- Спутники вообще работали по назначению?
Лауте отрицательно покачал головой.
- После того как мы выжили Аоки пять месяцев назад, спутники лишь двадцать процентов от загрузки работали на острова - лишь бы хватало для отчетности. Некст Викен была первой и Аоки, правда уже после завершения слежки, наткнулся на следы, на изменение траекторий, - помолчав, Лауте добавил, - После первого убийства мы вернулись в нормальный режим работы.
- Лорд Лауте, вы понимаете, что все это значит? - мягко спросил Ларин.
Лауте совершенно потеряно на него посмотрел.
- Лишение имени... - тихо произнес он. Лишение имени так называлось расформирование семьи, такого не бывало десятилетиями и вот сначала Хоресы теперь Лауте.
- Я понимаю, что натворил. Единственное что хочу сказать - всю полученную информацию я передавал лорду Осе.
- Ложь! - Осе был бесподобен в своем презрении.
- Что ж, ложь или нет, но все согласятся, что мы должны удостовериться, - резюмировал Соболев, - Мои спецы сейчас у вас дома, лорд Осе. Не дергайтесь, санкции получены. Дайте доступ в инфо-хранители и заглушенную машину.
Осе прикрыл глаза, он казался совершенно спокойным.
- Нет. Вы не имеете права.
- Что ж, лорды, - Ларин был все также спокоен и деловит, - Кто за вынесение вотума недоверия семьям Осе и Сенсато? Вы, Лауте, не голосуете.
Это называется: не захотели по-хорошему, будет по-плохому. Если бы Осе был невиновен, то дал бы доступ к личной информации и снял с себя подозрения. Теперь же при вынесении вотума недоверия их ждет комплексная проверка и переформирование семьи. Именно вотума боялись Синоби и Шур, когда делали предложение мне и Даниэлю - при проверке им бы не удалось скрыть, что в их рядах так долго был предатель сдававший своих.
Мы все без сомнения положили руки на сканеры. Арженте и Рау ни на кого не глядя тоже, они понимали, что если сейчас не проголосуют, то Ларин просто поставит вопрос о недоверии не только Осе и Сенсато, но и Рау с Арженте.
- Кто за то, чтобы отложить официальное заявление о 'Лишении имени' Лауте до окончания проверки семей Осе и Сенсато?
Опять все за.
- В завершении нашего заседания я хотел бы поблагодарить некст Викен за безупречное выполнение контракта, - завершил лорд Ларин, - Встречаемся через десять дней, лорд Соболев сделает предварительный отчет.
Если обычно после совета все разбиваются на группки, кто-то остается и беседует, то в этот раз все молча покинули зал один за другим.
Ну что ж Осе, конечно, матерый интриган и очень умен, но думаю с системой ему не справиться. Ведь Соболев получил карт-бланш: доступ к любой информации, допросы всех членов семей, даже допросы под 'веритас'. Скрыть что-либо при таком массированном налете практически невозможно. Плюс обозленные Аоки вывернут всё наизнанку и найдут если не сам компромат, то его следы уж точно, а этого будет достаточно.
М-да... Грустно. Кризис за кризисом. Не внешняя угроза так внутренняя. Все понимают, что надо любой ценой удержать Лауте от лишения имени, иначе положение всех безопасников в Совете Семей очень пошатнется - будут смотреть как на вырожденцев грызущихся между собой, ведь не прошло и двух лет как Хоресов расформировали и заменили Ташинами.
Даниэль нервничал и хотел знать, что произошло, но увидев меня, решил отложить вопросы. Я созвонилась с семьей Этани и извинившись, что так поздно, напросилась на восстановление лица. Секретарь отреагировала спокойно, сказав, что если я готова платить за работу специалиста в неурочное время, то пожалуйста.
Через час я уже лежала на кушетке, и мне на лицо пристраивали маску-вытяжку, а уставший Даниэль умащивался в кресле, дабы подремать.
Утром я встала с ощущением, что меня долго били по лицу, причем и выглядела я согласно ощущениям. Ускоренные рассасывания моделирующих инъекций всегда болезненны и нормальным лицо становится спустя сутки, а то и двое.
К еле сдерживаемой радости Даниэля мы наконец-то полетели к себе в поместье. Мой братец соскучился по мне настолько, что проявил удивительную для себя настойчивость и напористость, я только диву давалась. Голод выгнал нас из постели во второй половине дня, Даниэль попытался что-то приготовить, но я, похватав первое попавшееся съестное, отвлекла его от этого дурацкого занятия ради куда более приятного процесса. В самый интересный момент показалась Гифти, ошарашено встав на пороге кухни, она принялась изучать нас и то, что мы делали. Пришлось метнуть в нее подвернувшейся под руку чашкой, зрители нам не нужны.
Вечером, уже полностью насытившись друг другом, мы сидели на веранде, наблюдая закат.
- Странно, что Синоби никак не дал о себе знать, - с довольной улыбкой произнес Даниэль. Аррен действительно повадился прилетать в выходные или выдергивать меня к себе, не давая нам с Даниэлем провести целый день вместе, мол, хватит ему и того, что будние дни все его.
- Думаю, что еще пару дней в запасе у нас есть, - ответила я и рассказала о мести.
Даниэль выслушал, все обдумал...
- А Криста не обозлится, что ты на нее Синоби натравила.
- Не должна. Не настолько же она невменяемая... должна понимать, что не права. И перестань называть ее Кристой! - и я больно укусила его за плечо.
- Не перестану, - ответил он, потирая место укуса.
- Ну тогда можешь спать здесь, можешь даже Гифти взять чтобы грела тебя.
Утро началось с того, что меня вызванивал Крутецкий.
- Доброе утро, - раздался его жизнерадостный голос.
- Доброе, - 'чтоб ты сдох'
- Леди некст Викен, а вы нам очень нужны, - игриво продолжил он.
- Если ваш Васенька опять кого-то сожрал, я его пристрелю, - у меня перед глазами встала наглая, как будто смеющаяся морда сервала.
- Нет, Васенька ведет себя хорошо и ест только купленных кроликов.
Я застонала в голос, маленьких кроликов покупают деткам, которым еще рано иметь кошку.
- Надеюсь, ни один ребенок-синто это не видит, - с угрозой сказала я.
- Здесь нет детей-синто, но тропезский посол начинает кричать каждый раз, как видит Васеньку с тушкой в зубах.
- Вы из-за этого звоните, тропезец кричит и будит вас в такую рань?
- Вы что, леди некст Викен, солнце уже два часа как встало.
- Это у вас два часа... - пробурчала я.
- Приезжайте, я вас жду, вот весь день буду сидеть и ждать. А вы знаете, как я не люблю сидеть. И ждать.
- Угу. Буду через три часа. Походите пока немного... по комнате.
Что ему надо-то?... А лицо-то восстановилось???!!!!
Подбежав к зеркалу я увидела себя... ну... терпимо... Как будто три ночи не спала... Эх поиздевается рус по этому поводу, сто процентов.
Наскоро перекусив и по-сестрински чмокнув сонного Даниэля, я полетела в посольский центр. В русском посольстве меня встретил Васенька с понурой тушкой кролика в зубах, причем сервал явно не знал, куда бы спрятать этот излишек.
Высказав Крутецкому за дурацкий перегиб с шутками я узнала, что кролика перед моим приходом скормил Лепехин - этот все никак не успокоится и, не имея возможности навредить, пакостит по мелкому. На этом шутки кончились, Крутецкий при молчаливой, но злобной поддержке Лепехина без обиняков потребовал, чтобы мы выдали формулу подчинения, которую применили к Вольнову. Все мои актерские потуги, все возмущение несправедливыми обвинениями пропали даром.
- Фраза и условия, леди некст Викен, мы вас больше не задерживаем.
Вот скоты! Поднять с утра пораньше, чтобы .... и выставить за дверь. Ненавижу. Все наши шуточки и пикировки лишь видимость. Крутецкий, а особенно Лепехин мстили, как могли, за то что не могут вернуться к прежней работе, а могли они многое. Мы сейчас очень зависели от РФ и русы были чуть ли не единственным посольством, с которым считались безоговорочно. Я потратила полдня сначала согласовывая, а потом добывая нужную инфу. Наконец я появилась у ворот с выстраданным инфокрисом, проклиная Вольнова, который додумался до такого простого и эффективного хода, как обращение с жалобой в посольство. Если покажется Васенька, то получит пинок под тощий зад и пусть Крутецкий потом делает со мной что хочет. Но кошки все чуют - сервал мне на глаза не попался и все остались живы.
Крутецкий принял крис без эмоций и по деловому. Может быть я когда-нибудь смогу порадоваться за русого руса, текучего мастера нео-йоги, получившего возможность все же сделать карьеру кабинетного разведчика.
Разобравшись с общественными обязанностями, то есть работой, я принялась за обязанности некста. Вызвонила секретариат семьи Аоки и, представившись, попросила связаться со мной куратора Аоки-Дерри младшего. Не прошло и получаса, как пришел вызов на визор. Моим собеседником оказался крепко сложенный мужчина до тридцати, сероглазый, с абсолютно мужским лицом без намека на смазливость. Я с некоторой ревностью присмотрелась к его коротко стриженым волосам - такой же, как у меня редкий, серо-русый оттенок.
Мы несколько секунд изучающе всматривались друг в друга.
'Гадство, с таким не поиграешь' - мелькнула у меня мысль.
- Некст Аоки, - наконец произнес он.
- Очень приятно, - ответила я.
Ну что же, я не ошиблась, синяя прядка у паршивца означала, что он выиграл какое-то семейное соревнование, то есть он лучший из лучших. А то, что его куриратор - некст, лишь подтверждает это. Но вот почему гордость и надежду семьи отправили лазить по деревьям? Боюсь, я знаю ответ.
- Что вы хотели от Ао-Дера?
Мда, а с соблюдением приличий у некст Аоки туго.
- Я и сейчас хочу, лорд некст Аоки. Хочу провести выходной в обществе вашего воспитанника.
Некст Аоки скорчил весьма язвительную рожу.
- И зачем вам, леди некст Викен, - обращение он выделил особо, - шестнадцатилетний мальчишка?
Пожалуй, с этим хамом надо говорить на его языке.
- Не прикидывайтесь шлангом, - тут он удивленно вскинул бровь, - лорд некст Аоки. Я знаю законы и знаю, чего хочу. Не вижу резона вам препятствовать моим планам.
Аоки с секунду соображал, взвешивая ситуацию.
- Гейши? - спросил он.
- Нет, зачем они шестнадцатилетнему?
Некст буркнул себе под нос что-то вроде 'логично'.
- Никаких 'черных масок', - строго сказал он.
- Не сомневайтесь, - заверила я.
Аоки помолчал, подумал.
- Что же мне, действительно, не с руки препятствовать вам. Но я проявлю порядочность и честность, - тут он отвесил ехидный полупоклон, - и дам вам возможность отказаться от выбрасывания денег в океан.
- Лорд некст Аоки, если вы думаете, что я не знаю какая Аоки-Дерри заноза в заднице, то вы ошибаетесь.
Мои слова произвели на него впечатление.
- Хм... И все же, прилетайте и сами с ним договаривайтесь.
'А я на это посмотрю' - не прозвучало, но явственно читалось на его лице.
Следующим днем, после полудня я входила в поместье Аоки. Всегда интересно бывать в незнакомых семьях, у всех всё такое разное, даже в архитектуре. Синоби и Шур предпочитали одноэтажные запрятанные в зелени домики - без провожатого и не найдешь ничего. У Бялко опять же одноэтажные, но длинные многоквартирные дома, но зато ясно где жилье, а где админздания. У Грюндеров в основном были двухэтажные дома на двух хозяев, тоже в зелени. У Аоки же... по первому впечатлению - хаос. Ландшафт поместья включал и огромные поляны и старый парк, дома же были всех возможных видов, от больших и многоэтажных, наверное, админзданий до крохотных. Я была несколько шокирована, увидев деревянный домик в развилке старого дерева, но как оказалось, это было еще не самое необычное: возле небольшого пруда стоял замок, уменьшенный такой серый замок, один в один из заставки к 'Снам'. И шли мы к нему.
- Это жилое здание? - спросила я провожатого, мальчишку лет четырнадцати.
- Нет, - меланхолично ответил он, - это вирт-лаборатории.
Ага, значит не все так плохо... 'Неадекватные Аоки' - сказал Лауте, я думала, что он их оскорблял, нет - он констатировал факт.
К моему скрываемому восторгу, внутри замок оказался такой же как в 'Снах', за каждой дверью была какая-то фантасмагория, так необычно было видеть это в живую, без шлема. Мы прошли холл, с якобы факелами и мальчишка предложил мне подождать в 'комнате для гостей', ею оказалась 'Прозекторская'. Хм... эта комната есть только в 'Кровавых снах', интересно, они всех гостей так пугают, или только я удостоилась такой чести. Мне то что, я проходила и 'Кровавые сны' и 'Темные кошмары', но могу себе представить, какое впечатление производила 'комната для гостей' на тех же коммерсантов, знакомых лишь со светлой версией 'Снов'. Я подошла и присмотрелась к вскрытому 'трупу', даже потрогала его за ногу, потрясающая реалистичность - холодный и твердоватый. Только я убрала руку, как 'труп' сел и хватанул воздух перед собой, лицо его было оскалено судорогой, а мутные глаза медленно вращались, как бы ища добычу. Это было бы страшно, если бы не было смешно. Отстраненно циничная, иногда насмешливая, реакция на кровь и 'расчлененку' как раз и вырабатывалась неоднократным прохождением 'Кровавых снов', и семьи, использующие эту вирту в профподготовке можно пересчитать по пальцам. Не знала, что и Аоки входят в их число.
- Леди, - раздалось у меня за спиной. Паршивец был сдержан и деловит.
- Прелесть... - я кивнула в сторону трупа, - так реалистично.
- А... это... - Аоки-Дерри подошел и нажал 'трупу' на переносицу, тот прекратил движения глазами и вернулся в исходную позицию на стол. - Это Артисаны нам презентовали, давно еще, несколько поколений назад. Чем обязан, леди? - последний вопрос был задан отрепетированным тоном взрослого.
- Мне надоело почковаться, - ответила я.
Парень на секунду замер осмысливая услышанное, вспомнил, сопоставил и премило вспыхнул. Взгляд его шарил по полу, и мальчишка не находил слов. Насколько я могу судить, новые врата открылись где-то.
- Эээ... Леди... Уточните все же... чего вы хотите.
- Ну неужели непонятно, - я с удовольствием играла с ним, как кошка с кибермышью, - Ты же сам мне предложил: когда мне надоест почковаться, найти тебя.
Мальчишка уже очухался и смог выдать осмысленную отповедь.
- Я как-то не думал, что делаю предложение перворанговому нексту, да и выглядели вы моложе, - едко закончил он.
- И? - я с легкой насмешкой подняла бровь.
Да, этот не из тех, кто отступает.
- Завтра у меня выходной, и если мой куратор позволит, то я в вашем распоряжении, - он отвесил полупоклон, это было бы галантно, но он нервничал, а любые эмоции Аоки, похоже, скрывают за ехидством.
- Твой куратор совсем не против, я уже с ним всё решила. Жду тебя завтра в девять утра у ворот.
Я сделала шаг и чуть подалась вперед, заглядывая в глаза.
- До свидания...
Вернувшие было нормальный цвет щеки Аоки опять вспыхнули, а взгляд на мгновение расфокусировался. 'А я не растеряла умений' с этой веселой мыслью я покинула прозекторскую и пошла к выходу из замка.
Шестнадцать лет... Мальчишкам уже можно заниматься сексом, вернее, женщинам можно заниматься сексом с ними. Но вот кому они нужны, малолетние неумехи? Ну, девчонкам своих лет и чуть младше, первая любовь и все такое... Вот поэтому такой разбитной и прыткий на словцо Аоки-Дерри стушевался, когда понял с кем имеет дело. Но готова поспорить на пятикаратный брильянт, назавтра от его стеснения не останется и следа, возможно, он будет даже чересчур нагловатым.
Так и вышло, на следующее утро, он заскочив в флаер, без лишних слов потянулся ко мне и впился поцелуем. Я не сдержав смех, принялась отбиваться от него.
- Чего вы? - обиженно спросил он отстранившись.
- Как тебя зовут? - спросила я вытирая слезы от смеха.
- Спрай, - буркнул он, совсем надувшись.
- Так вот, милый Спрай, на твое счастье, ты меня совсем не интересуешь в плане секса, - сказала я поднимая флаер в небо.
- Ха! На мое счастье! - мальчишка готов был утопить меня в ехидстве.
- Цыц! - я цыкнула на него вполне командным тоном, это его отрезвило.
- Слушай и запоминай - пригодится, - продолжила я. - Ты сам прекрасно понимаешь, что пока вы, мужчины, не приобретете опыт реальный или хотя бы виртуальный, вы нам не нужны. Но, есть seducas , которым нравятся молодые и абсолютно неопытные, их предпочтения в сексе отличаются от предпочтений большинства, а следовательно опыт приобретенный с ними не полезен, а даже вреден. Ясно?
- Угу. И без вас всё знал.
Я отвесила ему подзатыльник, мальчишка в полном офигении уставился на меня, да, ударить его, даже легко - большая наглость с моей стороны.
- Не хами женщине. Никогда. И трижды подумай прежде чем хамить возможному Первому. Ясно?
- Угу. Это вы что ли возможный Первый?
- Тупой Аоки... - буркнула я под нос. - А почему бы мне не быть ВОЗМОЖНЫМ Первым, а?
Мальчишка засопел, поняв, что прокололся.
- Ваша семья - лишь три человека, вам Аоки ни к чему, - нашелся он.
- Я другого мнения на этот счет, - спокойно ответила я.
Пару минут мы летели молча.
- Ну, так что мы делать-то будем целый день? - пробурчал он, глядя в окно.
- Я думаю, мы покатаемся на волнах, недолго, а потом я тебя завезу в Дом Черных Браслетов.
Аоки-Дерри обдумал программу.
- А если я не хочу начинать свою сексуальную жизнь с пр... с 'черными браслетами'?
- Хм... Аоки воспитывают в своих независимость и неординарность, похоже, в твоем случае, в ущерб логике.
- Хватит меня оскорблять, леди, - в бешенстве прорычал мальчишка.
- А ты не заслуживай оскорбления, - в легком удивлении отозвалась я. 'Мол, сам виноват, а еще тут рычишь'.
- Ты несколько минут назад был готов переспать с seduca, а теперь заявляешь, что черные браслеты тебя не достойны. Где логика?
- А что между ними есть разница?
Я в удивлении посмотрела на него.
- Конечно есть. Браслеты будут исходить из твоих интересов, а seducas только из своих.
- Хм...
- Спрай... - мальчишка перевел взгляд на меня, - Я ведь не пытаюсь тебя купить. То, что я сейчас для тебя делаю, абсолютно ни к чему тебя не обязывает.
На симпатичной мордашке отразился скептицизм.
- Тогда зачем? - спросил он.
- Подрастешь, поймешь, что далеко не все дела и услуги проходят через семейную канцелярию. И тебе надо знать, как ведутся такие дела, это раз, а во-вторых, - я насмешливо заглянула ему в глаза и приблизилась, - Ты меня забавляешь.
От последних слов его опять вогнало в краску. Через секунду он разозлился на себя за это, потом успокоился и спросил
- Зачем вы играете со мной?
- Чтобы ты привык и научился защищаться.
Он в удивлении глянул на меня, а потом задумался.
- Скажите еще что-нибудь.
Я отрицательно покачала головой.
- Скажу. Потом.
Мы замечательно провели день на пляже, оба катались на досках и загорали. Причем этот паршивец с обаятельными ямочками на щеках и стройным, но сильным телом собрал богатый урожай из заинтересованных взглядов, но поскольку мы всё время держались вместе, к нему так никто и не подошел.
- А все не так уж безнадежно, - пробормотал он себе под нос, играя в гляделки с симпатичной девушкой его лет. Ох, и попьет же он крови девчонкам, как только осознает, что красив и привлекателен, а это произойдет очень скоро.
За часы, проведенные на пляже, я перепробовала на нем несколько приемов гейш. От атаки голосом он научился защищаться, включаясь в игру и стараясь копировать мои интонации, это было забавно.
Когда вечером мы летели в Дом, я рассказывала о порядке найма как Черных браслетов так и гейш, особо упомянула о ловушках в которые можно попасть. Приглашающий может лишь забронировать время и внести небольшую предоплату, поэтому прежде чем увести девушку в домик, всегда надо поинтересоваться оплачено ли ее время. Рассказала и о счетах в магазинах и о заказных подарках, в общем, ознакомила со всем спектром получения 'не семейных' благ и мерах предосторожности, которые надо при этом соблюдать. Мальчишка слушал внимательно и задавал вопросы по существу, оставив свое постоянное ехидство.
- А! Еще... В Доме будут 'черные маски', так вот, не связывайся с ними. Просто не связывайся, ни сейчас, ни потом.
- А кто это?
Я вздохнула.
- Развращаю ребенка по всем фронтам... 'Черные маски' это женщины, любящие секс, слишком любящие. Они скрывают лицо, потому что днем они специалисты в своих областях, такие же, как все, а вот ночью... 'Черные маски' это в принципе и есть seducas, хотя seducas это не только 'черные маски'. Ясно?
- Вполне.
Девчонок для Аоки я попросила тех, же что для Каса и Пола, чтобы он выбрал для себя одну из них. Оставив его болтать с четырьмя девушками, я вышла с хозяйкой уладить финансовые дела.
Спрай выбрал такую же как и он, острую на язык, очень темную негритянку с шикарной фигурой.
- Деньги на таксо есть? - успела спросить я.
Получив невразумительный кивок, я сочла возможным удалиться.
Следующим утром я набрала паршивца по браслету.
- Жив?
- Угу - тон сытого кота.
- Уже у себя?
- Нет, лечу.
- Ну ладно, куратору привет от меня передай.
- Хы...Передам. А ему стоит знать о том, что вы мне рассказали?
- Он же твой куратор, Спрай, я бы не рассказала тебе ничего такого, чего нельзя сообщать в семью. И на будущее запомни: если думаешь, что на тебя вешают то, что надо скрывать от семьи - пресекай сразу или предупреждай, что все выложишь своим. Ясно?
- Вполне.
- Умный Аоки, - с удивлением протянула я.
Он засмеялся, но промолчал. Надо же, как меняет людей удачный секс. Я думала прощаться, когда он вдруг сказал.
- А знаете, я пожалуй, больше с черными браслетами дела иметь не буду.
Я насторожилась.
- Почему?
- А зачем платить за то, что дадут и так...
Ох, ну кто бы сомневался...
- Угу, только смотри, не слишком увлекайся. Если кровь в нижней голове, значит ее мало в верхней.
- Да, мамочка.
- Паршивец!
- Леди некст Викен...
- Что?!
- Спасибо.
Чуть со злости не брякнула: 'Будешь должен'.
- На благо тебе. Увидимся.
- Увидимся.
Ну что же, цель достигнута, мои отношения с Аоки-Дерри вполне можно назвать дружескими. На других планетах люди вкладывают деньги в акции, недвижимость, у нас тоже, но еще и в отношения, в услуги друг другу, иногда напрямую обязывая этой услугой, а иногда, как я сейчас, лишь закладывая фундамент для чего-то большего.
В тот же день, разобравшись с небольшими дрязгами в Посольском центре, я забрала Даниэля после работы из Южного офиса Тоцци, и мы вдвоем вылетели в малышатник. Братец не протестовал, но был невесел и напряжен, я не спешила лезть с разговорами. Я тоже нервничала.
Когда мы вышли из флаера, Даниэль обнял меня и прошептал на ухо
- Все будет хорошо...
Только после его слов я поняла, насколько сильно взвинчена и насколько важно для меня то, что произойдет. Я благодарно прижалась к своей заклятой половинке, понимающей меня лучше, чем я сама.
Да уж..., планировалось, что этот визит будет психологической 'растяжкой' для Даниэля. Может и будет, но и для меня это 'растяжка' тоже.
Мой Дари и чья-то Ия оказались очень активными и веселыми, они с радостью поперетаскивали нам с Даниэлем свои игрушки, отдавая их или предлагая, но не отпуская, лукаво при этом улыбаясь. И я и Даниэль постарались расслабиться и превратиться в маленьких детей. Это было замечательно. Я боялась, что буду чувствовать себя виноватой или ревновать к Элен Торсон-Валес, но все было просто отлично. Мы все повеселились от души. От игры мы перешли к купанию, а потом Элен сама уложила полусонных малышей.
Когда они уснули, няня вышла к нам, невысокая и какая-то приятно округлая рыжая девушка с веснушками. Она лишь на пару лет старше меня, но Дари и Ия у нее уже вторые.
- Хорошо, что вы приехали, а то наши друзья уже подросли совсем и перешли жить в семью, - сказала она.
Мы разговаривали долго и обсудили массу тем. К моему скрытому удовольствию, Дари был слишком живеньким и неусидчивым для Синоби. Та же Ия могла сама сидеть и разбираться в игрушках, Дари же нужно было общество и движение. Скорее всего, на тестировании в трехлетнем возрасте он не наберет необходимых для Синоби показателей, зато он вполне годится для Бялко, что очень порадует Дарела или же для дипломатической деятельности, что в свою очередь порадует моего отца. Я обозначила Элен эти две стези, и она теперь будет присматриваться к его склонностям и направлять малыша.
Когда мы уходили, была уже ночь, высокие кедры не загораживали неба, и можно было любоваться ярким светом звезд.
- Почему... Почему нельзя всегда быть такими счастливыми и беззаботными? - сам себя спросил Даниэль. - Почему мы становимся такими...
'какими стали' - он не договорил.
- Даниэль, не всех Судьба ломает. Посмотри на Элен, на других воспитателей, посмотри на людей в парках, на пляжах.
- Да... Элен... Воспитатели... Но знаешь, в парке и на пляже мы с тобой тоже не выглядим такими, какие мы есть на самом деле.
- Да будет тебе. Не кисни в такой вечер.
Он обнял меня, и мы медленно пошли к флаеру, запрокинув головы, глядя на звезды.
Этот короткий разговор с Даниэлем занозой засел в сердце, заставляя меня вглядываться в людей, которых я встречала на улице. Счастливы ли они, довольны ли жизнью? К моей тихой радости я куда чаще получала ответ 'да' чем 'нет'.
Как-то в торговом центре мне навстречу попалась девчонка лет шестнадцати, с синей прядкой и мини-визором на глазу - Аоки. Гордая собой до невозможности. Не знаю, что меня зацепило, может то, что она была такая же худенькая как я, и среднего роста... Я не сводила с нее взгляда те три шага, что мы сделали навстречу друг другу, и обернулась вслед.
Судьба, как же я была горда собой в шестнадцать лет! И у меня были основания для этой гордости. Я была лучшей из лучших. Я поступила в Тропезское космолетное... Я встречала каждый новый день, как триумфатор...
Куда же делась эта гордость? Куда делась уверенность, что я могу справиться со всем? Уверенность, что все будет хорошо?
Жизнь забрала и развеяла эти детские иллюзии. По кусочку, а иногда огромными ломтями, отламывалась и таяла эта уверенность. Дарел со своей болезнью... Илис с поломанной жизнью... Тукин соглашающийся быть шпионом у пиратов... Даниэль... И хоть Судьба хранит меня и тех кто мне дорог, хоть все, ВСЕ выкарабкались, я точно знаю, что моя заслуга в этом невелика.






 

Создание сайта Aviva

Связь с администратором