2. Героев по-прежнему нет. - Страница 13

Серия Синто

Индекс материала
2. Героев по-прежнему нет.
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5
Страница 6
Страница 7
Страница 8
Страница 9
Страница 10
Страница 11
Страница 12
Страница 13
Все страницы

Даниэль.

Ара-Лин выглядит ужасно, отеки и сердечные и почечные, последствия выжигания психотропа. Знать бы кто это сделал, но она не признается, пока. Я тоже не в лучшей форме, сказались установка гипнозащиты и ломка реакции. Ломка реакции - пытка, с целью не выведать информацию, а выработать новый условный рефлекс, отказавшись от старого. Дзинь, сучка с торчащими патлами, хоть и знаю, что это для нее всего лишь работа, но делает она ее с удовольствием. Она проводила ломку, она же закрепляет результаты, отправившись с нами. Хорошо хоть ей хватает ума не работать при Аре-Лин, думаю, сестра бы не стерпела, услышав что эта... мне говорит. Оскорбления, насмешки, словесные удары ниже пояса, ехидные расспросы о жизни у пиратов, у Хозяина. Сознание быстро затерло те воспоминания, превратило их в тусклый фильм 'Это было давно и не правда'. Дзинь заставляла вспоминать, смаковала каждую подробность, садистка. Это при том, что у нее было право ударить меня и она им излишне часто пользовалась, тогда, когда ей казалось, что я 'закляк'. А я при всем желании не мог ответить ей тем же - человек работает, для меня старается. СУКА. Я смог избавиться от нее только с наступлением бортовой ночи, закрывшись в каюте с сестрой.
- Хочешь, я остановлю ее, потребую прекратить? - прошептала Ара-Лин, обняв меня.
Хочу! Хочу. Хочу...
- Нет, это отразят в закрытом эгофайле, зачем его портить еще больше - ответил я.
- Ты умеешь идти до конца, братец - с улыбкой произнесла она.
Посреди 'ночи' Ара-Лин встала, она отоспалась за 'день' и теперь сон уже не шел. Сделав два шага по крошечной каюте, вернулась опять на кровать, я притянул ее к себе, собираясь обнять, как раньше, но получил горячий голодный поцелуй. Я ждал и боялся этого, думал, что ждать буду еще долго, но... Мы целовались так, будто хотели съесть друг друга, мой страх оплошать, не справиться, таял от этих поцелуев. Наверное, я все же был не на высоте, все закончилось довольно быстро, но она успела. Успела еле слышно вскрикнуть, сладкая судорога прошла по ее телу, коготки царапнули мне плечи. После мы молчали, слова между нами давно стали лишними, я провалился в сладкий сон. А 'утром' все повторилось снова.
Когда мы вышли к завтраку, Дзинь выдала пошлость, мы пропустили ее мимо ушей, Виктор являл собой избирательно глухого. Дзинь, не получив никакой реакции на себя, выдала уж совсем непотребство, я удивился такой наглости, а Ара-Лин стукнула ее ложкой по лбу, вызвав у чернявой столбняк.
- Дай поесть спокойно - сказала она.
Похоже Дзинь впервые оказалась в такой ситуации - и не агрессия, ложка то пластиковая, и в то же время унижение.
После завтрака проведенного в спокойном молчании, Ара-Лин демонстративно забрала меня с собой в каюту.
Сбросив блузу, она упала на кровать, стаскивая ногами сапожки.
- Помоги мне - голосом от которого перестаешь думать, попросила она.
- Ара-Лин - сгорая от стыда, прошептал я - слишком рано, слишком часто.
- Даниэль, брось, для чего слишком рано? У тебя устали руки? Или язык? - промурлыкала она.
Я улыбнулся в предвкушении. Нет, не устали.
Через час с лишним Ара-Лин лежала у меня на груди, щекоча дыханием. К тому моменту мы уже выяснили что, в общем-то и не слишком рано, и не слишком часто. И вообще, все просто волшебно.
- Ара-Лин, почему вдруг? Ведь после тех ночей втроем с Грюндом, ты как бы забыла обо всем, все вернулось к тому, как было.
- Тебе ж надо было привыкнуть, освоится... потренироваться - и она хитро глянула на меня.
- Я думал ты дашь больше времени на 'осваивание'... Ты боишься? Боишься что если не сейчас, то уже никогда?
Она вздохнула.
- Нет, не боюсь. Вернее не сильно боюсь. Просто, зачем откладывать то, что можно сделать сегодня.
Хм... верно. Я сполз вниз и поцеловал ее, она вырвалась.
- Слишком рано, слишком часто - капризно сказала она, но глаза искрились хитринкой.
Вредная...Любимая... Единственная.
Опять и опять слышать стон-вскрик, ощущать волны дрожи, видеть опустевшие от наслаждения глаза, видеть как пустота в них сменяется благодарностью и любовью... Есть ли что-то лучшее в этом мире?
Под вечер, когда после короткого сна-забытья я начал целовать ее в любимое местечко между лопатками, она взмолилась.
- О нет, Даниэль, мультиоргазмы это замечательно, но все же на сегодня хватит.
- Ты уверена? - спросил я, не останавливаясь.
- Да. Почти...Ммм... Нет.
Перелет длился двое с половиной суток, за это время мы прошли девять врат, тяжелый был перелет, но не для нас.
Когда вошли в сектор Святорусской, столичной планеты РФ, наше короткое счастье кончилось. Ара-Лин как будто оделась в броню, опять передо мной была сдержанная молодая леди - старшая сестра, некст рода, мой руководитель. Все были хмурые, сказывалась череда врат. Дзинь вдруг превратилась в зализанную конторскую мышь, и теперь смотрелась как начинающий ученик посла или секретарь. Перемена была разительная - вместе с внешностью, казалось, сменился и характер, она не отпустила ни одной пошлости или подколки.
Мы высадились в яхт-порту на необжитом континенте, прошли таможню без особой строгости и авиарейсом отправились в столицу Светлую, в пригороде которой и было расположено наше посольство.
В посольстве после знакомства и прочих формальностей, Ара-Лин уединилась с главой дипмиссии. Через два часа было отправлено послание в Секретариат Полномочных Представителей Президента с просьбой об аудиенции у Представителя номер семнадцать, ждем ответа...

Полномочный Представитель ? 17.

Четыре дня назад синто обратились с просьбой о помощи согласно пакту, чтобы выиграть время, мы потребовали у них, чтобы Викены лично явились на переговоры. Просчитались, сегодня утром некст Викен и Викен-Ташин с сопровождающими прибыли на Святорусскую, а днем поступило прошение об аудиенции, за четыре дня они даже долететь не могли официальными путями, значит, нашли какую-то новую дорогу через пустышки. Что ж, именно сегодня состоится совещание у Президента по проблеме 'чужих' и синто, можно сказать, что наши гости как раз вовремя.
На совещании Президент как всегда молчал, мне опять пришлось дискутировать с Восьмым, как он с такими амбициями и агрессивностью вообще стал Представителем. Двадцатый и Восемнадцатый кратко но емко подбрасывали аргументы против моей точки зрения. Неожиданно вмешался Пятый и встал на мою сторону, приведя прогноз развития событий после захвата ЕвСом Синто. Президент попросил выкладку и просмотрел ее всю, запрашивая уточнения. А после остановил обсуждение и дал полномочия мне и Пятому вести дела с Синто на наше обоюдное усмотрение. Это что-то новенькое, поручать одно дело двум представителям. После, я коротко доложил о положении на Золотнике, два офицера под видом синто были внедрены в оазис, Викен, несмотря на отсутствие предупреждений, принял их и подыграл. Информация о разработках получена, информации о плане мести, то есть разглашении разработок, пока нет, ищут. Хины сворачивают свое пребывание в секторе Джунгли, будем их брать у врат. Дает ли это дополнительное время тем, кто на Золотнике? Вряд ли. Хинам ничто не мешает послать туда другую группу. Нет, я считаю усиление пограничного патрулирования в секторе Золотника плохой идеей, это только привлечет внимание, а десантные корабли хинов пограничники не остановят. Да, лучше держать в соседнем секторе два Атакующих и наши десантные силы. Да, сколько потребуется, столько и ждать. Я не верю, что Шепот не разработал план мести, его необходимо обнаружить.
На следующий день дали ответ синто, назначив аудиенцию на вечер.
- Ну что, Всеволод Николаевич - бодренько обратился Пятый - все логично, встретимся со знакомцами, я некст Викен знаю, вы - Ташина.
- Если бы вы, Александр Викторович, вынуждены были пытать некст Викен, вас бы эта встреча так не радовала - желчно ответил я. Не люблю я Пятого, за молодость, за удачливость, за то что еще не приходилось ему чужой кровью умываться. Сосунок он еще, не битый жизнью.
Я подал ему материалы на Викенов, отчеты Лепехина и Крутецкого где шел анализ политического положения этой семьи и обсуждалась травма некст Викен. Пятый прочел.
- А что ВЫ думаете по поводу наших будущих собеседников - спросил он уже без излишней бодрости.
- Я очень надеюсь, что природа в этот раз отдохнет на детях - заметил я.
- И не надейтесь, не на этой девочке - уж точно. Между прочим, за последний год пятеро военнослужащих получили подобные травмы, им было сделано 'восстановление нервных волокон' и только трое возвращаются к нормальной жизни, двое, несмотря на усилия психологов, сдались, сломались.
- Вы поведете разговор - я резко сменил тему - эти переговоры ваши.
- Спасибо.
В семь вечера некст Викен и Викен-Ташин проходили допуск к аудиенции, умные дети, ничего лишнего, способного вызвать подозрения охраны не взяли. Некст Викен была мало похожа на девушку с записей Пятого и Крутецкого. Бледная, чуть болезненная, милой ее совершенно точно назвать было нельзя, короткие волосы серорусого цвета как будто взбиты ветром. В груди чуть кольнуло, Анна всю жизнь ходила с такой прической, с ранней молодости до абсолютно седых волос, как же мне ее не хватает. Викен шла, явственно опираясь на руку Ташина, тот являл собой образец надменного красавца, такому впору рекламировать новые модели эго-флаеров. Я опасался, что перед глазами будет стоять его мокрое лицо с кляпом во рту, но этот надменный селебрити-на-час и тот несчастный мальчишка не складывались в единое целое.
Вошли, поклонились в пояс, поклон младших старшим - интересно. После обмена приветствиями мы уселись за овальный стол друг против друга. Дети были убийственно серьезны, некст Викен не позволила себе даже намека на улыбку, несмотря на все старания Пятого. Как и ожидалось, она тут же взяла быка за рога и довольно быстро выдавила из Пятого подтверждение того, что помощь будет предоставлена. Ни Ташин, ни я рта не раскрывали, предоставляя этим двоим вести переговоры. Следующим пунктом были обстоятельства, при которых наши корабли войдут в сектор Синто. Это самый интересный пункт, интереснее даже состава контингента помощи, потому что если мы засветимся слишком рано, то афишируем свои взаимоотношения с Синто, которых на официальном уровне попросту нет. Синто - не Кедр и не Ласковая, с которыми подписаны коммерческие соглашения и четко прописаны договоры о военной помощи. Через час некст Викен, не добившись чего хотела, совершила отступление и перешла к обсуждению контингента. Забавно, что Пятый с самого начала занял оборонительную позицию, заставляя девочку саму выносить предложения, ожидая когда она 'сбавит цену' до приемлемого для нас уровня. После полутора часов бесконечных пререканий, обсуждений кораблей и их экипировки, я немного выпал из беседы, все эти тех-подробности не моя тема.
Итак, Пятый спокоен и уверен, все идет по его плану, он 'играет' эту синто и она это знает. Ей пока еще далеко до своего отца, но для своих неполных двадцати двух она более чем умна и рассудительна. Ташин даже не пытается вклиниться в разговор, просто без эмоций наблюдает за ними. Девочка за эти два с половиной часа сильно сдала, под глазами проявились тени, чуть заострились черты лица. Не поймешь этих синто, по идее должна была б накраситься биокосметикой и скрыть все, так нет - выставляет напоказ свою слабость.
- Вы с ума сошли - в голосе Пятого неподдельные эмоции.
О чем это они....
- Да, это нестандартный ход. Но по здравому рассуждению, что вы можете возразить?
- Знаете такое выражение 'Палить из пушки по воробьям'?
- Знаю. Но в данном случае, воробьи не разлетятся, а гарантировано умрут, согласитесь.
- Не все. Не все буи заходят в одно и тоже время, и всегда можно выслать новый...
- Да, совершенно верно. Но на одиночки вполне можно навести ракеты, десять даже двадцать это не шестьдесят и не восемьдесят.
Пятый 'поплыл', по этому пункту она его 'пробила', и ухватившись за эту маленькую победу стала 'вести', как заправский рыбак, без рывков, планомерно, с одинаковым усилием.
В какой-то момент в горле у девочки пересохло настолько, что она попросила воды, неслыханно для синто, выпить или съесть что-либо на территории врага.
- Польщен доверием - с улыбкой сказал Пятый наливая ей воды. Синто взяла поставленный перед ней стакан, поднесла ко рту и не смогла отпить. Внезапный сильный тремор в руках, паника во взгляде. Ташин быстрым текучим движением встал и загородил собой ее от Пятого, этой секунды ей хватило, чтоб взять себя в руки, унять дрожь и сделать глоток. Все, Ташин ставит стакан и садится в кресло, я удостаиваюсь его короткого и тяжелого взгляда. Пятый в эти секунды осушавший свой стакан, пропустил эту маленькую интермедию.
Все продолжается с новой силой. Спор упирается в то, что мы хотим сохранить анонимность нашей помощи, идут обсуждения возможных вариантов. К одиннадцати и Пятый и синто немного выдохлись, накал спал, и они стали напоминать клинчующихся бойцов.
Неожиданно Пятый выдал
- Леди некст Викен, я вижу, вы устали, отложим этот разговор до завтра. Как говорят у нас, утро вечера мудренее.
- Хорошо, встретимся утром - тут же согласилась она - Во сколько?
- Учитывая, что вам надо отдохнуть...
- Александр Викторович - перебила она - Отдохнуть я смогу, когда получу четкую уверенность в вашей своевременной помощи, так что, пожалуйста, одиннадцать утра вас устроит?
Пятый посмотрел ей в глаза и ухмыльнулся.
- Хорошо, не буду вас больше мучить, вы получите девять Атакующих-прим с импульсными пушками и тремя дезинтеграторами, по числу официальных врат. Они будут ждать у четвертых, незарегистрированных и войдут к вам в сектор, как только придет сигнал, что ЕвСы в соседних секторах. Вас это устраивает?
Я был удивлен, Атакующие-прим, наша последняя разработка, еще не обкатанная в деле.
Синто смотрела на Пятого понимая, что тот принял такое решение еще до начала переговоров, ей хватило выдержки полностью скрыть свои чувства.
- Да, меня это вполне устраивает. Мы можем закрепить наше соглашение? - деловым тоном поинтересовалась она.
В десять минут первого она сжала в кулачок заветный кристалл с новым пактом.
- Надеюсь, вы узнали все что хотели? - устало спросила она у Пятого.
- Да, вполне.
- Леди некст Викен, - я впервые заговорил после приветствий.
- Да, Всеволод Николаевич, - тут же отозвалась она.
- Надеюсь, вы воспользуетесь нашим гостеприимством и погостите на Святорусской?
- Конечно - с горечью отозвалась она - Мы погостим на Святорусской... Но ночевать мы будем в посольстве - она отбросила иносказания и вежливый тон.
- Что ж, мы не против - Я тоже заговорил прямо - Мы понимаем, как для вас важно иметь доказательства отсутствия гипноустановок, и то, что ваши маломощные видео-гаджеты требуют ежесуточного очищения.
- Спасибо за понимание - сквозь зубы процедила она вставая, опираясь на Ташина.
- Рад вас видеть посвежевшим - сказал тот с прощальным поклоном - Вам намного лучше без пятен.
Запомнил все-таки, под обезболивающим смотрел считанные секунды и запомнил.
- Атакующие-прим? - обратился я к Пятому, когда дети вышли - Не слишком ли? Если ЕвС все же выиграет, мы будем...
- ЕвС не должен выиграть! В этом все дело, Всеволод Николаевич! ЕвС должен быть разбит наголову! Вдребезги! Чтобы хины переключились на него! У нас нет другого выхода, только так мы избежим затяжного конфликта с хинами и сможем удержать Чушку и Радонеж! Вы ж знаете о вилке, которую они нам готовят, мы можем потерять или ту или другую планету, а при неблагоприятном исходе - обе. Только подсунув им более слабую добычу, мы сможем этого избежать! Не мы должны завязнуть в вялотекущей войне, а ЕвС.
- Это было в вашей выкладке?
- Это было в уточнениях.
Талантливый мальчик, и спецов вокруг себя собрал хороших, но рисковый. Хотя...Мне ли говорить о риске, после моего соглашения с Викеном.

Даниэль.

Виктор терпеливо ждал нас в флаере на стоянке возле здания Секретариата Представителей. Когда мы сели на заднее сиденье, он лишь вопросительно глянул, я кивнул, мол добились чего хотели. Флаер взмыл в небо, Ара-Лин откинулась на сиденье, почти ощутимо сбрасывая 'броню', превращаясь из политика в измученную девушку. Ее лицо оставалось совершенно бесстрастным, но из закрытых глаз начали литься слезы, а сама она стала как будто таять, казалось что она перестала дышать, это было пугающе. Я инстинктивно взял ее за руки, они были холодными и безжизненными.
- Пешки - вдруг прошептала она - Мы все для них всего лишь пешки.
Она наконец открыла глаза, в них плескалась боль.
Жизнь моя...Свет мой... Как же тебе помочь?
- Нам надо узнать, что они нам готовят - сказал я.
- А толку? - она вновь закрыла глаза.
Я притянул ее к себе, посадил на колени, обнял, стараясь прижать к себе ее всю.
- Ара-Лин, синто не сдаются. Пока жив хоть один из нас - мы возродимся. Нам надо узнать, что они нам готовят, и найти возможность их переиграть, или подстраховаться. Солнышко мое, ты просто очень устала. Завтра ты этим займешься.
Она сидела безвольно, как в обмороке, но в какой-то момент это начало меняться. Это было похоже на устранение течи, теперь жизненная энергия не выткала слезами, а вновь заполняла ее, она как будто вновь обрела вес. Наконец Ара-Лин подняла голову и посмотрела мне в глаза
- Да, я займусь этим завтра - передо мной вновь была некст Викен-Синоби.
Я кивнул и ссадил ее с колен.
Мне легко, пока есть Ара-Лин - есть мой мир. А ее мир намного больше и сложней, и защитить ей его намного тяжелее, чем мне мой.
Следующий день мы провели, барахтаясь в информации о внешнеполитической и внутренней ситуации в РФ. Выходило, что им грозит затяжной конфликт с хинами, причем по поводу сразу двух планет. Радонеж бывшая Юньань это то, что русы смогли удержать после того как их полу-мирное завоевание планет было остановлено, и их под угрозой планетарных бомбардировок вынудили все вернуть. Удержали они тогда только Радонеж, Снежную и Тайгу, то есть Юньань, Сноубол, Фриджит соответственно. Вторая планета Чушка - оказалась в невыгодном пространственном положении, двое ее ближайших врат выходили на центральные сектора Хинов, а до врат ведущих к 'дороге' на РФ было лететь больше суток, потом еще тащиться по пустышкам двое суток, чтобы наконец попасть к 'телу' РФ. Чушка была лакомым кусочком - большие залежи платины, идеально чистых алмазов, а еще уран, полоний и омниа. И такое богатство находилось под боком у хинов и в отдалении от хозяев. Конечно, планета хорошо охранялась две орбитальные крепости, летный корпус и так далее, только вот если хины соберутся и нападут, то они попросту раздавят числом всех защитников планеты. Радонеж, планета с прекрасным климатом, хоть и находилась практически в 'теле', но имела шесть врат в 'пустышки' в непосредственной близости от планеты, а врата в РФ опять же в сутках лету, что само по себе делало ее незащищенной. Получалось, что у хинов была реальная возможность захватить и удержать одну из планет, а РФ удерживала их от этого шага только политическими играми.
И в этой ситуации оказывается массированная помощь Синто против ЕвСа. Что бы это могло значить? Зарылись в информацию по ЕвСу, выходило что у ЕвСа та же проблема, что и у РФ с Радонежем. Планета Шарман имела два выхода к Хинам и лишь один к ЕвСу, и тот в отдалении, прекрасный климат и маленький процент терраформированной территории. Хины вполне могли бы ее захватить, под предлогом того, что ЕвС не использует столь ценный ресурс по назначению. И к тому же Шарман была защищена куда хуже, чем Чушка или даже Радонеж, потому что долгое время была на отшибе, а обое врат к Хинам были открыты лишь тридцать и десять лет назад соответственно. ЕвС не беспокоился лишь потому, что выходы приходились хоть и на Хинскую территорию, но тоже на отшибе, не в 'теле'.
Итак, что можно предположить? ЕвС нападает на одинокую планету гарантировано большим контингентом, чтоб наверняка подавить очаги сопротивления, но их встречает 'плазмогаубица в кустах' в виде ДЕВЯТИ Атакующих да еще и 'прим', знать бы что этот самый 'прим' означает, вряд ли уменьшение мощности, это уж точно. ЕвС теряет всех, кого послал на Синто, не только корабли, но и людей. Это приведет к скандалу внутри ЕвСа, возможно даже к политической перетасовке. И тут Хины, когда ЕвС будет усиленно переживать по поводу своего проигрыша, возьмут Шарман, скорей всего бескровно и с 'согласия' местных жителей. Практика, введенная русами, когда жители захваченной планеты постфактум вносят предложение о включении их в объединение и просят об определенной автономии, как правило, культурной, экономической им никто не даст даже на словах. И тут встает вопрос, проглотит ли ЕвС такое поведение Хинов, или захочет побороться за потерянную планету. В любом случае ЕвС к тому моменту будет находиться в невыгодном положении, мало того, что потеряет часть боевой мощи, так еще и политический кризис будет гасить.
Но это все так... второстепенное. А самое интересное для нас смогут ли девять Атакующих-прим разобраться с ЕвСами и насколько нам придется поучаствовать в отражении нападения, и что потом захотят сделать русы с нами? Повторят ли недавний трюк или оставят все как есть? Самое неблагоприятное развитие ситуации получалось таково - русы выжидают, пока ЕвСы не уничтожат наши крепости и летный корпус, а уж потом вступают в битву с потрепанным противником и вынуждают Совет Семей 'внести предложение о включении в РФ'. Это поражение для нас, хотя и не сокрушительное, а если получится отделаться данью, а не полным подчинением, то это будет почти победа. Но возможен вариант, когда РФ заявит о недостаточном терраформировании планеты, и под этим предлогом начнет настоящую экспансию на Синто, с ассимиляцией и прочими убийственными вещами.
Все эти выкладки были посланы Шур, те уведомили о получении, но никаких уточнений или заданий не дали. Заканчивался второй день после беседы с Представителями, мы решили прогуляться в соседнем парке, развеяться и предъявить себя наблюдателям, доказывая, что не будем все время прятаться в посольстве.
Мы медленно шли по живописным тропинкам, было сказочно тихо и спокойно, эта безмятежность парка и встречных людей лишь усугубляла нашу тревогу и рождала какую-то странную зависть к тем, кто мог себе позволить разделить спокойствие природы. Не сговариваясь, мы свернули на полузаросшую тропинку и вышли к лавочке у озерца. На лавочке сидел Всеволод Николаевич. Мы с Арой-Лин непонимающе переглянулись, вроде бы нас никто на эту тропинку специально не выводил...
- А, дети... Сами пришли... - сказал он оглянувшись.
- Мы случайно - ответила Ара-Лин - Не будем вам мешать - и она попыталась уйти обратно.
- Вот глупая девчонка - мы застыли пораженные - садитесь...дети.
- Вы нас ждали? - поинтересовалась сестра.
- И да и нет. Место хорошее, думается хорошо. Если б вы остановились где-то еще, пришлось бы к вам тащиться.
- Хотите поговорить? - Ара-Лин ухитрилась задать этот вопрос тоном профессионального психолога. Старик рассмеялся.
- Не перекладывайте с больной головы на здоровую. Спрашивайте, если сочту возможным - отвечу.
Ара-Лин вдохнула воздух и выпалила
- Какие планы у РФ насчет Синто?
Старик в удивлении воззрился на нее.
- Что, такой сложный вопрос? - Ара-Лин завелась, я уже четко знаю, когда она злится.
- Да какие планы на ваш счет, психи? - беззлобно ответил старик. - Хотя, если честно, я ничего не знаю наверняка.
- Угу - Ара-Лин откровенно нарывалась, я положил ей руку на плечо в надежде успокоить, но...
- Не успокаивай меня! Всеволод Николаевич, тогда может быть, вы сможете ответить на вопрос, какие у вас планы в отношении меня и моего отца? Это вы знаете наверняка?
- Нет, девочка, не знаю - получила она спокойный ответ.
- У вас есть дети?
Лицо старика окаменело.
- Нет.
- Жаль. А то я хотела пожелать, чтоб ваши дети и внуки оказались в моем положении. Не Судьба.
Старик развернулся и впился в нее взглядом полным холодной, пренебрежительной силы, Ара-Лин ответила яростью и презрением. За секунды воздух между ними как будто наэлектризовался, такие поединки взглядов кончаются дуэлью, я приготовился вклиниться, если старик пойдет первым.
Но Представитель хмыкнул и отвернулся
- Я не собираюсь убивать тебя или твоего отца, разве что вы дадите мне повод - спокойно сказал он, а потом с сарказмом добавил - Теперь я понимаю, почему у тебя дуэль следует за дуэлью. Девочка, ты еще слишком самонадеянна.
- Спорить не буду. Но, пожалуйста, передайте мои слова тому, кто знает наверняка о ваших планах насчет Синто. Русы сильны и многочисленны и задавить нас будет относительно легко. РФ неоднократно могла это сделать и неоднократно отказывалась от этого, пусть нынешний Принимающий решения вспомнит почему.
- Я помню. Каждый раз у вас оказывался туз в рукаве, только похоже не в этот. Во время стычки с войсками ЕвСа будут уничтожены все буи, а после 'Прошения' вам информационная бомба уже не поможет. - Старик явно повел игру.
- Как наивно и примитивно. Мы ведь параноики, которые все предусматривают на десять шагов вперед, вы не забыли? Есть такая штука - неполучение успокаивающего сигнала - Ара-Лин обольстительно улыбалась. - И не думайте, что я знаю больше, чем говорю.
- А если я захочу проверить глубину твоих знаний? - с угрозой поинтересовался старик. Я лихорадочно рассчитывал успеют ли наши с посольства, если я сейчас подам сигнал СОС.
Ара-Лин ехидно улыбнулась, но в лучах заходящего солнца вышел нехороший оскал.
- Понравилось проверять? Так знайте, у меня проблемы со здоровьем, я столько, как Ташин не выдержу - едко ответила она.
Старик опять окаменел на секунду, но ожил и беззлобно сказал
- Иди ты. Язва малолетняя, договоришься когда-нибудь.
Я схватил Ару-Лин и буквально потащил подальше от лавочки и старика, причем стемнело уже настолько, что тропинку было еле видно. Я все же подал сигнал вызова - скоростной, но не панический. К моему великому облегчению через четыре минуты я увидел 'пузырь' и Виктора за штурвалом.
Мы погнали в посольство, Ару-Лин запоздало трясло, меня тоже. Очень хотелось наорать на нее, вытрясти обещание, что больше она так рисковать не будет, но я молчал и лишь сжимал ее руку, пока она не сказала, что ей больно. В посольстве Ара-Лин показала запись с души старшему послу, судя по его лицу, ему тоже хотелось наорать на сестрицу, но он лишь сдержано поблагодарил за 'проведенную операцию по правильному информированию', и опять же сдержанно попросил леди некст Викен-Синоби впредь информировать его о подобных акциях, дабы он мог ее страховать. На что получил усталое обещание, что, мол, если будем планировать, то предупредим.
Следующий день прошел в томительном ожидании и завершился кратким сообщением что 'Помощь на позиции', быстро Атакующие добрались, за три дня, а то и меньше, еще один повод задуматься.
В эту ночь Ара-Лин прошептала.
- Подари мне забвение. Хоть на несколько минут заставь позабыть обо всем...
Я постарался, очень постарался. Она была похожа на внезапно пойманную дикую кошку, кусалась и царапалась, не могу сказать, что мне это понравилось. Она вынуждала меня применять силу, и хоть ей это нравилось, это не нравилось мне. Зато теперь мне ясно, что так связывало ее с Синоби - жесткий секс по обоюдному согласию.
Утром, смазывая глубокие царапины, она вдруг прижалась ко мне и прошептала.
- Прости, тебе не понравилось.
Пока я думал, как объяснить, что мол, да, не понравилось, но если нравится ей, то будет так как она хочет, она продолжила.
- Обещаю, что буду нежной и ласковой с тобой, всегда.
- Не надо таких обещаний - ответил я - Тебе ведь очень понравилось прошедшая ночь.
- Сутки на корабле мне тоже очень понравились - тут же ответила она. - Ну разные у меня вкусы, понимаешь.
- Разные? - с надеждой спросил я
- Угу.
Я рискнул нежно поцеловать ее в шею и получил безмолвное предложение продолжить. Продолжил, через треть часа наградой мне был тихий стон и волны дрожи, которые взорвали меня. Я был счастлив, счастлив до стыда, как можно в столь тяжелое для нас всех время быть таким счастливым? Можно. Я прятал лицо, с которого не мог стереть блаженную улыбку.
- Я иногда так тебе завидую, Даниэль, для тебя многие вещи очень просты, а иногда мне за тебя страшно - от моей половинки не скрылось мое состояние.
- Не надо за меня бояться, просто позволь быть рядом, как можно дольше и как можно чаще - ответил я то, что думал.
- Ты моя половинка и я тоже не хочу с тобой надолго разлучаться - серьезно ответила Ара-Лин.
- Вот и договорились - со смехом сказал я.
Еще один день в ожидании, в ежеминутном запросе почты - молчание. В масс-медиа ЕвСа истерия по поводу Синто достигла апогея - синто моральные уроды и вселенское зло, это было бы смешно, если б не было так грустно. А в четыре утра по нашему времени началось - прошел сигнал о входе ЕвСов в сопредельный сектор и наступило полное, глухое молчание. Наверное, действительно ухитрились уничтожить все инфо-буи. В посольстве царила странная атмосфера, Знаки Судьбы уже давно были нанесены на ладони, у нас сестрой еще перед стартом с Синто. Теперь же, кто как мог убивал время, кто-то смог медитировать глядя на Знак, кто-то раскачивался, кто-то ушел в вирту, но у всех был невидящий погруженный в себя взгляд. Больше всего посольство в эти сутки напоминало сборище душевнобольных. Ара-Лин танцевала, странные это были танцы, ведь ноги до сих пор ее нормально не держали, она вставала и падала, и все равно это был танец. Отчаянный, погруженный в себя танец-шаманство, казалось, что она призывает кого-то или отгоняет, или и то и другое вместе. Танцевала она так часа четыре, а потом свалилась в крепком здоровом сне. Я же пребывал в каком-то эмоциональном ступоре. Это было очень похоже на те ужасные часы, когда над Синто шел бой с пиратами, и Ара-Лин была в гуще событий. Странно, теперь она со мной, ей ничего не угрожает, но мне также плохо.
Двадцать девять часов полного молчания, а потом поступили новостные сводки РФ. 'На независимую планету Синто было совершено нападение Европейским Союзом, однако ценой больших жертв со стороны Синто, оно было полностью отбито и нападающие были уничтожены с излишней жесткостью. В плен, по имеющимся данным, не было взято никого и за пределы сектора Синто никого из захватчиков не выпустили. Видео с места событий будет получено позже, по техническим причинам.' Но Всеволод Николаевич расстарался, и видео посольство получило через десять минут после сводки. Что сказать - кошмар, вот единственное, что приходило на ум. Крепость Китлингов была уничтожена полностью, похоже взяла на себя планетарную бомбу, крепость Ташинов попала под удар дезинтегратора, половина ее отсутствовала. Всюду были обломки кораблей, большей частью чужих. Даже так - как я ни всматривался я не находил осколков от наших тяжелых или легких истребителей, это вселяло надежду, что их изначально оставили в резерве, как охрану после сражения. Но крепости, наша гордость, наше воплощенное спокойствие - их не было. Однако, самое главное - никто не вел речи о том, что Федерация пополнилась новым членом.
Ара-Лин в шоке смотрела на осколки крепостей.
- Бедный Китлинг - вырвалось у нее - только начал жить...
- Ара-Лин - я ее легонько потряс - нет сообщений о вступлении Синто в Федерацию.
- Подожди радоваться, еще что Представители скажут.
Мда, в общем-то она права.
Представитель не заставил себя ждать, не прошло и получаса с момента получения видео, как Всеволод Николаевич, позвонил на голосовой браслет сестре и сказал, что ждет нас в парке. Пришлось в темпе отправляться на встречу, заставлять Представителя ждать - не лучшая идея. Ара-Лин была, что называется 'в расстроенных чувствах' и я очень нервничал, опасаясь что она вытворит что-то невообразимое.
Но к моменту встречи, ей похоже удалось взять себя в руки
- Здравствуйте, Всеволод Николаевич - спокойно поздоровалась она.
- Здравствуйте, дети. Довольны? - отозвался старик.
- Вступления в РФ не будет? - уточнила сестра.
- Не будет, хотя я б на вашем месте этому не особо радовался. Вы теперь, без крепостей, легкая добыча.
Ара-Лин подошла и села, до этого момента мы вели разговоры, стоя сбоку. Сестра в раздумьях водила шестом перед ногами, старик насмешливо выжидающе следил за ней.
- В интересах РФ предоставить нам по возможности два Атакующих, после того как угроза с Чушки и Радонежа будет отведена - как бы про себя сказала она.
Старик рассмеялся
- Наглость второе счастье. Заключайте договор о военной помощи, платите отчисления.
Ара-Лин кивнула.
- То есть в общем, вы не против? - уточнила она.
- Я - выделил старик - не против.
- А кто против? - тут же переспросила сестра.
Старик пожал плечами, мол, не знаю.
- Хочешь ковать железо пока горячо? - спросил он.
- Нет. Это не мой бой.
- Удивительное здравомыслие - съехидничал тот в ответ. - И вообще, могла бы и спасибо сказать. Кстати, господин Ташин, вам не надоело прикидываться безмолвной статуей?
- Нет - отозвался я.
- Спасибо, что уничтожили крепость Китлингов - четко произнесла Ара-Лин. Я не поверил своим ушам, зачем бросаться такими обвинениями. Представитель опять впился в нее холодным сверлящим взглядом. Сестра продолжила
- Вы забываете о Тропезском космолетном. Планетарная бомба не оставила б столь крупных осколков, это обстрел тяжелыми ракетами. И поблизости нет осколков эсминца, одна мелочь - истребители.
- Да. Первая крепость после выстрела своего дезинтегратора, подставилась под удар ЕвСов, чтоб защитить вторую. И вторая, Китлинг, пережила весь бой, перебила все истребители. Но видишь ли, девочка, без нас у вас не было никакого шанса, ни малейшего, даже используй вы 'свирель'. Особенно, используй вы 'свирель', у ЕвСов стояли защитные кожухи на генераторах, и они надеялись что вы 'подорветесь на своей мине'. Так вот, крепости - это плата за победу, за ВАШУ победу. Ведь не могли вы победить, и еще и крепости сохранить, не так ли?
- Перестаньте. Можно было изобразить ужасный вид, а не уничтожать ее. И людей - добавила она со злостью.
- Мы дали время на эвакуацию.
- Какое благородство - горько отозвалась сестра.
- Наглый, глупый котенок, у которого глаза только открылись - было ей ответом.
- Угу. Вам виднее. Вам что-то угодно от меня? - спросила она вставая.
- Угодно чтобы вы появлялись в парке каждый день.
- Хорошо.
Разговор вроде бы закончился, и я опять взял сестру на буксир, пока она не наговорила еще чего-нибудь.
- Зачем ты кидаешься на него? - спросил я, когда мы уже были в посольстве.
- Как тебе объяснить, хочу сбить его с толку - раз, и он меня бесит - два. А уж как молодой меня бесит... - сказала она, зло сощурив глаза.
- Не сходи с ума, причем тут эмоции?
- Даниэль! Ты думаешь меня выпустят отсюда? Или моего отца выпустят? Неужели до тебя не доходит, что мы, владеющие информацией о 'чужих' опасны для них. А амброзией, как ты понимаешь, не отделаться. Это конец! Конец всему - последние слова она устало прошептала.
Я был в шоке от ее слов, почему то мне не приходили в голову эти простые и очевидные мысли. Ведь, правда, опасны, но не столько Ара-Лин, сколько лорд Викен. Мало ли кто и что может сопоставить и вычислить Викена, а поскольку он почти не сидит на Синто, а мотается по мирам, то его легко перехватить, выкрасть и выкачать всю имеющуюся информацию. Если русы и решат сохранить ему жизнь, то при условии поднадзорного пребывания в РФ, а дочь будет гарантом.
- Ара-Лин, - я взял ее лицо в ладони - Судьбой клянусь, что найду способ вытащить ТЕБЯ с РФ.
- Не надо, Даниэль...
- Нет надо! Ты нужна дома.
- Нужна. Нужны мы оба. И отец нужен. Очень нужен нам всем. Ты поклялся вытащить МЕНЯ, но без тебя я лишь половинка, сама я бы не...выполнила контракт Шур - она не рискнула сказать вслух о предателе, - и предложение было сделано нам обоим, а не только мне. Нет. Или все, или никто.
Судьба, ну что с ней делать?
- Ара-Лин, будь реалистом, у нас с тобой еще есть шанс. А у лорда Викена его нет.
Она подняла горящие ненавистью глаза.
- Да, но ты прав лишь наполовину. Нас шанс столь мал, что я предпочитаю не рассчитывать на него. Я им устрою....
Сумасшедшая...
И устроила... Генератор неприятностей, Криста Шур попала этим прозвищем точно в цель, в саму суть моей сестры-половинки.
У русов через три дня был праздник, что-то вроде 'День города' или 'Рождество столицы', на развлекательные мероприятия пригласили нескольких послов и нас, нас - особо. Сестра заставила себя ждать и послы уже бросали на меня красноречивые взгляды, мол, пойди поторопи, когда она появилась. Дар речи пропал у всех. Выглядела она... как модификант, странно, необычно и опасно. Оделась в обычные обтягивающие штаны из черной м-замши, высокие сапоги, строгую черную шелковую рубашку, армкамзол выставила на черный с блеском. Но не в одежде было дело, обведенные глаза, бледные губы, все не главное. Взгляд, единственное определение которому 'отмороженный', вот от чего бросало в дрожь. И при всем при этом она еще ухитрялась оставаться привлекательной, извращенно привлекательной, я б сказал.
- Леди, вы... Вы нас оскандалите - все же сказал старший посол. И получил порцию ледяного внимания.
- Пойдемте, господа - голос оказался под стать внешности, неживой и завораживающий.
Судьба помоги, хорошо, если только оскандалимся.
Всю дорогу послы оскорблено молчали, а как же, мы все - представители Синто, и вдруг такое вот... опасное недоразумение.
Мероприятия являли собой фуршет, а также небольшой концерт, причем люди пили, ели, разговаривали, потом кто-то выступал на небольшой сцене, все затихали, а потом вновь возвращались к прерванным делам. Непринужденно в общем. Могло бы быть... Люди спотыкались взглядом на Аре-Лин, послы быстренько отмежевались от нас и делали вид, что не знают нас, какое-то время мы просто стояли вдвоем в одиночестве, под прицелами удивленных и озадаченных взглядов.
- Ну и? Что дальше? - поинтересовался я.
- Ждем - было мне ответом.
Оппа, первая ласточка, Рад Назаров. Он охмурял какую-то барышню, но было заметно, что она его особо не интересует, а галантничает он со скуки.
- Иди, поболтай - шепнула сестра. Ну что ж, пожалуй я вполне готов к встрече с прошлым.
- Здравствуйте, господин Назаров - обратился я.
В ответ я получил слегка высокомерный и удивленный взгляд.
- Не припомню, нашего знакомства, господин синто - ответил он.
Я внутренне засмеялся, ничего более приятного для меня этот рус сказать не мог.
- Не ужели я так сильно изменился за неполные два года?
В глазах у Рада мелькнула озадаченность, сменившаяся неверием, мы отошли от дамы.
- Как вас, там...? Мне... - начал он. Я перебил
- Рад. Это - я... Дэни.
- Дэни? Кукла-Дэни? - ошарашено промолвил он. Ничто во мне не дрогнуло и не отозвалось...
- Уже нет, как видишь. Викен-Ташин. Прошу обращаться ко мне именно так - сказал я, сдерживая смех. Не ожидал, что удивление и неверие Рада будет так приятно. Я чуть задрал рукав, чтобы показать не выведенные следы от шрамов на запястье. Рад посмотрел и, наконец, поверил.
- Ты очень изменился. И не столько внешне...
- Да. Я не успел тебя тогда поблагодарить. Спасибо, что спас меня..., дважды.
- Дважды? - переспросил он.
- Ну ты же вытолкал леди некст Викен, чтоб поговорила со мной.
- Ну да, клятва... Она сдержала ее - сказал он утвердительно.
- Да.
- Странно. Неужели бывают такие вот чудеса... добрые.
- Рад, все бывает. Крайне редко, даже добрые чудеса.
Рад глянул на меня опять с каким-то сомнением и подозрением.
- Рад, да ты прав, модификанта крематорий очистит, я остался все тем же примороженным психом, только научился это скрывать, да и жизнь у меня теперь намного лучше.
- Я рад за тебя - сказал он тихо и серьезно.
- Надеюсь, что когда-нибудь я тоже смогу тебе это сказать - ответил я.
Рад лишь криво улыбнулся. Похоже, время его не лечит.
- А что ты здесь делаешь? - сменил он тему.
- Да вот, сестру сопровождаю - и я оглянулся на Ару-Лин.
- Она? А я то думал, кого мне это извращение ходячее напоминает... Чего это она?
- Да так... Недобрые чудеса - я улыбнулся, сглаживая сказанное.
- Ну-ну... И почему я не удивлен.
- Рад, а ты вообще часто на таких мероприятиях бываешь?
Он понимающе усмехнулся.
- Впервые вообще-то. Я живу не на Святорусской, в командировке здесь.
- Удачно - заметил я, думая кого же благодарить, Старика или Молодого.
- Ага. Ну бывай. Если что, еще пересечемся.
- Рад был тебя видеть - сказал я на русском, каламбуря.
Аре-Лин не хватало плаката над головой 'Помните о смерти', ничего другого глядя на нее на ум не приходило. Она здорово отравляла всем настроение, и это при том, что она молчала. Не приведи Судьба заговорит... Накаркал. К нам приближался Молодой - Александр Викторович, на его лице слегка проступали удивление и заинтересованность.
- Леди некст Викен-Синоби, господин Викен-Ташин - раскланялся он.
- Наше почтение, Александр Николаевич - отозвалась сестра своим странным голосом.
- Как вам праздник?
Ара-Лин вперила в него свой мертвый взгляд.
- Замечательно - это прозвучало как 'Чтоб ты сдох'.
- Вы, я вижу, грустите... - осторожно заметил Представитель, которого поведение Ары-Лин похоже, даже забавляло.
- Нет. Я не грущу. Я размышляю на отвлеченные темы.
- Да? Как интересно. И какие же, позвольте полюбопытствовать?
- Да вот думаю, что могла бы испытывать пешка, имей она разум и душу - от Ары-Лин полыхнуло обжигающей ненавистью, заставляющей быстрей биться сердце и быть готовым к драке. Она смогла пробить даже невозмутимость и поблажливость Представителя, маска беспечного богача слетела, показался хищник. Да она его на дуэль провоцирует... Ну нет.
- Старшая сестра, вряд ли господину Представителю интересны столь отвлеченные темы, - пока говорил, я встал практически между ними, лицом к сестре и взял ее за руку. Ненависть обрушилась на меня сметающим потоком и иссякла, оставив меня с бешено бьющимся сердцем.
- И правда, странная тема для размышлений для столь молодой и привлекательной девушки - Представитель взял себя в руки. - Кстати, сейчас будет выступать венецианская куртизанка Дольче Велено, она почти оправдывает свое имя, по крайней мере от ее танцев не возможно оторваться.
Тут уже я уставился на него как на отбракованного, предлагать травмированной лучшей танцовщице смотреть на танцы куртизанки, как мелко и низко. Сестра смолчала, она вообще 'замерзла'. И действительно, на сцену вышла гибкая и горячая девушка, наверное, неплохо станцевала испанский танец со стуком каблуками и какими-то костяшками на пальцах. Ей громко аплодировали, презрение Ары-Лин можно было замерять приборами, как вредное излучение.
- Вам не понравилось? - спросил представитель. Вот слизняк неугомонный.
- Отчего же. Фламенко это то, что у них получается лучше всего. - процедила сестра. Девица-танцовщица спустилась со сцены, и направилась в нашу сторону. Вот только здесь ее и не хватало. Она подошла и молча закрепила на лацкане Молодого маленькую алую розу, и все это не сводя с него глаз, обрушивая на него волны желания и восхищения. С кем-нибудь другим это сработало на все сто, но только не с Представителем. Тот также молча поцеловал ей руку, а потом демонстративно поправил обручальное кольцо. Куртизанка подняла бровь и обидно рассмеялась, не любят они, когда им отказывают.
- Где же ваша супруга, прекрасный господин?
- Хранит очаг - полушутя ответил тот.
- А...пока вы общаетесь с frocio ... - как только последний звук слетел с ее губ, лицо залил фонтан вина, это Ара-Лин плеснула.
- Извинись перед ним и перед нами, puttana - ослушаться такого приказа наверное не смог бы никто. Страх тут же развеял все очарование этой девицы, она стала похожа на мелкого грызуна, глазки бегали со спокойно ожидающего Представителя на убийственно яростную Ару-Лин.
- Извините - она склонила голову и тут же убежала, растворилась. Все гости, до этого таращившиеся на нас, тут же отвернулись, как ни в чем не бывало. Представитель молча кивнул нам и пошел куда-то за спину.
- Ара-Лин, умоляю, давай уйдем - прошептал я.
- Ладно.
Всю дорогу мы молчали, но когда вошли в посольство, меня прорвало.
- Ты когда в следующий раз надумаешь покончить с собой, будь так добра, прожги мне сначала дыру во лбу! - крикнул я и ушел в спортзал.
Дуэль с Представителем, конечно же она б его не убила, но постаралась чтоб он ее убил.
Через полтора часа, весь мокрый от пота я уже был вполне спокоен, в зал зашла Ара-Лин.
- Я не могу уснуть.
- Я тоже - огрызнулся я. Она молча пошла к выходу, ноги сами понесли к ней, схватил, обнял, прижал. Моя... жизнь. Она раскрылась, мы слились в одно целое.
- Прости - шепнула она.
- Уже простил.
Дни потянулись за днями, вечерами мы принудительно выгуливались в парке, днем Ара-Лин активно переписывалась с домом, а я серфинговал по сети, просто чтоб возобновить навык. Китлинг выжил, Ара-Лин записала ему письмо и передала через лорда Ташина. А через несколько дней я случайно увидел ответ Китлинга, в конце записи он вдруг совершенно искренне попросил поскорей возвращаться, надо же, Ара-Лин и к нему ключик нашла, что ж, хорошо что она перестала зацикливаться на мести Представителям. Грюнд прислал пару писем нам обоим и одно мне персонально, где обиняками просил рассказать как у нас дела. Рассказал, тоже обиняками, пусть помучается, порасшифровывает. Однажды вечером Дзинь прокралась в мою комнату, пока я был в душе, увидев ее голой в своей постели, я чуть инфаркт от злости не получил. Молча открыл дверь, она попыталась набить себе цену заявляя, что я не знаю, от чего отказываюсь. От убийства! Я ее придушу, как только она расслабится, эта девушка вызывала у меня выражаясь неэмоционально 'стойкую неприязнь', а попросту желание вернуть ей все те унижения и боль, которые она ухитрилась мне причинить за те сутки.
- Что? Еще не освоился со своим малышом и новыми орешками? - сменила она тактику.
- Освоился. Но на тебя не встанет. Не люблю злобных сук, знаешь ли.
Тут в открытой двери появилась Ара-Лин, окинула нас взглядом.
- Что, всех в посольстве уже перепробовала? Только мой брат и остался?
- Ага - сучка картинно упала на кровать и вытянула ноги. Сестра потащила меня в коридор, я плюнув на все, выскочил в одном полотенце и захлопнул настроенную на меня дверь. Через полсекунды Дзинь ударила в нее и что-то закричала, мы расхохотались. Переночевав как обычно с Арой-Лин, я выпустил пленницу лишь в полдень следующего дня, она уже даже не злилась.
Так без ярких событий пробегали дни, но я думал, думал непрестанно, как организовать побег своей половинке. Без массированной поддержки это было нереально, значит...
Дзинь после отсидки в моей комнате, на мое приближение начинала выдавать оскорбления просто автоматически, я уже с этим свыкся и почти не реагировал. Когда я подошел и попросил о связи с леди Шур, она долго и цветисто выражалась, но видя мою предельную серьезность, все же перешла на деловой тон, мне удалось ее уговорить и я смог отправить письмо Кристе. На следующий день пришел ответ, в котором леди Шур официально переподчиняла Дзинь мне. Неизвестно кого эта новость поразила больше, меня или Шур-Дзинари. Пока я в ужасе размышлял, а как же справиться с этой невменяемой злобной особой, Дзинь пришла в себя и совершенно по-деловому потребовала постановки задачи, что я и сделал. А после мы стали обсуждать дело, как ни в чем не бывало, как будто никто никого не доводил до белого каления, и никто не мечтал сломать что-нибудь другому при первом же удобном случае. Дзинь вообще меня удивляла и немного пугала тем, что она меняла характер, как некоторые настроение, то моральная садистка, то недалекая пошлячка и 'трахательница' достающая всех в посольстве, теперь вот абсолютно собранный и деловой профессионал, какая ипостась следующая?
Задумка была в том, чтобы бежать как можно скорее. Русы не ждут побега до подтверждения того, что лорд Викен жив, до встречи дочери и отца, и думают, что побег будет планироваться на двоих, а Ара-Лин слишком беспомощна для самостоятельных эскапад. Я же хотел отправить ее одну, а сам мелькать отвлекая внимание, даже была идея в крайнем случае, выдать похожую ростом и телосложением Дзинь за сестру. Мы обсудили все, что могли обсудить без Ары-Лин и остановились, дальше без нее план развиваться не мог. Я приготовился к тяжелому разговору, приготовился спорить доказывать, давить, если понадобится, но сестра согласилась на побег сразу и легко, я поблагодарил Судьбу. В общем виде план был таков, после прогулки по парку Ара-Лин в полете перепрыгнет из нашего пузыря в другой (риск!), который прямиком доставит ее к отдыхающей команде торговца с Ласковой, похоже, двойного агента (риск! риск! риск!), который выдаст Ару-Лин за члена команды (риск!), вывезет ее за пределы РФ, и передаст с рук в руки нашим пилотам. Но попытка не пытка, не думаю, что русы будут настроены на убийство беглянки. Самые большие опасения были по поводу хозяина корабля, но Дзинь бралась его обольстить деньгами и запугать так, чтобы у него и мысли не возникло связаться со своими предположительно вторыми хозяевами - СБ РФ.
Все, осталось только дождаться даты прихода торговца, а Аре-Лин максимально заниматься собой, восстанавливаться, хоть она и будет по легенде пьяна, но все же, дееспособность не помешает.
Но... Судьба любит вмешиваться в людские планы.
До назначенного дня оставалось двое суток, предварительно все было готово, но самое главное - беседа Дзинь и торговца, еще предстояла. Мы прогуливались по парку, по привычному маршруту и один молодой человек с цепким взглядом попросил нас пройти к лавочке у озера. У меня нехорошо екнуло под сердцем, но мы, естественно без лишних вопросов, послушались 'совета'. На лавочке сидел Старик.
- Здравствуйте, дети.
- Здравствуйте, Всеволод Николаевич - отозвалась сестра, я как всегда промолчал.
- У меня для вас радостная новость, леди некст Викен, вы можете увидеть своего отца хоть сейчас, я думаю он будет рад такому визиту, хоть и позднему - сказал он с улыбкой, похоже искренней.
Ара-Лин молча подошла и села рядом, не отрываясь смотря на озеро.
- Я так не думаю, Всеволод Николаевич. Я не думаю, что мой отец будет рад меня видеть - сказала она тихим чужим голосом - И я не хочу видеть его.
- Это что-то новенькое - удивленно и насмешливо ответил Представитель - А что ж так? Позвольте спросить. Ведь вы ж вроде ладили.
Ара-Лин неопределенно хмыкнула.
- Куцая у вас информация на мой счет... Да и плохо вы разбираетесь в нашем обществе. Всего доброго - она встала и направилась прочь.
- Стойте - приказ ледяным тоном. Стоим.
- Ответьте на вопрос - продолжил Представитель.
- Сообщите отцу все, что вы знаете о моей травме и полюбуйтесь реакцией - ответила сестра.
Старик хмыкнул своим мыслям.
- До завтра, дети.
Мы посчитали это позволением удалиться.
План мы немного переиграли, и весь следующий день молили Судьбу, чтобы сегодня не повезли к лорду Викену, когда угодно, только не в этот день. Прогулялись мы в тот вечер чисто номинально, сделали небольшой круг на глазах у внимательных 'гуляющих' и нырнули в пузырь. Все, пронесло.
На следующий день, с утра пришло приглашение явиться в парк к двенадцати дня. Дзинь и Виктор доложили о полной готовности.
Начинается красивая и рисковая Игра.

Никита Бергеров, майор СБ РФ.

Я бежал к подземным гаражам, там остался уцелевший флаер, Торсунов отзвонился, что ждет меня и Викена. Китайцы все же нашли оазис чужих. Торсунов пошел за флаером, синто - в сховку за информацией, а я на башню, связаться с нашими и вызвать огонь на себя. Скоро, очень скоро здесь никого не останется.
Обрушенный дом, полузаваленное тело мертвой кэти, над которым скулят двойняшки 'Мама, мама...'. Я бегу дальше. Приходит понимание, что я еще не раз увижу в снах эту картину и услышу нечленораздельное 'Мама... мама'. Крылатые псионы чужие до ненависти, что черные, что белые, уничтожить их святое дело. Но кэти... их жаль, они почти как люди, как отбракованные люди... Вот и гаражи, а вот и Торсунов.
- Где Викен? - спрашиваю я.
- Минуту назад сказал, что будет через две.
Ждем. Флаер готов к полету.
В гараж забежал Викен с объемными мешками... это не мешки... это котята. Те самые. Песочно-рыжие, редкий цвет. Я принимаю его ношу, он запрыгивает, Торсунов открывает рот, чтоб спорить.
- Вперед - рычу я. Нас вжимает в сиденья.
Теперь главное - вылететь из чаши оазиса, не попав под обстрел китайцев, перевалить за гребень, уйти подальше, зарыться в снег. Дети скулили без слов, им лет семь по человеческим меркам. Нас обстреливали с земли, кто-то пытается достать из ручного, это не страшно. Викен что-то тихо запел низким грудным голосом, дети притихли. Все..., стена чаши, вверх, вдавило в кресла, вывалились, по глазам ударила белизна снега, уходим, уходим подальше, скоро за нашими спинами никого в живых не останется.
- Зарываемся? - спросил Викен. Я кивнул. Торсунов без лишних слов уже приметил место, включив все маневровые, мы врезались в снег и неглубоко зарылись, метра на полтора. Загасили все, оставив тусклый огонек в кабинке. Переглянулись...
- Зачем... - успел зло поинтересоваться Торсунов, как земля дрогнула. Дети пискнули и прижались к Викену, или он их прижал к себе. Толчок, еще один и еще... волна прошла над нами, вдалеке слабо дрогнуло. Пожалуй все.
Не хотелось даже дышать, не то что говорить. Все. Проблемы нет. Но есть двое перепуганных мохнатых детей с хвостами и один не в меру сердобольный синто.
- Никого не осталось - сказал Викен. - Никого не осталось кроме вас, маленькие.
Дети испугано и непонимающе смотрят. Он гладит то одного то второго, хотя нет, это мальчик и девочка.
- Почему никого не осталось? - тихо спросила девочка.
- Потому что всех убили. Всех - и анжи и деми и кэти, всех.
- А мы?
- А вы живы, маленькие - и он прижал их к себе, как будто хотел чтобы они стали одним целым с ним. Торсунов в неком обалдении смотрел на это все, я наверное не лучше.
- А почему их убили? - спросил мальчик.
- Потому что они не похожи на людей, и их было мало.
- И нас убьют? - девочка.
Викен отстранился, посмотрел им в глаза.
- Вы можете стать такими как мы, лысыми и без хвостов.
- Мы не хотим - тихо ответил мальчик.
Викен нежно провел по его лицу, ото рта к уху, кэти непроизвольно подался.
- Дети, вы можете умереть, как ваши папа и мама, как бабушки и дяди, как все, кого вы знали - сказал он грустно - а можете стать лысыми и без хвостов.
- А умирать страшно? - спросила девочка.
- Не знаю... У вас есть время подумать. Подумайте.
И он устроил их так, чтобы им было удобно сидеть на нем, свернувшись в калачик лицом к лицу.
Торсунов успокоился и не рвался выяснять отношения. Я с некоторым удивлением понял, что дети уснули. Все ровняю их человеческими мерками, но человеческие дети даже в семь или в пять лет спросили бы - а кто убил, а вы каким боком ко всему этому, а зачем спасли. Но кэти такие вещи не тревожат, только здесь и сейчас, никаких глобальных проблем.
Через три часа нас обнаружила поисковая группа 'Белых медведей'. 'Белые медведи' - спецотряд подчиняющийся непосредственно Представителям, они полностью оправдывали свое название и имели репутацию самых крупных хищников, только уже не на Земле изначальной, а в Обжитой Вселенной. Всякие там Котики и Красные Драконы 'с горя сидят в вирте'. Наш флаер подобрал челнок, и выгрузились мы только на Атакующем, на подлете дети впервые испытали невесомость и Викену пришлось постараться, чтоб их успокоить.
- Какой у меня статус на корабле? - успел поинтересоваться синто.
- Пленник.
Ни малейшей эмоции в ответ. Викена и детей поместили в одной каюте, охранять поручили 'медведям', а я наконец смог заняться составлением отчета.
Через четыре часа виски ломило, но я был доволен, удалось сформулировать и донести все, что нужно. Торсунов постарается обвинить меня в непрофессионализме, но я сделаю то же самое и доказательств у меня не в пример больше. А что касается синто, то все время с момента нашего прибытия в оазис, мы кружились с ним друг против друга, как два мастера-коскатника, заточенных только под убийство, не открываясь и не пытаясь атаковать. Викен правда ухитрился подставить Торсунова дэми и сам же его вытащил буквально из-под ножа, что принесло ему ненависть неспособного на благодарность коллеги и какие-то неведомые дивиденды в его играх с анжи, знать бы еще какие. Мои раздумья прервал зажегшийся визор.
- Нет, ты полюбуйся - прорычал мой надоедливый коллега.
Картинка сменилась на каюту Викена и кэти, синто показывал им сонную артерию, рассказывал, как можно быстро и гарантировано покончить с собой, дети внимательно слушали и запоминали.
- Надеюсь, они его прирежут своими когтями и поскорее - опять вклинился Торсунов.
Не пойму я этого синто, нормальное логичное, глубоко продуманное поведение прожженного интригана и вдруг такие финты. Он не должен был подбирать детей, а если уж спас, зачем закладывать мысли о самоубийстве?
Через сутки я получил ответ от Семнадцатого Представителя, сдержанное одобрение в общем, сдержанное раздражение по поводу так и не обнаруженного плана информационной бомбы, разрешение оставить детей-кэти в живых и запрос по ним же. Что ж, себе можно признаться, что разрешение на жизнь этим детям сняло обруч с сердца, конечно, я б выполнил любой приказ, но все же.
Есть повод проведать синто.
Застал их за обедом, кэти весело жевали синтезированное мясо с овощами, а Викен ел овсянку с какой-то зеленью. Я попросил давать синто максимально чистую еду, но сам бы я такое не ел.
- Вы довольны рационом? - с сомнением спросил я.
- Да, вполне - ответил он. Ну что ж, мое дело спросить....
Поевших детей усадили перед визором с каким-то фильмом о терра-природе.
- Представитель дал добро на них - сказал я вполголоса.
Синто молча кивнул.
- Постарайтесь найти женщину, способную заменить им мать - также тихо сказал он. Я вопросительно поднял бровь.
- Им нужен рядом кто-то сильный и заботящийся, иначе умрут - пояснил он.
- Тем более что вы объяснили им несколько способов самоубийства - заметил я.
Он лишь пожал плечами, ненавижу эту его манеру. Дети замерев смотрели на море и китов, лишь глаза двигались, да кончики хвостов подрагивали. 'Бесхвостые и лысые...' Кажется, я начинаю понимать этого синто.
- Какие-то просьбы будут?
- Посещение спортзала.
- Вы ж и так тут занимаетесь - синто не ленился, и каждый день выделял минут сорок на серьезную зарядку.
- Тем не менее, если вам не тяжело.
- Хорошо - мне не тяжело.
В ответ на дополнительную информацию о кэти пришло письмо от Семнадцатого с приказом 'Показать лорду Викену'. Ну, сначала я посмотрел сам, мда... даже жаль моего дорогого врага.
После отбоя, злой как черт 'медведь', еще бы, суперубийцу низвели до тюремщика, конвоировал синто в спортзал, а после обратно в каюту. Я дал время Викену позаниматься, а потом увел к себе, 'медведь' как привязанный следовал за нами.
- У меня для вас плохие новости - все же предупредил я, и включил запись.
Нападение ЕвСа на Синто, нарезка с новостей: 'На третий день каникул, ЕвС напал на Синто, далеко не все студенты успели разлететься по домам...' 'Синто смогли отбить атаки напавших и сделали это с предельной жестокостью, в ЕвС никто не вернулся...' и так далее. А потом видео с уничтоженными крепостями, дорого далась Синто победа. Викен смотрел на все с каменным лицом, лишь увидев осколки крепостей, мелькнуло что-то похожее на гримасу боли.
- Где моя дочь?
Я в удивлении смотрел на него, ожидал какой угодно реакции, только не такой.
- Узнайте где моя дочь, пожалуйста - по ходу фразы он менял тон с приказного на просительный.
Забавно.
Бортовым утром я получил ответ.
- Леди некст Викен-Синоби и ее младший брат находятся на Святорусской с дипломатической миссией - озвучил я.
Опять ноль эмоций. Ну что ж, я жутко любопытен, профессиональный признак, знаете ли, но в отличие от многих, я умею обуздывать свое любопытство и ждать, ждать когда смогу его удовлетворить.
Мы прилетели прямиком на Святорусскую, предстояло личное знакомство с Семнадцатым Представителем Президента. Это оказался старик, бодрым его назвать язык не повернулся бы, но в спарринг я б с ним не встал, моя боевая подготовка хромает на обе ноги. Глубокий возраст выдавал взгляд все повидавшего и видящего всех насквозь человека, не хотел бы я с ним постоянно общаться. Мой начальник, подполковник Вологдин, представил меня.
- Майор Бергеров, руководитель операции.
- Всеволод Николаевич - представился он, голос какой угодно только не старческий. Представитель неодобрительно окинул меня взглядом, да, я разжирел, заплыл жиром, кончились у меня жиросжигатели месяц назад, и вообще, я кабинетная крыса, в отличие от бравого оперативника майора Торсунова.
Посыпались вопросы, устроили настоящий допрос двое на одного, хорошо что мне практически нечего скрывать, под таким прессингом я с учебки не был. Через три часа, дали понять, что с официальной частью покончено, теперь начнется самое интересное и опасное.
- Бергеров, что вы думаете об этих двоих... модификантах? - спросил представитель.
- Я думаю, они могут быть полезны.
- А отчего же в таком случае, их спас Викен, а не вы?
- Я военный человек и могу проявлять инициативу только в строгих рамках приказа.
- А если б это были крылатые модификанты?
- Никто не стал бы спасать кого-то из крылатых, даже детей - честно ответил я.
- Даже детей? Почему?
- Существо, которое пытается подспудно управлять вами, вызывает стойкую ненависть. Крылатые, даже дети, норовят манипулировать всеми, до кого дотянутся.
- Как вы думаете, чем мотивирован поступок Викена?
Я замялся, Представитель тут же вцепился взглядом.
- Мать этих кэти погибла под обломками дома, они плакали над ней. Возможно, Викен просто пошел на поводу у жалости.
- Вы считаете, синто способен действовать на эмоциях?
- Этого нельзя исключить, он все же человек.
- Вы спокойно спите?
- Да - несколько удивленно ответил я.
- И то, что вы приняли решение об уничтожении пятисот двадцати разумных существ, вас не гложет?
- Я выполнял свой долг перед своей страной и ее гражданами - зачем такие странные вопросы.
- Вам никого не жаль из убитых?
Хороший вопрос, чтоб вас разорвало..., ложь они просекут.
- Немного жаль кэти, к ним я отрицательных эмоций не испытывал.
- Эти волосатые отбраковки, эти полузвери вызывают у вас положительные эмоции?
- Они вызывают жалость.
- Вот как? А у меня брезгливость - Представитель загонял меня в угол.
- На фоне откровенно ненавистных дэми и опасных и опять же ненавидимых анжи, не несущие угрозы кэти возможно явились эмоциональной отдушиной. Мне их жаль - твердо закончил я. Что за вопросы? Зачем?
- А вот майор Торсунов считает, что этих двоих нужно уничтожить - заметил Вологдин. Мне полегчало, значит у нас идет речь всего лишь о психологической адекватности.
- Я считаю, что эта пара кэти может быть полезна нашим ученым.
- Распотрошить одного, а второго на опыты? - опять Вологдин.
- Скорее опытным путем узнать насколько возможно устранение модификаций после рождения и каковы отличия в работе мозга модификантов и людей, опять же с попыткой подтягивания их до уровня людей.
- Это ваши мысли или лорда Викена?
- Мои. Потрошить никого не надо, мы достаточно раздобыли информации об их физиологии и прочем. А вот что делать с такими модификантами, как их реабилитировать, на мой взгляд, не помешает знать. Викен, вытащивший кэти из жалости, понимает, что сколько-нибудь сносное существование их ждет, если они изменятся внешне настолько, что не будут так уж сильно отличаться от людей. Я с ним будущее кэти не обсуждал, но он попросил, цитирую: найти женщину, способную заменить им мать.
- Вы разделяете его отношение к этим кэти? - спросил представитель.
Шах и мат.
- Да. Они все же дети. Разумные. Мне тяжело относиться к ним как к животным - жаль я атеист, некому помолиться, чтобы мой ответ был правильным и ожидаемым.
- Как вы считаете, Викен опасен для нас?
- Он безусловно носитель опасной информации.
- Мне надоели обтекаемые формулировки, я хочу получать четкие ответы на поставленные вопросы - холодно отчеканил Представитель.
- Я считаю, что по своей воле Викен не будет разглашать информацию о модификантах, но его могут вычислить и выловить, а значит, и узнать все то, что знает он.
- Считаете, Викена нужно уничтожить?
- Я не уполномочен принимать такие решения, и у меня нет достаточной информации, чтоб их принимать.
Представитель довольно улыбнулся. Пронесло? Когда уже уходил в спину раздалось
- Майор Бергеров, надеюсь, вы быстро устраните недоразумение с вашей физической формой и внешним видом.
- Так точно - отчеканил я. Здравствуйте, пробежки и часовые потения в спортзале.
Четвертый день на положении пленников, я как проклятый бегаю по часу утром, днем спортзал, а вечером баня, чтоб снять крепатуру. Пузо как висело, так и висит, хоть бы свидание с Ленкой разрешили, она б таблетки передала. Хорошо хоть созваниваться можно, Данька подрос, лопочет уже почти внятно, Оленька уже женихается в своей младшей группе детского клуба, Ленка все такая же пышечка, аппетитная. Проклятье, домой хочу.
Вечером зашел Вологдин, швырнул блистер с таблетками
- Готовься сдавать нормативы.
Проклятье....
- На подполковника - ехидно добавил он - У тебя всего месяц, не справишься, так и будешь до пенсии сидеть в своем отделе.
Да, подложил Представитель свинью, и не признаешься же никому, что работа в аналитическом отделе меня целиком устраивала, и вовсе не мечтал я о полевой практике. Как там у классиков, пусть нас минует барский гнев, а паче барская любовь, как то так. Но с таблетками хоть жир сброшу. О доме на ближайший месяц можно забыть...
На следующий день Вологдин выдернул с тренировки.
- Одевайся, нужны твои глаза и уши.
К Викену привели на свидание дочь, и младшего, то есть приемного сына. Некст Викен - худенькая невзрачная девчушка со встрепанными русыми волосами, была чем-то напугана, и цеплялась за своего приемного брата. Братец же стойко ассоциировался с принцем из детской сказки, Оленька сейчас такие десятками смотрит, красивый но не слащавый, и весь погруженный в себя - принц потерявший возлюбленную, ни дать ни взять. Странная пара в общем, я провел их в зал для чи-гун, большой светлый и пустой, Вологдин привел Викена.
Синто странно встретили друг друга, вместо проявлений радости какие-то настороженные и испуганные взгляды.
- Подойди - приказал лорд.
Девушка сделала несколько шагов к нему, странно запнулась, упала на колени и сложилась в поклоне лицом к земле, все молча, не проронив ни звука. Привычно бесстрастное лицо Викена исказила бешеная ярость, он заметался из стороны в сторону, остановился, сделал два шага назад, 'принц' инстинктивно подался за ним, но Викен метнулся обратно, подлетел к дочери, рывком поднял ее и отбросил назад, девушка вскрикнула, но 'принц' успел приблизиться и подхватил, не дав упасть.
Ничего не понятно, но очень интересно.
Викен тем временем шел к детям, прожигая дочь взглядом, у той не хватало сил даже смотреть отцу в лицо.
- Посмотри мне в глаза и скажи, что это ошибка при спарринге - прошипел Викен. Дочка так и не подняла глаз
- Отец...
Тот занес руку для удара, но пощечины не вышло, 'принц' державший девушку отбросил ее себе за спину, став щитом между ними.
- Лорд-отец...
- Да, младший сын
- Вы подняли дочь с колен.
- Да, поднял.
Викен отошел от них успокаиваясь, девушка оказалась сидящей на полу, ее что, ноги не держат? С чего это?
- Ленту! - от этого приказа 'принц' вздрогнул, а девушка с ужасом уставилась на отца.
- Я жду - прошипел тот.
'Принц' подошел к некст Викен и расстегнул 'ошейник', снял камень в оправе, а ленту отдал лорду. Девушка сидела замерев, опустив голову.
- Мне нужна камера для контрактов - Викен обратился к нам с Вологдиным, тот кивком послал меня на поиски. Пока я мотался к секретарю и обратно, в голове гуляла одна мысль 'Чертовски интересный спектакль'.
Когда я пришел Викен смотрел в окно, став спиной к детям, девчушка сидела глядя в пол, а 'принц' опять занимал позицию между отцом и дочерью.
Когда я навел камеру, Викен произнес
- Я лорд Викен, Первый рода Викен, отменяю ранее принятое мной решение о наследовании семьи моей дочерью Викен-Синоби - сдавленный всхлип у меня за спиной - и называю наследником моего сына Викен-Алани. Лента наследника будет передана вместе с кристаллом. Свидетельствует Викен-Ташин - я перевел камеру на 'принца'
- Свидетельствую, - произнес тот.
- Все, - буркнул Викен, я выключил камеру.
- Младший сын, я поручаю вам передать ленту и кристалл.
- Да, лорд-отец - ответил тот с поклоном. У меня уже рвало крышу от этого всего, сюр какой-то. Отдав ленту, Викен вышел, даже не бросив взгляда на дочь, та сидела в ступоре. Я отдал кристалл 'принцу' и он занялся сестрой, тяжело поднял ее на ноги.
- Соберись, пожалуйста - донесся его шепот - нам надо уйти отсюда...
И потащил ее из зала, пришла она более-менее на своих двоих, теперь же 'принц' чуть ли не пыхтел, таща девушку на себе. Я напоролся на ее глаза, абсолютно пустой взгляд морально уничтоженного человека, бррр..., вряд ли такое можно сыграть.
Но это еще не все. Меня ждала запись разговора Представителя, видевшего все через камеры, и Викена.
- Странный спектакль, лорд Викен, вы думаете я поверю, что вы вот так вот вдруг, отказались от дочери?
Викен стоявший у окна со всей силы саданул по пласт-стеклу, оно зазмеилось трещинами, ничего себе удар.
- Господин Представитель, я не протестую против того, что вы меня держите пленником, не протестую против того, что каждую секунду ведется слежка и вы суете нос в мои личные дела - зло выговаривал синто - Но с каких сбоящих врат, вы еще требуете отчета! О моих! Семейных делах!
Викен орал в непроницаемое лицо представителя.
Да, как говорят ЕвСы 'OMG WTF'.
Поздним вечером следующего дня злой Вологдин сообщил.
- Девка сбежала, проворонили, идиоты.
- Кто проворонил? - тут же вырвалось у меня.
- Я. Подотчетная мне наружка.
Изобразил подобающее случаю умеренное сочувствие.
Викена отдали на растерзание Торсунову, оговорив, чтоб руки не распускал. И лорду отравили радость от побега дочки, и нашли майору выход для его кипучей энергии. Викен как всегда был непроницаем, четырехчасовой допрос перенес как светскую беседу, чуть ли не позевывая. На провокацию не повелся, когда ему сообщили что дочку перехватили и вернули на Святорусскую, лишь пожал плечами и попросил встречи. Всю ночь и следующий день шел розыск, вернуть девчонку не смогли, но установили путь побега. После посещения отца, она в воздухе пересела на другой пузырь, планету же покинула с командой торгового судна с Ласковой 'Пейзанка', при проходе таможенного контроля карго-мастер была пьяна и почти не держалась на ногах еще и лезла целоваться к таможенникам, из-за этого ее хорошо запомнили, но своего она добилась, отвлекла от процедуры сверки ген-кода.
Зауважал я девчушку, жаль что не присмотрелся к ней повнимательней, более яркий братец затмил. Да и вообще, синто сильные и неприятные противники - непредсказуемые. Надо ж было додуматься, в качестве отвлекающего момента организовать семейную ссору, и что самое забавное мы повелись на это как дети в цирке. Да, у девчонки травма и она 'ограничено активна', но нас заставили поверить в то, что она вообще не может ходить сама, да еще и красивую головоломку подкинули о смене наследника. Но этот так, не смертельно, а вот наружке нечего было расслабляться. Им вообще думать не положено, остолопам. Не доложили, что пузырь притормаживал, братец-принц на прогулку вечером, внаглую вышел с какой-то другой девчонкой, так разбирались пятнадцать минут, прежде чем доложить, придурки. Разжалуют и правильно сделают.

Даниэль.

Ара-Лин перепрыгнула, вернее, вывалилась в другой пузырь просто отлично. Он шел навстречу и чуть ниже, при приближении притормозил и откинул купол, мы сделали то же самое, сестра села на борт как на заборчик и также легко и бесстрашно спрыгнула. Ничего сверхординарного в самом деле, если не брать в расчет высоту полета.
Все, я сделал все что мог, теперь остается только ждать, и просить Судьбу о снисхождении. Я привычно глянул на ладонь, знак уже чуть стерся, надо обновить.
Встреча с лордом Викеном прошла успешно, даже более чем, был момент, когда я поверил, что он не играет и все на самом деле. А вдруг и вправду он вот так вот воспринял травму дочери, ведь Викен был против ее связи с Синоби и пытался оградить Ару-Лин от него, а она фактически пошла против воли отца. Но как бы там ни было, кристалл у меня, а лента у Ары-Лин. Она так вошла в роль, что я начал переживать, а сможет ли она собраться с силами за несколько минут полета, смогла.
Я не знал как пережить период отсутствия новостей, помощь пришла неожиданно от Дзинь. За время подготовки побега наши отношения потеплели, то есть я перестал кипеть ненавистью, а она перестала относиться ко мне с холодной расчетливостью, как к подопытному животному. Так вот, Дзинь не давала мне уйти в себя, в свои страхи и переживания, мы даже рискнули прогуляться в парке на следующий день. Страшновато было, когда русы окружили нас и начали забрасывать вопросами, хорошо хоть не посмели увезти, и мы вернулись в посольство.
А в два часа ночи пришло письмо от Ары-Лин 'Я дома'. Сумасшедшее облегчение и радость тут же сменились тоской, я нескоро ее увижу, очень нескоро. Решил пойти к Дзинь поделиться новостью, разбудил, не раскрыв глаз она принялась ругаться, как в худшие дни, очень захотелось ее заткнуть. Ничего не оставалось кроме как поцеловать ее в губы, видел я как Ронан таким образом управлялся со своей женушкой-иностранкой. К нашему обоюдному удивлению, Дзинь не врезала мне в ответ, а лишь удивленно уставилась.
- Ара-Лин уже дома - заполнил я паузу - Ты молодец.
- Угу - было мне ответом - Начал, так продолжай.
- Что начал?
- Целовать!
- Дзинь, я не люблю грубости - сказал я отодвигаясь.
- Представь себе, я тоже - почему-то обижено ответила она.
Вздернутый носик, спутанные волосы, след от подушки на щеке... такая обычная и беззащитная. Захотелось ее обнять теплую и сонную, захотелось почувствовать ее, узнать ее всю, от душистых волос и мягких губ до сильных стройных ножек...
- Иди ко мне - мягко попросила она.
Проснулись мы поздним утром, проспав всего несколько часов. Такой странной ночи у меня не было и надеюсь, больше не будет. Ронан как то сказал что у всех в шкафу свои скелеты, у Дзинь оказался смердящий труп, отравляющий ей жизнь. Бедная девчонка пережила нечто подобное моим злоключениям у Хозяина - извращенное насилие, необходимость притворятся, необходимость смириться и пережить. Да, она была 'под зеркалом' или какой-то другой пси-техникой, но как бы ты не пытался вывихнуть свое сознание, фактов это все равное не отменит. Моей защитной реакцией было отсутствие мыслей о сексе, а она наоборот трахала буквально каждого до кого могла дотянуться, доказывая себе и окружающим, что у нее все замечательно. Все это я узнал после того, как она с воем разрыдалась от моих поцелуев. Дзинь не захотела обсуждать с психологами то, что было, в отчетах все сгладила как могла, закопала прошлое в себе, хорошо хоть сейчас со мной поговорила, я конечно не дипломированный специалист, но хоть выслушать могу и понять. Проговорили мы остаток ночи, а когда под утро засыпали, она попросила прощения за издевательства во время 'ломки', глупенькая.
Утром я не знал как быть, то ли уйти, чтобы не смущать ее, ведь не хочешь видеть человека перед которым оголил душу, то ли наоборот остаться чтоб поддержать.
- Ты меня презираешь? - деловой вопрос, ни тени эмоций. Глупенькая. Замотана в простыню как в кокон, лишь шейка немного видна, поцеловал, погладил, получил испуганный и полный надежды взгляд в ответ. Не сразу у нас все получилось, я привык что и Криста и Ара-Лин легко получали свое, а Дзинь лишь имитировала оргазм. Но зато когда у нее все вышло по настоящему, меня тоже просто взорвало.
Сотрудники посольства быстро узнали о том, что Дзинь ночует у меня, это странным образом подняло мой статус - зауважали за способность справиться с несчастной девчонкой, успевшей 'затрахать' всех. Кстати, у Дзинь оказалось странное и редкое имя - Микита.
Прошло три месяца, я периодически виделся с лордом Викеном. Первая встреча после побега Ары-Лин была просто ужасна, я не мог понять играет лорд-отец или вправду гневается. Я не передал запись о смене некста по назначению, не выполнил его волю, высказанную при свидетелях, за такое иногда из семьи выгоняют. И вот, когда я стоя на обоих коленях просил прощения, лорд Викен снял с меня 'душу', и предложил выбрать или я остаюсь в семье и полностью подчиняюсь ему и только ему, или же улетаю на Синто к Аре-Лин в качестве 'господина Ташина'. Меня пробрало, я испугался не на шутку, я понимаю, что за нами следили, но лорд ни в малейшей степени не попытался дать понять, что это все понарошку. Лишиться семьи? Мне не пришлось играть, когда я умолял простить и клялся в верности. Когда лорд-отец все же застегнул 'душу' у меня на шее, я не сдержал облегченного вздоха. Остальные встречи были коротки и формальны, нас предъявляли друг другу, пара вопросов от лорда, мои ответы и все, меня уводили.
И вот одним ранним утречком лорд Викен высадился из пузыря у ворот посольства, дежурный устроил общий сбор, мы с нетерпением ждали прохождения лорда через внешнюю очистку и сканеры, Викен еще и на вирусы проверился, все чисто. Когда он наконец вошел в холл, мы устроили ему овацию, чем его немало смутили. Старший посол утихомирил коллег и увел Викена с собой, у Старшего проблема - решить, как будут жить два медведя в одной норе. Я скитался без дела, мандражируя от того, что наконец узнаю точно, злится лорд-отец на нас всех или нет, а если злится? Получил нагоняй от Дзинь, она второй день ходила злая как военная собака и бросалась на всех - русы устроили несчастный случай торговцу, вывезшему Ару-Лин, он все таки был двойным агентом и не предупредил хозяев, те ему этого не простили.
Наконец лорд-отец вызвал к себе.
- Боишься? - с улыбкой спросил он, и стало ясно, что не злится! И даже доволен.
- Ну...
- И правильно. Будь все серьезно, я б не простил.
- Будь все серьезно, я б не ослушался - парировал я.
Он подошел и обнял
- Спасибо, что вытащил ее - сказал он отстранившись.
- Да мы втроем над этим работали - ответил я приходя в себя.
- Не скромничай, я уже видел доклад Шур-Дзинари.
- Лорд-отец, когда мы сможем вернуться на Синто?
- Мы? Ты, наверное, через пару месяцев. В принципе, все, что ты знаешь, уже устарело. А я... год, два, в лучшем случае, а может и пять и десять лет - с грустью заметил он.
Ничего себе...
- Не кисни, я заинтересован поскорее тебя отправить к Аре-Лин. А сейчас расскажи во всех подробностях все, что происходило, начиная с твоего возвращения на Синто.
Аааа....Застрелите меня.

Вместо эпилога. Представитель Президента ? 17.

'Витенька, и передай своим, если убьют Викена, я буду мстить, частным порядком, конечно же, но... мои возможности ты знаешь' - мурлычет некрасивая, но породистая женщина лет сорока.
'С чего вдруг, Криста? Почему он тебе так дорог?' - шутливо спрашивает Крутецкий.
'Первая любовь, знаешь ли. Надеюсь, твои руководители - мудрые люди и не будут создавать себе проблем на пустом месте, Витенька' - ее мурлычущий голос диссонирует со злым и стервозным выражением лица.
Из доклада Крутецкого 'Учитывая то, что Криста Шур является главой семьи шпионов-диверсантов, предлагаю отнестись к ее словам со всей серьезностью. В качестве мести Шур может выбрать ответную жертву абсолютно произвольно, исходя лишь из возможностей ее уничтожения'.
Мы мудрые люди, тем более что то, что знает Викен уже почти не опасно. На месте поселения чужих стынет вулкан, а двое кэти - что ж, даже если наши враги получат информацию о существовании 'чужих', это им мало поможет отыскать этих 'чужих' на наших планетах. Так что Викена вполне можно отпускать. Можно, но не нужно.
'Дети' этих мохнатых теперь зовут только так. Хвостов у них уже нет, не знаю, пережили ли бы они потерю столь важной, как оказалось, конечности если бы не нашли им 'маму' и 'маму'. Профессоры Резина и Гольданская оправдали ожидания наших психологов, эта семейная пара похоже только и ждала кого-нибудь, чтоб начать самозабвенно заботиться о них. Гено-медик Гольданская курирует обратную модификацию, химик Резина тоже работает в проекте - все при деле. 'Дети' подепрессили, но согласились продолжить трансформацию, через полтора месяца будут лысыми и с другой формой ушей.
За всеми этими заботами, я впервые за два года после смерти Анны 'втянулся в жизнь'. Вместо того чтобы засыпать с надеждой не проснуться, я снова начал думать о завтрашнем дне. Часто вспоминаются дочка Викена и Ташин, эти дети крепко связаны друг с другом, наверное, я не могу выбросить их из головы потому, что они напоминают меня самого и Анну, мы тоже понимали друг друга с полувзгляда. Кстати, интересно было бы узнать почему Пятый так бурно среагировал на побег некст Викен? Успел построить какие-то планы в отношении ее? Какие? В принципе Синто - это вотчина Пятого, но Викены мои, можно было бы и поставить в известность, но он молчит и прикидывается, что не психовал. Молодой еще, глупый.
Хотя это уже старческое брюзжание, план Пятого удался на славу. Хины напали на ЕвСовскую Шарман - это Восьмой подсуетился, ЕвС впал в шок, а выйдя из него, кинулся возвращать потерянное, тут уже люди Десятого старались на славу, но хины вцепились в планету мертвой хваткой. Все, наши партнеры-враги занялись друг другом, а чтобы они не отвлекались Восьмой и Десятый будут держать руку на пульсе. Многие были заняты в этой многоходовке, но Пятому достался самый пушистый лавровый венок.
Синто в темпе ошпаренных кошек носятся по всем секторам, и дергают своих партнеров, у них проблема номер один - восстановить крепости как можно скорее. Я готов спорить на что угодно, что Викен нашел способ передать своим информацию о наработках модификантов, только вот его соотечественникам не до генных разработок, а значит, у нас есть фора во времени.
Да долгая и кропотливая операция, началась с получения информации о 'чужих' в пиратском секторе, и вылилась в спасение синтского агента среди пиратов, а это в свою очередь, в проведение Синто воен-акции против главного пиратского 'склада'. Потом пришлось потрудиться нашим агентам, сплачивая пиратские кланы и натравливая их именно на Синто, а не на беззащитный Тропез. Попутно Пятый попробовал взять Синто нахрапом, но не вышло, не выродились еще 'самореализованные люди', отбились. Ниточки к информации о 'чужих' казалось, были обрублены, но всплыла Депра. Туда была отправлена агент Лившиц, бедовая девчонка, согласившаяся на такой риск, как модификации и вживление имплантатов, справилась она с работой отменно, ухитрилась даже Викена вокруг пальца обвести. Сейчас Лившиц в отпуске со своей семьей, привыкает носить награду и внеочередное звание. А операция по поиску 'чужих' благодаря знакомству с Викеном скрестилась с операцией Пятого, по натравливанию Хинов на ЕвСов. Все довольны, даже синто, которым популярно объяснили, что мы не нуждаемся в строптивых рабах, и предпочтем видеть их в качестве пусть и слабого, но союзника.
Да 'чужих' мы нашли, информацию о работах Шепота получили, но....
У меня появился второй помощник - Бергеров. Когда Вологдин шерстил свои кадры в поисках людей способных противостоять псионам, наткнулись на это чудо - умный, даже очень, при этом не амбициозный и ленивый, но ничего это лечится и весьма успешно. Импульсивный Вологдин и перестраховщик Бергеров вместе работают весьма продуктивно. Отдыхать им не приходится, копаются в событиях полувековой давности, стараясь все же вычислить информационную ловушку Шепота, эта проблема стала моей головной болью и причиной регулярных втыков от Президента.
Так что, 'помирать нам рановато, есть у нас еще дома дела'.
лето2007/зима2008





 

 

 

 



Создание сайта Aviva

Связь с администратором