2. Героев по-прежнему нет. - Страница 6

Серия Синто

Индекс материала
2. Героев по-прежнему нет.
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5
Страница 6
Страница 7
Страница 8
Страница 9
Страница 10
Страница 11
Страница 12
Страница 13
Все страницы


Ара-Лин

Обменялись с Даниэлем кодами браслетов. Что ж, заодно и проверим, случайно ли он сорвался, или я в нем ошиблась. Ведь до этого случая он вел себя безупречно, смог найти общий язык с Ронаном и отцом. Я даже не ожидала, что моя семья так спокойно воспримет мою заклятую половинку. Интересно, каким боком к Даниэлю относятся Грюндеры, если присматривать за ним поручили Синоби. Или Аррен мне соврал? Знать бы наверняка...
Я подходила к зданию, где будет этот злосчастный обед, кому он нужен, интересно? Лорды Осе, Грюндер и Ларин с некстом о чем-то не спеша переговаривались, поджидая других. Я подошла, поздоровалась.
- Примите поздравления с удачным выполнением контракта, - отозвался Осе. Несмотря на нейтральность слов и тона, в голосе слышалась издевка, или мне уже кажется. Мы все перебросились парой фраз, и я осталась с лордами. Через какое-то время лорд Грюндер незаметно оттеснил меня от компании и негромко спросил.
- Леди некст Викен, вы все же поощряете этого... юношу...
Я подняла брови, прося уточнений.
- Ташин...
А какое, собственно, вам до этого дело, подумалось мне, но дерзить, конечно, не посмела.
- Я не слишком богата, чтобы разбрасываться подобными подарками Судьбы, - ответила я вежливо.
- Вы понимаете, какую ответственность взваливаете на себя и на свою семью?
Вот это он зря сказал. Из такой простой фразы можно было выбрать целую кучу смыслов. Первый - Даниэль невменяемый псих, второй - я не понимаю, как много значу для него, третий - если Даниэль все-таки псих, то я подставляю свою семью, оказывая ему внимание и поддержку.
Убила бы! Я уставилась Грюндеру в глаза тяжелым взглядом, давя, как учил дедушка Синоби. Секунды стали растягиваться как резиновые. Я скорее почувствовала, чем увидела внимание лордов к нашему поединку.
- Добрый вечер всем, - раздался голос леди Шур, и лорд Грюндер отвел глаза, чтобы ее поприветствовать.
Фух. Что я творю? Я тоже добавила свое приветствие в нестройный гул. Мы с Грюндером перебросились взглядами и сделали вид, что ничего не было. Я далека от мысли, что 'задавила' лорда, скорее он сам понял, что не имел права вмешиваться не в свое дело. Пакостный лорд Осе не спускал с меня взгляда.
- Леди Шур, вы СЕГОДНЯ так свежи, просто цветете, - сказала я с улыбкой.
- Увы, не могу вернуть вам комплимент, некст Викен, вы явно еще не отошли от отравления. Но сегодня вы наконец-то выглядите как некст, а не как ребенок или гейша, - отозвалась Шур. Хамит неприкрыто, в отличие от меня.
- Ну, день-два, и я опять буду та же; вы же знаете, в МОЛОДОСТИ все восстанавливается за считанные часы, - ответила я с плотоядной улыбкой.
Лорды только что ушами не шевелили, прислушиваясь к нашей пикировке.
- Спору нет, некст Викен. Однако, как показывает статистика, вы так часто попадаете в регенератор, что, похоже, сегодняшнее состояние, грозит стать для вас нормой, - голос - сладкий яд.
- Не буду спорить, тем более что вы, леди Шур, заботитесь, чтобы я недолго оставалась без контрактов, - отозвалась я, сбрасывая маску фальшивого дружелюбия.
Тут лорд Ларин понял, что пора заканчивать эту перепалку во избежание ненужных смертей в мирное время.
- Леди Шур, нашли ли что-нибудь интересное на пиратских кораблях? - спросил он, беря ее под локоток и буквально уволакивая.
- А вот и наши гости, - заметил некст Ларин.
И действительно, русы дружной делегацией приближались к нам. Последовали взаимные приветствия и поклоны. Подтянулись еще лорды Синоби, Китлинг, Бялко и Соболев. Все активисты Совета Безопасности, подумалось мне, не хватает некст Грюндера, но его не будет, и Хорес-Китлинга, он еще не восстановился и до сих пор плавает в регенераторе, бедняга.
Наконец мы зашли в зал с длинным овальным столом, который буквально ломился от яств. Расселись произвольно. Мы не дали русам скучковаться, леди Шур буквально с первого момента повисла на Крутецком, всячески игнорируя Лепехина, который хотел сесть рядом с напарником, но не вышло. Мне было все равно, где и с кем сидеть, лишь бы подальше от Кахадзе, а то будет несварение без всякого яда. Наконец, за разговорами, мы уселись; рядом со мной оказались некст Ларин и русский посол. Четко напротив меня - леди Шур, а также Крутецкий и Лепехин. Русам подали вина, нам воды, старший посол в ответ на такое сказал, что они уважают наши традиции, и тоже будут пить воду. Пожалуйста, не жалко.
По нашему обычаю, начиная с самого уважаемого человека за столом, зазвучали тосты-благодарности Судьбе. Лорд Ларин сказал первый тост в благодарность: 'За то, что Судьба послала нам такого союзника'. Без перерыва следующим говорил генерал Кахадзе, он сказал просто: 'За победу', потом лорд Синоби - благодарность 'за малые жертвы', затем капитан 'Атакующего': 'За упокой погибших'; его поддержал лорд Бялко: 'За то, что, потеряв многих родных, имею надежду на чужую кровь и приемных сыновей'. Тосты звучали, не смолкая, все держали бокалы, по нашей традиции вода должна впитать в себя благодарность и радость празднующих. Подполковник предложил: 'За взаимопонимание', Китлинг поблагодарил: 'За дарованную мудрость в бою', Крутецкий выдал: 'Все хорошо, что хорошо кончается' - и очередь перешла ко мне. Я вспомнила о дезертцах, о том, что Тукин жив и летит на Синто. 'Благодарю Судьбу за всех, кто выжил, и за то, что не было напрасных смертей, те, кого нет, погибли с честью', - это получилось грустнее, чем мне хотелось бы. Лепехин выдавил из себя: 'За малые потери', леди Шур поблагодарила: 'За профессионализм и правильные решения всех, кто участвовал'... и слово вернулось к лорду Ларину: 'Пусть Судьба дарует нашим народам мир и процветание'. И все выпили. Я заметила удивление на лице Крутецкого, удивился не только он.
- Это просто вода? - раздались тихие вопросы. Да, вода может быть такой вкусной, увы, иностранцы об этом не знают. Наконец началась сама трапеза. Неспеша наполнялись тарелки, завязывались беседы. Леди Шур тут же насела на Крутецкого, тот, наверное, чтобы ее позлить, не спускал с меня глаз. Леди Шур это заметила и принялась метать грозные взгляды, я в ответ решила позлить ее еще больше. Прав отец, я генератор неприятностей, и в первую очередь для себя самой. Я припомнила забытое искусство еды, которому меня учили в Доме Красоты - никакой искусственности или жеманства, просто все движения плавны и отточены и вместе с тем естественны. Крутецкий не сразу, но заметил перемену; заметил ее и Лепехин, сначала удивился, а потом явно пожалел, что не может меня придушить при свидетелях. Чего он на меня злится? Леди Шур смотрела на меня с видом: 'А это что такое?', меня понесло вообще, я принялась с ней 'мягко флиртовать'. Заключалось это в том, что я стала вскользь посматривать на нее, избегая взглядов в упор, как только она пыталась поймать мой взгляд, я смотрела в тарелку. При всем том я успевала вести светскую беседу с послом, который общался со мной в тоне 'Вот мы с вами послы... мы...'. О том, что из меня посол, как из кошки охранник дома, я предпочитала не распространятся.
- А где ваш батюшка? - по ходу беседы поинтересовался посол. Вот знать бы, просто так спросил или...
- Ох, представьте себе, не знаю. У него контракт, а какой именно - не знаю, не сказал... - грустно ответила я. - Наверное, предвидел такие вот вопросы, - последняя фраза прозвучала шутливо.
В перерыве между фразами ко мне склонился некст Ларин.
- Вы готовы оплатить авансы? - еле слышно спросил он. Я бросила на него непонимающий взгляд.
- Леди Шур любит не только мужчин.
Кусок застрял у меня в горле, я поспешила запить. Дурра! Я глянула на Шур, ее взгляд был полон обещаний, я скорчила извиняющуюся гримаску, одними губами сказав: 'Извините. Заигралась'. Та хмыкнула и отрицательно покачала головой - мол, нет, пути назад уже нет. Я не стала даже хмыкать и прикинулась, как говорит Ронан, шлангом. Я долго не могла понять, что значит прикидываться пустотелым куском пластика, но потом до меня дошло. Так вот, я прикинулась шлангом и переключила свое внимание в равных долях на Крутецкого, некст Ларина и посла. О некст Ларине я вспомнила, что у него младшая жена гейша, и осторожно поинтересовалась, как у них дела. Он с улыбкой поведал, что она недавно родила их второго общего ребенка, девочку. Я порадовалась за них: двое естественно рожденных детей, да еще одна кровь, значит, им действительно хорошо вдвоем.
Посол, слышавший ответ Ларина, поспешил восполнить свои культурные пробелы, и завязался разговор о женах, младших и полноправных. Крутецкий и Лепехин слушали, ловя каждое слово, потом от них пошла лавина уточняющих вопросов. Ларин откровенно посмеивался над учиненным ему допросом. В результате господа русы обогатились знаниями о том, что у нас на одну женщину приходится чуть меньше чем двое мужчин, все посмеялись над этой фразой, поэтому женщины синто весьма переборчивы в выборе мужа. Далеко не все стремятся стать полноправными женами, это было откровением для русов. Жены фермеров всегда младшие, это дает финансовую защиту, если дела на ферме пойдут плохо, плюс четко обозначает, что жена ответственна за дом и детей, а муж за материальное обеспечение семьи. Зато в фермерских семьях всегда естественно рожденные дети, что не удивительно, родить женщине на порядок дешевле, чем вырастить ребенка в репликаторе. Полноправные жены, как правило, у аристократов третьего и второго ранга. Понятно почему, муж и жена работают и имеют сходный доход, семьи создаются поздно, примерно в тридцать лет, оба зрелые, самодостаточные люди. У аристократов первого ранга престижно найти себе полноправную жену, но тяжело. Почему? Мало женщин, желающих нести столь серьезную ответственность, а кто желает, не хочет выходить замуж, не так ли леди Шур? Что делает половина мужчин, которым не достались жены? Нет, гомосексуализм у нас не распространен. Есть такое понятие - 'друг семьи'... Да, упрощая, можно сказать, два мужа... Ревность, чувство собственника свойственны только неудачникам, это равнозначно признанию в том, что ты ничтожество и без своего партнера ничего не стоишь. Вы знаете, какое самое большое осуждение можно услышать в адрес родителей? Тут посол блеснул: 'Они заставляют детей осуществлять свои мечты'. Да.
- Я ничего не понимаю, - отозвался Лепехин, - вы ж из поколения в поколение передаете профессию!
- Ключевое слово - 'заставляют'. Если у ребенка другая Судьба, родители не должны навязывать ему путь. Мы стараемся воспитывать детей так, чтобы они хотели заниматься делом своих отцов, но если у них другие задатки или они просто хотят другого, навязывать чужую Судьбу - грех.
- А у вас, господа, есть жены? Семьи? - встряла я.
- У меня жена и двое детей, - мрачно сказал Лепехин.
- А я гол как сокол, - радостно отозвался Крутецкий.
- Хм... Это наводит на размышления, - заметила леди Шур. - У одного семья, и он бука, второй холостяк, и он душка.
Мифическая блудливая кошка сдохла бы от зависти, услышь она интонации Шур.
Лепехин чуть не подавился и бросил предупреждающий взгляд на Крутецкого, но тот чихать хотел на предупреждения. Крутецкий явно не боялся секса с Шур, скорее леди надо бы опасаться. При техниках зомбирования применялись препараты, ослабляющие волю, облегчающие усвоение посыла. А когда лучше всего впрыснуть в кровь миллилитр сыворотки? Тогда, когда человек увлечен своими ощущениями во время секса. Поэтому существует негласное правило: на чужой территории никаких новых, непроверенных секс-партнеров.
- А вы, леди некст Викен, хотите выходить замуж? - вдруг спросил подполковник. И как только он наш разговор слышал, ведь все разбились на кучки и беседовали о своем.
- До двадцати семи лет такой вопрос не стоит, а там видно будет, - отозвалась я.
Некст Ларин и лорд Грюндер переглянулись, терпеть не могу эти молчаливые переговоры, чем их так заинтересовала эта общеизвестная информация?
Разговор перекинулся на поданные кушанья. Русы расхваливали многообразие рыбных блюд и поинтересовались, почему мы не употребляем мясо. Мы ответили, что животноводство слишком дорого, синтетические корма для нас неприемлемы, а выпас требует больших территорий. А на границах? На границах - крысодлаки. На границах стараются даже собак иной раз не держать, потому что одно убитое животное - это кладка крысодлака на десять-пятнадцать особей.
- А кролики? - спросил Крутецкий. - Их же можно в клетках держать.
- Кролики? - обескуражено переспросил некст Ларин.
- Они бывают очень крупными, - тут же вмешалась леди Шур - У нас маленьких кроликов дарят детям, как домашних любимцев, так что... - пояснила она Крутецкому. Тот, извиняясь, развел руками.
- Мой сын пытается кролика 'раскачать', заманивает в колесо морковкой, отмеряет нагрузку... - заметил некст Ларин. - Даже не знаю, как и реагировать на это.
- Это нормально, - ответил ему Китлинг. - Я в детстве попытался бабушкину кошку 'раскачать', посадил ее на голодание...
Все прислушались.
- Весь день стоял дикий крик, кошка начала тренироваться, прыгая на меня с возвышений, а вечером бабушка покормила животное и объяснила, в чем я не прав.
Все посмеялись. После этих историй настроение за столом стало более расслабленным и чуть-чуть домашним. Мы довольно долго переговаривались, темы разговоров причудливо менялись - то о крысодлаках, то о системе здравоохранения, то о фермерах-арендаторах, то об отсутствии у нас индустрии сериалов. Да, мы могли снять стереофильм часов на пять и разбить его, но безумия серий на сто, такого не было. А что же делают люди по вечерам, если они визор не смотрят? Гуляют в садах, играют с детьми, играют в командные игры или ходят в гости, да мало ли существует интересных и полезных занятий. Короче, говорили обо всем и ни о чем. Надо отдать должное нашим гостям, они не касались в своих вопросах политики или экономики.
Когда обед, плавно перетекший в ужин, все же завершился, у всех было то благодушное настроение, какое бывает после вкусной и обильной еды. Потихоньку мы стали разбредаться. Те, кто не был увлечен беседой, вставали, негромко благодарили, раскланивались и уходили. Я тоже решила не задерживаться и ушла третьей, и уже предвкушала здоровый сон, когда мой браслет завибрировал неопознанным вызовом. Я вставила наушник.
- Привет, это я, узнала? Забей мой код, - без перерыва протараторил Грюнд.
- Привет. Узнала, - отозвалась я, не зная, что еще сказать.
- Слушай, у нас тут маленькая вечеринка некстов у Штайне, прилетай. А? На девчонок своих посмотришь... Или ты не хочешь с ними общаться?
Ага, они пригласили гейш из Дома Ланы.
- Хочу, только я еще и спать хочу.
Он рассмеялся.
- Ну, тебя то никто плясать не заставит, полежишь, подремлешь, если все так плохо. Ты не восстановилась еще?
- Грюнд, дай мне подумать.
- Ну, думай... Перезвони, когда надумаешь, - и он отключился.
Пока я разговаривала, ко мне подошел подполковник и остановился на расстоянии, давая мне возможность закончить разговор.
- Чудесный вечер, - сказал он с обаятельной улыбкой. Я напряглась. Подполковник Щедрин был способен вскружить голову любой женщине, этакое сочетание веселой открытости и мужественности. Но он был Представителем, значит, эта открытость всего лишь маска.
- Да чудный, - отозвалась я.
- Мы завтра вечером улетаем, а я так и не видел Синто.
- Я думаю, что можно будет организовать завтра экскурсию... часа на три?
- Да, три-четыре... А что, ночной жизни на Синто нет вообще?
Я пожала плечами.
- Вроде бы есть...
Он рассмеялся.
- Ну, раз есть, то покажите мне ее.
Я лихорадочно соображала, чего же он хочет на самом деле. Защиты против зомбитехник у меня нет, ее ставят, только если есть непосредственная опасность, а чего еще он может хотеть? Как быть? Послать его в русское посольство или пойти на поводу? Учитывая, что я генератор неприятностей, я выбрала второе. Созвонилась с Грюндом, сказала, что приду не одна. Он не обрадовался такому, но согласился. Щедрину объяснила, что идем на частную вечеринку, и без обиняков поинтересовалась, как он решит проблему с охраной, нам не нужен еще один скандал. Он перезвонил куда-то, оставил сообщение, объяснив мне, что его будут отслеживать по оргмаячку. Что ж, неплохо, оргмаяк включает тревогу, если его снять или если у хозяина резко меняются жизненные показатели, выброс адреналина или наоборот замедление процессов.
Когда мы подлетели к поместью Штайне, Грюнд вышел нас встречать. Они с подполковником уставились друг на друга. Да, когда первый раз видишь высокого, худого, откровенно некрасивого альбиноса с черными глазами, можно опешить.
- Это же... подполковник Щедрин? - переспросил меня Грюнд.
- Да. А ты кого ждал?
- Ну не его, уж точно. Проходите, гости... - и шепотом добавил мне: - Ты совсем сбрендила, ВикСин.
Я шутливо показала зубы, намекая, чтобы он был поосторожнее с оскорблениями. Мы прошли в сад, в большую беседку с помостом для танцев посредине и удобными диванчиками по краям. Трое незнакомых молодых мужчин и пять девчонок, все старые знакомые.
- Саламандра! - взвизгнула Искра высокая, стройная, с копной рыжих волос. Девчонки стайкой слетелись ко мне.
- Как дела? Где пропадала? Почему такая уставшая? Тебе не идет официальное платье, слишком тяжело для тебя. Ты надолго домой? Или опять улетишь? Когда поболтать придешь?
Все вопросы задавались одновременно, при этом каждая норовила обнять и поцеловать.
- А кто это с тобой? - опять голос Искры раздался громче всех, девчонки дружно посмотрели на руса, тот почувствовал себя дичью на охоте.
- Да, кто этот неизвестный красавчик? - поддержала Искру Снежинка, полная ее противоположность - блондинка ангельского типа, с необычно серьезными светло-серыми глазами.
- Это рус, подполковник Щедрин, - представила я.
- Ру-ус... - протянуло несколько голосов.
- Да. И он очень устал, - твердо сказала я. Эта фраза-сигнал означала то же, что и белая маска или белая метка у гейши - секс не предлагать.
- Какое хамство с твоей стороны, привести такого красавчика-руса уставшим! - тут же отозвалась неугомонная Искра. Девчонки дружно рассмеялись, как будто колокольчики зазвенели. Несмотря на мое предупреждение, ни одна не отвела глаз, каждая флиртовала взглядом.
- Ну, спасибо, ВикСин, удружила, - раздался наигранно злой голос Грюнда. - Котята получили новую игрушку, и старые заброшены.
Зефир и Снежинка тут же подскочили к Грюнду и поцеловали его в щеки с двух сторон, причем Зефир пришлось для этого подпрыгнуть.
Щедрин потихоньку оправлялся от шока. Девчонки попытались забросать его вопросами, но я опять пресекла их попытки.
- Бука! Если привела его для себя, так и скажи, - нежным голоском пропела Снежинка.
- Вы меня удивляете, девчата, с каких пор принято на гостя с вопросами набрасываться? - пристыдила я их.
Перебивая девчоночий щебет, Грюнд познакомил нас с хозяевами вечера, все трое трудились в сфере гражданской безопасности - выездные следователи, занимались делами, не входящими в юрисдикцию шерифов.
Короче, через десять минут статус-кво был восстановлен, девчонки вернулись к следователям, и только Искра и Снежинка остались со мной и русом. Они наперебой рассказывали новости, не забывая бросать взгляды на Щедрина. За последний год многие повыходили замуж, вон и Зефир собралась. Действительно, Зефир уделяла внимание только одному мужчине, в то время как остальные красавицыуспевали стрелять глазками во всех направлениях.
- А как дела у Лютика? - спросила я. Лютик, увы, не могла или не любила себя сдерживать в желаниях и была явным кандидатом на ношение черного браслета. Ведь одно из главных умений гейши - балансировать между неприступностью и уступками нормальным человеческим желаниям. С одной стороны, женщина, которую невозможно завоевать, неинтересна. С другой - та, которая достается легко, вчера одному, а послезавтра другому, уже не гейша, а 'черный браслет'.
- Лютик! Представляешь, она замуж вышла! - жарко зашептала Снежинка.
- Ты что!..
- Да! Такая любовь! Он - Бялко, персональный ранг - второй. И где только они встретились, непонятно. Но он ее за шиворот и к себе в дом, а она... Представляешь, она счастлива. Сейчас уже с животиком, маленьким пока.
- Да, Судьба иногда улыбается, - ответила я. Хорошо, что Лютику попался такой человек, который может взять за шиворот, ей такой и нужен был.
Тем временем зазвучал моди-ситар, приглашая к танцу.
- Саламандра, ты будешь танцевать? - строго спросила Искра. Я отрицательно покачала головой.
- Ну и ладно. Хотя жаль... Я буду танцевать для тебя.
Она выскочила в круг и закружилась, в ее движениях не было сексуальности, лишь радость и сила.
Щедрин смотрел на это со странной смесью удивления и неверия. Как иногда тяжело понять иностранцев.
- А почему Саламандра? - спросил Грюнд.
- Потому что, танцуя, поджигает помост, - со смехом отозвалась Снежинка.
- Грюнд, ты ничего не хочешь мне сказать? - спросила я, когда Снежинка что-то рассказывала Щедрину.
- Ну...- Он собрался с духом. - Я сказал отцу, что женюсь только на тебе. Что ты будешь моей полноправной женой.
Во мне вспыхнул гнев, который я всеми силами старалась унять. Какое он имел право?!
- Прости, он меня просто достал требованиями жениться...
- Это недостойно, Грюнд, - сквозь зубы выдала я. - Твой отец сегодня оскорбил меня, я не стерпела, - Грюнда передернуло. - Это был лишь поединок взглядов, но я не знаю, какие между нами теперь будут отношения.
Я посмотрела Грюнду в глаза, два черных кружка, ничего не прочесть, даже направление взгляда. Я в досаде отвернулась.
- Прости, я поговорю с ним.
- О чем? Твой отец воспринял как правду твои слова и решил, что я дала согласие. Что ты можешь ему сказать?
- Из-за чего вы схлестнулись?
- Из-за Ташина... Грюнд, почему ты не хочешь взять себе младшую жену?
Музыка почти забивала наши слова.
- Потому что мне надоело видеть раз за разом, как профессионально милые и приветливые со мной девушки плавятся как снежинки на руке при виде Соболева! - прорычал он мне в ухо. - Мне это действительно надоело!
- Ты первая, в ком я этого не заметил, - продолжил он.
- Грюнд, не только гейши годятся в младшие жены, - пробурчала я.
- Я знаю. Я и пытался искать среди своих, но, видишь ли, ни одна из них не прошла этот тест.
Мда... У каждого в шкафу свои скелеты, у Грюнда их особенно много...
- Почему бы тебе не прекратить поиски идеала и не взять просто девчонку, умеющую себя вести и четко понимающую, что к чему? Чтоб она родила тебе сына, а потом ты бы дал ей содержание и свободу. Такую можно найти...Или сразу двух,- вырвалось у меня при виде того, как обмениваются взглядами Искра и Снежинка.
- Двух? Искра и Снежинка? - фыркнул Грюнд - Две жены, как у того же Соболева?
- Угу, но каких! Они дуальная пара и очень привязаны друг к другу. Сколько еще они будут 'белыми браслетами'? Уверена, они уже задумываются о будущем, ведь им двадцать два, и ищут способ остаться вместе.
- Ты с ними дружила?
- Да, я с Искрой одного психотипа, и Снежинка мой дуал тоже. Так что, когда мы с Искрой цапались как две кошки, Снежинка нас разнимала - я мимо воли улыбнулась, вспомнив детство и такую смешную сейчас борьбу за лидерство.
- Может, в этом и есть свой смысл...- задумчиво выдал Грюнд. Меня это разозлило.
- Есть смысл? А отчего твой отец так настаивает на браке? А? Как ты думаешь, если я догадалась, то ваши семейные психологи-аналитики и подавно!
Отношения Грюнда и Соболева были, мягко говоря, неоднозначными...
- Вы что там, ссоритесь? - спросила Снежинка.
- Нет, - тут же с улыбкой отозвался Грюнд, - просто ВикСин сегодня бука!
Снежинка потянулась ко мне и обняла за шею.
- Тебе плохо, ты еще не восстановилась, да? - сочувственно спросила она. Вместо ответа я чмокнула ее в кончик носа.
Щедрин с интересом за всем наблюдал. Пожалуй, надо уделить ему немного внимания. Мы поменялись местами со Снежинкой, и она тут же принялась нашептывать что-то Грюнду.
- Ну, как вам ночная жизнь Синто? - поинтересовалась я у Щедрина.
- Необычно, - ответил он со смехом. - А каков статус этих девушек?
Я пожала плечами.
- Они танцуют, поют, щебечут глупости, поднимая вам настроение. Если сможете вскружить какой-то из них голову, она проведет с вами ночь. Это только ее решение, и никак не влияет на плату за ее время, проведенное с вами.
- То есть, нанимая девушку, я ничего не могу оговорить и потребовать?
Я усмехнулась.
- Отчего же, можете сказать, что вы устали, и никто не сделает вам нескромного предложения...
- Странные вы...
- Ну почему? Мы так расслабляемся. Как в старом анекдоте: 'Не догоню, так согреюсь'.
Щедрин такого анекдота не знал, пришлось рассказать, он долго смеялся и сказал, что теперь все понял.
В общем, вечер удался. Немногим за полночь я сдала подполковника в руки Лепехину и попросилась в гостевые апартаменты, потому что практически спала стоя.
Утром я проснулась с ощущением, что не одна в комнате. Так и было, Грюнд свернулся калачиком на маленьком диванчике. Растолкала его довольно грубо, он в ответ выдал, что передумал на мне жениться, тем более что я так неласково бужу. В ответ он нарвался на мою гневную тираду по поводу вконец обнаглевших альбиносов.
- У тебя что, в глазах двоится? Я тут один альбинос.
За что и получил подушкой по голове.
- И вообще, Грюнд, кончай репутацию мне портить, - почти серьезно сказала я.
- Я тут думал всю ночь, ты права. Но, наверное, рано делать им предложение, они еще не выгулялись. Как ты думаешь?
- А ты их спроси, чего ты меня спрашиваешь? Обговори с ними этот вопрос и сроки, если они в принципе согласны.
Грюнд встал, подошел и, нависая надо мной, спросил:
- Ты все еще сердишься? Поверь, я решу вопрос с отцом и все ему объясню.
Я молча кивнула и попыталась отстраниться, но он притянул меня и поднял лицо, чтобы я на него посмотрела.
- Пусти, Грюнд, - несмотря на страшную внешность, он меня очень и очень привлекал, но это было бы сейчас совершенно лишним.
- Почему? Я же вижу, что нравлюсь тебе. Ты чем-то обязана Синоби?
- Что я, дура? - вырвалось у меня. Никогда и ни в какой малости я не собираюсь быть обязана Аррену Синоби.
- Тогда что? Я все время вспоминаю о тебе; знаешь, как я переживал за тебя, когда ты попала в регенератор и не приходила в себя? Я сам от себя такого не ожидал. Я буду бороться за тебя, - твердо закончил он.
- Ну, нет! - в ужасе вырвалось у меня; только этого мне не хватало.
- Не надо бороться, - добавила я уже спокойнее, - просто подожди!
И, воспользовавшись его удивлением, выскользнула из объятий.
- Хорошо, подожду, - ответил Грюнд, пытаясь прочесть на моем лице.
- А теперь кыш отсюда! - и я выставила хохочущего Грюнда, дразнящегося, что такую ласковую меня никто, кроме него, замуж не возьмет.
Я озвучила Синоби просьбу подполковника об экскурсии, он ответил, что в принципе все готово, и что будет лучше, если русов буду сопровождать я и еще две девушки из Соболевых. Заскочив к Лане, я переоделась в свои привычные штаны, рубашку и армкамзол и отправилась за Соболевыми.
Экскурсия удалась на славу, за исключением того шока, который я испытала, когда вместо двадцатилетнего подполковника увидела мужчину лет под тридцать пять.
Полковник Щедрин, а вернее Полномочный Представитель Президента очаровательно улыбнулся. Без наномаски он был, пожалуй, еще соблазнительнее. Похоже, он принадлежал к той породе мужчин, которые ближе к сорока начинают одним своим присутствием вводить в ступор всех женщин в пределах видимости. Я попыталась сохранить лицо и скрыть удивление. Соболевы весьма правдоподобно изображали гейш, чем безумно бесили Лепехина и каким-то непостижимым образом привели Кахадзе в благодушное настроение. Мы побывали в парках, слетали на кофейные плантации, посетили границы, издалека увидели, как поджаривают стаю крысодлаков, пообедали в маленьком приграничном городке. Потом вернулись в 'старые территории', посетили торговый центр. Русы обрадовались тому, что 'хоть здесь, все как везде'.
Наконец, мы вернулись в посольство, Щедрин видя, что мне что-то нужно, сам предложил мне зайти, выпить чаю. И вот я вертела в руках чашку и не знала с чего начать.
- Я сейчас хочу задать вопрос, как частное лицо. И если вы не посчитаете возможным ответить, то так и будет - сказала я. Все заинтересовались.
- Вы знаете, что случилось с 'Гевалтигом' и где он вынырнул? - спросила я, кляня себя за то, что не поставила 'зеркало'. Этот разговор был слишком болезненным и важным для меня.
- Если вы спрашиваете, каким образом был поврежден 'ключ' корабля, что его в прямом смысле, носило по всем вратам столько лет, то ответ - мы не знаем, - холодно ответил Представитель.
Я отрицательно замотала головой, не в силах что-либо сказать. 'Носило по всем вратам'!
- Я не это хотела узнать, - наконец сказала я. - Что случилось с теми, кто был на борту?
- Они умерли, - ответил Лепехин. - Говорят, на их лицах застыл ужас.
Чтоб от тебя Судьба отвернулась, он сказал это явно с расчетом причинить мне боль. Не в силах больше выносить враждебные взгляды, я встала и отвернулась, сделав вид, что рассматриваю картину на стене.
- А что сталось с трупами?
- Их просто выбросили, кружат где-то в космосе, - опять Лепехин, садист.
- В каком секторе, возле какой звезды? - чужим голосом спросила я.
Молчание за моей спиной затянулось. Пожалуй, мне пора уходить...
- Сектор 1089, девятый спутник планеты ? 5443, - ответил Представитель.
- Спасибо, - еле слышно произнесла я.
- На 'Гевалтиге' был ренегат, предатель-синто, который вел корабль к вам, не так ли? - спросил Лепехин.
- Нет, не так, - вместо меня тихо отозвался Крутецкий.
- Кто она вам? - ласково спросил он, ну прям злой следователь и добрый.
Я молчала. Собравшись с силами, произнесла.
- Спасибо, господа. Всего вам доброго.
И не помня как, вылетела из посольства. Стараясь уйти от него как можно дальше, я дошла до периметра центра и там, наплевав на камеры, разрыдалась.
Если бы меня спросили, отчего я так плачу, я бы не ответила. Наверное, я заново оплакивала маму. Оплакивала ее страшную смерть, и то, что не могу прийти к ней на могилу. Оплакивала то, что, закончив Тропезское космолетное, я так и не постигла работы 'ключей', говорят, это вообще мало кто понимает, но мама-то смогла что-то с ними сделать в краткий миг перехода. Выплакавшись и успокоившись, я позвонила Синоби и кратко пересказала разговор с русами и его итоги. Он молчал, я отключилась.
Я столько лет хотела узнать обстоятельства маминой смерти и вот наконец узнала. Бойтесь достигать цели, она может вас раздавить. Вот уж воистину так.
Потом дни полетели ярким калейдоскопом, вытеснившим ужас того, что я узнала.
На следующий день после экскурсии и разговора о 'Гевалтиге' позвонил по визору лорд Бялко и попросил о встрече, коротко сказав, что это связано с дезертцами. Поместье Бялко находилось на Квадратном острове в трех часах лету от обжитой территории, на соседнем острове был их персональный аэродром, куда садились истребители. Бялки предпочли близость аэродрома, близости цивилизации. Это поместье отличалось от остальных наличием длинных одноэтажных домов с десятками комнат-квартир - для пилотов без семьи - и большим медицинским центром. Меня отвели в домик к лорду. Бялко, как и положено радушному хозяину, он встречал меня перед входом. Он был чем-то расстроен и, я бы сказала, обескуражен, что же тут произошло?..
Оказывается, дезертцы ждали меня как своего командира, расценивая Бялко лишь как временных начальников. Я была в шоке, у меня не возникло сомнений, что харизматичный лорд Бялко быстро вытеснит меня из сердец дезертцев и станет их новым кумиром. Я начала расспрашивать, что да как, выяснилось, что неугомонный Белтман, отбыв наказание, тут же улизнул с крепости и успел присоединиться к воевавшим пилотам. А после того как я не пришла на короткую торжественную часть в честь победы, и никто толком не рассказал дезертцам, что со мной, Белтман проник в крепость и крутился возле регенератора, пока я не пришла в себя и его не выставил Синоби-Чех. Вернувшись, он все рассказал своим, и они тихо просидели эти дни. Но вчера кто-то узнал из 'Новостей', что я уже поправилась, и встал вопрос о 'возращении под мое командование'. Теперь лорд Бялко, сдерживая агрессию, интересовался, что же я собираюсь предпринять, и если я планировала создать новую семью летчиков, то почему не заикнулась об этом на Совете?
Кошмар.
Собравшись с мыслями, я наконец выдала: первое - я не собиралась создавать новую семью летчиков. И второе - почему Бялки не смогли стать авторитетами для дезертцев, ведь вы военные-летчики, вы должны быть им ближе и понятнее, чем я, женщина? Бялко остыл так же быстро, как и загорелся, однако попросил меня поклясться, что я не настраивала дезертцев на работу ТОЛЬКО с собой и не отзывалась плохо о Бялках. Я, немного обиженная, поклялась и высказала, что не ожидала, что он обо мне столь плохо думает. Лорд искренне извинился, конфликт был исчерпан. Вспомнили о вопросе - почему не сработались? Бялко задумался и потом выдал: мол, если честно, то всех немного коробит поведение дезертцев, их подобострастность, 'рявканье', неуставные отношения в коллективе. Я сидела и таращила глаза на Бялко, он понял что тут что-то не так.
- Лорд Бялко, а я могу посмотреть какие-нибудь записи, ну, не знаю, с тренировок, что ли? Я хочу увидеть стиль общения в вашей семье.
Бялко понял, о чем речь, и быстренько нашел разбор имит-полетов.
Да... Это было именно общением в семье, а не в армии. Авторитет старших был непререкаем, но не было показной жесткости и соревновательного духа, это как раз был тот случай, когда отсутствие похвалы и было критикой. Это неудивительно, ребята, выросшие вместе, с детства привыкшие опекать младших и подчинятся старшим, слаженная и отработанная команда, они просто не нуждались в соревновании между собой, в поиске неформальных лидеров, как это было у дезертцев. Мне вспомнилась слаженная, филигранная работа наших пилотов и боевой задор дезертских мальчишек - небо и земля. Они просто очень разные... Мне-то было легче, я изначально познакомилась с культурой армейского общения еще в Тропезском космолетном, дай Судьба здоровья Кондору, повадки которого я иногда копировала. В меру сил я постаралась объяснить Бялко проблему, он понял, но не до конца. Ну, не служил он в обычной армии, не понимал силу ритуалов, сплачивающих солдат, вселяющих уверенность, что все правильно, все так, как должно быть. Бялко был просто руководителем семьи, которая охраняла сектор Синто и наши торговые корабли, и он рос, зная, что придет время, и он станет Первым в семье, ему не надо было 'делать карьеру', надо было лишь быть достойным того, чтобы стать Первым.
Мы вместе отправились на переговоры с моими пилотами. Когда уже подходили к казарме, если можно так назвать многоквартирный дом, нам наперерез побежал какой-то мальчик... Тукин! Мое сердце было готово выпрыгнуть от радости. Не добежав, Тукин перешел на чеканный шаг, остановился.
- Курсант Тукин, агент Воробей, задание выполнил, был эвакуирован и доставлен на Синто, - четко доложил он.
- Честь и верность, - и он уронил голову на грудь в поклоне.
- Почет и слава, - отозвалась я.
Тукин поднял голову и наконец позволил себе улыбнуться, разом превратившись из солдата в ребенка. Я наплевала на свои командирские замашки, обняла и поцеловала его в бритую макушку. Он страшно смутился и обрадовался одновременно.
- Леди, я же взрослый, - прошептал он, но не вырвался.
- Конечно, взрослый, - сказала я, отстранившись. - Ты молодец. Молодец, что выжил, и что справился со всем.
Мне некстати вспомнилось, что вся команда пиратской яхты, где был Тукин, мертва, и что причина их смерти - бритый лопоухий пацан тринадцати лет. Я немного грустно потрепала его по голове, но он понял по-своему.
- Ну что же вы... Все обошлось без... - он не стал договаривать, стрельнув глазами на Бялко. - Все хорошо, - четко закончил он.
Может, и вправду он легко перенес то, что сделал, все равно над ним поработают психологи, выясняя, нет ли скрытой травмы. В любом случае то, что он смог избежать насилия над собой в эти несколько месяцев, - действительно хорошо. Я приобняла его и улыбнулась, получив полную счастья улыбку в ответ.
Уже втроем мы подошли к дому, где маялись от безделья мои пилоты. Завидев меня, они подняли тревогу. Теперь я поняла, что имел в виду Бялко под 'неуставными отношениями': ребята выбрали себе старших, или же те сами себя назначили. Теперь старшие сержантскими криками, коих они наслушались в детстве, выгоняли всех на улицу и строили. Я ждала чуть в сторонке, переглядываясь с Бялко; да, на его взгляд это казалось диким, но на мой - так и должно быть.
Когда они построились, вперед вышел Белтман, кто бы сомневался, и доложил: присутствует столько-то, в лазарете столько-то. Я кивком приняла доклад и прошлась перед строем, заглядывая им в глаза. Все напряжены, все опасаются чего-то.
- Спасибо, солдаты, я горжусь вами, - звонко сказала я.
- Честь и верность, - сказали десятки голосов.
- Почет и слава, - отозвались два, мой и Бялко.
Все как один покосились на лорда. И тут я, использовав все свое красноречие, принялась ковать железо пока горячо. Первым делом я повинилась перед ними, вогнав в их шок, что, обучая, пропустила немаловажный момент - уставные отношения в Синтской армии, или, вернее, ее аналоге, поправилась я. Дальше я постаралась им втолковать, что некоторые нюансы, которые они, возможно, принимали за пренебрежение, объяснялись лишь незнанием традиций, что сами они тоже были непонятны для синто. И моя вина в том, что не учла и не объяснила обеим сторонам, насколько они разные в культурном плане. Тут подключился Бялко, подтвердив, что дезертцы сыграли большую роль в обороне Синто, и что мы ценим это и уважаем их как специалистов. Последняя фраза, чисто синтская, тем не менее, была уже правильно воспринята дезертцами. Далее мы продолжили с лордом на два голоса, поддерживая и дополняя друг друга. В какой-то момент ребят прорвало, пошли реплики, отвечать на которые я предоставила лорду Бялко. В результате договорились, что старшие будут закреплены официально лейтенантскими званиями. Бялко на голубом глазу согласился, хотя у нас таких званий нет. Итог переговоров такой: дезертцы сохраняют все свои традиции, и им будут периодически присваивать звания, подчиняются они лорду Бялко и тем немногим офицерам, которых он назначит, но офицеры должны будут себя вести по-офицерски, в понимании дезертцев. По сути, дезертцы останутся иностранным корпусом в составе семьи Бялко. Пока суд да дело, я созвонилась по браслету с леди Шур и поинтересовалась у нее, не возьмет ли она в бесплатное обучение одного очень резвого пилота.
- Это не того ли, что возле твоего регенератора крутился? - тут же спросила она.
- Его, Белтмана. Не высидеть ему в мирное время простым пилотом, он от скуки буянить начнет.
- Хорошо, привози в поместье на тестирование, а там посмотрим; еще один Шур-Бялко, конечно, пригодится.
Белтман легко согласился на это предложение, его действительно больше интересовали приключения, чем карьера как таковая, иначе он бы так не балансировал на грани нарушения приказов.
Я проведала в лазарете мальчишек, восстанавливающих руки еще после налета на пиратов, все выбрали биомех, и неудивительно - пять месяцев провести в больнице или полтора года. Все уже четко определились, кто хотел остаться служить, а кто - комиссоваться. Атмосфера в целом была почти веселой, мальчишки поняли, что все будет хорошо, что никто на помойке не окажется, и сейчас просто ждали выздоровления.
Бялко я пообещала, что пришлю записи с 'души', сделанные на Дезерте, чтобы по ним они могли составить представление о 'настоящих офицерах', и как только они ознакомятся, я приеду и отвечу на все возникшие вопросы, и вообще готова консультировать.
На прощание лорд растрогался, еще раз извинился и пообещал поддержку, если что.
Взяв Тукина и Белтмана, я направилась к Шур. По дороге все четыре часа я неустанно читала нотации Белтману, и особенно Тукину, объясняя, что к чему. Я боялась, что он будет, как это у них принято, задираться с меньшими или, наоборот, со старшими, и в результате окажется в регенераторе. И вообще, старалась побольше рассказать, чем синто отличаются от дезертцев. В результате, когда мы прилетели, мальчишки резво выскочили из флаера и без тени сожаления со мной попрощались, шельмецы неблагодарные.
В последующие дни я разобралась со своими финансовыми делами, сделала кучу покупок. До конца решила вопрос с Бялко и дезертцами, порадовалась тому, что Белтман подошел Шур, а Тукин цел и нашел общий язык со сверстниками.
А еще отправила Каса и Пола в Дом 'черных браслетов'. По моим наблюдениям, у ребят не было сексуального опыта, и я его им, по сути, в приказном порядке навязала. Я жутко переживала, не превысила ли своих полномочий и не ошиблась ли в них. Оказалось, нет, все замечательно, они просто слаженная, сработанная дуальная пара. Кас потом поинтересовался, все ли женщины такие? Я поспешила его разочаровать. А также заранее объяснила, что если они хотят завести жен и семью, лучше оседать не на Синто, что здесь женщин в два раза меньше, чем мужчин. Похоже, это их по-настоящему расстроило.
Ронан заключил персональный контракт с Тоцци и теперь работал в аналитическом центре; насколько я знаю, это являлось подготовкой в посольской деятельности. Вообще-то все послы синто являлись одновременно и разведчиками, работавшими с открытой информацией, навыки по выбору и аналитике являлись для них ключевыми. Те же русы наглядно продемонстрировали нам, как легко можно извлечь скрытую информацию из общедоступной. Синто слишком маленькое образование по сравнению с тем же Европейским союзом или Русской Федерацией, обладающими большими человеческими ресурсами, поэтому мы не могли себе позволить разведчиков-нелегалов, годами внедряющихся в общество. Синоби и Шур - это как бы пожарная команда, суперпрофессионалы, подключавшиеся, когда дело совсем плохо. И именно поэтому очень высока смертность в этих семьях, и именно поэтому три четверти носящих эти фамилии - инорожденные, почти нет притока новой крови из других семей, никакой фермер или служащий не отдаст своего ребенка на воспитание Шур, хоть с радостью поручит его тем же Хитроу.
Послы-дипломаты составляют свой особый круг, более обширный, чем Совет Безопасности, и их кодексом является предоставление максимально полной и подробной информации Совету, притом, что сами дипломаты никаких решений не принимают и в силовых акциях не участвуют. Опять же за редким исключением - таким, как наш отец.
Так вот, Ронан готовится стать нормальным, обычным послом, в то время как я - не пойми кто, как и отец, между теми и этими.
Мы встретились с братцем вечером в парке, болтали, как обычно, но он был как-то напряжен. Мне это напомнило разговор в тропезском кафе, когда брат поведал о миссии на Дезерт. В конце концов я не выдержала
- Давай, рассказывай!- я сопроводила свои слова легким тычком под ребра.
- Ты только не сердись сразу, - сказал брат. Ненавижу такие вступления. - Мы с Илис женимся.
Какое-то время я продолжала идти по инерции, потом новость до меня дошла и осозналась, так сказать. Ронан, видя, что я молчу, продолжил.
- Она заключила контракт с Бялко, будет в штате пилотов, за нее поручился Шур-Бельфлер. И мы уже все решили.
Что ж, Илис будет работать по специальности, это многое меняет.
- Ронан, но ты же станешь послом и через год-два надолго осядешь на другой планете. Или ты готов отказаться от карьеры?
- Еще не знаю. Ты по-прежнему не доверяешь ей?
Я покачала головой.
- Это не имеет никакого значения. Я знаю, что Илис - твой тип женщины, тебе всегда нравились умные стервы. Подкаблучник ты мой...- и я ласково погладила его по руке.
- Я не подкаблучник, просто хочется рядом видеть равного, - обиделся брат, но, видя, что я и так все понимаю, добавил: - Согласись, что лучшую я вряд ли встречу, а если и встречу, то максимум что мне светит - это 'друг семьи'.
Я вздохнула. Да, он прав. Несмотря на ум, красоту и персональный первый ранг, брат не был завидным женихом для умных и амбициозных девушек из перворанговых семей, слишком маленькая и молодая у нас семья; вот если бы он был некстом, тогда другое дело.
Но все же...
- Ронан, она иностранка и абсолютно чужда нашей культуре. Ты еще с ней намаешься. Но решили - значит, решили.
Брат посмотрел мне в лицо.
- Ты ей все-таки не веришь.
- Прекрати. Лучше скажи, где вы собираетесь жить?
- Думаем снять квартиру здесь, в Южном центре, из поместья каждый день не налетаешься. Ты же мне деньги вернула...
- Вот что, братец, присматривай квартиру, а моим подарком на свадьбу будет годовая аренда.
Ронан на радостях обнял меня так, что дух вышиб, и чмокнул в щеку.
Да, я теперь при деньгах, персональные контракты с Советом и, конечно, добыча от налета на пиратов, пусть мизерный процент, но с таких объемов на моем личном счету очень внушительная сумма. А братец - служащий, и хороших заработков ему не видать еще года два. Потом он потащил меня в маленькую квартирку к Илис. Та приняла меня так, будто я пришла ее убивать, следила за каждым жестом и взглядом, не смотрела в глаза. В какой-то момент, Ронан вышел из единственной комнатки, и мы остались ненадолго одни.
- Ты можешь мне не верить, но я люблю его, - сказала она с вызовом.
- Хватит ли твоей любви надолго? Хватит ли ее и на нас, полоумных синто? - я не собиралась с ней ругаться, просто из меня, как говорится, полезло.
- Хватит! - и Илис яростно уставилась мне в глаза.
- Ну, Судьба вам помоги, особенно тебе, - отозвалась я; обстановка чуть разрядилась. - Тебе еще свадьба предстоит... - не удержалась я.
Тут объявился Ронан.
- Ну надо же, все живы! - сказал он улыбаясь.
Уходя, я поинтересовалась у Ронана, как дела у брата Илис, выкупила ли она его? Братец ответил, что дела плохи, тех денег, что она за него заплатила, хватило лишь на смену режима заключения, а выпускать его не собираются. Я сказала, чтобы они пока не спешили и не переживали, что, может, у меня что-то получится.
Да... Брат женится. Что ж, по крайней мере, они будут красивой парой - смуглый сероглазый шатен и миниатюрная белолицая брюнетка; очень разные, они хорошо смотрелись вместе. Вот только, надолго ли вместе?..
Несколько раз я созванивалась с Даниэлем, мы подолгу болтали. Ночи я проводила в поместье Синоби, и утро начиналось с обработки новых отметин, причем Аррен грозился мне на ночь надевать варежки; я смеялась и соглашалась, но к вечеру никаких варежек не находилось, и все повторялось снова. Мне же приходилось прятать под водолазками синяки на руках и следы от зубов на шее и плечах.
Кстати, Крутецкий и Лепехин остались в русском посольстве. Наши дипломаты ломали головы над легальным и вежливым способом выставить их с планеты, но пока что они свободно разгуливали, доставляя головную боль Соболевым, которым их поручили. А Крутецкий к тому же проводил ночи на съемной квартире с леди Шур. Жалко мужика.
Так пролетели две пятидневки, и как-то в полдень сработал браслет - отец!
- Я приземлюсь через два часа, сяду на Пушистых островах.
Созвонилась с Эзрой, попросила приготовить обед и рванула к островам. Как раз успела, чтоб забрать отца, выглядел он изможденным.
- Кошмар, одиннадцать врат... - сказал он устало.
- Может, я объявлю сбор у нас в поместье? - спросила я. - Ведь тебе не перед Советом докладывать.
- Да, хорошая идея.
Через два часа я выкладывала то, что наготовил Эзра. Еще через час в поместье стеклись Шур, Синоби, Грюнд, Ларин и Соболев. Меня отец выставил за дверь кабинета, и я меланхолично нарезала салаты, размышляя о глобальной мировой несправедливости. Часа через полтора все разошлись, а я принялась так же меланхолично размышлять, зачем же я объелась этими салатами, и вообще о причинах моих периодических перееданий.
- Ну что? Обиделась? - спросил отец, садясь рядом.
- Нет... Почти.... Ронан женится.
Отец аж подскочил от этой новости.
- На ком?
Я посмотрела на него и в точности повторила фразу Ронана.
- Ты только не сердись сразу... На Илис Скинис.
- На тропезке!
Я кивнула. Конечно же, отец все знал, наверняка Кас и Пол ему докладывали, и отношение к Илис у него было еще хуже, чем у меня.
- Она заключила контракт с Бялко, будет пилотом, и за нее поручился Шур-Бельфлер, - поспешила сказать я. Отец задумался.
- А что ты обо всем этом думаешь?
- Я думаю, что если эту свадьбу запретить, то Ронан нам этого никогда не простит. И скорей всего, они разбегутся, может быть, даже не родив ребенка. Она его любит, или думает, что любит, а он ее любит совершенно точно.
- Ара-Лин, я его выдвигаю в послы! И все шло к тому, что он не через два-три года 'полетел', а через полгода стажировки у аналитиков. Какая свадьба? Какая любовь?
- Пап, полгода - это тоже срок, мало ли что случится.
- То есть? - насторожился отец.
- Да не верю я, что она будет хорошей женой. Не можем мы сейчас ничего сделать, дай срок. С другой стороны, если Илис будет вести себя образцово, неужели ты пожертвуешь счастьем сына? А?
- Отстань со своими риторическими вопросами. - пробурчал отец, но у меня отлегло от сердца. Не станет он настаивать, не станет.
- Я боюсь, что и семьи не будет у твоего брата, и карьеры! Когда свадьба?
- Тебя ждали, как скажешь, так и будет.
- Мне улетать на Депру, причем на пару месяцев как минимум.
Мы созвонились с Ронаном, он знал, что отец прибыл, и ждал звонка. Братец поделился новостью, которую сам узнал только что - Илис ждет ребенка. Значит, свадьбу откладывать не будем, назначили на послезавтра. Я принялась перчислять всех наших родственников и знакомых, кому следовало послать уведомление о свадьбе. Отец был в шоке от происходящего, хоть и старался этого не показывать.

 



Создание сайта Aviva

Связь с администратором