2. Героев по-прежнему нет. - Страница 7

Серия Синто

Индекс материала
2. Героев по-прежнему нет.
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5
Страница 6
Страница 7
Страница 8
Страница 9
Страница 10
Страница 11
Страница 12
Страница 13
Все страницы


В назначенный день с самого утра перепуганная Илис и взволнованный брат начали принимать гостей. Я, как и положено сестре, была ответственна за угощение, отец - за стратегию приема гостей. Первой была семья отца - Торенте, наша с Ронаном бабушка и папин инорожденный брат. По традиции они посидели с молодыми, поздравили их, подарили подарки, бабушка чуть смущалась меня, зато млела, глядя на Ронана. Торенте смущался всех, он был относительно молод, чуть за тридцать, и лишь недавно стал Первым в семье. Семья Торенте - коммерсанты, третий ранг, конечно, он себя чувствовал неуютно среди 'перворанговых', и отец, и я старались сгладить ситуацию, как могли. Бабушка подарила Илис собственноручно вышитую шаль, красную с желтыми цветами. Илис вяло среагировала, потому что не знала ценности этой вещи. Пришлось подключаться мне, я принялась восторгаться и втолковывать Илис, что значит вышивать шелком по шелку. Когда до нее дошло, она тоже разразилась восторгами. Бабушка, помявшись, достала еще один сверток и подарила мне со словами, что, мол, вышила это для меня, но не знала, ношу ли я такое, и так далее и тому подобное. Это оказалась черная шаль, расшитая синими птицами, бабушка угадала, я буду это носить. О чем я тут же сообщила и расцеловала ее в обе щеки. Она смутилась еще больше, но была очень довольна. После раздачи подарков бабушка принялась поглядывать на меня с жалостью, а на отца с осуждением, мол, что ж ты на девочку такую ответственность взвалил, некстом сделал. Я поинтересовалась у Торенте, как растет его малыш, чем его очень удивила. Ну не такая же я хамка, чтоб не просмотреть эгофайлы родственников, перед тем как с ними общаться. Мы поговорили, потом вдвоем с отцом вышли их проводить. Этикет - серьезная штука; то, что я пошла провожать, означало, что я подтверждаю наше родство, и в случае чего Торенте могут рассчитывать на посильную помощь с моей стороны. Мы раскланялись с дядей и расцеловались на прощание с бабушкой, та шепнула мне:
- Я старая женщина, и моя жизнь была счастливой, потому что у меня два сына, один взлетел, один остался рядом. Поспеши с детьми, деточка, и не обижайся на совет.
- Спасибо, бабушка, я последую ему, - ответила я серьезно. Совет действительно хороший.
Следующей прилетела Лана, как всегда лучащаяся теплотой и весельем, поздравила сына и невестку. Совершенно очаровала Илис и пообещала ей любую помощь хоть советом, хоть делом. У меня отлегло от сердца, нам с Илис вряд ли уже когда-нибудь стать подругами после совершенного ею предательства, но не иметь человека, с которым можно просто поговорить, обсудить ситуацию - ужасно. Теперь же Лана со свойственными ей терпением и добротой будет втолковывать невестке, что к чему в незнакомом ей обществе синто.
А потом пошло-поехало - послы, дипломаты один за другим, кого-то отец отводил перекинуться словом, кого-то мне надо было развлекать, с кем-то Ронан заболтался. Илис стоически это все переносила. Были и безопасники, леди Шур попыталась по своей привычке сказать что-нибудь гадостное в адрес невесты, но отец каким-то образом отвлек ее на полуслове, и каверза не удалась. Шур все равно бросала страстные взгляды то на Ронана, то на отца, а мне высказала за пустую грязную посуду в комнате. В общем, нагадила, как могла. Когда она все же ушла, мы втроем синхронно прошептали 'хвала Судьбе'. А Илис выдала: 'Вот гадюка ядовитая', чем вызвала у нас с отцом приступ хохота, Ронан же прозвища Шур не знал. Все остальные безопасники были коротки и деловиты. Отдельной делегацией пришли Бялки во главе со своим лордом. Илис обрадовалась им, как родным, неудивительно, ведь они были единственными гостями со стороны невесты.
К вечеру у меня отваливались руки и ноги. Когда мы уже никого не ждали, в дверях показался Даниэль. Я его не приглашала, не рискнула, но не мог же он без приглашения прийти. Как позже выяснилось, его пригласил отец. Подарком от Даниэля была большая корзинка клубники, которую мы тут же оприходовали с медом все впятером. После такого сумасшедшего дня у нас начался жор, и мы отправились на кухню в поисках недоеденного. Даниэль на автомате принялся мне помогать, Илис смотрела на нашу слаженную работу, а потом шепотом спросила у Ронана: 'А это кто?'
- Моя половинка, - ответила я за брата. Илис призадумалась, продолжать ли вопросы, и решила пока подождать. Молодец, растет на глазах.
После перекуса отец пригласил Даниэля в кабинет, я пошла вместе с ним. На этот раз выставить меня отцу не удастся, то, что касается Даниэля, касается и меня. Отец, как всегда без лишних вступлений, перешел к сути дела.
- Мне предстоит командировка на Деправити сроком от одного месяца до пяти, и мне нужен секретарь с навыками работы с потоками информации, владеющий оружием, осторожный и здравомыслящий. По сути, мне нужен Синоби, Шур или Соболев, но эти семьи сейчас не расположены заключать подобные контракты в обычном порядке, только через Совет. Меня это не устраивает. Так вот, господин Ташин, я подумал, что вы соответствуете, пусть и не в полной мере, моим требованиям, и решил предложить вам контракт.
Глаза Даниэля азартно блеснули, но он смолчал, ожидая продолжения.
- Вынужден предупредить, что Деправити - весьма гадкое и опасное место, я даже затрудняюсь дать оценку опасности контракта, не зная текущей обстановки на планете. Вы имеете представление, что такое Деправити и как там живут?
- Как в пиратском секторе, - спокойно ответил Даниэль.
- Да, почти. И денежный вопрос... Я смогу вам заплатить, как служащему второго ранга, и оплатить военную медстраховку.
Я открыла рот, чтобы влезть в разговор, но...
- Лорд Викен, я согласен. Единственное мое условие, если вы останетесь довольны мной, вы рассмотрите возможность принятия меня в семью.
- Согласен, - отозвался отец.
- Да подождите...- не выдержала я. - Даниэль, пойми меня правильно... Уверен ли ты, что вынесешь это возвращение к прошлому, причем к прошлому в ухудшенном варианте? На Деправити творится такое, что у обычных людей вызывает... тошноту и шок.
Даниэль взял меня за руку и посмотрел в глаза.
- Поверь мне, я понимаю, что меня ждет. - Тут он перевел взгляд на отца. - И я с этим справлюсь, вы не пожалеете о своем выборе, лорд Викен.
- Ты еще не восстановился, - я выбросила последний козырь.
- У меня на данный момент нет проблем с работой каких-либо органов и систем. Что касается мышечного тонуса, то я перешел на вторую ступень 'раскачки', не идеально, но пройдет. Не так ли? - и он опять взглянул на отца.
Папа кивнул и строго на меня посмотрел. Да я и без его взгляда поняла, что больше сопротивляться нельзя.
- У вас двое суток, чтобы закрыть текущие дела, господин Ташин. Всего доброго, - и отец вышел, оставив нас вдвоем.
- Ара-Лин, - Даниэль нежно взял меня за руку, - пожалуйста, поверь мне, все будет хорошо.
Я улыбнулась этой милой чуши.
- Да уж постарайся! - ответила с наигранной злостью. - Вы мне нужны оба, живые и невредимые.
Даниэль закивал головой, убеждая, что именно так и будет.
Как я ни боялась за него, но прекрасно понимала, что значит для него этот контракт: это не только легализация наших отношений и вступление в семью, это возможность ЖИТЬ. А не проживать в глухой деревне, выполняя работу, предназначенную для старика, не имея никаких перспектив на будущее.
Я посмотрела в его большие черные глаза и в который раз подивилась тому теплому, спокойному восхищению, с каким он на меня смотрел. Так смотрят на рассвет или закат, на что-то вечно прекрасное и между тем обыденное. Я сказала лорду Грюндеру, что не слишком богата, чтобы разбрасываться такими подарками Судьбы. Да, отношение Даниэля ко мне было редким и богатым подарком, я знала, что он выполнит любую мою просьбу, даже ценой своей жизни. И при этом он ничего не требовал, не навязывал себя. В нашем мире, где самодостаточность и здоровый эгоизм обязательное условие для всех, где любовь не подразумевает взаимного ограничения свободы, а только безусловную помощь друг другу, никто не отдаст свою жизнь за любовь. В нашем мире цена жизни больше любви, ее цена - долг. Долг перед родителями, семьей, позже - детьми, обществом в целом. У нас история о Ромео и Джульетте вызывает лишь недоумение, и ее мало кто знает, она непонятна, неинтересна, глупа. Но Судьба, какое ж это странное чувство, знать, что кто-то умрет без тебя. Мы никогда это не обсуждали, но я четко знала, что если умру я, умрет и Даниэль, он не сможет без меня жить.
Я не хочу его терять, он мне нужен! Мне нужно его восхищение и безусловная поддержка во всем, нужна его готовность сделать для меня все. И я заткну любого, кто попытается меня осудить или сказать что-то плохое о нем! Я сделаю все, что в моих силах, и даже больше.
- Мой свет, моя жизнь, - шептал Даниэль, сжимая меня в объятиях. Сколько времени так прошло?
- Не смотри на меня так больше, - и еле слышно добавил мне на ухо: - Иначе я умру от счастья.
Я отстранилась, чтобы посмотреть ему в лицо, он усмехнулся.
- Я тебе умру, - сказала я грубовато и легонько стукнула его. Ну не выношу я долго такого накала эмоций. Я потянула его прочь из кабинета, к брату, к Илис, рядом с которыми надо сдерживаться и не выплескивать свои чувства.
На кухне мы застали Эзру, он самым последним поздравил молодых, и судя по растерянному лицу Ронана, держащего пласт-чек, сумма-подарок была велика. Увидев Даниэля, Эзра подобрался, как сторожевой пес при виде чужого, раздумывая, лаять или нет.
- Отец заключил контракт с господином Ташином, - поспешила сказать я, - он будет его секретарем на время командировки.
Эзра еще раз глянул на Даниэля и признал за своего. Я поцеловала брата, Илис и Эзру за компанию, сказала, что иду спать и, взяв Даниэля за руку, пошла к себе наверх.
Проснувшись рано утром, мы приготовили завтрак на всех, поели, и я провела Даниэля до калитки, где поджидал таксофлаер.
- Только не надо, как в прошлый раз,- сказал он мне полушутя, напоминая что тогда, проводив его, я помчалась на смертную дуэль.
- Прошлое в прошлом, - засмеявшись, ответила я. - Увидимся, наверное, только на проводах...
Он кивнул, и мы легко обнялись, как родственники, я поцеловала его в щеку. Вот ведь странно, иногда все так просто, а иногда между нами такое напряжение, что, кажется, вот-вот искры полетят...
Когда я вернулась в дом, то застала на кухне отца и решила поговорить с ним о том, как вытащить брата Илис. Высказала свои идеи, он их в принципе одобрил и, подумав, выдал мне список людей, способных помочь на том или ином этапе. Я была ему страшно благодарна за такую помощь и за то, что он не стал сомневаться, по плечу ли мне задуманное.
Остался еще один вопрос.
- И когда мне надо возвращаться на Дезерт? - убитым тоном поинтересовалась я. Дело в том, что после привольной жизни на Синто Дезерт казался кошмарным сном, уж очень тяжелыми были последние месяцы, а теперь к тому же я лишилась своей защиты и опоры в лице Дарела Вольфа. Так что о возвращении на Дезерт я думала в прямом смысле слова с содроганием и судорогами в желудке.
Отец окинул меня оценивающим взглядом.
- Расслабься.
Я не спешила верить и проявлять радость.
- Но ведь у тебя были планы и стратегические интересы, - осторожно заметила я.
- Были. Теперь их нет. Нам неожиданно повезло, что добыча с налета на пиратов оказалась столь большой, семья теперь обеспечена, да и ты тоже. Нет нужды вести дела на Дезерте, ежедневно рискуя тобой.
Я не смогла сдержать улыбки, но...
- А как же спецкурсанты?
- Я передаю это дело и все контакты Шур, она уже поделится с Синоби. Кстати, сегодня я буду обговаривать подробности сделки.
- Их не думают забирать на Синто?
- Думают, просто надо выбрать момент, когда Соденберг даст согласие на приемлемых условиях. Кстати, Ронану придется выделить время и ввести в курс дела своего преемника - экономиста. По большому счету, хорошо, что вы там больше не нужны.
Я удивленно подняла брови.
- Вы для дезертцев - дети, хоть и иностранцы, а ты еще и женщина. Восемнадцать, девятнадцать - это не возраст, ты ж видишь, какая разница между тобой и курсантами. Много крови попили и с меня, и с Ронана, пока хоть какие-то предложения стали внедряться. Я понимаю, как тебе было тяжело, но твоему брату тоже было не так легко, как он рассказывал.
Я задумалась о причинах, почему братец скрывал истинное положение дел, меня отвлек вопрос отца.
- Ты действительно сама решила расспросить русов о 'Гевалтиге'?
Я вздрогнула и опустила глаза. Молча закивала.
- Зачем?
Я пожала плечами, по-прежнему не поднимая взгляда на отца.
- Хотела узнать больше, вдруг когда-нибудь будет возможность... - я не стала договаривать, понимая, что поисковую экспедицию ради достойного захоронения одного человека никто посылать не будет, да и чем больше времени проходит, тем меньше шансов на успех.
- Они сказали только это? - допытывался отец.
- Лепехин говорил что-то о ренегате, - ответила я.
- Да, такова была легенда твоей матери, и если бы тогда она не смогла сделать то, что сделала, это перестало быть легендой.
Я от удивления забыла обо всем.
- Отец, что ты говоришь? Ведь все прописывается в контракте, и он хранится; в случае чего можно его поднять... Разве нет?
- Лин-Ара провалилась, - задумчиво сказал отец, - и ей пришлось импровизировать. Мы сами не знали, что думать, когда пошла информация в масс-медиа о 'перебежчике', когда ее сделали флагом той военакции против нас.
Я не могла вздохнуть и не верила собственным ушам.
- Тем не менее, она ухитрилась сделать задуманное, - закончил отец на натужно оптимистической ноте.
- А как ты, как Синоби пережили те дни, когда не знали, что к чему? - вырвалось у меня.
Отец вздохнул.
- Я был излишне оптимистичен, и надеялся, что раз она втерлась в доверие, то жива останется наверняка. Думал, она сможет что-то сделать, как-то помочь непосредственно во время боя вблизи планеты, мы ж не собирались падать на спину и позволять нас бомбить. Ни я, ни лорд Синоби не знали, что Шур поделилась с ней информацией о 'ключе', поэтому для нас такое развитие событий оказалось... - отец не договорил, но и так было ясно.
- А что касается того, сомневались ли мы в Лин-Аре, то те, кто ее хорошо знал - нет, не сомневались, но Совет, конечно, лихорадило еще как. Синоби тогда чуть не съели, да нас всех троих тогда чуть не съели, и инициатором был старший Соболев. Собственно, эти его жесткие нападки и послужили причиной того, что его потом очень мягко попросили, и он отдал первенство сыну.
Я молча осмысливала услышанное.
- Интересный разговор за завтраком у нас получился, - заметил отец. - Держи меня в курсе той акции с братом Илис, если что, подстрахую.
Я благодарно кивнула.

Этим днем я собиралась в поместье Синоби к дочке, мы с ней очень сдружились, и я навещала ее при каждом удобном случае, но буквально у двери меня остановил вызов визора. Нехорошие предчувствия мягко царапнули изнутри. Вызывал Синоби-Чех, просил прилететь в поместье Хоресов. Я естественно потребовала объяснений, но взбалмошный старик отказался давать ответы, настаивая на своем. Пришлось согласиться. Чтобы подстраховаться, я позвонила по браслету Грюнду.
- Привет, извини, занят, только быстро, - протараторил он.
- Не знаешь, почему врач Синоби-Чех зовет меня к Хоресам в поместье?
- Нет. Но там Хорес-Китлинг, он не хочет выздоравливать. Кстати, стоит вопрос о рокировке семей - дать Ташинам первый ранг, а Хоресам второй, все 'перворанговые' Хоресы мертвы или дискредитированы. Так что дело только за выздоровлением урожденного Ташина.
- Ясно. Спасибо.
Ага, значит, драться, вроде, не придется.
Синоби-Чех встретил меня возле ворот и провел к медзданию. Поместье Хоресов было стандартным - за оградой маленькие одно- и двухэтажные домики в окружении деревьев.
- Этот кретин отбракованный никого не хочет слушать, - зло, но тихо вещал Синоби-Чех, - ни психологов дипломированных, ни родственников, никого. Понимаешь, он не борется, он решил сдохнуть, - возмущению врача не было предела; похоже, он сам был готов убить за такое.
- А я причем? - осторожно поинтересовалась я.
- Может, тебя он послушает.
- С какой стати? - удивилась я.
- Вот что! Я перепробовал все, этот засранец не выздоравливает, хотя уже должен бегать, как крысодлак на марше. И ты - уже акт отчаяния! Ты, говорят, смогла удержать его от самоубийства, так давай попытайся еще раз!
Я открыла рот от такого. Он, часом, умом не тронулся?
- У вас что, хронический недосып? - ледяным тоном спросила я.
Он отмахнулся.
- Просто попытайся, большего я не прошу.
Как все-таки страшно выглядит человек в регенераторе, как в гробу затопленном. Я подошла и безотчетно положила ему руку на лоб, как когда-то это сделал Даниэль. Хорес-Китлинг открыл глаза, его взгляд пугал, он смотрел так, как будто потерял все, что было дорого. Несколько секунд мы смотрели в глаза друг другу, а потом он снова их закрыл, отказываясь общаться. Я спросила первое, что пришло в голову.
- Кто были те двое, погибшие при перекоммутации генератора?
Он вздрогнул и открыл глаза, как же тяжело было выдержать его взгляд.
- Харуки и Вега... Харуки учил меня работать руками... А Вега... - и он замолчал, как будто не мог сказать то, что хотел.
- Это связано с Ташин-Суоми? - спросила я наугад.
Он опять вздрогнул и удивленно на меня посмотрел. Я подумала, что досадно промахнулась с предположением.
- Да... Мы оба любили ее.
Мне пришлось постараться, чтобы не выдать своего удивления.
- Долг... я его выполнил. Попроси этого придурковатого врача не мучить меня и дать спокойно умереть.
- А как же Даниэль Ташин? - меня понесло, я физически ощущала, что бегу по скользкому льду. - Ведь вы его дядя, единственный родственник. Он пошел в мать полностью, в нем нет ничего от отца, совсем.
- Откуда ты знаешь? - вяло запротестовал Хорес-Китлинг.
- Я знала молодого лорда Хореса, и я знаю Даниэля, и не могу поверить, что они одна кровь.
- Он прекрасно проживет без меня, похоже, у него есть ты.
- Ташин, пожалуйста, не сейчас. Рано умирать, - взмолилась я, не зная, что еще сказать, и намеренно обращаясь по урожденной фамилии.
- Да брось.
- А крепость на кого оставите? Ведь ждут вашего выздоровления, чтобы Ташин стали хозяевами крепости. Ну дайте отсрочку, просто отсрочку смерти, если не хотите жить.
- О чем ты?
- Не осталось перворанговых Хоресов. Хотят сделать рокировку семей.
- Хм... Додумались наконец. Но... поздно.
Я смотрела на него, впервые подмечая его схожесть с Даниэлем - черные глаза, тонкие брови.
- Очень жаль... Похоже, Ташины слишком долго были вассальной семьей. Вы, Ташин-Грек,о умираете, а Хорес-Ташин, получив от Судьбы куда больше горя, боли и позора, остался жить, и клянусь своей Судьбой, не жалеет об этом. Хоресы выродились, но и Ташины выродились тоже, ваша кровь прокисла! Вы рабы в душе, потому-то Ташин-Суоми и не нашла другого выхода, кроме как покончить с собой.
- Не смей! - и он дернулся, выплескивая раствор, разрывая подключения. Регенератор панически запищал.
- Смею!
- Ты ничего не знаешь! Соплячка! Возомнила себя умнее всех.
- Я умнее вас, Ташин-Греко, однозначно, потому что вы сдохнете, а я буду жить, - шипела я.
- Он убил ее, убил, - и он закрыл глаза, на его мокром лице не было видно слез.
- Она не хотела быть полноправной женой, это означало бы союз до смерти. Она хотела уйти от него, как только сын подрастет. Никогда, никогда она его не любила. Всегда терпеть не могла! Интересы семьи, будь они прокляты. А эта скотина считал ее своей собственностью. Сломал как игрушку, чтобы не отдавать другому.
- Отчего ж вы не вызвали его на дуэль?
- Ты забыла, - выплюнул он, - что тогда у меня был второй ранг, и я не мог вызвать его; вернее, у него было право выставить вместо себя кого-то другого.
Да, тут я дала промашку, только перворанговый может вызвать на дуэль любого и по любому поводу.
Я задумалась о том, что сегодня обвалился еще один кусочек моего мира, в котором все было хорошо, легко и понятно. Перепуганный писк регенератора звенел в ушах.
- Позови врача.
- Зачем? - спросила я.
- Позови! Врача! - в бешенстве прокричал он.
- Вы ж хотели умереть, вот вам идеальная возможность, - и я с силой выдернула питание регенератора из сети. Регенератор заткнулся. Ташин опешил.
- Синоби! - крикнул он из последних сил.
Я метнулась к двери, благо она была без всякой электроники, и подперла ее. Оглянулась, Ташин смотрел на меня со смесью ужаса и неверия.
- Зачем вам жить? - спросила я.
- Чтоб тебя убить, тварь малолетняя, - выдал он.
Я покачала головой.
- Нет, не пойдет. Я убью вас на дуэли. Зачем медикаменты переводить?
Он закрыл глаза, борясь со злостью.
- Я хочу, чтобы... Ташины доказали, что они лучшие хозяева крепости. Что мы настоящие синто, помнящие о долге. Чтобы ни одна тварь не посмела назвать нас рабами и сказать, что у нас прокисла кровь! - он яростно смотрел мне в глаза.
- Что ж, это, пожалуй, сгодится, - ответила я спокойно.
Я отперла дверь и вышла, Синоби-Чех, который наблюдал за нашим общением с визора, бросил на меня короткий взгляд и устремился к пациенту.
Ну вот, нажила себе врага, подумала я, будущий лорд Ташин не простит мне той вивисекции души, что я ему устроила, и вообще он благодарностью не отличается.
Каким-то образом о моем разговоре с Ташин-Греко к вечеру знали все. Наверное, Синоби-Чех доложил в семью, а лорд Синоби поделился информацией с коллегами.
- Ну ты даешь, - сказал мне Грюнд, позвонив на браслет, - никогда не знаешь, чего от тебя ждать.
На мое недоумение он рассказал, как они смотрели запись, и добавил, что Соболев теперь по потолку готов бегать, поскольку выходит, что они тогда профукали убийство. Я, закатывая глаза, подумала о том, что мне надо сидеть дома и не подходить к визору, а лучше надеть белую маску и поселиться у Ланы, чтоб никто не нашел. Кроме будущего лорда Ташина, еще и Соболев мне будет 'благодарен'.
Поздно вечером я спросила у отца, который уже все знал, что же мне делать, ведь нажила двух врагов за один день. Отец меня успокоил: насчет Соболева, мол, можно вообще не волноваться, а перед Ташином надо будет извиниться, при свидетелях или без - это уж мне решать, насколько сильно я его задела, и сделать это желательно в день, когда род Ташиных объявят хозяевами крепости. Перспектива прилюдных извинений меня не радовала, но с другой стороны, лорд Ташин будет членом Совета Безопасности, и иметь его в недоброжелателях себе дороже.
Я помогала отцу собираться в командировку на Деправити, он поручил мне закупку медикаментов. Чтобы найти некоторые из них, мне пришлось облететь все обжитые территории и получить доступ к семейным врачам посольских семей. В который раз я убедилась в авторитете отца, одно его имя открывало передо мной двери. Я заподозрила, что получила такое поручение неспроста, за один день я перезнакомилась с пятью семьями, выдержала пять собеседований - от коротких и емких, до пространных и пристрастных; всем было интересно, что же представляет собой некст семьи Викен.
Вернувшись поздно вечером домой, я обнаружила в гостиной склад вооружения от лучевиков до мини-гаубицы, несколько видов мощнейших бомб, ящики с химическими и разрывными гранатами и отца, сосредоточено пакующего все это добро.
Мне слегка поплохело.
- Папа, скажи, что это все на продажу, - мой голос прозвучал совсем по-детски, я откашлялась.
- Вот контейнеры, запакуй медикаменты согласно спецификаций, - было мне ответом.
Я принялась молча паковать привезенные препараты, сверяясь с требованиями по их хранению и перевозке. Закончив, я предложила помощь, и мы уже вместе продолжили паковать опасный груз. Я не повторяла вопрос, выжидая, когда отец немного смягчится.
Далеко за полночь мы закончили работу и отправились перекусить на сон грядущий. Отец был весь в своих мыслях. До меня уже дошло, что весь этот арсенал не на продажу, а для использования, иначе отец уже давно бы меня успокоил.
- Ты заметила, что они псионы? - вдруг спросил отец.
Я в удивлении отрицательно покачала головой.
- Белые или черные? - спросила я, понимая, что речь идет о чужих.
- И те, и те, - ответил отец. - Причем белые вызывают этакий слюнявый восторг, а черные - страх и агрессию. Разве нет?
- Насчет черных - да. - Я вспомнила свои эмоции; действительно, страх и агрессия.
- А насчет белых... может быть, - я уже начала сомневаться, а было ли только моим решение оставить чужих в живых.
- Как ты думаешь, русы успокоились, или следует ждать новой волны? - отец сменил тему. Я тяжело вздохнула.
- Они ведь не пойдут на открытую агрессию; одно дело остаться в качестве охранников и защитников, совсем другое - прийти агрессорами, разве нет? Да и вообще, они как-то раньше не проявляли активности в отношении нас, в отличие от того же ЕвСа.
- Они знали о чужих, и этим была продиктована их агрессия, они пытались найти нити и оборвать, пока не всплыло все наружу.
- Откуда они знали о чужих? - спросила я.
- Их создал рус. Сумасшедший гений, он инсценировал свою смерть, подсунув обгорелого клона, а сам со всей лабораторией переселился на далекий Золотник.
- Оазисы...
- Да, сотни оазисов в снегах, попробуй отыщи, в каком именно. И дело это было семьдесят пять лет назад. Психа, естественно, уже нет в живых, а его детища расплодились, благо репликаторы там такие, как у нас, если не лучше.
- Я бы не была так уверена, что он мертв, - сказала я.
- Крылатые сказали, что 'Отец' ушел, - ответил отец.
Я пожала плечами, мол, если так, то спорить не буду.
- Так что? Русы не поверили в его смерть и искали? - спросила я.
- Если бы. Пираты наткнулись на оазис с чужими и похитили, кого смогли, а, привезя чужих в свой сектор, они засветились перед агентами русов. Между прочим, такая разветвленная сеть именно русских агентов наводила бы на подозрения, если бы не информация о связях с Техасом и Калифорнией, полученная благодаря тебе.
- Ну, это еще ничего не значит, одна группировка могла работать с американскими планетами, другая с русами... А отчего же русы так боятся обвинений в создании чужих, ведь этот гений отказался от родины?
Отец жестом предложил мне самой ответить на этот вопрос.
- Ну... или они сейчас слабы и опасаются что хины и евсы объединятся против них под этим предлогом, или же сами весьма успешно разрабатывают что-то. И для нас предпочтителен первый вариант, иначе нас не оставят в покое, стараясь устранить свидетелей и конкурентов, да?
- Да.
Я вздохнула, позволив себе ненадолго погрузиться в отчаяние по поводу того, что мой мир так хрупок и уязвим.
- Амброзию? - раздался чуть насмешливый голос отца.
Я на секунду задумалась над его предложением, хочу ли я забыть об этом разговоре? Нет, если бы хотела пребывать в счастливом неведении, как и большинство синто, я бы давно уже готовилась стать младшей или полноправной женой какому-нибудь лорду.
Я давно сделала свой выбор.
- Нет, отец. Кто-то ж должен тащить на себе весь этот груз, правда?
- Но почему ты? - серьезно спросил он.
Я улыбнулась и развела руками.
- Потому что из меня не выйдет хорошей жены; может, хоть безопасник будет сносный.
Отец опустил глаза, пряча эмоции.
- Безопасник сносный... Ты хоть в регенератор постарайся не попасть за эти месяцы, безопасник... - пробурчал он, но его бурчание меня не обмануло.
На следующее утро отец поручил мне доставку груза до космояхты, а сам дезертировал якобы по делам. Пару часов ушло на погрузку контейнеров в заказанный грузовой флаер, потом я пилотировала этот флаер к Пушистым островам, улаживала формальности с таможней и, выбив погрузчик, наблюдала за переносом груза в яхту. Потом размещала и закрепляла груз в отсеках, за этим 'захватывающим' занятием меня и застал Даниэль. Я жутко ему обрадовалась, учитывая, что у меня появился законный повод сделать перерыв. Мы поболтали о том, как провели эти два дня, которые не виделись, а после Даниэль предложил свою помощь, все-таки в карго-деле он разбирался лучше меня, и я с радостью приняла предложение. Смущаясь и, похоже, ожидая протестов с моей стороны, он переставил некоторые контейнеры, закрепленные мной, но я даже не думала возражать. Затем, взяв запасной мини-погрузчик, мы вдвоем, под руководством Даниэля, скоренько закончили с контейнерами, и он как-то быстро и профессионально прошелся по всей яхте.
- Хорошая посудина, - одобрительно сказал он.
Я усмехнулась - 'посудина'! Посудины у пиратов, у нас яхты.
- А ты обратил внимание на вооружение? - спросила я.
- Да, даже чересчур мощно для такой малышки. Никто не посмеет нас тронуть, - сказал он с улыбкой.
- Угу, только яхта рассчитана на троих в бою, а вас только двое.
- Я неплохой канонир, плюс еще телохранители...
- Вот именно, телохранители...
-Ара-Лин, ну что с тобой? Какой бой? Пиратов не осталось, Депра почти дружественна к Синто...
Я замолчала, понимая, что веду себя неправильно, не надо сейчас выплескивать свое беспокойство в брюзжании. Даниэль взял меня за руку.
- Это все? Или есть еще какие-то дела?
- Все, - засмеялась я, понимая, что мы не обнялись, как обычно при встрече. Мое 'все' притянуло нас друг к другу, как два магнита, отцепились мы нескоро.
- Письма. Каждый день. Слышишь? - сказала я строго.
Даниэль закивал со счастливым видом.
- Может, пойдем прогуляемся в админздание, поедим? - предложила я, мне опять стало чуть неуютно от того, что я вызываю одним своим присутствием такое счастье.
- Ты голодна? - он постарался скрыть свое разочарование.
Так, нельзя быть эгоистичной дрянью...
- Нет. Расскажи мне, что еще отец тебе говорил? - и я удобно устроилась у него на коленях. Даниэль принялся пересказывать, избегая какого-то момента.
- Что еще сказал? Что, возможно, придется драться? И убивать, да? - не удержалась я.
Даниэль только выдохнул и беспомощно развел руками.
- Да, я противная, я знаю, - за него сказала я.
- Ты не противная, - совершенно серьезно возразил он. Потом, набравшись смелости, спросил:
- Ара-Лин, если бы я был нормальным, как ты думаешь, какие бы нас связывали отношения?
Судьба, ну и вопросы...
- Не знаю, Даниэль, не знаю.
- Но ведь ты ничего не знала, когда клялась? А вдруг бы я вцепился в тебя как клещ, ходил бы по пятам, претендовал бы на каждую твою минуту?
Я усмехнулась.
- Если я что-то и умею в этой жизни, так это разбираться в мужчинах. Причем мгновенно, на уровне интуиции.
Даниэль удивленно поднял брови.
- И ты тогда был кем угодно, только не потенциальным клещом.
- Ты себе не представляешь, как мне хочется вцепиться в тебя и никогда не отпускать, - тихо вымолвил он.
- Но ты не делаешь этого. За это я тебя и люблю, братец, - и я легко поцеловала его в висок.
- Давай действительно пойдем поедим, у тебя в животе урчит, - сказал Даниэль; ну надо же, и его, оказывается, можно смутить.
Мы вышли из корабля и увидели приближающегося отца. Даниэль деликатно вернулся обратно, дав нам возможность поговорить наедине.
- Все готово? - спросил отец.
- Да.
- Не кисни.
- Не кисну.
Отец подошел, коротко обнял и поцеловал меня в макушку. Я взглядом спросила, он ответил.
- Возвращайся, - сказала я. Такое должно говориться лишь раз, поэтому я и переспросила взглядом вначале.
Он кивнул и, не оглядываясь, пошел к кораблю. Я тоже не оглядывалась, глаза застилали слезы. Подошел Даниэль, так же молча обнял и поцеловал, собирая губами мои слезы.
- Возвращайся.
Опять кивок и молчаливый уход, не оборачиваясь.
Судьба, как же тяжело...
Я погнала на гравиплатформе к админзданию, подсушивая слезы кончиком косы, такой плаксе, как я, просто необходим платок. На полпути встретила Каса и Пола, мы остановились.
- Здравствуйте, леди, - поздоровался Касс, как всегда, за двоих. Пол лишь кивнул.
- Здравствуйте. Кас, Пол, я хочу сказать, что теперь вы приступаете к настоящей работе. На Депре нет безопасных мест, кроме Синтского посольства, вы все время будете на территории врага.
Ребята кивнули.
- И еще, вы охраняете лорда Викена. Но его секретарь, господин Ташин, мне небезразличен. Я хочу, чтобы они вернулись ОБА.
Кас и Пол опять синхронно кивнули.
- Мы вас поняли, леди, - отозвался Кас.
Я тоже кивнула в ответ и собралась опять пожелать возвращаться, когда Пол отрицательно покачал головой. На мое удивление он ответил:
- Нам уже пожелали.
- Кто? - вырвалось у меня с явной ноткой собственника.
Они потупили глаза и смешно искоса переглянулись.
- 'Черные браслеты'? - настаивала я.
Еле заметный кивок в ответ.
- Где ж вы деньги взяли? Потратили аванс? - не мое это дело, но остановиться я не могла.
- Нет, - опять ответил Пол. - Без денег.
Я присмотрелась к ним - нет, не врут.
- Ну, вы даете... Поаккуратнее со своими подружками, а то им влетит за бескорыстие.
Опять кивок и попытка скрыть довольные улыбки.
- Честь и верность, - на два голоса, вместо прощания.
- Почет и слава, - отозвалась я.
Странным образом новость о том, что мои, или, вернее наши телохранители вскружили головы чернобраслетным, подняло мне настроение и убрало желание кукситься на Судьбу.



Создание сайта Aviva

Связь с администратором