2. Героев по-прежнему нет. - Страница 9

Серия Синто

Индекс материала
2. Героев по-прежнему нет.
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5
Страница 6
Страница 7
Страница 8
Страница 9
Страница 10
Страница 11
Страница 12
Страница 13
Все страницы


Дарел проходил таможню, выглядел он просто замечательно, как-то забывалось, что через три месяца ему надо будет вернуться в клинику для второго курса лечения. Женщины бросали заинтересованные взгляды на еще не старого, но уже седого мужчину в военной форме, стройного и мускулистого. Похоже, форма для Вольфа как вторая кожа, никогда его не видела в штатском.
Я спряталась, стараясь не попасться ему на глаза раньше времени. Он вышел в зал и неуверенно направился к выходу в город, я шла за ним и перехватила, когда он собирался снять таксофлаер.
Взяла его за руку, он повернулся и крепко обнял меня.
- Девочка моя...
Дарел, такой родной и такой чужой...
- Ты так повзрослела, - с болью сказал он.
Я кивнула, на глаза навернулись слезы. В прошлом, все в прошлом - и Дарел, и наша любовь... Ему уже нет места в моей жизни. Жаль. Больно.
- Девочка моя, я хотел встретиться и объяснить тебе все, чтобы ты не обижалась и не считала, что я тебя не любил, но вижу, что не нужно. Ты такая умная, маленькая моя.
Я улыбалась сквозь слезы.
- Все прошло, да? - немного горько спросил он.
Я лишь молча кивнула.
- Ну что ж... хорошо, что было. Ты ведь не жалеешь, что связалась со мной, правда?
Тут я очнулась.
- Ничего не прошло! Даже не думай! Тебе еще сына растить, так что долечивайся и думай, как будешь договариваться с Соденбергом об отпусках.
Дарел замер.
- Ты уверена?
- Да, я уверена.
Он схватил меня и закружил. Прохожие неодобрительно посматривали на иностранца и маленькую аристократку в его руках, а мне было все равно. Мои грусть и боль ушли. Да, у нас с Дарелом будет сын, такой же умный и добрый, как и его отец. Мы прилетели в поместье, я рассказывала о своих приключениях, а потом мы начали целоваться и уже не могли остановиться. Я отвыкла от его нежности и ласки, забыла, как это может быть восхитительно. Естественно, мы чуть не опоздали на его рейс. Летя к порту, я выжимала из флаера все.
- Дарел, пообещай мне, что будешь осторожен у себя на родине. И не будешь забывать, что теперь у тебя есть обязательства передо мной и нашим сыном.
- Перед тобой? Ты знаешь, что ты жадная собственница? - полушутя-полусерьезно ответил Вольф.
Да, я тысячу раз не права предъявляя какие-то права на его жизнь, и пытаясь им управлять. Но, может, это и есть любовь, когда знаешь, что не прав и все равно не можешь не пытаться оградить любимого от самого себя.
- Да Дарел, я жадная собственница, и несмотря на эти восхитительные часы вместе, я тебе больше не принадлежу. Но, врата тебя побери, я хочу, чтоб ты ЖИЛ и растил нашего сына, я хочу тебя видеть время от времени и знать, что у тебя все хорошо.
- Почему ты просто не скажешь, что все еще любишь меня? - мягко спросил он.
- Прости Дарел, я уже не свободна и не могу такого сказать.
Дарел молча потянулся ко мне и стал вытягивать меня из кресла пилота...
- Что ты делаешь? Ты с ума сошел! Мы опаздываем, - успела сказать я до того, как мне заткнули рот поцелуем. Флаер, потеряв контроль, остановился и завис в воздухе. Наконец я вырвалась от Дарела, или вернее он меня отпустил, и я опять села за штурвал.
- Можешь не говорить...- сказал Вольф.
- Что? - я еще плохо соображала.
- Что любишь меня, можешь этого не говорить...
- Ты! Ты...Самец! - ничего лучше я не придумала.
Он расхохотался, я тоже. Отсмеявшись, я сказала вполне серьезно:
- Я люблю тебя, Дарел, ты знаешь это.
- Да, так же, как и то, что вместе нам уже не быть, да малыш?
Я кивнула.
Мы успели, и Вольф улетел на свою неласковую родину. Я вернулась домой и первым делом послала отцу письмо с просьбой оформить заказ для генохранителей. Детопроизводители звучит ужасно, и поэтому семьи, занимающиеся инорождением, зовут генохранителями, хоть это и неточно.
Отослав письма отцу и Даниэлю, я с содроганием подумала, какой же будет реакция Синоби на произошедшее сегодня? Хорошо еще, если это будут только скандалы и рычания, а не затяжная 'партизанская война'. Из невеселых раздумий меня выдернул видеозвонок Илис.
- Это правда? Ара-Лин, это правда?
Врата!.. Я ведь так ничего и не рассказала ей.
- Илис, сейчас твой брат в клинике на Эбанденсе.
- Что с ним? - паника в голосе.
- Ничего страшного, просто восстанавливается. Действительно, ничего страшного или непоправимого, - постаралась я ее успокоить.
- Почему ты мне ничего не сказала? Я хочу увидеть его!
- Илис! Успокойся, увидишь. Запиши ему письмо, я ничего ему толком не рассказывала, и он ничего еще не знает. Расскажи ему все. Когда он подлечится, то прилетит в гости.
- Он все-таки сильно плох?
- Да перестань, вот реквизиты клиники, - и я сбросила инфу с браслета.
- Спасибо. - Илис собиралась расплакаться от переизбытка чувств. Только не это! Буркнув: 'Всего хорошего', я отключилась.
Через несколько минут я поймала себя на том, что мне хочется танцевать. Впервые за несколько месяцев мне хотелось закружиться в танце. Сознание прятало от меня, насколько мне важен Вольф и наши отношения, и понять, насколько сильно я переживала из-за расставания и ссор, я смогла лишь тогда, когда эта тяжесть свалилась с моей души.
Несколько дней я провела без всяких забот и хлопот. У отца с Даниэлем все нормально, раз Даниэль каждый день в одно и то же время шлет письма. Дни я проводила с дочерью. Малышка необычайно серьезна и умна, и есть большой шанс, что она пройдет по конкурсу и будет принята в семью Фрокс для обучения. Если это произойдет, я смогу вздохнуть спокойно, она станет аналитиком, а не оперативником. Конечно, беспечной жизни ей не видать, но хоть не погибнет во цвете лет, как моя мама и еще многие другие Синоби. Аррен Синоби меня бойкотировал, а может, действительно был занят, меня это в любом случае радовало, потому что жутко надоело постоянно отстаивать свои позиции, тем более что сейчас, благодаря Вольфу, я вспомнила, что отношения между мужчиной и женщиной - это не только вечный бой. Вечера и ночи я проводила в Доме Красоты у Ланы; надев белую маску, я танцевала в свое удовольствие, избегая общаться с гостями. Искра и Снежинка лучились от счастья, Грюнд заключил с ними устное соглашение, через полгода-год состоится свадьба с двумя невестами. Лорд Соболев бывал каждый вечер, естественно, узнал меня под маской, но общаться мы не спешили, и, как порядочный семьянин, за час до полуночи лорд отбывал домой к своим двум женам. Искра и Снежинка всячески изворачивались, чтобы не попадаться на глаза Соболеву и не общаться с ним, проявляя, так сказать, лояльность к Грюнду. Сами они знали больное место будущего мужа или он им рассказал, но все в Доме получили дополнительное развлечение, играя за и против девчонок, кто-то выводил их на Соболева, а кто-то помогал уклоняться. Забавность ситуации заключалось в том, что самому лорду Соболеву ничего не было известно и, мягко говоря, все равно, Снежинка его никогда не интересовала, а с Искрой был бурный роман еще до того, как я улетела на Тропез учиться. В эти дни сбылось то, о чем я мечтала, будучи руководителем военакции против пиратов - перекладывать инфокрисы в архиве, а по вечерам танцевать. Первый пункт не удался, зато второй - на славу.
Было еще одно дело, которое я задумала, после того как бабушка посоветовала мне поторопиться с детьми. 'Была счастлива, потому что один сын взлетел, а один остался рядом', так вот мои дети все взлетят, на всех свалится та же ответственность, что и на меня, а я бы очень хотела, чтобы хоть один мой ребенок имел шанс на беспечную жизнь. Инорождение сына от Вольфа оплатил отец, у меня же имелись собственные деньги, которые я и собралась потратить самым синтским образом.
Я заключила контракт с генохранителями, они приедут в нужный день ко мне в поместье. Снежинка по моей просьбе условилась с Эфенди о тайной встрече. Он поначалу отказывался, но на то Снежинка и гейша, чтобы уметь уговаривать и завлекать. Придя на встречу, Эфенди неожиданно для себя был отвезен ко мне в поместье. Снежинка попросила Эзру показать ей парк, и мы с Эфенди остались наедине.
- Лин, я очень рад тебя видеть, но что случилось? К чему такие сложности?
Из вредности мне захотелось подколоть его.
- Не хочешь проблем?
Он подошел ко мне и обнял за плечи, глядя в глаза.
- Не хочу проблем для тебя. И... я помню о своей клятве.
Тут раздался вызов с ворот, и я тут же открыла, чтобы Эзра, по возможности, не знал лишнего.
- Я генератор проблем, Эфенди. Это мое уже официальное прозвище, - сказала я. - Это генохранители.
Он все понял. И ничего не сказал.
Через час я сидела, укутавшись в плед, а генохранители колдовали в выделенном им кабинете. После изъятия клетки всегда морозит и тоскливо на душе, наверное, есть этому научное объяснение, но сейчас я была расстроена и раздосадована поведением Эфенди. Я не ожидала, что он воспримет все молча, по-рабски. Неужели я ошиблась в нем, и он такой же бесхребетный, как и его коллеги?
Бесшумно открылась дверь, донесся аромат травяной настойки, Эфенди молча поставил передо мной чашку, избегая смотреть в лицо.
- Лин, наверное, у меня нет права... но не спросить я не могу. Какую судьбу ты уготовила этому ребенку? - смотря в пол, спросил он.
У меня отлегло от сердца...
- А какой судьбы ты бы хотел нашему ребенку? - спросила я.
- Ты его признаешь? Будет Викен-Викен? Зачем? - с болью спросил он.
Хватит его мучить... Проверила...
- Это будет девочка, и она будет Рокен-Тири. Это будет только твоя дочь.
Эфенди впился в меня взглядом, пытаясь понять, что же у меня на уме.
- Я хочу, чтобы она до семи лет росла с тобой, хочу, чтобы ты нашел ей хороших воспитателей, чтобы она была веселым и умным ребенком. К семи, ко второму тестированию, и определится ее Судьба. Я не хочу заранее как-либо определять ее место в жизни, пусть это будет чистый лист. Но, Эфенди, я тебе не прощу, если она вырастет ничтожеством. Ты меня понял?
- Да. Значит ли это, что если после тестирования поступит предложение от Синоби, я должен буду его отклонить?
Мне очень хотелось сказать: 'Да, конечно'.
- Делай так, как будет лучше для твоей дочери, - четко сказала я.
Он кивнул.
- Я оправдаю твое доверие, Лин, - тихо пообещал он.
- В крайних случаях - обращайся. Генохранителям все будет оплачено, остальное за тобой.
Он кивнул.
- Спасибо. Что я могу для тебя сделать?
- Вырасти нам счастливую дочь.

Через два дня леди Шур позвонила мне по визору.
- Еще не надоело отдыхать, белая маска?
Вот ведь, всюду нос сунет...
- Нет, не надоело, - констатировала я.
- Прилетай ко мне через час, дело есть.
И отключилась. Похоже, настал конец моей вольной жизни.
От ворот поместья меня направили не к админзданиям, как раньше, а к жилым домикам, точнее, к домику леди Шур. Мелькнувшие мысли о попытке соблазнения, были отметены как дурацкие, леди прекрасно понимает, что это может кончиться хорошей дракой и пребыванием в регенераторе для нас обоих. Шур была не одна, у окна стоял Аррен Синоби, и если обычно он выглядел лет на тридцать, то сегодня все его сорок шесть лет дали о себе знать. Настроение у них обоих было, мягко говоря, не радостное.
- Что случилось? - тут же вырвалось у меня.
Аррен лишь досадливо скривился, Шур же вставила инфокрис в визор.
- На, читай.
Это была аналитическая записка. Вначале шли фамилии Синоби и Шур, даты рождения и смерти. Всем погибшим было до тридцати, но временной промежуток смертей был семь лет, последний погиб шесть дней назад. Дальше, собственно, шли описания заданий и обстоятельства смерти, это всё были агенты-оперативники, провалившиеся и погибшие. Двенадцать человек, все провалились в Европейском союзе, восемь из них - на американских планетах. Отличительной чертой было то, что никто из них не успел выполнить задачу, кого-то брали на полпути, кого-то в самом начале. Чем больше я читала, тем мрачнее становилась, складывалось однозначное впечатление - наших агентов сдают. Дальше шел сухой отчет о завербованных евсах, которые учились в наших университетах. Только четверо сделали настоящую карьеру, но они были далеки от политики и никогда не пытались ею заниматься, еще трое стали жертвами стечения обстоятельств - несчастные случаи, наркотики. Остальные девятнадцать добились неплохого места в жизни, но не более, причем трое потеряли свои высокие жизненные позиции после попытки включиться в политические игры.
Да... Как бы мы не презирали евсов, а в профессионализме им не откажешь, не все у них там дураки и демагоги.
- И? Чем Я могу помочь? - спросила я Шур и Синоби.
Я действительно не понимала, что могу сделать в данной ситуации. Если это вербовка на операцию в ЕвСе, то я откажусь в любом случае.
- Только три успешные акции в ЕвСе за семь лет, и это при том, что ЕвС является нашей основной угрозой, хины далеко, русы не агрессивны, на фоне евсов не агрессивны. А теперь мы своими руками разобрали стену, отгораживавшую нас от ЕвСа.
Меня бросило в холодный пот, в мою глупую голову до этого момента не приходила мысль, что пираты не только грабили наши суда, но и отпугивали евсов. Теперь, когда бывший пиратский сектор относительно безопасен, нас разделяет всего трое-четверо врат, и если евсам наша планета не давала покоя, отстоя от них минимум на семь врат, то теперь... Нам надо готовиться к войне, или, что более эффективно, но трудновыполнимо, стараться предотвратить попытки ее развязать.
Как страшно жить.
- Мы бы хотели, чтобы ты, так сказать, свежим взглядом проработала всю информацию о провалах и провалившихся, - продолжила Шур. - Мы предлагаем тебе 'семейный' закрытый контракт с Шур.
- Но ведь наверняка аналитики обеих семей исследовали все вдоль и поперек, а я не могу похвастаться способностями в области логики и аналитики.
- У тебя уже сформировалась привычка, при получении задания спрашивать: 'Почему я', - раздраженно сказал Синоби.
Я смолчала, делая скидку на то, что он только что потерял члена семьи.
- Да, ты не сильно дружишь с логикой, но у тебя есть интуиция, так что забирай инфокрисы, - сказала Шур. - Контракт не временной, а сдельный, и сама понимаешь, что если ты сможешь хоть чем-то нам помочь, то в долгу мы не останемся.
- И еще, о контракте и полученном задании не сообщай никому, даже отцу, - добавила она.
Ну да, обращение ко мне - это уже акт отчаяния, не нужно, чтобы об этом знали. Да и в моих интересах не распространяться, поскольку шанс, что я окажусь полезной, минимален, а любой невыполненный контракт - это пятно на репутации.
Вечером того же дня я уже знала биографии и общие черты операций всех двенадцати, и первое, что бросалось в глаза - девять из двенадцати имели общую кровь. Можно было предположить, что, получив генную карту моей матери - официально раскрытого синтского агента, евсы методично проверяли гены тех, кто вызывал хоть малейшие подозрения, по мере раскрытия агентов пополняя свой генный арсенал. Да, то, что Шур и Синоби перероднились между собой, как оцелоты в одной деревне, сыграло с нами дурную шутку.
Я набрала леди Шур по браслету.
- Чего тебе? Только быстро.
Быстро - так быстро.
- Разве дезертцы - это выход? Разве их особенность не отслеживается генетически? - спросила я без всяких предисловий. Долгое пребывание мужчин на Дезерте меняло состав спермы, лишая возможности иметь дочерей.
Секундное молчание.
- Да, это только физиологический недостаток; возможно, и его со временем смогут как-то отслеживать, но пока, чтобы узнать, с Дезерта они или нет, надо проверять сперму.
- Леди Шур, дайте мне выкладки аналитиков, - попросила я.
- Ты же понимаешь, почему мы тебе их не дали, нужен новый взгляд, - Шур начала раздражаться.
- Поверьте, в отличие от вас, я буду скептически относиться к их выводам, а проделывать заново всю работу профессионалов у меня способностей не хватит, я не Фрокс.
- Хорошо. Пришлю, - зло сказала она и отключилась.
Я принялась за эгофайл первого провалившегося, пытаясь составить собственное представление о нем. Когда я уже дошла до юношеских лет, раздался голос Эзры:
- К вам гость - лорд Синоби.
- Проси.
Кажется, Аррен додумался, как ему сбросить эмоциональное напряжение, и меня ждет или грандиозный скандал или бешенный секс, ни того, ни другого мне сейчас не хотелось.
- Вот инфокрисы с выкладками, - сказал он устало - Ты меня не покормишь чем-нибудь?
Я тут же метнулась в кухню и принялась соображать что-нибудь повкуснее. Что угодно, только не видеть всегда собранного и хищного Синоби раздавленным. Пока я готовила, он сидел, поставив локти на стол и уперевшись подбородком в сжатые ладони, потом без аппетита ел. Все без единого слова. Я тоже не стремилась завязать беседу.
- Тебе не страшно было делать сына? Выпускать ребенка в такой мир? - вдруг спросил он.
Я чуть не выронила чашку... Что тут скажешь...
- Я глупая женщина с неистребимой иррациональной надеждой, что все будет хорошо, - тихо ответила я.
- Неистребимой? Помоги Судьба и предки, чтобы это было так.
Помолчав, Аррен спросил:
- Вольф осядет на Синто?
- Нет, - я удивилась такому предположению. - Нет, он ни за что не бросит Дезерт.
- Что ж, наследственность у твоего сына хорошая... Уже думали, где будете воспитывать? Ты же вряд ли будешь сидеть с ребенком.
- Да, я думала о семье Бялко, - ответила я, удивляясь тому спокойствию, с каким мы обсуждаем столь болезненную для Синоби тему.
- Подумай о нашей семье, у нас лучшие воспитатели, мама Яна подготовила себе достойную смену, - спокойно, как само собой разумеющееся, предложил он.
- Спасибо.
Я взяла лицо Аррена в ладони и поцеловала его.
- Пойдем спать, утром проблемы кажутся меньше, а жизнь ярче, - мягко сказала я.
Сделав Аррену расслабляющий массаж и погрузив его в сон, рядышком уснула и я с мыслью, что веду себя как примерная младшая жена.
Утром к моему величайшему облегчению все вернулось на круги своя, проснулась я от настойчивых ласк.
Потом, после душа, Аррен, набрасывая на меня банный халат, вдруг притянул к себе и сказал на ухо:
- Знаешь, как русы говорят? Я не ревнивый, но дом его сожгу.
И, не дожидаясь возмущений с моей стороны, тут же отпустил.
- Не играй с огнем, Аррен, - спокойно и с достоинством ответила я.
Он невесело рассмеялся:
- Мы оба знаем, что мягкостью и добрым словом можем плавить другого как воск, но ни ты, ни я этого не делаем.
- Угу, 'охранник' вынужден все время обороняться от нападок 'воина', - сказала я.
- Вот только симвотипы не надо приплетать, - на взводе отозвался Аррен.
Так, готовность отгавкиваться номер один.
- Пойдем лучше позавтракаем, чем-то ты меня вчера вкусным кормила... - сменил тему Аррен.
Тайфун прошел стороной. Пока.

Даниэль

Полет прошел для меня незаметно, по заданию лорда Викена я серфинговал в архивах новостной сети ЕвСа, выбирая и систематизируя отклики на события вокруг Синто и пиратов. Когда я представил отчет, Викен прошелся по каким-то своим пунктам, по некоторым взял детализацию.
- Что ж, рад, что не ошибся в вас, придраться не к чему. Спасибо, - сказал он без особых эмоций.
Эта сдержанная похвала меня успокоила, я с детства не составлял подобных отчетов и боялся, что потерял квалификацию.
- Ташин, вы умеете входить в боевой транс? - поинтересовался Викен.
- Да, только не мгновенно, нужно секунд тридцать-сорок для сосредоточения.
- Очень хорошо, я тоже мгновенно не могу... А в той стычке с фермерами вы его применяли?
Я растерялся, мне почему-то в голову не пришло воспользоваться этой пси-техникой, хоть теоретически я мог выиграть время для вхождения.
- Нет. Не было возможности, - осторожно ответил я.
- Возможности или желания? - уточнил Викен.
- Я просто не подумал о такой возможности.
Лорд лишь усмехнулся на мою игру слов.
- Когда сядем, главное доставить контейнеры в посольство в целости и сохранности, так что будьте во всеоружии.
Деправити встретила нас туманом и моросящим дождем, который сменится снегом, а потом снег растает и испарится, все сезоны года за один день. Глорией ее могли назвать только отчаявшиеся первопроходцы, которые до ее открытия в течение трех лет выходили на безкислородные планеты. Дышать без фильтров было тяжело, слишком влажный воздух, я с помощью телохранителей максимально быстро загрузил два флаера, и мы двинулись к посольству. Похолодало, туман сменился снегом. Когда подлетели к территории посольства, лорд Викен снял маску и вдохнул полной грудью, мы последовали его примеру, воздух оказался до странности свежим и каким-то вкусным.
- Один час на этой гадской планете можно дышать нормально, - проинформировал нас лорд. - В святой час.
Само посольство представляло собой огороженную территорию, посредине которой находилось причудливое здание с множеством входов, причем здание напоминало мне постройку каких-то насекомых - срезанный, оплавленный конус, предположительно этажа в четыре, с рваными уровнями и ложными окнами, его архитектор явно нуждался в помощи психиатра.
Тут открылась одна из дверей и показался очень высокий и широкоплечий, но не грузный мужчина лет под сорок, абсолютно лысый, даже без бровей.
- Викен, ну наконец-то! А это что за дети с тобой? - веселый голос с хрипотцой, карие глаза перебегают с меня на телохранителей.
- Теренс, лентяй, когда ты будешь читать почту? - добродушно ответил Викен.
- Когда ничего другого делать не смогу, - не обижаясь на 'лентяя', ответил лысый. Надо сказать, что отсутствие волос не делало его уродом, наверняка он нравился многим женщинам.
- Ну, давайте, разгружайтесь, - сказал Теренс и отдал Викену электроключи, а сам опять скрылся.
Странный он какой-то, подумалось мне.
Нашлось два мини-погрузчика, и мы наконец-то водворили контейнеры с оружием и медикаментами по разным складам.
- В святой час чаще всего убивают, - сказал Викен. - Люди слишком ему радуются и расслабляются, а наши так еще и 'раскачиваются' именно в это время, в другие часы о физической нагрузке даже думать тошно.
Мы зашли внутрь здания и оказались в маленьком приемнике с двумя выходами.
- Привыкайте, как только попадаете в дом, правый коридор - чистка, биологическая, химическая и техническая. Редко-редко после вылазки в Город возвращаешься без 'подарка', - рассказывал Викен, ведя нас к отсекам чистки. Мы все прошли эту малоприятную процедуру, причем на Поле обнаружился жучок.
- Нормально, даже мало как-то, - отреагировал на это Викен.
Наконец мы попали в большой холл с тремя выходами и тремя лестницами наверх, первым делом надо будет все тут обойти, этот архитектурный маразм меня уже раздражает.
- А где все? - выдал я терзавшую телохранителей и меня мысль.
- Я ж говорил, 'раскачиваются', тут есть терраса, они сейчас там, - лорд Викен махнул в сторону левой лестницы.
Никакой террасы мы снаружи не заметили, но промолчали об этом.
- Давайте покажу, где кухня, - сказал лорд и повел нас наверх. Едва мы зашли на кухню и я из-за спин телохранителей успел увидеть только, что это просторная светлая комната, как что-то громыхнуло, раздался радостный вопль, сменившийся тут же криком боли.
- Извините, лорд Викен, я... - сказал Пол.
- Все нормально, Пол, - как-то строго ответил Викен.
Я наконец протиснулся мимо Каса и увидел сидящего на полу и баюкающего свою руку... модификанта? Секс-модификанта? Ничем другим это создание быть не могло.
- Сломал? - спросил Викен.
- Нет, - тут же с обидой ответило создание и со жгучей ненавистью посмотрело на Пола; тот инстинктивно подобрался.
- Так вставай, чего расселся? - без тени сочувствия сказал Викен.
Ненависть щедро плеснулась на лорда.
- Телохранителями обзавелся, Викен? Неужто я тебя так пугаю?
На что тот спокойно поинтересовался:
- Тебе 'квази' уже мозги разъело? Быстро, однако...
Модификант на это лишь молча встал и отошел к плите. Викен принялся показывать бытовую технику и объяснять, что где размещается, предупредив, что готовят еду обычно по очереди, но теперь эту обязанность спихнут на нас троих. Мы поражались спокойствию лорда, потому что сами ежились под ненавидящими взглядами модификанта. Телохранители были со мной солидарны, это создание так и просилось, чтобы его убили, инстинкт самосохранения запрещал оставлять за спиной столь агрессивно настроенное существо. Тут модификант сорвался с места, и я понял, почему среагировал Пол: двигался он очень быстро. Инстинктивно дернулся, но сдержался Кас, который находился ближе всех к нему.
- А это Абель, - шутовской поклон в нашу сторону, голосок звенящий и бесполый, - секс-модификант к вашим услугам, - еще один поклон.
Мы не стесняясь разглядывали его: несомненно, мужчина, или, скажем, бывший мужчина, худой, маленького роста, ниже меня примерно на ладонь, блондин, волосы до плеч, ангелоподобный тип. Лицо подправляли, но не сильно, увеличены глаза, радужка подкрашена синим, слишком тонкие кости, как бывает у тех, кто сидит на 'квази', сочетая его с антидотами. Возраст где-то между двадцатью и двадцатью восьмью годами, точнее не сказать, не зная, когда его изменили.
- Посольство, как вы, наверное, знаете, занимается тем, что выкупает похищенных, - раздался чуть скучающий голос лорда. - Родители Абеля требовали найти его в любом случае. Когда нашли, то имплантаты были вживлены, но память еще не стерта. Родители отказались его забирать, вернее, отец нашел причину избавиться от отпрыска, который и до модификации был неадекватен.
- А добрейший лорд Викен решил не возвращать меня папакарлам, а оставить при себе, в посольстве - тут же отозвалось это нечто.
- Да, и только то, что ты оказался хорошими 'ушами', заставляет нас терпеть тебя.
- Конечно, чистенькие синто не будут шариться по бардакам, вынюхивая и высматривая, для этого есть я.
Неизвестно чем бы все кончилось, но тут на кухню заглянули знакомый лысый и еще один синто, лет двадцати семи с явной азиатской кровью, среднего роста и широкий, чувствовалось, что силы в нем немеряно.
- Здравствуйте, лорд Викен - с поклоном сказал азиат.
- Здравствуйте господин Эскудо-Киото, рад познакомиться, мой секретарь господин Ташин - я поклонился - мои телохранители дезертцы Кас и Пол.
- Рад знакомству, господа, - с поклоном ответил Киото, Теренс лишь кивнул.
Когда с формальностями было покончено, лорд Викен поинтересовался
- А где же Грин?
Киото и Теренс переглянулись.
- Пойдем - и лысый выскользнул из кухни.
- Останьтесь - сказал нам Викен и вышел за ним.
- Господа, давайте я покажу вам ваши комнаты - предложил Киото, мы согласились, проявлять какую-то инициативу нам еще рановато.
Мне дали комнату соседнюю с комнатой лорда Викена, телохранителей же несмотря на их недовольство поселили на другом этаже, однако при желании, выскочить из их комнаты и подняться по лестнице на один этаж можно за считанные секунды. Комнатки были маленькие с минимумом мебели, но уютные, располагающие к отдыху. На замечание Киото, что односпальные кровати в комнате телохранителей можно сдвинуть, Кас тут же выдал 'Зачем?', а Пол буркнул 'Мы не любовники', Киото без тени смущения попросил прощения, если оскорбил. Какое-то время я покрутился у себя в комнате и решил отправиться в экскурсию по этому архитектурному шедевру. К моему приятному удивлению дом не был таким уж бестолковым, каким казался на первый взгляд. Куча лестниц позволяла переходить с этажа на этаж без лишних пробежек, сами этажи и выходы к лестницам могли перекрываться перегородками, так что в случае нападения можно было выдержать практически любой штурм, еще и зайти в спину нападающим. Петляя, я вышел к медотсеку, естественно решил в него заглянуть, когда дверь отъехала, я увидел злых лорда Викена и Теренса друг против друга, они синхронно повернули головы.
- Извините, я тут осматриваюсь...- сказал я и попытался закрыть дверь.
- Зайди - приказал Викен.
Я проскочил в закрывающуюся дверь.
- Познакомься с Грин-Эскудо - все тем же тоном сказал Викен, и кивнул в сторону соседней комнаты. Теренс молча сверлил меня взглядом.
Что тут происходит? Я вошел и увидел четыре регенератора, в ближайшем кто-то был. Темнокожий мужчина, негроидной крови, возраста не разобрать, изможденное лицо, левой руки нет и плеча почти нет, чудо, что его с такими ранами дотащили до регенератора. Глаза его были закрыты и, судя по размеренным показателям, он спал. Чего хотел лорд Викен?
Я вышел обратно к послам.
- Ну, что вы можете сказать по поводу увиденного? - уже спокойно спросил Викен.
- Рана серьезная, полное восстановление под вопросом, была большая потеря крови, удача, что он вовремя попал в регенератор - ответил я не зная, этого ответа от меня ждут или чего-то другого.
Лорд бросил на лысого взгляд типа 'что я тебе говорил', а вслух сказал:
- Спасибо, мы вас не задерживаем.
Я ушел с надеждой, что пусть с опозданием, но до меня все же дойдет смысл того, что произошло только что. На первом этаже я нашел комнаты для спасенных, честно сказать они больше походили на камеры. Да и вообще первый этаж был рабочей территорией, а именно обменным пунктом, все было предусмотрено так, чтобы без потерь пережить агрессию спасаемых или их заказчиков. Я вышел к кухне, модификант все еще был там, или он там постоянно ошивается, чтобы остальным аппетит отбивать? Увидев меня, этот хоул обрадовался новому объекту, мне же захотелось уйти куда подальше, но гордость и здравый смысл не позволили.
- Красавчик, а почему у тебя только одна фамилия? Я что-то не пойму?
Его звонкий голос вызывал желание засунуть ему кляп.
- Будешь много знать - рано умрешь - буркнул я, не придумав ничего лучше.
Это создание расхохоталось. Я принялся искать заварку для чая, игнорируя модификанта.
- Красавчик, а красавчик... Многие боятся 'врат' и по прибытии на Депру, трахаются как сумасшедшие, чтоб забыть этот страх. Ты не такой?
- Нет - процедил я сквозь зубы, понимая, что молчание лишь подстегнет его. Тут модификант текучим движением приблизился ко мне вплотную.
- Отойди - сказал я ему глядя в глаза, и вложив все, что я о нем думаю.
Взрыв ненависти.
- Еще один чистенький синто? Да? Только ты не похож на маскулинного самца, трахающего исключительно девок! Красавчик! Что лорд Викен нашел с кем снять напряжение? Нашел себе такого же чистенького, как и он сам? Секретарь! Секретутка!
Слушая эти крики, я уговаривал себя, что драка с этим недоделанным уродом лишь унизит меня.
- Он мой! Слышишь мой! - шипело синеглазое нечто, потеряв остатки человеческого облика.
А вот за это можно и врезать. Что я и сделал. Но эта тщедушная тварь, сидящая на 'квази', оказалась на такой уж беспомощной, как можно было предположить, он был быстрее меня, я же точнее и сильнее. Все кончилось тем, что мы покатились по полу, он меня душил, я одной рукой размыкал захват, второй наносил удары, все же не решаясь выдавливать ему глаза. Внезапно чьи-то руки оторвали модификанта от меня, и отправили его в полет к ближайшей стенке, приложился он к ней с тихим вяканьем вышибаемого из легких воздуха. В поле зрения показалось лицо лорда Викена, посмотрев на меня и получив в ответ осмысленный взгляд, Викен направился к модификанту, который к моему величайшему удивлению был на ногах, хоть и дезориентирован. Подойдя к нему, лорд отвесил тяжелую пощечину, сбившую с ног этого урода. Тот упал и затих, свитер на его спине задрался, обнажая какие-то раны, лорд Викен, посмотрев на них, закатил свитер до плеч, вся спина этого хоул была в синяках и кровавой коросте, отметины от плети. Тут мне стало дурно, пустой желудок тем не менее норовил вывернуться на изнанку, бросило в пот, я дотащился до раковины и меня вытошнило.
- Он его что, по голове ударил? - раздался обеспокоенный голос лысого. Я открыл воду.
- Теренс, выйди - твердо сказал Викен - и этого вынеси.
Судя по шуму, его послушались.
- Даниэль, извини, что не предупредил тебя об Абеле.
Я умывался и прополаскивал рот, Викен тем временем наливал чай, который я успел заварить до драки.
- Я сказал, что готов к встрече с прошлым - наконец сказал я - Я действительно готов. Приношу извинения за эту драку, но после оскорблений в ВАШ адрес, я не мог бездействовать.
Мы встретились глазами, изучая друг друга.
- Выпей - он подал мне кружку. Мы сели за стол друг против друга.
- Сейчас не лучшие дни для нашего посольства - сказал Викен, глядя вбок - Грина и Теренса заманили в ловушку, на ложный обмен. Такого давно не случалось. Сейчас опять подобная ситуация, нам надо через сорок минут выходить. Мы с Теренсом спорили можно тебя брать или нет, вероятность того, что мы идем в ловушку больше шестидесяти процентов.
- Если идете вы, иду я - отозвался я.
- Даже после этой драки?
- Этот... слишком слаб, чтоб нанести серьезные удары, а нужных точек он хвала богу не знает.
- Не расслабляйся. Знает. И убивал не раз. Ты ж ему глаза не выдавил? Вот и он поостерегся тебя калечить. Я не хочу, чтобы подобные драки повторялись.
Мне очень не понравилось то, что я недооценил этого урода, как-то не ждешь от секс-модификанта серьезных боевых навыков.
- Я сделаю все от меня зависящее, но поклясться, что подобное не повторится - не могу - ответил я.
- Ладно, устроит и это. Значит, выберем оружие, а потом слегка подкрепимся.
Я выбрал то, к чему привык, два легких лучевика, тяжелый и цирка. Цирка вызвала у Теренса недоумение, ну и ладно, зато я умею и не брезгую ей пользоваться. Кас и Пол тоже выбрали по паре легких лучевиков и виброножи, Викен те же лучевики плюс один тяжелый и пара виброножей, Теренс повторил его набор. Одеты мы были в специальные серые комбинезоны, защищавшие от сырости и холода, оглядев нас, Теренс изрек.
- Мы настоящие послы и дипломаты. Хочешь мира - готовься к войне.
Чем дольше я с ним общался, тем сильнее укреплялся во мнении, что Теренс из тех людей, которым чем хуже, тем больше они хохмят, и ни за что не покажут, как им плохо на самом деле.
Летели двумя флаерами, я с Теренсом, Викен с телохранителями, на подлете я соскользнул в боевой транс. Ох неспроста мы в детстве играли в виртуальные стрелялки, потому что техника вхождения для меня была идентична началу игры, я мысленно одевал на себя защиту и шлем, становясь уже не совсем собою.
Мы прилетели на крышу какого-то ангара, с трех сторон окруженную более высокими строениями, место не самое удачное, обзор оставлял желать лучшего. Нас ждали, выкупаемый стоял в наручниках в окружении головорезов в таких же, как у нас, только чуть темнее комбинезонах, плохо будет отличать своих от чужих, если что. Положенные разговоры минуты на три, потом нам дают пленника для сверки ДНК, мы отдаем бокс с алмазами. Депры открывают бокс, но проверкой алмазов не занимаются, смотрят на Викена у которого в руках анализатор, думающий над ген-кодом. Тут Теренс достает оружие смещаясь с того места где стоял, Викен не дождавшись ответа роняет сканер и тоже падая достает оружие, мои лучевики уже у меня в руках. Сканер приземлившись выдает красный свет, начинается перестрелка, Кас и Пол оставлены в резерве и ответственны за наш отход. Мы втроем, не имея возможности укрыться за чем-либо, изображаем истребители уходящие от атаки, то есть перемещаемся во всех плоскостях, не останавливаясь ни на секунду и ни на мгновение не прекращая огонь, но долго так не продержаться, наши враги тоже знают, что надо делать. За спиной тихо подвывает флаер и ослепляет вспышка бортового лазера, я хватаю Викена и толкаю его к флаеру, сам наугад поливаю огнем, не давая высунуться депрам.
- Теренс! - гаркает Викен.
- Здесь я! - раздается снизу, я уже проморгался и вижу его, вздергиваю этого верзилу на ноги, чего только не сделаешь в запале, Викен подхватывает его и мы бежим к флаеру, который опять выбрасывает луч и скользит им нашаривая жертв, может и не слишком действенно, зато пугающе. Сбоку что-то вспыхнуло и ухнуло, наш второй залепил по флаеру депров, машина с жалобным скрипом стала разваливаться в воздухе. Все, мы в кабине, ужавшись как при вакуумной упаковке, закрыли купол, и флаер рванул. Я был прижат к куполу, подо мной Викен и раненый Теренс, второй флаер прикрывал наш отход, поплевывая вспышками.
- Врата вас побери, слезьте с меня, - простонал Теренс.
Понимая, что не могу исполнить его просьбу, я продолжил молча вдавливаться в купол.
- Кас, мы можем остановиться хоть на пять секунд - спросил Викен.
- Нет, лорд Викен. Я сделаю, когда можно будет - ответил Пол. Пол? Врата открылись где-то, раз Кас уступил ему главную роль.
Мы летели еще минуты три, за которые поступила пара конструктивных предложений, как-то, передвинуть руку туда, а ногу туда.
- Останавливаемся - сказал Пол, и остановил флаер, открывая купол, я не успев испугаться, зависли то мы высоко над землей, перепрыгнул на место рядом с пилотом, Викен слез с Теренса и сел рядом, купол на тот момент уже закрылся и мы опять рванули.
- Ну вы и тяжелые, хоть по виду и не скажешь, - пробурчал Теренс.
- Теперь ты понимаешь, почему три человека в дипмиссии на Депре, это мало? - строго спросил лорд Викен - Я уже молчу про то, что Абель не всегда будет 'ушами', и надо что-то придумывать ему взамен.
- Слушай, забрал бы ты его куда-нибудь. Сил терпеть его, больше нет, последние полгода совсем с цепи сорвался. Живем как с диким зверем, не знаем, когда набросится.
- Не знаешь, кто ему спину располосовал? - вполголоса спросил Викен.
- Если ты не знал, Абель теперь постоянно позволяет с собой такое делать, приползет из Города и в регенератор, реактивы переводит. - Теренс как будто в чем-то обвинял лорда.
- Раньше такого не было.
- Да. Раньше - не было.
- Я ненадолго и с моим отъездом вы лишитесь Абеля в любом случае - ответил на это Викен.
- Ясно.
- Так что там с ногой? А то ты уже не стонешь и ровно дышишь....
- Блок поставил, потому и не стону, ожог средний.
- Средний? Через два часа будешь готов?
- К чему?
- Ко всему!
- Всегда готов.
- Я вижу - лорд Викен не смог сдержать улыбки.
Оказавшись в посольстве, мы на нервной почве подмели все съедобное, что нашли, Теренс сам обработал себе ожог. А я с удивлением обнаружил, что наши серые комбинезоны могли частично отражать лучи, ну нет чтоб раньше это сказать, хотя с другой стороны, может, расслабился бы сильно.
Настроение у всех было боевое, и только Эскудо-Киото пытался изобразить голос разума, уговаривая нас не спешить и еще раз все обдумать. Но Викен и Теренс все обсудили еще до вылазки, и точно знали, кто стоял за обманом и нападением. Теренс горел местью за Грина, а Викен обронил фразу 'Вот и повод нашелся'. Меня не оставляло чувство, что я чего-то не сделал... Письмо! Записав короткое письмо в деловом тоне для Ары-Лин, я собрался присоединиться к сборам, когда зашел Киото.
- Только одно?
- Ну да... - удивился я.
Тот вздохнул.
- Лорд Викен написал три письма, на случай пребывания в регенераторе...
- Я, пожалуй, еще запишу - тут же выдал я.
- Угу, только на разные инфокрисы, и пометь с какой периодичностью отправлять.
Поломав голову над содержанием и своим внешним видом, я записал еще три письма. Пришлось с улыбкой сообщать, что все нормально и никаких особых событий не происходит. Хоть бы частично, сказанное оказалось правдой.
Когда вышел в холл, то застал там перебранку Теренса и Киото.
- Мне надоело сочетание обвинений в отсиживании с отказом брать меня на операции - зло вещал Киото.
- Так что теперь? - не менее агрессивно отвечал Теренс - Взять вас, а потом отвечать перед вашей женой и ребенком? Потому что вы не боец, Киото, нет у вас навыков, хоть стреляйтесь.
- Теренс! - гаркнул Викен, так что вздрогнули все.
- Лорд Викен, я прошу вас взять меня на операцию, оставив в посольстве вашего секретаря - официальным тоном обратился Киото.
Теренс тут же закатил глаза, показывая, как он относится к этой чуши.
- Эскудо-Киото - спокойно ответил Викен - Вы ценный аналитик и стратег, но вы действительно не имеете готовности убивать, без которой на подобных акциях делать нечего. К тому же оставить посольство и раненого Грина на господина Ташина я не могу, у него вообще нет никакого опыта пребывания и выживания на Депре. Вы меня понимаете?
Киото лишь молча кивнул.
- А вам Теренс-Грох, надо бы быть посдержаннее на язык... и эмоции - добавил Викен, глядя на лысого. Тот молча взорвался, кинув в стену стул и вылетев из комнаты. Учитывая, как спокойно отреагировали на это Киото и Викен, подобное происходило не впервые.
- Может, вам не надо его брать? - вполголоса поинтересовался Киото.
- Мы не можем его не взять...- устало ответил Викен.
В арсенале были выбраны бомбы и ракеты, похоже, мы собрались конкретно повоевать. К началу инструктажа Теренс появился как ни в чем не бывало, спокойный и собранный. Общий план был таков, в самый неблагоприятный час, когда бешеное солнце активно испаряет лужи, совершить налет на гнездо молодого клана, который поглотил тех, с кем мы обычно работали, и с кем не имели никаких проблем. Целью данной акции было уничтожение выскочек, расчистка, так сказать территории, и одновременно пояснение тем, кто придет на их место, что с синто лучше 'дружить'. Одним из рисков этой операции было переполошить кланы и настроить их против себя, но тут Киото, как официальный аналитик, давал гарантии, что выскочки стоят поперек горла старым кланам, и те будут рады от них избавиться. Сам налет заключался в том, чтобы взорвать вакуумную бомбу внутри основного здания, для этого следовало захватить крышу, пробить ее, и еще несколько этажей. Единственное, что придавало шансы на успех в этой самоубийственной операции - час света. Находиться в это время на открытом пространстве, все равно, что в пароварке, активность в это время - нулевая, на Депре живут не по солнцу и час света приравнивается к предрассветным часам на нормальной планете. Длится этот кошмар недолго, минут тридцать пять, потом низкие облака закрывают злое солнце.
Обвешавшись оружием, как яблони плодами в урожайный год, мы все в тех же комбинезонах, но уже со шлемами отправились в Город.
Пока летели, мне в голову пришла мысль, что я не более трех суток назад наводил порядок в саду, передавая его новому сторожу. Не верится.
- Чему улыбаешься? - спросил Теренс.
- Да так... Поворотам судьбы...
- Я смотрю, ты шоко-устойчивый, у Киото была тихая истерика недели две по прибытии - усмехнулся Теренс.
- Вряд ли это можно ставить ему в вину. Ведь то, что здесь творится не возможно представить, будучи на Синто, или на других цивилизованных планетах - заступился я.
- Ну ты же представил - огрызнулся Теренс.
- Вы что, не читали мой эгофайл? - удивился я.
- Нет. А ты мой?
Я отрицательно покачал головой.
- Лорд Викен проверял мою шоко-устойчивость...- объяснил я.
- Да, это он любит... Так что там у тебя в эгофайле.
И что ему сказать...
- Сами прочтете, как-нибудь...
Серое предрассветное небо, окрасилось красным, солнце показалось из-за горизонта, заставив нас опустить светофильтры. Подошли мы вовремя, решили не тратить время на уничтожение камер, все равно какая-нибудь да останется, и наши действия будут видны противнику. Ракетой сбили силовую будку, обеспечивавшую защитное поле и сели на крышу, тут же донесся приглушенный вой тревожной сирены. Теренс и я заняли позиции напротив выходов на крышу, телохранители тем временем поливали химреактивами выбранный участок крыши, отражавшей лучи и устойчивой к физическим повреждениям.
- Фильтры - прозвучала команда в шлеме. Включили химические фильтры, за спиной что-то полыхнуло, не отвлекаемся, следим за выходами, повсюду белесый туман, поднимающийся вверх. Показались первые защитники и были уложены разрывными пулями, лучевики при такой погоде не самое лучшее оружие, и наши противники тоже это знали. Кас и Пол прикрывали два других выхода, Викен возился на прожженном химреактивами участке. Как в игрушке - отстреливать всех кто появляется в определенной точке, затишье минуты на две.
- Викен, что? - голос Теренса.
- Второй раз прожигал, одного не хватило.
Пауза...
- Готовьтесь, взрыв через сорок секунд - голос Викена.
И тут полезли депры под щитами, додумались таки. Дав им выйти, но не рассредоточиться, бросили гранаты за щиты, разметало... Взрыв за спиной, взрывная волна бросила на колено, добиваем раненых. Второй взрыв уже под нами, это Викен бросил в дыру гранату. Депры опять вылазят под щитами, накрывшись ими уже со всех сторон и, как в историческом фильме, этакой черепахой двинулись на нас, только увы, в руках не копья а пистолеты. Есть ответ и на это, черная шайба летит им под ноги, на мою удачу залетая под щиты, зрелищно... Ощущение реальности притупляется... Кто-то чудом остался цел и наставляет на меня пистолет. Нет уж, я быстрее. Сбоку телохранителей раздается взрыв, 'шайба'. Теренс бросил гранату в свой выход, не дожидаясь когда депры выйдут на крышу. Перекрывая весь шум, ухнула вибробомба, через секунду что-то обвалилось, крыша под ногами заметно подрагивала. Это Викен пробивает путь на средние этажи. Депры наконец-то стали бороться с нами нашим же методом, забрасывая гранатами, но у нас был заготовлен маленький сюрприз, мини-погрузчики при небольшой переработке можно использовать как подвижные грави-щиты. От постоянных взрывов голова уже соображает плохо. Плохо видно, туман добрался до нас и накрыл, крыша под ногами периодически вздрагивает.
- К флаерам! - раздается в шлеме.
Легко сказать, в метре от себя ничего не видно, ног не видно, где флаер? Точно! Разметка на крыше, я присел чтобы глянуть под ноги, это меня и спасло из тумана вынырнул депр с виброножом и махнув им там, где была моя грудь, получил пулю в упор. Поняв куда надо двигаться, я пошел, достав цирку, согнувшись и в полуприседе.
- Ташин? Теренс?- голос Каса.
- Жив - отозвался я.
- Ранен - зло ответил Теренс.
- Я на четырнадцатом квадрате - сообщил я.
- Я на двадцать втором.
- Флаер на сороковых - отозвался Кас - и я уже в нем.
Врата, как он добрался? Раньше всех.
- Викен? - спросил я, двигаясь к Теренсу.
- У нас драка... была. Пол рядом. Идем к флаеру.
- Теренс, помощь нужна? - на всякий случай спросил я.
- Да.
- Я уже на двадцатом, не стреляй...
И тут же услышал выстрел...
- Не буду, не переживай.
Наконец я увидел крупную фигуру, стоящую на одном колене.
- Это я...
И тут затишье кончилось, начался ад. Депры подняли свои машины и начали обстреливать собственную крышу в надежде попасть в нас и наши флаеры.
- Уходите - на два голоса крикнули мы с Теренсом. Все что мы могли видеть, это отсветы вспышек. Какой-то обезумевший от страха депр выскочил на нас и встретился с моей циркой, еще одного пробегавшего мимо снял выстрелом Теренс.
- Ты вообще как? - наконец догадался спросить я.- Серьезно ранен, или ...
- Да, если б сейчас забрали, до регенератора дотянул бы - спокойно ответил он. До меня дошло, что он под блоком. И что дело плохо.
- Лучевик есть? Дайте короткий выстрел вверх - голос Каса.
Сняв с Теренса лучевик, я дал слабый и короткий выстрел.
Буквально через секунду позади нас с высоты упал флаер.
- Быстро!
Откуда только силы взялись, я забросил Теренса на заднее сиденье и запрыгнул рядом с пилотом. Когда я уже наполовину был в флаере мощная ракета попала в то место, где были мы с Теренсом, что-то ударило мне в ногу, но боли я не почувствовал. Кас рванул вертикально вверх, выжимая все из несчастной машины. Мы вылетели из облака, солнце нещадно ударило по глазам.
- Да! - крикнул Кас.
И через секунду мы не услышали, а скорее почувствовали внутренностями взрыв. Флаер мотнуло, какое-то время Кас боролся за управление и выиграл.
- Теренс плох - сообщил я.
Кас кивнул и набрал максимальную скорость. Преследовать нас было некому.
То, что я все-таки ранен, я понял, когда не смог вылезти из флаера.
- Песчаный демон, сколько крови, Ташин, ты что? - выдал Кас, вытаскивая меня. Киото уже уносил Теренса на грави-носилках.
Очнулся, я не в регенераторе, это радовало.
- Ага, Ташин уже... - радостно сказал сам себе Киото.
- А лорд Викен? - тут же спросил я.
- Лорд плавает - рука разрезана до кости. А у вас очень аккуратное ранение, не будете дергаться, все и так заживет.
Я глянул вниз, нога находилась в так называемом баллоне, портативном регенераторе.
- Не посольство, а военный госпиталь - все также радостно продолжил Киото.
Врата, какие они тут все странные, прямо психи какие-то...
- Чему вы радуетесь - все же спросил я.
- Так живы все. И даже Теренс дня через два уже будет болтать вовсю, лорд и сейчас уже болтал, если б я не усыпил. Этот активный... Кас, у него вообще одни царапины. У молчуна контузия, но легкая.
- Как же он флаер вел - удивился я.
- А он и не вел, лорд Викен, пилот-эквилибрист одной рукой...- и Киото захихикал.
Тут до меня дошло, что у человека нервный срыв, ладно пусть хихикает, хотя вид давящегося смехом шкафоподобного азиата слегка пугал.
Чуть успокоившись, он сказал
- Извините, истерика...
А..., ну хоть отдает себе отчет в том, что происходит, уже хорошо....
Через двенадцать часов лорд Викен со скандалом вышел из регенератора и засел за визор. Один за другим шли звонки вроде бы ни о чем, приветствия, неискренняя радость, уверения в дружбе. Чьи-то признания Викен благосклонно принимал и даже шутил и предавался воспоминаниям о былом, с кем-то разговор шел четко на деловой ноте, а с кем-то с плохо скрываемой агрессией. Между звонками шли активные обсуждения с Киото. Я был предоставлен самому себе. Кас не отходил от Пола, которого все же положили в регенератор, Теренс в сознание не приходил, а с Грином мне общаться как-то не хотелось. Я приспособил под себя грави-носилки, что-то смутно помню из детства про ковер-самолет, так вышло очень похоже. Тестировал я их в холле, осваивая управление, когда почувствовал чей-то взгляд. Абель.
- Я всегда знал, что синто психи, но чтоб настолько - звонко сообщил он.
Я промолчал, пытаясь направить носилки вверх по лестнице, сидя на них это было не так уж просто. В конце концов, мне это удалось, в спину донеслись аплодисменты, чтоб ты сдох, урод. С испорченным настроением я заперся у себя в комнате и вошел в инфосеть посольства, в поисках эгофайлов.
Так, Теренс-Грох, сорок пять лет, Грох вассалы Осе, получив образование положенное контрразведчику и поработав на Университетских островах несколько лет, Грох перешел к Теренсам, послам, постажировавшись у них, отправился на Депру и сидит здесь уже ПЯТНАДЦАТЬ лет. Детей нет. Ничего себе, складывается впечатление, что ему нет места на Синто. Я пересмотрел скупую информацию эгофайла еще раз, потом пролистнул в самый конец к ремаркам о здоровье. Химическое отравление, долгое восстановление, после которого он и сменил профессию. Не репродуктивен, и две буквы 'GS'. Мда...
Грин-Эскудо, тридцать восемь лет, семья послов, соответственное воспитание, работа на Хинских планетах в течении восьми лет, а потом переход на Депру. Детей нет. Девять лет он уже здесь. Те же 'GS'.
Да, уж...Интересно.
Эскудо-Киото двадцать семь лет, семья послов и все такое... Имеется младшая жена и общий инорожденный ребенок. Интересно, если общий, то почему инорожденный? У жены проблемы со здоровьем?... И так рано, в двадцать три года уже стал отцом... Наверное, во время беременности что-то не заладилось и они спасли ребенка, войдя в долги, а пребывание на Депре оплачивается куда лучше, чем Ласковая, где он работал до этого. На Депре полтора года.
Мне стало немного жаль Киото, абсолютно типичного синто, оказавшегося на планете соответствующей своему названию 'Извращение' в компании гомосексуальной пары и секс-модификанта. Неудивительно, что у него была 'тихая истерика, недели две'.



Создание сайта Aviva

Связь с администратором