1. Дневник не героя. - Страница 11

Серия Синто

Индекс материала
1. Дневник не героя.
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5
Страница 6
Страница 7
Страница 8
Страница 9
Страница 10
Страница 11
Страница 12
Все страницы

Военная операция

Первой новостью, которую мне сообщил Ларсон по прибытии, было то, что Илис уволилась из Тропезской армии и пыталась улететь с Дезерт, но он ее перехватил и посадил под домашний арест в учебке. Теперь, правда, слегка нервничает, потому что его действия были незаконны, а Илис грозилась всеми мыслимыми карами.
- Спасибо, господин Ларсон, за правильное решение и оперативность. Госпожа Скинис покинет Дезерт тогда, когда информация, которой она владеет, перестанет быть стратегической, а это случится относительно скоро. И не переживайте насчет возможной мести, у нее нет влияния, а у меня и полковника Грево оно есть.
Ларсон остался удовлетворен ответом. Кас и Пол успокаивающе маячили сзади, жизнь входила в привычную колею.
Повесила проблему с Илис на Шур-Бельфлера, он профессионал, вот пусть и разбирается, что там в голове у бывшего военного летчика.
Когда я сказала Ларсону, что буду вербовать пилотов, заключая индивидуальные добровольные контракты, он все понял. Между нами произошел очень жесткий разговор, пришлось представить цифру в шестьдесят процентов как максимальную, но и это вызвало чуть ли не ненависть ко мне. Вот что интересно: как правило, половина пилотов не доживает до окончания контрактов длительностью пятнадцать-двадцать лет, и это нормально, но когда половина гибнет в первый же год службы - это ужасно. Я согласна, что это так, но почему считается, что если помер после десяти лет службы, то это вроде бы и ничего, мол, пожить успел. Как пожить? В грязной казарме, не имея ничего за душой? Тем не менее, наш разговор завершился соглашением, что Ларсон не будет препятствовать мне и проводить контрагитацию, но и содействовать, естественно, не будет. Соденберга я не стала заранее ставить в известность, раз мы полностью выкупаем солдат, то правительство не может официально нам препятствовать.
Шестидневка прошла в изматывающих имит-полетах. Я убедилась, что мой авторитет среди курсантов по-прежнему высок, и решилась.
Собрав всех вместе, я показала фильм о Синто. Многие из них видели подобные фильмы ЕвСов и хинов, но там все было радостно и прилизано, здесь же была показана жизнь. Нападение крысодлака на ребенка даже меня не оставило равнодушной, это была запись с 'души'. Мальчик и девочка играют, крик, мальчик успевает выставить руку, девочка виброножом убивает впившегося крысодлака, кровь, боль, инъекция медбраслета, вызов взрослых, последним мелькает бледное лицо мальчишки. Следующий кадр: этот мальчик уже подросток, рассказывает, что, когда вырастет, никуда не уедет, будет фермером, как и его отец. Несколько рассказов о том, как старшего сына пригласили в другую семью, он станет доктором, в другом случае - судьей, это очень почетно, и родители рады за сына, но на кого оставить хозяйство? Ведь дочка, хоть и умница и вполне справляется с агро-роботами и крупной техникой, но все же женщина, предназначение которой не в железках ковыряться, а детей воспитывать. Зеленые горы, полосатые поля, цветущие сады, дети, ловящие рыбу, семьи за обеденным столом. Муж, жена и дети делают что-то вместе слаженно и сосредоточенно, поддерживая друг друга; старик настраивает агро-робота, и внучок ему помогает. Молодой парень бежит изо всех сил, на плече у него маленькая девочка. Съемка с воздуха: у них за спиной земля взрывается огнем, позади бегущих люди стараются создать огненный полукруг и не зацепить их при этом. Камера приближается, видны крысодлаки в огне, но многие твари пытаются обойти пожар. Беглецов подбирает другой флаер, все вокруг пылает, как при извержении вулкана. Интервью с людьми и документальные съемки протяженностью около часа.
- Это моя родина, и пираты угрожают нам, - сказала я негромко. Стояла тишина. Курсанты догадались, что началась вербовка, но я не спешила, пусть осмыслят.
- Леди? - раздался чей-то неуверенный голос.
- Добровольный контракт на один год, ПОЛНОЕ погашение долга перед государством, заключение нового контракта по желанию. Пятьдесят человек по истечении контракта смогут получить вид на жительство на Синто, - я замолчала и обвела взглядом зал. - Смертность при исполнении шестьдесят процентов, - четко закончила я.
Стояла тишина. Я не просила Судьбу ни о чем. Если мы не заключим контракты, может, как-то и выкрутимся из положения, а может, все усилия и приготовления окажутся напрасными. Но пусть эти мальчики решают сами, я не хочу увеличивать свою ношу, с меня и так за гранью спросят за их жизни.
И вот встал один, за ним его друзья, еще несколько, и еще, и еще. Встал весь зал. Я боролась с комом в горле, пытаясь успокоиться, мне это удалось.
- Спасибо, солдаты.
Четыреста девяносто один контракт.
Поставила Соденберга в известность, он скривился и сказал:
- Леди, если смертность превысит семьдесят процентов против заявленных шестидесяти, синто могут забыть маршрут на Дезерт, вы никого больше не получите, даже тех ваших так называемых спецкурсантов.
- Президент, мы вас подводили когда-нибудь?
Он тяжело посмотрел.
- Вы думаете, что можете контролировать все?
- Мы очень стараемся, и у нас неплохо получается.
На это он ничего не ответил, и мы, не прощаясь, закончили разговор.
Через три шестидневки пришли первые модифицированные истребители и один спасатель, 'рыбак', как его окрестили на Тропезе, а истребители назвали 'дельфинами' в честь какой-то истории про животных-самоубийц, участвовавших в людской войне. Мы всем составом погрузились на старый списанный лайнер, который станет нашим домом на ближайшие месяцы, и отправились в тихое местечко, в никому ненужную 'пустышку', где и начали испытывать технику. Шур-Бельфлера после продолжительных 'боев' удалось оставить на Дезерт, у меня не было к нему претензий, за исключением одной - он мой надзиратель, оценивающий каждое слово и поступок, а это действует на нервы.
К моей величайшей радости, поведение реального истребителя совпадало с поведением имитатора, за исключением мелочей. Я очень боялась, что мальчишкам придется переучиваться, но перестраивать доведенные до рефлекса навыки не пришлось. Истребитель-'дельфин' выглядел преотвратно, просто консервная банка - раз машине суждено проработать один час, зачем ее делать надежной; не развалится, пока долетит до цели, и ладно. Но, несмотря на паршивый вид, маневренность все же осталась, защитное поле не сбоило, в общем, все было не так плохо, как можно было подумать, глядя на это чудо инженерной мысли.
Тренировались сначала в одиночку, потом четверками, потом по три-четыре четверки, стараясь добиться слаженной работы.
Так прошло двадцать пять дней, когда я получила почту с красным кодом. Видеофон орал как раненное животное, пока я не раскрыла письмо.
Приказ выдвигаться к 'вратам' в 'пустышку', соседнюю с пиратским сектором.
Началось.
Когда мы прибыли, нас ждал тропезский транспортник, доставивший 'дельфины', безпилотники и три наших корабля, тоже переделки с грузовых. В первом были нормальные истребители с нашими же пилотами, во втором - штаб, а третий предназначался, по официальной версии, для техподдержки. В реальности - яркое доказательство параноидальной предусмотрительности синто - это была дезинтеграционная пушка, снятая с орбитальной крепости, последний довод королей, вернее, синто. Воспользоваться ею можно только раз и в самом крайнем случае, надеюсь, до такого не дойдет. Мы оказались предпоследними, теперь ждали только Грево, которая и будет главнокомандующим. Я была довольна таким выбором, она досконально знает, чем мы владеем, и имеет опыт войны с пиратами, а главное, она весьма трезвомыслящая тетка. Моя миссия во всей этой заварушке заключалась в том, чтобы помочь с идентификации кораблей и наводкой на слабые места. Без ложной скромности скажу, что с моими знаниями я справлюсь с этой задачей лучше, чем кто-либо еще.
Я находилась в командном пункте и рычала на Каса и Пола чтобы убрались и не маячили, они же пытались доказать, что прилипнут к стене и никому не помешают, но, тем не менее, будут рядом.
- Корабль полковника Грево приближается, - раздался деловой голос. - Полковник просит связь.
- Давай.
На экране высветилось лицо Грево, бледно-зеленое с черными мешками под глазами.
- Что с вами, 'врата' вас побери? - вырвалось у меня.
- Я заболела, Дебюсси, Жофур и Леско инфицированы, - она старалась говорить четко и бодро, но это никого не могло обмануть.
- Чем больны?
- Предположительно, чума-тетта.
Это конец, мы остались без главнокомандующего и высших офицеров.
Корабль приняли, теперь придется отдать целую медсекцию под карантин, и это тогда, когда мы ожидаем получить десятки раненных. Прекрасно продуманная диверсия: больные заражают всех на корабле, мы успеваем провести бой, но к моменту сбора трофеев корабль превращается в лазарет, весь командный состав и 'няньки' трясутся в лихорадке. Браво! Планы сбило лишь то, что у Грево оказалась иммунная идиосинкразия и болезнь свалила ее сразу, тройка же офицеров были свежи и бодры, занимаясь тем, что кусали себе локти и пытались вытребовать условия для командования из карантина.
Я связалась с Синто, обрисовав ситуацию.
Пришедший ответ был таким, как я и предполагала.
- Некст Викен, вы назначаетесь главнокомандующим, - сказал лорд Ларин. - У вас есть все теоретические знания для проведения такого сражения, есть хорошая команда спецов, есть в конце-концов эти три тропезки, если чего-то не знаете - есть, у кого спросить. Мы надеемся, что вы справитесь, вы должны справиться.
Ну да, со щитом иль на щите... Конечно, наши, имея выбор между мной и Дебюсси, выбрали меня, но я не Грево, у меня нет ни малейшего опыта командования в боевой ситуации. Тренировочные бои с шестнадцатью истребителями не в счет. А хорошая команда спецов - это Китлинги, Хоресы и подконтрольные им Ташины, которые хоть и понимают, что моя вина в позоре их семей невелика, но все равно теплых чувств ко мне не испытывают. Если спрошу, ответят, но первыми подсказывать не будут.
- Приказ ясен, - что я еще могу сказать!
- И последнее, в свете таких событий... Начните операцию как можно раньше.
- Ясно.
Конечно, Грево наверняка успела сообщить на Тропез о своей болезни, там поняли, что план провалился и спешно готовят что-то новое, это если исходить из худшего варианта - предательство союзника, а не предатель в стане союзника.
Я постаралась убрать страх ответственности и вообще СТРАХ, насколько это возможно. Увы, в такой ситуации нельзя увлекаться играми с пси-техниками. Любое отсечение эмоций чревато искажением восприятия реальности, а в данной ситуации это смерти подобно.
Через три часа мы прошли 'врата', и операция началась.
Наше появление не осталось незамеченным, через два часа на сканерах показались первые корабли. Пиратский центр, на который мы напали, представлял собой обширную планетарную станцию, главным достоинством которой были ремонтные доки и парковочные стыковки для транспортников. Изначально на ней перегружалась руда и формировались караваны, теперь же тут разгружались и загружались транспортники и переоборудовались корабли. Можно сказать, что это был торговый и промышленный центр пиратской республики, естественно, окруженный кораблями, зашедшими на ремонт или сдающими добычу или постоянно находящимися здесь в качестве охраны. И всю эту ораву мы выманили на себя.
- Шесть, девять, четырнадцать, двадцать, двадцать пять... - отсчитывал чей-то голос корабли, появлявшиеся в пределах видимости приборов.
- Идентификация по выхлопу: двенадцать тяжелых яхт, семь средних лайнеров, шесть танкеров, - последнее было сказано с удивлением.
- Идентификация по выхлопу не точна. Принимается как предварительная. Мне нужна оценка огневой мощи и силового щита каждого и визуальная картинка. Последнее - самое важное, - говорю я.
- Мы не можем получить эту информацию, не вступив в бой.
- В бой пойдут беспилотники, максимально использовать их атаку для сбора информации. - Дурацкая у командира роль - говорить то, что и так понятно, но надо же все-таки озвучивать приказы.
- Первый 'рыбак' - на старт...
- Пошел...
- Пилоты на местах.
- Ждите команды.
Минута, две, три...
- Беспилотники - на старт.
Четыре... Мы на пределе досягаемости.
- Пошли.
Мой голокуб показывает, как из нашего корабля веером вылетают зеленые точки.
- 'Дельфинам' готовность номер один.
Неприятельские корабли вспухают белыми полями защиты, сквозь которые куб показывает красные точки оружия.
Пошла лавина уточнений. Благодаря Даниэлю, мы знали, что пираты стараются налепить на корабли всё абсолютно разное, чтобы их невозможно было идентифицировать и найти слабое место. Ходовая, оружие, защита и внешний вид корабля, а значит, расположение поста и коммуникаций могли не совпадать ни по одному пункту. Голокуб настраивался так, чтобы не сойти с ума и не повиснуть, а принимать любые уточнения и показывать любую получившуюся химеру. Глядя на наложившееся изображение двух-трех кораблей, я с ледяным спокойствием анализировала, чтo это может быть на самом деле, сбросила информацию тропезкам, может, что-то скажут. Три ближайшие яхты удалось идентифицировать, потом еще две. Дебюсси подтвердила мою идентификацию троих и назвала еще одного, которого я не могла разобрать. Итого шесть, все яхты.
- Леди, шестьдесят процентов беспилотников уничтожено...
- 'Дельфины', первая двадцатка - на старт...
- Пошли.
- Первый 'рыбак'? - спросила я.
- Первый 'рыбак' через восемь минут будет в рабочей точке.
Я дала наводки 'нянькам' на слабые места идентифицированных, нам желательно бить в пост и крайне нежелательно в генераторы; оно, конечно, будет зрелищно, но капсулам, а вернее, тем, кто в них, тогда не выжить. Пока есть возможность, будем беречь людей. Белые поля защиты пиратов были в пятнах усилений, такое пятно нельзя пробить даже истребителем; пятнами на нормальных кораблях прикрывали посты, связь, генераторы и узлы коммуникаций. У пиратов пятна были скорее маскировкой, и это играло нам на руку.
И вот, грамотно, как на учениях, четверки выходят на атаки, трое отвлекают, четвертый разгоняется и ... Белое поле защиты пирата мигает и гаснет, гаснут огневые точки - попадание в командный пункт. Почти одновременно идут еще две атаки на подобные корабли с тем же результатом.
Хватит смотреть, справятся и без тебя - думай... Я отодвинулась от всего, вспоминая чертежи и конфигурации гражданского транспорта; как жаль, что больше внимания уделялось военному... Есть! Еще два... Прошло девяносто секунд, фух... я думала, счет шел на минуты... Информация - 'нянькам'.
- Вторая двадцатка - на старт.
Взгляд на куб - три первых мертвы, еще две 'мои' яхты тоже, опознанная тропезками - добивается. Наши выстраиваются для атаки двух новых яхт, пиратский транспортник грозно набухает огневыми точками.
- Отходим! Поднять щиты!
- Есть отходим. Есть поднять щиты.
Так никуда не годится, надо делегировать полномочия.
- Китлинг-Бялко!
- Здесь.
- Следите за тем, чтобы мы были вне зоны досягаемости, а если...
Тут нас накрыло с танкера, мощные орудия на этом переростке...
- А если не успеваем - щиты.
- Есть.
- Ташин-Джонс!
- Здесь!
- Следите, чтобы в бою все время было от пятнадцати до тридцати 'дельфинов'.
- Есть.
Так, ну-ка, химерки, откройте истинное личико...
- Леди, есть видео!
- Давай!
Ну конечно! Лайнеры - это 'дерьмовозы', транспортники для перевоза особо агрессивных сред. Попались. Гадство, эту дрянь можно взять, только ударив в ходовую, посты у них убраны внутрь под броню.
Накачка 'нянек'. Еле заметной болью отозвалась мысль, что все... Капсулы теперь будут похожи на вскрытые консервы.
- Сколько собрал 'рыбак'?
- Девятнадцать живых, восемь мертвых. Второй в пути к рабочей точке.
Нас все время легко потряхивало - это танкер не оставлял надежды нас достать, но мы пятились, не снимая щитов, так и шли медленно в паре. Из-за танкера, который вышел за линию фронта, отделились прятавшиеся в тени его щитов яхты и прицельно и слажено ударили нашим 'дельфинам' в спины.
Я не успевала подать команды, но этого и не потребовалось, 'няньки' сами направили на пиратов тех, кому сподручнее было атаковать. Удар в пост - молодцы, второму залепили в ходовую...
- Три синто на старт!
- Пошли.
Наших, синтских истребителей всего пятнадцать, машины тяжелые и снабжены мощнейшими ракетами, как раз для такой махины, как танкер. Наводка на пост, выпуск ракет с максимально близкого расстояния одновременно двумя машинами, две ракеты встречаются на границе поля, взрыв на несколько мгновений делает дырку в защите, в нее входит ракета третьего; попадание в корпус, поле мигает, первый и второй не теряют времени зря, выпуская ракеты с максимально близкого расстояния. Все, транспортник затухает. Прекрасно проведенная операция, как в учебнике, только такой слаженности не добьешься в гуще боя.
- Вернуться под защиту! - Отходят.
Меня сильно беспокоят танкеры, которые не вступают в бой, три из них, хоть и вспухли полями защиты, не проявили своего оружия. Надеяться, что это действительно танкеры, которые пришли сюда перегрузить добро? Это было бы слишком хорошо.
- Первый 'рыбак' сдал груз - сорок один живой плюс два тяжелораненых, выходит на второй заход.
- Сколько у второго?
- Семнадцать живых, шестнадцать мертвых.
- Сколько 'дельфинов' в запасе?
- Сто сорок.
- В бою?
- Тридцать че... три.
Потери пиратов - семь 'дерьмовозов', девять яхт и один танкер.
И тут один из двух танкеров, неактивно постреливавших в наших 'дельфинов', стал наливаться, энергия накапливалась и... пираты гасят генераторы.
- Врассыпную!!! Глушить генераторы! 'Рыбакам' укрыться! 'Свирель'!!!- услышала я свой голос.
'Дельфины' бросились врассыпную и почти все успели потушить двигатели, двое не успели выйти из зоны поражения - взорвались, от одного успела отлететь капсула.
- Пять синто - на старт!
- Пошли. У вас 90 секунд до восстановления щитов.
- Генераторы пока не включать.
- 'Дельфинам' - на маневровых отползать от зон обстрела.
О Судьба, убереги наших, если колебания 'свирели' отразятся... от чего? Чего-нибудь... Это оружие никогда не было популярным из-за его непредсказуемости, а сорок лет назад последнее было демонтировано и якобы уничтожено. Угу... И всей информации о нем - направленные колебания приводящие к взрывам генераторов, могут отражаться создавая непредвиденные и неконтролируемые зоны поражения. Все.
Синтские истребители опять, будто в имитаторе, четко четырьмя ракетами потушили танкер, и один еще, выбрав слабину в щите, с близи запустил в подраненную яхту, та потухла совсем.
- Что-то идет...
- Синто! Глуши!
Все как один выключили двигатели, по инерции продолжая возвращаться к нам; волна, ощущаемая позвоночником, прошла через нас и докатилась до фронта, окатив сначала наших, потом пиратов. Защитное поле задрожало, двое синто тут же выпустили ракеты, один успел, попал в лайфстаф коммуникации, ракета второго отклонилась защитой и врезалась в осколки.
Четыре танкера и подраненная яхта принялись удирать, яхта рванула во всю доступную мощь, танкеры со своими габаритами и массой быстро разогнаться не могли.
- Все синто - на старт.
- Пошли.
Цели - танкеры. Все-таки три танкера оказались почти безоружными, лазерные пушки были хороши против пассажирских яхт, а не тяжелых истребителей, четвертый огрызался, но его достали 'дельфины', прицельно влетев в пост.
'Рыбаки' тем временем не нуждались в приказах и уже не скрываясь ползали между потухшими кораблями, собирая всех - и живых, и мертвых.
Мы тоже запустили двигатели, наша цель - станция. Послала короткий отчет на Синто, запросила информацию по 'свирели'. Бой занял один час двенадцать минут - и миг, и вечность.
Мы подождали 'рыбаков', послав вперед инертный транспортник с остатками 'дельфинов'. Синтский корабль-матка тем временем принял на борт все пятнадцать истребителей. На месте боя остался наш корабль с пушкой - прикрывать спину, так сказать. Через час мы приняли на борт 'рыбаков' и разогнались как следует; увы, мы и так дали пиратам время подготовиться к встрече.
В бою участвовало двести шестьдесят 'дельфинов'. Улов 'рыбаков' - сто сорок восемь живых и шестьдесят девять мертвых, из живых девять в плохом состоянии, восемнадцать остались без рук. Многие капсулы были пробиты, но пилотов от смерти спасали легкие скафандры, кто-то не успел надеть тяжелые перчатки и остался без кистей, а кто-то не захлопнул забрало шлема, тем уже ничто не могло помочь.
Пока мы шли к пиратской станции, я помогала разместить выживших и раненных пилотов, организовывала взрезку заклинившей капсулы с живым пацаном. Язык не поворачивается назвать мужчинами этих семнадцатилетних мальчишек, пьяных оттого, что победили и остались в живых. Конечно, все бы и без меня прекрасно справились, но тот, кто шел на смерть и вернулся, заслуживает хотя бы того, чтобы командир похлопал его по плечу и поблагодарил за сделанное.
- Леди, пустите нас еще раз, - обратился ко мне курсант - нет, уже солдат, его друзья стояли за ним и готовы были повторить его слова.
- Солдат, у вас контракт на год, и хоть я умоляю Судьбу, чтобы это было первое и последнее сражение, я не уверена, что она меня услышит. Не спешите...
- Честь и верность, - он в поклоне уронил голову на грудь.
- Почет и слава, - отозвалась я. - Спасибо, солдаты, я горжусь вами.
В медотсеке мальчишка неверящим взглядом уставился на культи, я помнила его, он вечно заваливал вопросами, стараясь все понять досконально. Рядом сидели такие же товарищи по несчастью.
- Дегано, что на этот раз вы пытаетесь понять? - негромко спросила я.
Он вздрогнул и поднял на меня глаза.
- Я пытаюсь понять, как буду жить дальше... без рук.
- Отставить панику, - строго сказала я.
- Солдаты, никто, НИКТО не останется безруким калекой, биологические или биомеханические руки - будут! Слово Викен-Синоби, - я обвела всех, встретившись с каждым глазами. Атмосфера обреченности ушла, уступив место надежде.
- И чем киснуть и в потолок смотреть, лучше подумайте, чего хотите: продолжать служить или стать фермерами, спокойно наблюдая за сменой сезонов и волнуясь лишь о том, чтобы ливни не побили цвет в саду.
Такая простая уловка подействовала, они оживились и заспорили о том, что такое ливень, нашелся кто-то утверждавший, что это насекомые такие, но его в несколько голосов убедили, что ливень - это дождь, вода с неба. А я стояла и подсчитывала, во сколько примерно обойдутся новые кисти и как уломать лордов-безопасников на финансирование лечения; когда нашла аргументы, то повеселела.
Надо было поблагодарить и экипажи 'рыбаков', они справились с поставленной задачей, хоть они синто, и иного от них не ждали, но тем не менее. Когда я их нашла, то среди наших пилотов и инженеров увидала Илис. Поначалу я подумала, что у меня галлюцинация от скрытого стресса, но галлюцинация, увидев меня, переменилась в лице, улыбка сползла, и она затравленно огляделась.
- Кто мне объяснит, что здесь делает гражданка Тропеза, бывший военный летчик? - я очень постаралась, чтобы тон был деловым.
- Я, - вынырнул Шур-Бельфлер, я уставилась на него. 'Все чудесатее и чудесатее', как говорила героиня одного психоделического рассказа.
- Госпожа Скинис работала на отлове капсул, и нам очень пригодились ее знания и умения.
- Я так понимаю, она здесь по вашей инициативе, и вы несете за нее полную ответственность? - уточнила я.
- Да.
- Надеюсь, вы знаете, что делаете... и чем рискуете. - Шур-Бельфлер молча кивнул. Илис все это время смотрела в сторону, делая вид, что разговор не о ней.
- Господа, спасибо за отличную работу, - сказала я с легким поклоном; мне ответили такими же поклонами.
Я шла обратно в командную, пытаясь себя убедить, что не могу контролировать все, что могу ошибаться, и в людях в том числе, что если я сейчас прикажу посадить Илис под арест, этого никто не одобрит, и так далее и тому подобное. Кончилось это тем, что я разозлилась на себя - о бое за станцию надо думать, а не об иностранке.
Станция тем временем была уже видна в голокубе, подозрительно беззащитная.
- Волна! - раздался заполошный крик.
- Глушить генераторы! - скомандовала я, у кого там нервы такие слабые? Успели, трухнуло, но механики доложили, что генераторы в норме. Когда мы запустились вновь, я подошла к источнику крика - двум молодым инженерам и нависла над ними.
- Виноват, леди главнокомандующая, - отозвался один.
- Впредь контролируйте эмоции.
- Слушаюсь!
Чем дольше я глядела на станцию, тем сильнее меня одолевало чувство, что нас заманивают в ловушку. На станции не проявился ни один энергетический узел, а они должны быть. Хоть один генератор для света, вентиляции и обогрева должен же быть, если предположить, что генераторы погрузчиков заглушены...
- Всем остановиться, - скомандовала я. Пока не разберусь, что меня гложет, я туда не сунусь. - Выслать все виды сканеров.
Пока сканеры долетели до станции, прошло около получаса, они принялись кружить вокруг нее, собирая информацию, - ничего.
- Леди, позвольте напомнить вам, что мы теряем время, - это Ташин-Джонс набрался наглости меня поторопить.
- Да, мы теряем время, потому что я не хочу потерять наши жизни. Объясните мне, Ташин-Джонс, почему мы не видим ни одного генератора?
- Потому что они все заглушены.
- И на станции нет людей? Им не нужно жизнеобеспечение?
Ташин-Джонс задумался.
- Одно из двух: либо она пуста, как мелкий астероид, либо генераторы работают в режиме зарядки... - задумчиво сказала я.
- Вы думаете, у них есть дезинтегратор? - удивился мой собеседник.
- Ну, нашлась же у них 'свирель', - огрызнулась я.
- 'Свирель' не такое редкое оружие, как дезинтегратор, их всего меньше сотни во вселенной, и хозяева каждого известны... - осторожно заметил Ташин-Джонс.
Да, пираты летают на переделанных гражданских судах. Исходя из этого, можно подумать, что они - никуда негодный сброд, не способный на какие-либо тактические действия. Однако только что прошедший бой показал, что пираты - грамотные бойцы, которых нельзя недооценивать. Неужели такое мнение сложилось только у меня? Да, дезинтегратор - крайне дорогое и редкое оружие, но я не вижу ничего, что бы гарантировало его отсутствие у пиратов, а значит, допускаю, что он у них есть.
Дурацкая ситуация... Ни туда и ни сюда.
- Три четверки 'дельфинов', сменить ракеты на тяжелые.
- На старт.
- Пошли.
- Они не смогут вернуться... - отозвался один из 'нянек'.
- Я знаю. Когда выпустят ракеты, пусть залетают за станцию, а потом в стороны и ждут.
Дала точки поражения станции 'нянькам'. Опять ждем. Очень хочется послать еще 'дельфинов', чтобы сэкономить время, но в данном случае лучше медленно, но верно. Я дала наводки на предполагаемые лайфстаф-узлы и места, где могла быть пушка, но если я ошиблась в точках, то мы не вынудим пиратов проявить себя, и придется посылать еще отряд. Ждем.
Первая атака, ракеты ложатся в цель, но ожидаемого выброса не последовало, просчет. Станция огрызается чем-то маломощным, 'дельфины' уворачиваются. Следующий заход, вот тут видео показывает растущее облачко - есть попадание в лайфстаф-коммуникации. На голокубе станция все так же не жива. Еще атака и еще, после последней - опять облачко, 'дельфины' отстрелялись, станция молчит.
- Три четверки 'дельфинов', сменить ракеты на тяжелые, - говорю я почти механическим голосом.
- Леди, у них может быть роботизированная защита, - Ташин-Джонс не унимается.
- Ташин-Джонс, помолчите.
- 'Дельфины' - на старт.
- Пошли.
Ждем.
Подлетают.
- Обесточить все, кроме жизнеобеспечения и медотсеков. Обесточить все пульты 'нянек', кроме рабочих, оставить голокуб и один экран.
Что-то слабо шевелятся.
- Выполнять! - гаркнула я. Мы погрузились в полутьму.
Прошло две атаки, когда вдруг проявилась красная точка на станции, никогда бы не подумала, что пушку можно поставить там, и...
Мы погрузились во тьму. Полную. И тишину. Удар сердца, второй, третий.
Тускло зажглись лампы, все дружно выдохнули. Если бы были ближе, нас бы ничего не спасло. К своему стыду я так и не смогла понять принцип работы дезинтеграторной пушки и 'ключа', знаю одно: от 'дельфинов', которые были между нами и станцией, остались лишь облака, а нас спасло расстояние и 'загашенность', ведь были случаи, когда пушками доставали движущиеся корабли и на куда больших расстояниях.
- Доложите о повреждениях, - как минимум, все заряженные аккумуляторы вышли из строя, чем это может нам грозить...
- Ничего жизненно важного, кроме регенераторов, - они вышли из строя.
- Постарайтесь...
- Волна!
- Глушить генераторы! - на автомате отозвалась я.
- Они еще не включены.
- Замечательно, но если вы не среагировали на команду...
- Виноват.
- Так вот, постарайтесь переподключить регенераторы напрямую в сеть корабля.
- Есть.
Как по-дурацки себя чувствуешь, отдавая такие команды, наверняка бы сделали это и без приказа. Но не дашь такого распоряжения, скажут - невнимательна, безынициативна. Так, пришла пора опять медитировать, лишние мысли в голову лезут.
- Полный вперед!
Мы подобрали отстрелявших 'дельфинов' и добили уже беззубую станцию.
Запустили сканеры на обнаружение омниа-руды и нашли, только не руду, а омниа. Ничего себе, значит, у них где-то есть плавильное производство, теперь ясно, почему тропезцы не могли вычислить, куда девается украденная у них руда: сбывался уже сам металл. И как его теперь забрать, мы все не утащим... Поисковые группы обнаружили еще склады платины, золота и агау в промышленных слитках. Еще склад со всякой всячиной - от медикаментов до драгоценностей и антиквариата.
Очередной отчет на Синто. Организовала работы по погрузке металлов, скоро должны прийти три наших транспортника, но это не повод не использовать освободившееся от 'дельфинов' место. В течение трех часов были запущенны погрузчики станции, и работа закипела.
Все это веселье через пять часов было прервано.
Тропезский флот ввалился через те же 'врата' что и мы, и вышел на связь. 'Не успели', - мелькнула мысль.
Настроила визор так, чтобы было видно только мое лицо, и включила видеосвязь. М-да, суровая физиономия во весь экран, вояка, наверняка не глупый, но ВОЯКА.
- Синто, вы обвиняетесь в несоблюдении договора, в отстранении от командования и изоляции полковника Грево и троих офицеров. Это измена, - закончил он на повышенных тонах.
Спокойствие, только спокойствие.
- В свою очередь мы обвиняем Тропез в попытке заражения экипажа чумой-тетта. Вы ведь знали, что Грево больна, и все равно послали ее к нам, - негромко и спокойно ответила я.
- Ложь!
Я успела пообщаться с Грево, и по всему выходило, что заразилась она именно в своем министерстве, на последнем инструктаже. Но теперь это неважно.
- Чего вы хотите? - спокойно, даже светски поинтересовалась я. Все это время я в слепую набирала пароль активации пушки, кляня нашу чрезмерную подозрительность. Пушка в руках Китлингов, пароль у меня, баланс соблюден. Судьба, не дай мне ошибиться. Отослала. Мой разговор с тропезцем транслировался на всех наших кораблях, надеюсь, Китлинги поймут, что надо сделать.
Вояка не ожидал от меня такой сговорчивости и насторожился.
- Мы хотим покинуть этот сектор без потерь, - добавила я.
Он на секунду задумался.
- Я отвечу через несколько минут, а вы расширьте обзор и оставайтесь на связи! И заглушите генераторы, любое шевеление с вашей стороны - и мы атакуем дезинтегратором. Вам ясно?
- Ясно.
Что ж, и тропезцы сняли со своей орбитальной крепости дезинтегратор, не одни мы такие умные. Я подчинилась, появилась возможность посмотреть, правильно ли напечатала. Правильно. Китлинг-Бялко в это время списывался с нашим прикрывающим Техно-1, он был заглушен, и тропезцы решили, что он поврежден или разбит. Так думать они будут до тех пор, пока не получат визуальную картинку целого корабля, и тогда он быстро перестанет быть целым.
- Они не в фокусе, - прошептал Бялко беззвучно, - тропезцы не остановились возле 'врат', а сразу двинулись к нам и проскочили зону поражения. Кораблю надо развернуться.
Я закрыла глаза. Вот и вся предусмотрительность насмарку, не тот угол обстрела... Конечно, никто нас не выпустит, мы свидетели предательства. Хотелось свернуться в клубочек и причитать: 'Не хочу, не хочу, не хочу...'
Не время раскисать. Жизнь - игра, так играй, а не отворачивайся. Отведенной вниз рукой я показала: 'Готовность. Сигнал СОС'. Китлинг-Бялко тут же это передал. Инженеры выключали все, что можно, глушимся... Секунд через двадцать...
- Леди, сигнал с Техно-1, там кто-то выжил, - раздался взволнованный голос.
- Нас осталось трое, жизнеобеспечение отключено, я попытаюсь включить генератор, - услышали мы сквозь помехи.
- Техно-1, нет, не надо, подождите...
- Мы вас не слышим... Запускаем.
- Что у вас там происходит? - слышится от тропезцев, картинки нет, только голос.
- Подождите, не включайте, - кричу я с отчаяньем в голосе. - Кто-то выжил на Техно... - это уже черному экрану.
- Командир, они... у них пушка!
И тут погас свет; как и в прошлый раз - тишина... Свет зажегся. Голокуб не работал.
- Что с голокубом?
- Уничтожены все сканеры.
- Так выпустите еще!
- Слушаюсь.
- Синто - на старт.
Наверняка кто-то выжил и боеспособен. Томительных две минуты ничего не проявлялось.
Потом показались остатки крупного эсминца и движущиеся точки истребителей, их многовато для наших пятнадцати.
- Двадцать 'дельфинов' - на старт.
Следующие сорок минут прошли, как в фильмах про космо-войны. Верткие 'дельфины' отвлекали тропезцев на себя, давая синто подобраться для удара. Тяжелые ракеты пробивали защиту истребителей, разнося их в клочья.
Мы потеряли одного синто и четыре 'дельфина'.
'Рыбак' к концу боя как раз доплелся и принялся собирать улов. Как бы тропезцев не нахватался. Надеюсь, Илис не на этом корабле, ох, и авантюрист Шур-Бельфлер...
- Запускайте генераторы, продолжаем погрузку.
Связалась с Техно-1, капитан - Хорес-Китлинг, мужчина лет тридцати пяти, исполняющий обязанности Первого в семье Хоресов, кривился, как от зубной боли, и смотрел в пол. Его отправили сюда доказать свою лояльность и состоятельность как руководителя, а тут такой просчет, чуть не стоивший жизни нам всем.
- Все хорошо, что хорошо кончается, не так ли, Хорес-Китлинг?
Он поднял на меня глаза. Да я не собираюсь сейчас устраивать ему выволочку, есть дела поважнее.
- Вы сможете зарядить пушку? Если да, то за сколько?
- Да, за шесть часов.
- Что ж, заряжайте. И... спасибо за работу.
Он поклонился в ответ, спрятав глаза. Не слишком ли явно я подлизываюсь?.. А не все ли равно, пусть лучше пыжится от презрения, чем скрипит зубами от ненависти.
Так, еще одна проблема: как проинформировать о нападении бывших союзников... Выбрала мягкий и неопределенный вариант.
Сообщила, что прибыл тропезский флот из таких-то кораблей и попал под дезинтегратор (без уточнения, пиратский или наш), и что в живых предположительно никого не осталось.
А лорды-безопасники пусть сами решают, слать им на Тропез ноту протеста или соболезнования в том, что их запоздавшая помощь нарвалась на пиратскую засаду. Не мне решать, враждовать нам с Тропезом или делать вид, что дружим.
Сняла с транспортника сотню 'дельфинов', не участвовавших в боях, и полсотни тех, кто повоевал и сохранил машины, и загрузила его металлами под завязку. Тут наконец-то показались из 'врат' три наших транспортника; один - скорее буксир, чем транспортник - остался в зоне первого боя, двое на максимальной скорости направились к нам. Распределила часть 'дельфинов' между вновь прибывшими грузовиками, пусть носят, охрана все-таки; восемь синтских истребителей отправила с первым транспортником, шесть отставила при своем корабле. Пока шли все эти обмены, буксир подцепил пиратский транспортник со 'свирелью' и утащил во 'врата', ну да, в хозяйстве все пригодится, даже такое непредсказуемое и неконтролируемое оружие, будет еще один последний довод синто.
Погрузка шла полным ходом, мы выслали сканеры-разведчики к дальним 'вратам', опасаясь прихода пиратов с той стороны. Прошло семнадцать часов с захода в сектор, за все это время я успела три раза вырубиться на сорок минут и была бодра и свежа, с некоторым черным юмором ожидая, какие еще пакости мне подбросит Судьба. Уже надумала поискать Шур-Бельфлера и Илис, как...
- Вход яхты, предположительно, тропезской...
Накаркала.
- ... Просит связи.
- Давай... - Отчего не поговорить с яхтой, а дезинтегратор еще не зарядился... увы.
Высветилось лицо Лобо. Увидев меня, он слегка опешил.
- Я вас слушаю, господин Лобо. - Интересно, это он заказчик всего этого фестиваля? Ишь как бесстрашно на яхте в пиратский сектор залетел...
- Леди некст Викен... Я прошу вас, не делайте поспешных выводов.
Я вопросительно подняла бровь.
- За 'вратами' мои транспортники и буксиры, позвольте им загрузиться.
- Вы привели транспортники без охраны? И сами рискуете жизнью, находясь в безоружной яхте? - Ну, оружие на яхте могло быть... но не дезинтегратор; значит, пока делаем вид, что он безоружен.
- У меня осталось только три истребителя. Я перехватил ваше сообщение о... засаде пиратов...
Вот, значит, как... засада пиратов.
- Осталось? А что случилось с остальными?
- Мы тоже нарвались на засаду... - Лобо было очень неуютно в ситуации, когда он не приказывает, а униженно просит.
- Допустим, вы загрузитесь, а дальше? - ведь он понимает, что у нас военное преимущество, и мы можем под страхом смерти заставить его пилотов двигаться по нужному нам маршруту.
Он помолчал, глядя на меня, потом обаятельно и обезоруживающе улыбнулся.
- Я полагаюсь на вашу доброту.
С ума сойти... Что-то тут нечисто.
- Засветите оружие.
Он секунду поборолся с собой и кивнул кому-то. Его яхта зажглась двумя красными точками. Ничего себе прогулочное судно, такое и нас разнести сможет...
- Леди некст Викен, вы видите, я делаю все, чтобы вы мне хоть чуть-чуть доверяли, - сказал он опять с обаятельной улыбкой.
- Не флиртуйте, господин Лобо, в данной ситуации меня это нервирует. Уберите заряды и снимите защиту, наш истребитель оплавит ваши орудия тех-лазером.
Лобо изменился в лице.
- А если он перестарается и промахнется?
- О, он будет очень аккуратен, я ведь хочу с вами пообщаться у себя на корабле.
- Ну так снимите меня с яхты.
- Нечем.
Все было сделано быстро и аккуратно, самым сложным оказалось зайти истребителю в нужное положение, Лобо зря трясся.
После стыковки я потребовала, чтобы весь экипаж его яхты вышел в скафандрах и не открывал их, покуда не дойдут в медотсек, кто их знает, может, захотят проделать один и тот же трюк дважды. Лобо скрипел зубами, но подчинялся. В конце концов мы оказались в шаге друг против друга, разделенные прозрачной стеной.
- Итак, господин Лобо, на что вы рассчитываете?
- Некст Викен, у нас на Тропезе произошел своеобразный переворот, кое-кто оказался слишком жадным и возжелал все. Мои враги не захотели играть по правилам. Я не сдался, и поэтому я здесь.
- Ну, это малоинтересная информация. Сейчас неважно, вы ли стояли за этим нападением в спину, или ваши враги...
- Послушай! - у Лобо кончилось терпение. - Ты девчонка, опьяненная властью и победой! Я единственный, кто сейчас может стабилизировать Тропез, но мне надо получить хоть часть добычи! И не тебе решать, делиться со мной или нет! Связывайся со своими!
Ага, щасс... Побежала забивать эфир подробностями нашего с вами общения. Я стояла и смотрела в удивлении. Это его окончательно доконало, он со всей силы ударил в перегородку и выругался. Когда Лобо выпустил пар, я спросила:
- И сколько вам надо?
Он тут же переключился на деловой тон.
- Хотя бы две тысячи тонн омниа.
- Две... значит, одна.
Он опять саданул по перегородке.
- Полторы!
Интересно, а откуда он знает, что здесь не руда, а уже готовый металл? Ладно, потом как-нибудь удовлетворю любопытство, если получится.
- Сейчас мы впустим ваши транспортники, они загрузятся, буксиры возьмут то, что мы укажем, и весь ваш караван отправится по продиктованному нами маршруту. Когда мы покинем сектор, у вас будет возможность пообщаться с лордами Синто и договориться с ними. А пока отдыхайте, у вас расшатаны нервы.
Лобо достаточно пришел в себя, чтобы спокойно воспринять мое предложение. Я и так стараюсь выдавать информацию в эфир дозированно и взвешенно - если Лобо перехватил мое сообщение и расшифровал, то это мог сделать еще кто-то.
- Надеюсь, ваши люди дисциплинированны, нам не нужны неприятности, - намекнула я.
- Когда они будут здесь, дайте мне связь.
- Хорошо.
Когда транспортники Лобо приступили к загрузке, я наконец-то нашла Шур-Бельфлера.
- Где Скинис?
- Общается с пленными.
Замечательно, у нас есть пленные, и Скинис с ним общается.
- Шур, вы в своем уме?
- Да.
Так, спокойно, бить его нельзя... Вдох, выдох... Вдо-ох, вы-ыдох...
- На каком основании вы так доверяете Скинис?
- У нее нет доступа к средствам связи или к жизненно важным точкам корабля. Я постоянно рядом с ней. В данный момент она получает данные об инициаторах нападения.
- Да, рядовые пилоты - это просто кладезь политической информации...
- Эти пилоты - выходцы из богатых семей и вполне разбираются в политической ситуации.
Уел. Последний довод.
- Почему не поставили в известность о наличии пленных?
- Сообщение о пленных поступило на командный пост, вы были слишком заняты организационными делами, чтобы ознакомиться с ним.
- Отдаю должное вашему уму и опыту, - желчно заметила я. Да уж, поймать Шура на ошибке не легче, чем живого крысодлака.
Я оставила тон 'наезда' и доверительно спросила:
- И все же, почему вы доверяете человеку, который предал и обманул тех, кто ему помог?
Шур замялся.
- Она любила и любит вашего брата, просто это чувство пришло слишком рано, и она была не готова... Боялась себе признаться, боялась, что действительно хочет отдать свою жизнь в его руки, а ее ведь учили быть сильной и самостоятельной... И... попытка самоубийства не была спектаклем.
- Ваше мнение не совпадает с моим.
- Но если я прав, а вы нет, то не дать ей шанс - чудовищно несправедливо. Если же правы вы, то... я слежу за ней, тщательно слежу, и не только я. Поверьте, у нее не будет возможности принести вред.
- Старческая сентиментальность, - как бы про себя сказала я.
- Юношеский максимализм, - ответил он.
- Следите, следите, Шур. Я не буду пока вмешиваться, но за ошибку... - я не договорила, зачем попусту грозиться.
На том и разошлись.
С Синто прислали маршрут для транспортников Лобо; при этом криптографы, применив стандартные ключи, еще и подали информацию в виде детской сказки. Я распознала маршрут и уверена, что правильно. Разгадывала я молча, тем не менее, все, кто меня видел, начинали вести себя тише и не спешили заговаривать, и правильно. После всех этих часов колоссальной ответственности и напряжения мне не хватает только истории про Олененка! Уроды, придурки, мы что тут, в игры играем? И ведь разгадывать должна была только я, потому что история про Олененка была моей любимой книжкой в детстве, и вот несоответствия с оригиналом и есть подсказки на нужные нам 'врата'. Узнаю, чья идея - со свету сживу.
- В течение следующих двух часов, меня беспокоить только при появлении массивного флота пиратов, - сказала я, отдавая маршрут Ташину-Джонсу.
- Да, леди.
Через час пребывания в одиночестве в маленькой каюте я уже почти согласилась с тем, что так называемый 'личный шифр' был единственным приемлемым вариантом для столь важной информации. Я успокоилась и собиралась поработать над собой, когда в каюту тихонько постучали, звонок я обесточила. Пираты?! Я в быстром режиме открыла дверь, стоявший на пороге молодой инженер, мой ровесник, в ужасе уставился на меня.
- Пираты?!
- Нет...
- Тогда ЧТО?
- Хорес-Китлинг настоятельно просит... хочет с вами пообщаться... Говорит, дело не терпит отлагательств, - уже почти уверенно закончил он.
Поискала глазами Каса и Пола, один стоял у двери, второй чуть дальше по коридору.
- Мы говорили, что вы отдыхаете, - отозвался Кас на немой вопрос.
- Идемте, - устало вымолвила я. Когда все это кончится, засяду на Синто, изображая из себя посольскую дочку, буду инфокрисы перекладывать в архиве и танцевать по вечерам. Вообразив себе такую жизнь, я невольно улыбнулась, инженер шарахнулся от меня. Пол среагировал на нестандартное поведение, применив к парню болевой захват.
- Отпусти! - скомандовала я. - Идемте. А вы, инженер, зайдите в медотсек за успокоительным, это приказ.
Понабирали нервных, где только взяли таких. Стоило покомандовать неполные сутки, а уже бурчу, как дедушка Синоби.
- Что вы ему сказали? Не с рождения же он такой перепуганный.
- Извините, леди... Сказали что если разозлит, то вы его убьете с улыбкой на устах.
Поэты, чтоб вас...
- Много болтаете!
- Извините. Не повторится.
Интересно, что там стряслось у Хорес-Китлинга?.. Когда я увидела окаменевшее лицо будущего Первого Хореса, подумала, что так выглядят, выходя в круг для смертной дуэли.
- Леди некст Викен, необходимо ваше присутствие.
И это все, что он может сказать? Я молча смотрела на него.
- Нам необходимо присутствие главнокомандующего, - повторил он с нажимом.
Замечательно. Исчерпывающая информация.
Мы еще покружили вокруг да около, он очень осторожно ссылался на то, что не может выпустить в эфир такую информацию. В конце концов я решила, что вряд ли будущий лорд хочет меня убить и таким чересчур прямым способом заманивает в ловушку, значит, стряслось что-то действительно плохое. И еще он настаивал, чтобы я не брала с собой лишних людей. С чувством, что я совершаю ошибку, я отправилась в истребителе к его кораблю, не долетела, он перенаправил меня на один из пиратских транспортников. Очень хотелось послать всех во все 'врата' и улететь обратно, но... На транспортнике меня встретили Хоресы и повели к грузовым отсекам, внутренняя гравитация работала, но корабль был разгерметизирован, и мы тащились в скафандрах. Транспортник был так называемым 'скотовозом', и грузовая секция имела собственную систему жизнеобеспечения, к счастью она не была повреждена, и когда мы до нее добрались, то наконец открыли забрала шлемов и отключили радиосвязь.
- Я вас слушаю.
- Лучше посмотрите сами, - отозвался дядька сорока лет и повел меня к одной из камер.
Сквозь прозрачное окно я увидела людей... Наверное, людей. У одних была шерсть по всему телу и хвосты, и, кажется, кошачьи уши; у других - крылья, причем у одного белые и какие-то пушистые, а у второго черные и кожистые, как у летучих мышей. Сознание отказывалось воспринимать увиденное, ища пиксели в этой картинке, но были лишь искажения от неровного толстого стекла. Пленники обратили на меня внимание и полукругом подошли к двери. Два кошачьих - мужчина и женщина, одна белокрылая и черный. Мы рассматривали друг друга.
Кошмар. Я закрыла глаза и прислонилась шлемом к стеклу. Я ХОЧУ ПРОСНУТЬСЯ. Не надо часами за ними наблюдать, чтобы понять - это не просто модификации, это взлом генного кода. Крылья не висели и не волочились, а были естественно прижаты к спине, хвосты и уши у кошачьих шевелились, отражая эмоции, как у обычных кошек. В полном ли они разуме, вот в чем вопрос.
- С камерой есть связь? - спросила я у провожатых.
- Нет.
Я без сил осела у двери. Запрет на взлом ген-кода и на применение зомби-техник, это две вещи, которые соблюдались всем цивилизованным миром. Да, возможно, где-то в тайных лабораториях что-то продолжали делать, но если об этом становилось известно... Около двухсот лет назад оплавили немаленький остров на одной из хинских планет, они вывели нечто подобное. Уж не знаю, могли ли их 'изобретения' размножаться, но с перепугу уничтожили всех и вся. Одна из главных фобий человечества - своими руками создать себе врагов - чужих.
И теперь, мне надо было решать, ввязываемся ли мы, синто, в эту историю с чужыми или же отключаем жизнеобеспечение этой камеры и вкалываем себе амброзию. Хоресы решение уже приняли, они хотели спокойно жить, и я здесь лишь для того, чтобы отдать приказ. А я не могла себя заставить убить четырех существ, даже не зная, разумны ли они. Ужасно глупо. Единственным разумным доводом было то, что эти четверо скорей всего не единственные, а значит, надо узнать, где остальные. Кстати, Хоресы старались не подходить к стеклу и даже не смотреть лишний раз туда. Интересно, почему? Я поднялась и инстинктивно отпрыгнула, черный стоял вплотную и смотрел. Оживший кошмар - абсолютно черная кожа, прямые черные волосы, правильные черты лица, наводящие на мысли о модификациях, настолько все красиво и сбалансировано, но глаза... Будь они черными или даже красными, они бы смотрелись на этом лице естественно, но они были бледно-серыми, почти такими же, как и белки. Это приводило в ужас.
Наверное, я бы решилась и отдала приказ, если бы черного не оттеснила белая. Лицо ее было скрыто за золотистыми вьющимися волосами; тот, кто ее создавал, явно вдохновлялся христианскими ангелами. Она положила руки ему на плечи и прижалась щекой к щеке, он опустил лицо и приобнял ее. Постояв так секунду, они вышли из поля зрения. Я четко осознала, что не отдам приказа их убить.
- Вы можете открыть камеру? - Хоресы удивились, но ответили.
- Да.
- Открывайте, я войду к ним. Наблюдайте, при угрозе жизни примените парализатор.
Старший осуждающе покачал головой, но пошел к пульту управления.
- Не запирайте за мной, - добавила я на всякий случай.
- Хорошо.
Дверь щелкнула и стала отъезжать, я стояла на пороге, чужие смотрели и не шевелились. Я зашла. Пока дверь закрывалась, они обшаривали глазами пространство отсека за моей спиной, но по-прежнему не шевелились.
- Вы понимаете лингву? - четко, но негромко спросила я.
'Кошки' молча кивнули.
- Да. Да, - густым голосом, вызывающим мурашки, и ангельским, по-другому и не скажешь, ответили Демон и Ангел, пока придется называть их так.
- Как давно вы здесь, у пиратов?
- Мы потеряли счет времени... больше тридцати суток... - ответила Ангел.
- Как вы к ним попали? - я уже спрашивала конкретно ее, стараясь не смотреть на Демона, который явно не проявлял дружелюбия.
- Кто вы? - это спросил кот со странным акцентом; похоже, человеческая речь для них не естественна. Пришлось посмотреть на него и ответить.
- Мы разбили пиратов, они грабили наши суда. Теперь нам надо понять, кто вы и что нам делать дальше.
- Кто? - взрыкнул Демон. - А то ты не видишь, кто? Или ты, обычная, глазам своим не веришь? - его крылья раскрылись за спиной.
Ангел прижалась к нему еще больше, стараясь успокоить прикосновением.
- Вы нас убьете? - грустно спросила она.
- Почему вы так думаете?
- Мы знаем, кто мы и как вы к нам относитесь, - зло ответил Демон.
- Все же, как вы попали к пиратам?
Молчат.
- Нас было еще двое - Анжи и Деми...- сказала Ангел.
- Это имена?
- Нет, я анжи, он - деми, - она глазами показала на Демона.
- И эти двое?
- Пираты забрали их, мы слышали, как они говорили, что наконец нашли покупателя, готового платить настоящую цену...
- Имя? Место?...
- Депри...кажется, так.
- Депра? Покупатель с Депры?
Она кивнула.
- А те двое, которых забрали, - девушки, юноши?
- Анжи - мой брат, деми - его сестра.
- Один вопрос, и в ваших интересах ответить на него честно. Сколько вас таких вообще во вселенной?
Все четверо переглянулись.
- Почему это в наших интересах? - спросил Демон.
- Потому что, только зная правду, я смогу выстроить линию защиты.
- И почему мы должны тебе верить?
- Потому что ничего другого вам не остается. Кроме смерти... Но если бы вы хотели умереть, то уже нашли бы способ.
- Нас около сотни, кэти - около двухсот, - сказала Ангел. Демон дернулся, будто собираясь ударить ее, но под взглядом сник.
- Вы можете рожать себе подобных? - тихо спросила я.
- Кэти могут, нам нужны репликаторы.
Ну да, плохо представляю себе процесс рождения младенца с крыльями.
- Пока вы останетесь здесь, есть что-то, в чем вы нуждаетесь?
- Вода, хорошая вода, - сказала кэти.
- Да, то, что дают, невозможно пить, - добавила анжи.
Наверное, пираты давно не меняли фильтры.
- Я думаю, мы решим эту проблему.
- Как долго мы еще здесь просидим? - интересно этот деми всегда такой злой?
- Я не знаю. Пока что я старшая, и пока я таковой остаюсь, вы вне опасности. Потом мне придется передать вас своим руководителям, я постараюсь убедить их сохранить ваши жизни и начать поиск проданных. Это все, что я могу для вас сделать.
Они молча кивнули.
Когда я вышла, Хоресы облегченно вздохнули. У старшего оказалась идиосинкразия на амброзию, значит, ему и быть тюремщиком, трое остальных поискали новые фильтры для воды и воздуха и, сняв их с других узлов, переставили на камеру чужих. Все это заняло около часа, и они поскорее отправились на Техно-1 за инъекцией. Я бы тоже не отказалась уколоться и забыть последние пять часов, но увы... Хорошо, что пришел еще один синтский буксир, он и взял этот транспортник. Маршрут капитану буксира я сообщила лично с глазу на глаз, для этого пришлось болтаться в скафандре в открытом космосе, переходя из истребителя к неприспособленному для принятия гостей буксиру.
Когда через четыре часа отсутствия я наконец вернулась на свой корабль, у меня уже без всяких пси-техник не было эмоций, из-за усталости и свалившейся на мои плечи ответственности.
Еще через шесть часов последний транспортник закончил погрузку и отправился к 'вратам', мы выгребли со станции все, опустошили даже склад с медикаментами и антиквариатом.


Создание сайта Aviva

Связь с администратором