1. Дневник не героя. - Страница 12

Серия Синто

Индекс материала
1. Дневник не героя.
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5
Страница 6
Страница 7
Страница 8
Страница 9
Страница 10
Страница 11
Страница 12
Все страницы

Синто. Дома

Сутки мы шли, петляя по всей вселенной, через малоиспользуемые 'врата-пустышки'. Я успела отдохнуть и даже приготовится к общению по поводу чужих с безопасниками. И ведь что интересно, я со всем справилась отлично, даже самой странно, но чужие все перечеркивают. Я втянула нас всех в опасную игру. Ведь взлом ген-кода - это не только чужие, это новый виток в медицине, это стабильные модификации и еще куча всего, хорошего и плохого. И это знания, информация - самый ценный и ходовой товар в нашем мире.
Покупатель с Депры мог сразу отправить пленников в лабораторию, весьма хорошо оснащенную, чтобы узнать секрет успешности таких модификаций, как крылья, и неизвестно, что ему удалось узнать и как он потом это использовал.
Когда мы оказались в секторе Синто, я затребовала созвать к нашему прибытию Совет Безопасности. Лорд Ларин, с которым я разговаривала, пошутил:
- Вам так не терпится услышать похвалы в свой адрес?
- Боюсь, я вообще их не услышу, лорд Ларин.
Улыбка сошла с его лица.
- К тому же со мной некий господин, дело которого не терпит отлагательств. Вы его знаете, это друг леди Тобин...
Ларин понял, о ком речь, мы назначили время.
Похоже, что Совет Безопасности никогда не собирает всех своих двадцать с лишним членов, присутствовало лишь четырнадцать.
Первым шел вопрос тропезцев и Лобо, наши лорды хотели получить гарантии лояльности Тропеза, а значит, и того, что Лобо встанет во главе государства, а не окажется опальным оппозиционером. Гарантии эти были просты - устранение конкурентов. Шла довольно долгая дискуссия, в ходе которой тропезец пытался убедить нас в собственной крутости, но леди Шур со свойственной ей ехидностью доказала, что его главный конкурент, несмотря на поражение тропезского флота, имеет сейчас больший политический и финансовый вес, чем сам Лобо. И что если мы сейчас отдадим ему добычу, то он ее попросту не удержит, а значит, наши деньги попадут к нашим врагам. Сошлись на том, что сейчас Лобо получит небольшую часть, необходимую для первой атаки, а остальное - тогда, когда расправится с конкурентами. Хоть слово 'убить' и не прозвучало, но полученных средств не хватало для финансовой войны, а значит, оставалось лишь физическое устранение конкурента.
Лобо, хоть и не был рад, но, похоже, предполагал подобное развитие событий и относительно легко на все согласился.
Когда его выпроводили, лорд Ларин сказал:
- От имени всех присутствующих, благодарю вас, некст Викен, за блестяще проведенную операцию.
Пронесся одобрительный шепот.
- Но все же, где буксир и пиратский транспортник и что там?
Все с любопытством уставились на меня, не ждут подвоха. А получuте...
- Лорды, на пиратском транспортнике были обнаружены 'чужие' - модификанты со взломанным ген-кодом.
Повисла потрясенная тишина.
- Почему вы так уверены, что со взломанным ген-кодом? - спросил лорд Грюндер.
Вместо ответа я показала запись со своего шлема, плоскую картинку с небольшим разрешением, но этого хватило, лорды всматривались в изображение без звука.
- О чем вы говорили?
Пересказала, опустив обещание помощи.
- То есть они так и не сказали, как попали к пиратам?
- Да.
Секундная тишина, и заговорили все сразу.
- Вы втравили нас в авантюру! - раздалось громче всех.
Я уже открыла рот, чтобы защищаться, когда раздался как всегда чуть неживой голос Синоби.
- Лорд Сенсато, думайте прежде чем говорить - у Сенсато отвалилась челюсть от такого оскорбления. - Транспортник спрятан, количество людей, знающих о чужих...
- Трое, - подсказала я.
- Трое, за исключением присутствующих. Нас еще ни во что не втравили, некст Викен поступила на удивление трезво и рассудительно, предоставив нам решать, что делать.
Вот спасибо за 'на удивление'. Гад!
Лорд Сенсато молча поклонился в мою сторону, я так же молча вернула поклон.
- Итак, минимум три сотни чужих, способных к размножению, а также двое чужих на Депре, неизвестно в чьих руках, и на Депре ли еще, - подвел итог Ларин.
- Если мы ввязываемся в расследование, то подвергаем себя опасности быть обвиненными в создании чужих, - озвучил лорд Грюндер то, что у всех вертелось в голове. Никто не будет разбираться, кто же на самом деле создатель - кого поймают рядом, тот и будет виноват, а учитывая количество и силу наших врагов, такой исход просто закономерен.
- Мы не знаем, на какой они планете, не знаем, как они попали к пиратам, и кому те успели сообщить о своей находке, - произенесла я без эмоций. - Не знаем, кому достанется информация, полученная от тех двоих. Самоустранившись, мы рискуем отдать инициативу и ценную информацию врагам, ведь для того чтобы обвинить кого-то, не всегда нужны доказательства, достаточно просто иметь возможность.
- Да. Но взявшись за расследование, мы цепляем на себя мишень, - ответила леди Шур, - тогда как самоустранившись...
- ... мы посылаем проблему в будущее, - закончил за нее Синоби. - Лорды, вы должны понять, что, не собрав сейчас всей возможной информации, мы отдаем стратегическую инициативу. Эти чужие - просто экстерьерный вариант, демонстрация возможностей, так сказать. Где гарантия, что нет наработок для повышенной регенерации и прочих военных опций. Не получим ли мы через десять, двадцать лет на свою голову шпионов с неизвестными способностями, полноразумных животных и прочую дрянь.
- Ну, вы загнули, лорд Синоби, - негромко заметил кто-то.
- Да? А вы ознакомьтесь с материалами по хинам и их разработкам.
Ларин и Грюндер при упоминании о хинах как-то помрачнели.
- Я согласен, что пока уничтожать их нельзя, - сказал Ларин. - По крайней мере, надо узнать, на какой планете у них база; короче, вытянуть из них все, что знают, заодно попристальней к ним присмотреться. А что касается Депры... Лорд Викен, что вы скажете?
- Любые наши действия на Депре будут создавать резонанс. Единственная возможность, которую я вижу, - это прислушиваться, не задавая вопросов.
- Что ж, лорды, я думаю, можно проголосовать по главному вопросу. Кто за немедленное уничтожение чужих, без предварительного расследования?
Пять человек.
- Меньшинство.
- Кто за то, чтобы поручить лорду Викену расследование на Деправити?
Отец скривился, но промолчал.
- Подавляющее большинство.
- Какие будут кандидатуры для общения с чужими?
- Некст Викен, - бросил кто-то.
- Ну уж нет, - твердо и зло сказал отец. - Некст Викен занимается Дезерт и пилотами и будет ими заниматься.
Ларин пристально посмотрел на отца.
- Я выдвигаю вашу кандидатуру, лорд Викен, мы не можем расширять круг посвященных, а вы сможете многое узнать, не прибегая к пыткам.
- Мне нужно сопровождение, - ответил отец.
- Я думаю, семья Синоби согласится выделить специалистов, - тут же нашелся Ларин.
- Кто везет, того и погоняют, - как бы про себя заметил Синоби. - Да, я выделю двоих.
- Двое - мало.
- Я дам еще двоих, - сказала Шур. - И тут другая поговорка, Синоби: инициатива наказуема исполнением.
- Кто за то, чтобы лорд Викен занялся получением информации от чужих, и чтобы его сопровождали люди Шур и Синоби, - Ларин никогда не теряет времени даром.
Большинство.
- И последнее, лорды, - произнес Ларин, твердым взглядом осматривая присутствующих. - Я предлагаю тем, кого данная проблема непосредственно не касается, сделать инъекцию амброзии. Обсуждение ситуации с Тропезом записано и будет выдано тем, кто согласится на инъекцию.
Согласились многие - кто-то легко, кто-то под давлением; восемь лордов забудут последние три часа своей жизни без малейшей возможности восстановления.
Когда мы расходились, Шур насмешливо бросила в мою сторону:
- Генератор проблем.
'Гадюка', - чуть не сорвалось у меня в ответ.
Остаток дня я провела, устраивая раненых и решая вопрос с оплатой медуслуг. Синоби и Шур встали на мою сторону, и восстановление рук пилотам будет обеспечено за счет государства. К вечеру я валилась с ног, хотелось одного - уснуть где-нибудь на сутки, но был назначен бал. Из последних сил я потащилась к Лане.
- О... Ты ужасно выглядишь, - с сожалением сказала она.
- Знаю, сделай что-нибудь, у меня два часа до начала бала.
- Ни платья...
- Ни платья, ни сил... ничего.
- Сейчас все будет!
Ну вот, как можно не любить такую женщину?
С меня сняли стереомерки и тут же покрыли какой-то мазью, сделали обертывание. Пока тепло разливалось по телу, обсудили фасон и выбрали ткань, я уснула минут на сорок и проснулась уже другим человеком. Бодрящий массаж, маска на лицо, примерка платья. Платье я выбрала провокационное, фасон, как у гейш - с облегающим лифом и длинными рукавами, с расходящейся от бедер юбкой до пола, но без вырезов, максимально закрытое. И черное, в знак траура по погибшим. А поскольку я из рода госслужащих и драгоценности мне носить зазорно, то смотрелось все... непразднично. Я хотела оставить косу, как всегда, но Лана уговорила распустить. Я в последние месяцы настолько не уделяла себе внимания, что и не заметила, как волосы отрасли почти до пояса, их немножко подровняли и оставили без укладки.
Вроде бы получилось неплохо, но Лана молчала...
- Что?
- Ты очень похожа на свою мать.
- Ну и что?
- Боюсь, решат, что я специально тебе такое посоветовала.
- Лана, отец меня знает и тебя знает, - с улыбкой ответила я, - не переживай.
- Я переживаю не из-за Ис... лорда Викена.
- А из-за кого?
Она молча всплеснула руками.
- Синоби?
- Ара-Лин, он...
Я подошла и взяла ее за руки.
- Не переживай об этом. Мы во всем разобрались.
Она в ответ лишь покачала головой.
- Кстати, я тебе очень благодарна, что ты так спокойно все восприняла, - сказала она, чтобы сменить тему. Что-то я ничего не понимаю.
- О чем ты?
Она в ужасе уставилась на меня, а потом закрыла лицо руками.
- Лана, ну что ты как ребенок... Ты ж меня знаешь всю жизнь... Что?
- Это он должен был сказать...
- Говори теперь ты.
- У твоего отца и у меня будет дочь, инорожденная, - тихо сказала она.
Я почти физически ощутила удар по голове... Ну, отец...
- Он признает ее? - уточнила я на всякий случай.
Лана молча закивала. Я не находила в себе сил что-либо сказать.
- Прости меня, - со слезами на глазах заговорила Лана. - Я видела, что он охладевает ко мне, что его тяготит моя любовь. Ронан был всегда вдали, я его видела раз в месяц в лучшем случае, я упросила, вымолила у твоего отца ребенка, девочку, чтобы она была со мной, ведь внуков от Ронана мне не видать. Она будет моей дочерью...
Я молча обняла ее.
- Ты не сердишься?
- Сержусь, на отца.
- Не надо...
- Я желаю, чтобы твоя дочка была похожа не тебя и внешне, и характером, и чтобы ей не пришлось барахтаться в том же, что и мне.
Мы постояли обнявшись и до меня наконец дошло, что у меня будет сестричка, такая же, как Ронан... Я засмеялась и поцеловала Лану в щеку.
- Я буду учить ее танцевать, а Ронан будет подсовывать ей сказки, которые читал в детстве.
Лана улыбнулась в ответ, а потом отвернулась, чтобы спрятать набежавшие слезы. Хоть она и промолчала, я знала, о чем она подумала - я очень похожа на свою мать, и не только внешне.

Очень хотелось поругаться с отцом, но... не время и не место, да и права осуждать его у меня нет. Я злилась, что он ничего не рассказал мне, ведь я имею право знать, что у меня будет сестра.
- Когда ты собирался сообщить? - спросила я, он сразу понял, о чем речь.
- Когда она родится, - спокойно ответил отец. Ронан, который стоял рядом, переводил взгляд с меня на него, похоже, он не знает...
- А ты, братец, знаешь, что у тебя будет сестра, одна кровь?
- Да, я думал, ты знаешь...
- И Лана думала...
- Вы остались подругами? - осторожно поинтересовался отец.
Я попыталась испепелить его взглядом.
- Да! Более чем когда-либо, нам теперь есть, против кого дружить.
Он тихо рассмеялся, я не выдержала и усмехнулась тоже.
- Отец, все же сообщай нам, когда заводишь детей, и лучше до их рождения - попросила я.
- Ну... О леди Тобин вы знаете... Пока все.
- Это будет ее ребенок? - уточнил Ронан.
- Да.
Мы с братом переглянулись и поняли друг друга без слов - нас у отца двое, дочь и сын, и никого больше нам не надо.
Отец тоже все прекрасно понял.
- Ревнивцы, - пробурчал он.
- Кстати, зачем ты вырядилась в платье гейш, тебе что, мало сплетен и нападок? И вообще, тебе правильней было бы надеть брюки, - продолжал он бурчать.
- Ага, чтобы меня, как на Тропезе, принимали за непойми-кого...
- Ты слишком похожа на свою мать, - уже серьезно сказал он.
- Я ее дочь - что я могу еще сказать.
- Это уж точно, - как-то сокрушенно заметил отец. - Сначала за ней выгребал, теперь вот за тобой.
- Ты считаешь, что я не права? - озабоченно спросила я.
- Если бы я так считал, я бы тебе рта не дал раскрыть на Совете.
Мы наконец подошли к залу, осмотрели друг друга, все в черном, я встала между отцом и Ронаном, и мы вошли.
Людей было немного, практически междусобойчик, безопасники и коммерсанты, инициировавшие акцию. Хелен-Инга сразу заметила нас и не смогла скрыть оживления. Синоби, беседовавший с Шур, замолчал на полуслове и уставился на меня, Шур тоже, она мне не простит того, что Синоби на секунду смог забыть о ее существовании.
- А вот и королева бала, - воскликнул некст Грюндер. - С кем будет первый танец? - доверительно спросил он.
- С самым дорогим и любимым мужчиной, - ответила я. Игры начинаются, ведь такие мероприятия - топливо для сплетен.
- Я ему завидую, - промурлыкал Грюнд. - Музыка!
Зазвучал вальс, я развернулась к отцу.
- Я?
- Ну а кто же еще?
- Ронан!
- Ты отказываешься?
- Ну уж нет.
И мы закружились. Танцевал отец прекрасно; когда музыка закончилась, я испытала разочарование, хотелось кружиться и кружиться.
Грюнд с пакостной физиономией пробурчал: 'Запрет на замужество...', я в ответ послала ему ехидную улыбочку - игры...
Если первый танец был только для виновников торжества, то второй уже считается что для всех, но пока никто особо не спешил. Я кружилась с Ронаном, отца перехватила леди Шур, а Хелен-Инга медленно вальсировала со старым Баюлом.
- Я думал, что я для тебя - самый любимый мужчина, - подкалывал брат.
- Ну не будем же мы это афишировать, - в тон ему ответила я.
На третий танец отец и Хелен-Инга наконец добрались друг до друга. Если бы они повесили себе на спины плакаты с надписями 'Мы влюбленные!', это имело бы куда меньший эффект. Весь зал не сводил с них глаз, но им было все равно. Хелен-Инга расплылась в улыбке, глаза горели, а отец не отводил от нее взгляда. Я поймала недобрый взгляд леди Шур, сто процентов - задумала какую-то пакость. Вот ведь интересно, она отравляла жизнь всем, до кого могла дотянуться, но в деловых вопросах была надежным и умным партнером.
- А правда, что леди Тобин носит вашего братика? - раздался над ухом голос некста Грюндера, который уставился на Ронана.
- Хотите отобрать прозвище у леди Шур, Грюнд? - нашлась я.
Он рассмеялся.
- Ну что вы, пупок развяжется. Так значит, вас не расстраивают ваши сестричка и братик? - Я поблагодарила Судьбу за то, что так вовремя все узнала, и еще раз мысленно обругала отца.
- Грюнд, вы такой злой, потому что танцевать никто не зовет?
- Я не танцую.
Я ехидно подняла бровь.
- Может, вы и драться не умеете?
- Умею, но не танцую, - и ретировался.
- Серпентарий какой-то, - заметил Ронан.
- Боятся потерять форму от безделья, - ответила я. Судьба, какое счастье понимать, что главной проблемой на данный момент является мелкая пакость со стороны Шур или Грюндера, и даже если им удастся напакостить, то никто не умрет, да и вообще особо не пострадает. От этой мысли я расплылась в улыбке.
- Разрешите пригласить вас, - раздался бархатный голос. Мое блаженство провалилось во 'врата', это Соболев. Я с вежливой улыбкой вложила свою руку в его, и мы закружились, я старалась не смотреть на него.
- А вы были правы, леди некст Викен...
- Вы тоже, лорд Соболев...
- Мир?
Я озорно улыбнулась:
- Нет, война на полное уничтожение.
- Кровожадная, - он включился в игру. - А почему же, позвольте узнать?
- Увы, вы заставили меня дать клятву самой себе, и пока я не выполню ее, мира между нами не будет.
- И в чем же вы поклялись?
- Тайна!
- Какой кошмар... Меня сживут со свету?
- Нет, всего лишь лишат аппетита.
- Ну вот вы и выболтали...
Я рассмеялась.
- Я готов съесть много конфет и тем самым надолго лишиться аппетита...
- Мне не нужна капитуляция без боя!
- Значит, все-таки война?
- Война!
И в следующую секунду я оторвалась от пола, он закружил меня в горизонтальной поддержке, я заставила себя расслабиться и принять нужную позу, откинувшись и вытянув руку.
- Сдаетесь?
- Ха!
Ему пришлось закончить вращение и вернуть меня на землю, музыка стихла, я наткнулась на совершенно бешеный взгляд Синоби. Соболев его тоже заметил.
- Вы с ним? Это правда?
- Я сама по себе, - сказала я твердо, посмотрев в глаза Соболеву.
Однако я решила, что лучше где-нибудь спрятаться, пока страсти улягутся, и отправилась на балкон, но там был Грюнд.
- Помирились? - мрачно спросил он. Ах, ну да, это он о Соболеве.
- Вовсе нет, обменялись объявлениями войны.
- Да? А с виду не скажешь.
Я решила не продолжать разговор и молча оперлась о перила в шаге от него.
- Все-таки, что между вами было?
- А? - он отвлек меня от раздумий. Что ж тебе неймется! Похоже, Соболев слишком много для него значит.
- Да ничего не было, танцевала как-то для него, пока ученицей была, ему понравилось, в младшие жены звал, отказалась...
- Ничего себе...
- Твоя очередь. Что значит 'ничего себе'?
Грюнд инстинктивно огляделся.
- Совсем молодым он влюбился в младшую Шур, очень красивая девочка была, ангелоподобная, но улетела на задание и не вернулась. С тех пор он не любит нежных блондинок и смотрит только на гейш.
- Да, - мне вспомнились уговоры Соболева, - дела...
- Дела... - согласился Грюнд, серьезно и как-то строго взглянув на меня. - И каково это - держать в руках чью-то жизнь и быть кому-то полновластным хозяином?
Я опешила, но потом поняла, что это он о Даниэле.
- Это страшно.
Я отвернулась от Грюнда, вот гадина, все настроение испортил. Резануло чувство вины: мы празднуем, а виновник торжества...
- Страшно? - удивленно спросил Грюнд.
- А ты считаешь, что я должна пыжиться от собственной значимости и превосходства? - зло ответила я.
- Нет. Прости. Ты странная девушка.
- На себя посмотри! Не переживай, я буду заботиться о нем...
Он молча кивнул. И тут меня накрыло, разрозненные факты и предположения помимо моей воли собрались в единую картину, я попыталась отогнать получившийся вывод, не нужны мне чужие тайны. Грюнд все это время всматривался в меня. Я отвернулась.
- Умная...
- Дурак! - ой, зря это я.
- Дурак, - согласился он. Кляня себя за ненужное любопытство, спросила одними губами:
- Знает?
- Догадывается, - тем же способом ответил Грюнд, и мы молча уставились в ночь. Отец прав, я генератор проблем, и в первую очередь для себя, ну зачем мне личная жизнь некст Грюндера и его отношения с Соболевым?
- А что у тебя с тем ректором с Дезерт?
- Любопытство кошку сгубило.
- У нее девять жизней.
- Ты свои девять еще в флаере исчерпал.
Он рассмеялся, а потом серьезно сказал.
- Ответь мне, чтобы не спрашивали другие.
- Первая любовь...
- Да? Я думал ,первая любовь - это тот донжан.
- Тот донжан - друг детства, - горько сказала я. Слезы полились из глаз, я внезапно осознала, какая пропасть между мной теперешней и той, что принимала Эфенди и Алекса перед отлетом на Дезерт, никогда мне не стать прежней беззаботной, самоуверенной девчонкой. Детство кончилось.
- Прости меня. Прости дурака. - Я отмахнулась, не в силах остановить слезы. Платка ни у меня, ни у него не было, он вытащил насколько можно широкий рукав рубашки из армкамзола и стал им вытирать слезы, приобняв меня.
- Грюндер!
Синоби... Судьба, за что?
- У вас есть платок? - совершенно спокойно спросил Грюнд. Синоби подошел, увидел меня в слезах, молча достал платок и подал мне. Я взяла, раскрыла и, уткнувшись в него лицом, отошла на пару шагов. Никого не хочу видеть, никого не хочу слышать.
- Что, 'врата' тебя побери, тут произошло? - прошипел Синоби.
- Ничего, - вместо Грюндера ответила я. - Просто эмоциональный откат после всего. Оставьте меня, я скоро вернусь в зал.
Хвала Судьбе, они послушались. Я успокоилась, но возвращаться в зал уже не хотелось, веселье улетучилось. Кто-то шел под балконом...
- Ну же, Исент, - услышала я жаркий шепот леди Шур, - или у тебя встает только на ровесниц дочери?
Вот тварь, еще слово, и я с балкона прокричу, что о ней думаю.
- Криста, ты опять меня вгоняешь в краску, - раздался чуть ироничный голос отца. - Но мне завтра улетать рано утром, и ты знаешь об этом. Я хочу дойти до корабля, а не доковылять.
- Стареешь, раньше тебя ранний подъем не остановил бы, и ты не бросался на молоденьких.
- Зато ты все такая же, - опять легкая ирония. - Спокойной ночи, Криста.
И раздались удаляющиеся шаги.
- Тварь... С яйцами... - задумчиво сказала Шур.
Я улыбалась во весь рот. Пожалуй, можно и вернуться в зал.
Вернулась и пожалела об этом. Соболев бросил собеседников и тут же подошел ко мне.
- Что случилось? - присмотрелся он повнимательней. - Вы плакали?
И он бросил разъяренный взгляд на приближающегося Синоби, тот ответил тем же. Ну нет, только битвы самцов мне не хватало, загубят мне репутацию...
- Лорд Соболев, - зло сказала я; он в удивлении посмотрел на меня. - Я живой человек, и я женщина. Знаете ли, меньше двух суток назад на мне лежала большая ответственность и приходилось принимать нелегкие решения. Да, у меня была истерика. И не надейтесь, что я прощу вам только что сделанное мной признание.
Соболев понял, какую бестактность он совершил, и попытался что-то сказать, но было уже поздно, подошел Синоби.
- Леди некст Викен, составьте мне пару, - сказал он с поклоном. Галантный Синоби - это шокирующее зрелище.
- С удовольствием, лорд Синоби.
Танцевал Синоби на удивление хорошо, мы не переговаривались, а когда закончили, я увидела, что на нас оценивающе смотрят почти все, как и на отца с Хелен-Ингой. Синоби не оставил меня после танца, а отвел к столу и подал какой-то напиток.
- Ара-Лин, какие у тебя планы на эту ночь? - тихо спросил он. Этот вопрос был лишь формальностью, мои планы Аррен составил за меня.
- Я устала и хочу спать, - твердо ответила я. Он хмыкнул.
- Я дам тебе выспаться...
Я подняла бровь.
- Я сама дам себе выспаться - в своем поместье...
- О, ты хочешь, чтобы я опять переполошил вашего эконома?
Мы разговаривали очень тихо, и я с трудом сдержалась.
- Аррен, не пытайся мной командовать, - с нажимом сказала я.
- Не превращайся в маленькую девочку, которая капризничает и делает все вопреки взрослым, - ответил он с ехидством.
Я отвернулась, увы, не в той я весовой категории, чтобы тягаться с лордом Синоби. Тут вынырнула леди Шур.
- Деточка, что ж ты так затравленно озираешься? - промурлыкала она.
Я закатила глаза, ничего другого мне не оставалось.
- Кстати, где твой красавчик брат?
Ну нет...
- Леди Шур, мой брат еще более переборчивый, чем отец, - сказала я, глядя ей в глаза, - и он тоже бросается только на молоденьких.
Леди Шур подняла бровь. Ну все, нажила я себе врага, но она рассмеялась.
- Отомсти за меня, Аррен, - прошептала она на ухо Синоби и бросила на меня испытывающий взгляд. - Деточка с зубками, зубастый генератор проблем...
И ушла, смеясь собственной шутке. Серпентарий? Нет, дом для умалишенных. Пока я не пришла в себя, Синоби как-то незаметно вывел меня из зала.
- Не бойся, Криста не переходит определенных границ.
- Да? - Интересно, где они, эти границы?
Ночью, доведенная до исступления, я вцепилась зубами в плечо Аррена, еще бы и поцарапала, если бы он не сжимал мои руки, не только мне теперь ходить с синяками.
- Что ты сделала? - обижено спросил он.
- Я не специально, - вернула ему то, что слышала от него.
- Ах так... В следующий раз я не дам тебе такой возможности.
- А мне понравилось... - я не врала. Аррен посмотрел мне в глаза. Не даст, как же...
Утро началось с обработки заживляющей мазью, мы внимательно осматривали друг друга и замазывали синяки; так длилось несколько минут, пока я не рассмеялась, представив, как это все выглядит со стороны. Аррен непонимающе смотрел на меня, но потом до него дошло, мы хохотали до изнеможения.
- Будь моей женой, - сказал он отсмеявшись.
Какой талант все портить. Я молча отвернулась и ушла.
Отец улетел, Ронан с дипломатами, я опять осталась одна в поместье. Решила полететь в торговый центр, сто лет не бродила по магазинам, но вместо этого руки сами набрали маршрут к саду Даниэля. Летела и думала, что опять совершаю ошибку, но ни за что на свете не повернула бы обратно.
Он очень обрадовался и ни о чем не спрашивал. Мы болтали, в основном, о нем, о местных, о его конфликтах с ними. Его красота и тут доставляла ему неприятности, но он со всем разобрался. Да, красавчик-чужак, не обращающий внимания на девиц, которые за ним бегают и отказывают из-за него своим постоянным ухажерам, никогда не будет популярным...
Я задумалась о том, как же ему помочь уйти из этого сада и из местного болота. Есть еще минимум полгода, пока не закончится его физическая реабилитация, но потом... На Дезерт забирать его не хотелось, слишком там специфично... Других вариантов я пока не видела. Ну да ладно, авось Судьба что-то подкинет.
Наше блаженное бездействие было прервано писком моего голосового браслета, я и не знала, что эта штука может так верещать.
- Некст Викен, - раздался голос Грюнда, - вы приглашаетесь на Совет, который состоится через два часа в админцентре, где обычно.
- Ясно. Буду.

Лето 2007






 

 



Создание сайта Aviva

Связь с администратором